Багира

Среда, 09 20th

Последнее обновлениеСр, 20 Сен 2017 7am

Проблеме развития языка отводится одно из центральных мест в гениальных трудах И.В. Сталина по вопросам языкознания. Эта проблема включает ряд вопросов, в частности, вопрос о дифференциации и интеграции языков. Мы попытаемся сначала охарактеризовать эти процессы каждый в отдельности, а затем коснёмся их взаимоотношений.

Процессы дифференциации и интеграции языков в свете учения И.В. Сталина

Журнал: Вопросы языкознания №1, 1952 год
Автор: Т.С. Шарадзенидзе

I. Дифференциация языков

Как известно, дифференциацией в языкознании называется процесс, в результате которого язык распадается на несколько самостоятельных языков и, таким образом, из одного языка возникает несколько языков. Результатом дифференциации является образование родственных языков; родственными называются языки, имеющие общее происхождение, возникшие из одного языка. На дифференциацию языков было обращено внимание с самого начала зарождения языкознания как науки. Само языкознание создалось в результате открытия родства языков и применения сравнительно-исторического метода для научного изучения родственных языков.
«Новое учение» о языке акад. Н.Я. Марра категорически отвергало родство языков по происхождению и, следовательно, дифференциацию языков. Н.Я. Марр утверждал, что материальное родство языков, якобы не являющееся изначальным, не вытекает из происхождения от одного источника.
Если родство не обусловлено общим происхождением, если нет первоначального материального родства, ясно, что отпадает и возможность существования процесса дифференциации языков.
Н.Я. Марр объяснял близость языков, входящих в одну семью, не общностью их происхождения, а схождением, сближением различных языков, т.е. объявлял эту близость результатом процесса интеграции языков. Родство языков складывается, как ошибочно полагал Н.Я. Марр, в результате того, что в ходе общения различных племён, по языку совершенно разнородных, в звуковой речи появляются общие черты как в словарной — «идеологической» части, так и звуковой и морфологической — «формальной». Это родство языков, по Марру, есть не более, как «увязанность» различных языков на путях «скрещения» народов всего мира. Отсюда известное, сугубо антиисторическое положение Н.Я. Марра о том, что «родство языков — социальное схождение, не родство — социальное расхождение».
Н.Я. Марр нигде не приводил и не мог привести фактов, доказывающих это положение, поскольку таких фактов не существует.
Необоснованно, следовательно, положение Н.Я. Марра о том, что родство языков есть результат их сближения, унификации. Более того, вопреки общеизвестным фактам, Н.Я. Марр заявляет, что не только родственные языки, но также и диалекты одного языка происходят от самостоятельных языков, и что диалекты и говоры некогда были самостоятельными языкам». Так, по его словам, на территории древней Грузии было не менее десятка языков, из коих некоторые вовсе не были грузинскими или даже близко родственными ему.
Это положение не соответствует действительности ни с фактической стороны (неправильно, что в Грузии было столько языков, сколько сейчас существует диалектов грузинского языка), ни с точки зрения принципиальной (диалекты являются не пережитками некогда самостоятельных языков, а, напротив, представляют собой ответвления общенародного языка). Что же касается родства языков, то известно, что родственные языки обнаруживают больше близости в прошлом, чем в последующие эпохи. И если факты подтверждают с несомненностью, что родственные языки ближе стояли друг к другу в прошлом, в дальнейшем же различие между ними постепенно увеличивалось, то должно быть ясно, что эти языки возникли в результате процесса дифференциации, а не интеграции.
Основополагающие труды И.В. Сталина, в числе других основных проблем языкознания, с надлежащей глубиной освещают и вопрос о родство языков по происхождению. В трудах И.В. Сталина родство языков по происхождению признано вполне реальным фактом и, следовательно, положительное решение получил и вопрос о дифференциации, как нормальном процессе в развитии языков.
Признание И.В. Сталиным дифференциации и родства языков по происхождению имеет исключительное значение для советского языкознания. Дело в том, что Н.Я. Марр и его последователи, наряду с родством языков, отвергали находящийся во внутренней связи с ним сравнительно-исторический метод, который применяется именно в отношении родственных языков. Акад. И.И. Мещанинов указывал как на одну из главнейших причин кризиса советского языкознания на то, что ещё не окончательно изжит «формально-сравнительный» метод.
Совершенно естественно, что последователи «нового учения» о языке сделали объектом своих нападок именно проблему родства языков. Н.Я. Марр и его «ученики» не гнушались никакими средствами для дискредитации генеалогическом классификации, основывающейся на родстве языков по происхождению и совершенно без всякого основания квалифицировали её, как расовую и даже расистскую теорию. Это им было нужно для изгнания из языкознания сравнительно-исторического метода, чтобы этим расчистить путь для идеалистического четырёхэлементного анализа, который не только не способствует изучению языков, а, как указывает И.В. Сталин, «… толкает лишь к тому, чтобы лежать ва печке и гадать на кофейной гуще вокруг пресловутых четырёх элементов»1.
Одной из основных причин кризиса в советском языкознании являлось то, что последователи «нового учения» о плыке, изгоняя сравнительно-исторический метод и вводя вместо него совершенно непригодный для научного исследования четырёхэлементный палеонтологический анализ, фактически оставляли языкознание без научного метода.
И.В. Сталин признал родство языков по происхождению несомненным фактом и признал допустимым применение в советском языкознании сравнительно-исторического метода, несмотря на его серьёзные недостатки.
________
1 И. Сталин, Марксизм и Вопросы языкознания, Госнолитиздат, 1951, М., стр. 33.

После появления гениальных трудов И.В. Сталина изучение процесса дифференциации языков становится одной из актуальных задач языки знания. В трудах И.В. Сталина мы находим указания на то, как должна быть разрешена эта задача. Глубоко обосновав положение, что язык является общественным явлением, И.В. Сталин указал на необходимость изучения развития языка в связи с историей общества, говорящего на нем: «…язык и законы его развития можно понять лишь в том случае, если оа изучается в неразрывной связи с историей общества, с историей народа, которому принадлежит изучаемый язык и который является творцом и носителем этого языка»2.
Применение этого принципа к изучению процесса дифференциации языков так же необходимо, как и ко всем другим проблемам развития языков.
Дифференциация языков, как один из процессов развития языков, полностью зависит от условий, создающихся в обществе, говорящем на данном языке.
Как учит И.В. Сталин, язык является орудием общения людей; язык явление общенародное, он обслуживает все общество, всех его членов. Раз это так, то чем же объяснить происходящую дифференциацию языков, выделение из одного языка нескольких языков? Дело в том, что до тех пор, пока члены общества сохраняют тесные экономические, политические и культурные связи, процесс дифференциации в их языке не может получить широкого развития, из одного языка не может возникнуть несколько родственных языков. Дифференциация языков возможна только в том случае, если единое дотоле и имеющее один язык общество расчленяется на несколько частей и каждая часть, потеряв связь с другими, начинает жить самостоятельной жизнью. В выделившихся таким образом частях создаются разные условия для развития языка и поэтому, естественно, что с течением времени расхождения территориальных диалектов данного языка все более увеличиваются и единый в начале язык распадается на несколько языков. Таким образом, дифференциации языков должна предшествовать, если можно так выразиться, «дифференциация общества» (конечно, но в смысле социальном). Поэтому для изучения процесса дифференциации языков мы должны учесть, когда и как происходит такая «дифференциация общества», вследствие которой выделившиеся из него части теряют контакт друг с другом и начинают самостоятельно развиваться.
Ясную картину такого развития рисует Ф. Энгельс в своём труде «Происхождение семьи, частной собствевности и государства». Здесь речь идёт о первобытном родовом обществе. В основе его организации лежит принцип кровного родства. Несколько близких родов составляют племя. Когда племя разрастается, оно начинает делиться на несколько племён и таким путём образуются родственные племена.
Племени присущ «особый, лишь этому племени свойственный диалект. В действительности племя и диалект по существу совпадают»3.
Родственные племена говорят на родственных диалектах. Так, например, все пять ирокезских племён в Северной Америке «…говорили на родственных диалектах одного и того же языка»4.
________
2 И. Сталин, Марксизм и Вопросы языкознания, стр. 22.
3 Ф. Эпгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства, Госполитиздат, 1949, стр. 93.
4 Там жэ, стр 96.

Ф. Энгельс считает, что диалекты образовались в результате дифференциации. «Общий язык, имевший только различия в диалектах, был выражением и доказательством общего происхождения»5. Возникновение диалектов является следствием разделения племён. «Новообразование племён и диалектов путём разделения происходило в Америке ещё недавно и едва ли совсем прекратилось и в настоящее время»6.
Новообразование диалектов является только первой ступенью дифференциации. При родовом строе родственные племена, выделившиеся путём разделения одного и того же племени, территориально отдалялись друг от друга. «Каждое племя владело, кроме места своего действительного поселения, ещё значительной областью для охоты и рыбной ловли. За пределами этой последней лежала обширная нейтральная полоса, простиравшаяся вплоть до владений ближайшего племени»7.
Как видим, в родовом обществе создавались условия, способствующие дифференциации языков и, действительно, диалекты одного и того же языка, имеющиеся у родственных племён, все больше и больше отдалялись друг от друга и, наконец, превращались в самостоятельные языки; ясно, что эти языки были родственными друг другу. Ф. Энгельс пишет: «На североамериканских индейцах мы видим, как первоначально единое племя постепенно распространяется по огромному материку; как племена, расчленяясь, превращаются в народы, в целые группы племён, как изменяются языки, становясь не только непонятными один для другого, но и утрачивая почти всякий след первоначального единства»8.
Итак, дифференциация языков осуществляется тогда, когда общество расчленяется таким образом, что между его отдельными частями прекращается общение, исчезают условия, делавшие необходимым существование единого общего языка; вместе с тем в разных частях создаются разные условия для развития языка. Появляется возможность превращения диалектов одного и того же языка в самостоятельные языки.
Как видим, в труде Ф. Энгельса обрисованы те общественные условия, в которых естественным образом протекает дифференциация языков. Следует отметить, что когда последователи Н.Я. Марра ополчались против родства и дифференциации языков, они обходили молчанием этот труд Ф. Энгельса и категорически заявляли, что данные современной истории, этнографии и археологии в принципе противоречат схеме генеалогической классификации языков9. Они, конечно, не разъясняли, каким образом «данные современной истории, этнографии и археологии» отрицают возможность дифференциации языков. Этого они и не могли указать, так как у современной науки не имеется таких данных, которые ставили бы под сомнение представленную Ф. Энгельсом схему развития родового общества.
________
5 Ф. Энгельс, Происхождение «семьи, частной собственности и государства, М., 1949, стр. 97.
6 Там же, стр. 93.
7 Там же.
8 Там же, стр. 98.
* См., например, проф. Ф.П. Филин, Против застоя, за развитие советского язы-кознатш, газ. «Правда», 30. V 1950 г. Проф. Н.С. Чемоданов, Пути развития советского языкознания, газ. «Правда», 23.V 1950 г.

Ф. Энгельс неоднократно подчёркивает, что картина, которую он нарисовал на основании примера американских индейцев, не есть частное явление, а представляется типичным для родового строя в что аналогичный путь развития прошли и другие народы. «…Встречая у какого-нибудь народа род как основную общественную ячейку, мы должны будем искать у него и организацию племени, подобную той, которая здесь описана»10. К. Маркс указывал на то же явление, когда говорил: «Однако и сквозь греческий род явственно проглядывает дикарь (например, ирокез)»11.
Это значит, что возникновение языков путём дифференциации при родовом строе должно представлять собой обычное явление и что данные истории и этнографии не только не опровергают этого процесса, а подтверждают его и объясняют — почему процесс развития языков шёл именно по такому пути.
Последователи «нового учения» о языке обходили молчанием указанный труд Ф. Энгельса, в котором прямо говорится о дифференциации языка и о родстве языков. Но они часто заявляли, будто Ф. Энгельс во «Франкском диалекте» категорически выступал против родства языков и вообще против сравнительно-исторического языкознания.
«Франкский диалект» Ф. Энгельса представляет собой монографическое исследование по истории германских диалектов. Специально касаясь места, занимаемого франкским диалектом среди других диалектов, Ф. Энгельс критикует принципы, на которые опиралась классификация диалектов в современном ему языкознании. Но Ф. Энгельс в этом труде отнюдь не высказывается ни против сравнительно-исторического метода, ни против генеалогической классификации языков. Вообще Ф. Энгельс в вышеназванном труде совсем не касается этих вопросов. Однако положительное отношение Ф. Энгельса к проблеме родства языков отчётливо высказано и в данном труде в нескольких местах. Например, Энгельс пишет относительно готского: «В спряжении формы флексии настоящего времени изъявительного наклонения ещё тесно примыкают к формам искони родственных языков, особенно греческого и латинского, с соблюдением передвижения согласных»12. И далее: «В спряжении настоящего времени оба диалекта близки, насколько мы можем это установить, для франкского, и, подобно готскому, тесно примыкают к искони родственным языкам»13.
Очевидно, что Ф. Энгелье во «Франкском диалекте», так же как и в других своих трудах, признавал родство языков и родственные языки считал результатом процесса дифференциации.

II. Интеграция языков

Проблема сближения, смешения или слияния языков, т.е. проблем» интеграция (или унификации) стала актуальной в языкознании с начала XX века в связи с изучением смешанных языков. В литературе того времени процесс интеграции характеризуется довольно разнообразно. В данной статье мы не имеем возможности проследить историю этого вопроса.
В трудах И.В. Сталина даны основополагающие указания для исследования процесса интеграции языков. Исходя из положения о необходимости увязки истории языка с историей общества, И.В. Сталин рассматривает те условия, в которых протекает интеграция языков. В результате глубокого анализа он устанавливает, что эти условия являются существенно различными в классовом и в будущем бесклассовом обществах.
________
10 Ф. Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства, стр. 98-99.
11 Там же, стр. 103.
12 Ф. Энгельс, Франкский диалект, Партиздат ЦК ВКП(б), 1935, стр. 101, (подчёркнуто нами. — Т.Ш.)
13 Там же (речь идёт о франкском и верхнегерманском диалектах. — Т. Щ.)

Вследствие этого различия и процесе интеграции в этих двух случаях должен иметь различный характер: в классовом обществе интеграция принимает вид скрещивания, в будущем же бесклассовом обществе мы будем иметь слияние языков.
Для буржуазного общества, где господствует эксплуатация, характерно национальное неравенство, проявляющееся в национальном и колониальном угнетении. Этим обстоятельством определяются и особенности интеграции языков: победившая нация пытается насильственным путём навязать свой язык угнетённой нации, изгнать из употребления, уничтожить местный язык. В таких условиях осуществляется скрещивание языков. И.В. Сталин учит, что «скрещивание языков происходит в порядке борьбы за господство одного из языков, когда нет ещё условий для мирного и дружественного сотрудничества наций и языков, когда на очереди стоит не сотрудничество и взаимное обогащение языков, а ассимиляции одних и победа других языков. Понятно, что в таких условиях могут быть лишь победившие и побеждённые языки»14.
Обязательным условием для скрещивания языков является двуязычие. Побеждённый народ нелегко отказывается от собственного языка, старается отстоять родной язык. Таким образом, в течение определённого периода один народ может одновременно употреблять два языка. Это обстоятельство оказывает влияние на оба языка, из одного языка в другой проникают определённые явления, происходит скрещивание этих языков.
Двуязычии может продолжаться более или менее долгое время: «Скрещивание языков есть длительный процесс, продолжающийся сотни лет»15. Но в конце концов двуязычие должно исчезнуть. Переход от двуязычия к одному языку может быть двояким. В одном случае победивший народ окончательно подчиняет себе побеждённый, политика ассимиляции проводится до конца, и результате чего язык побеждённого народа совершенно исчезает с лица земли. Как известно, таким образом латинский язык изгнал галльские языки (на территории Франции) и иберийский язык (на Пиренейском полуострове). В другом случае побеждённому народу удаётся избавиться от ассимиляторов, он возвращает себе свободу, и, естественно, отвергает язык победителей.
Какое влияние оказывает скрещивание на развитие языков? И.В. Сталин учит, что обычно победивший язык сохраняет основы своей специфики, — основной словарный фонд и грамматический строй, при этом он продолжает развиваться по внутренним законам своего развития. Но побеждённый язык все же on а илист определённый след на языке-победителе: «…происходит некоторое обогащение словарного состава победившего языка за счёт побеждённого языка, но это не ослабляет, а, наоборот, усиливает его.
Так было, например, с русским языком, с которым скрещивались в ходе исторического развития языки ряда других народов и который выходил всегда победителем.
Конечно, словарный состав русского языка пополнялся при этом за счёт словарного состава других языков, но это не только не ослабило, а, наоборот, обогатило и усилило русский язык»16.
И.В. Сталин выявил всю несостоятельность теории скрещения Н.Я. Марра. Согласно Н.Я. Марру и его последователям во время скрещения языков происходит их качественное изменение. Из двух языков путём взрыва мы получаем внезапно третий язык. Н.Я. Марр объявил одним из основных положений «нового учения» о языке положение о том, что новые виды языков возникают путём массового скрещении старых.
________
14 И. Сталин, Марксизм ж Вопросы языкознания, стр. 53.
15 Там же, стр. 29.
16 Там же, стр. 30.

Акад. И.И. Мещанинов, как известно, считал одним из главных достижений «учения» Н.Я. Марра именно «теорию» скрещения языков, шеобм дающего в итоге новое образование, новый язык, «теорию», согласно которой наличие языков, не скрещенных в своей основе, отрицается.
И.В. Сталин с полкой очевидностью показал, что эти заявления не соответствуют действительности. При скрещивании двух языков отнюдь не создаётся третий, а побеждает один из двух. При этом скрещивание языков есть длительный процесс, он продолжается сотни лет и рассматривать его как взрыв нельзя.
Как в сравнительно-историческом языкознании на дифференциации языков основывалась генеалогическая классификация языков, а с этой последней внутренне связывался сравнительно-исторический метод, так и в «новом учении» о языке на скрещение — опиралась стадиальная классификация, а с этой последней был связан элементный палеонтологический анализ. Отвергнув теорию скрещения Н.Я. Марра, И.В. Сталин лишил основания как стадиальную классификацию языков, не имеющую ничего общего с марксизмом, так и идеалистический четырёхэлементный анализ.
Как было указано выше, Н.Я. Марр и его последователи результатом скрещения считали возникновение родственных языков, а скрещение, по их мнению, представляет собой не аномалию, но нормальный путь развития языков.
Последователи «нового учения» о языке часто приводили романские языки в качестве примера возникновения родственных языков в результате скрещения их. Так, например, акад. И.И. Мещанинов писал: «если романские языки, в том числе французский и испанский, образовались в итоге смешения ряда других языков и дали многие моменты схождения, то в этих сблизившихся языках, названных романскими, участвовали сходные компоненты, так же как участвовали они в образовании соответствующих народов, позднее наций»17.
Здесь имеется в виду следующий факт: как известно, латинский язык (народный латинский) распространился в эпоху господства Римской империи в провинциях этой империи. Латинский изгнал в провинциях местные языки (галльские, иберийский). Скрестившись с латинским, эти языки вымерли. Впоследствии в этих провинциях возникли новые языки: французский и испанский. На основании этого делается вывод, что скрещивание создало новые, родственные языки, так называемые романские языки (французский и испанский). Этот вывод не соответствует действительности. В истории развития романских языков действовали как процесс интеграции, так и дифференциации и, не различив оти два разных процесса, нельзя придти к правильным выводам о развитии языков.
С народным латинским смешались галльские и иберийский языки, но это смешение отнюдь не создало новых языков. Если бы скрещивание двух языков могло дать третий язык, то это должно было произойти в период двуязычия, когда галльский и латинский или иберийский и латинский употреблялись одновременно и, следовательно, между этими языками существовал непосредственный контакт. Известно, что ничего подобного не произошло. После того как языки галльские и иберийский вымерли, в течение столетий в Галлии и Иберии употреблялся только латинский язык. И хотя можно полагать, что этот латинский не был совершенно одинаковым в этих двух провинциях, так же как он, должно быть, не совпадал с тем латинским языком, который употреблялся в Испании (поскольку в Галлии латинский язык усвоил некоторые явления из галльского, в Иберии же — из иберийского), но эти различия не выходили за пределы территориальных диалектов, следовательно, не могли нарушить единства языка.
________
17 И.И. Мещанинов, За творческое развитие наследия академика Н.Я. Марра, «Правда», 16 мая 1950 г.

Иначе и не могло произойти: латинский распространился в провинциях Римской империи, как язык ассимиляторов. Победители навязали свой язык побеждённым, принудили их употреблять для общения латинский язык. Римляне стремились насадить латинский язык вместо галльских и иберийского языков. Бели бы в Галлии и Иберии в результате скрещивания возникли новые языки, эта цель осталась бы неосуществлённой, не имело бы никакого смысла вносить латинский в эти провинции, если бы он в каждой из них превратился в самостоятельный язык, а в центре империи (в Италии) оставался попреяшему латинским. Вспомним мудрые слова И.В. Сталина: «История вообще не делает чего-либо существенного без особой на то необходимости»18.
Но если скрещивание не было причиной возникновения новых языков, то как объяснить тот факт, что вместо латинского в означенных провинциях Римской империи возникло несколько романских языков? Дело в том, что романские языки образовались в результате процесса дифференциации, а не интеграции. Эта дифференциация осуществилась после того, как скрещивание латинского с местными языками было закончено. Латинский язык подвёргся дифференциации вследствие распада Римской империи; входящие в неё провинции оформились в независимые государства. Таким образом, создалось то необходимое условие, которое развязывает тенденцию к дифференциации языков. Вследствие этого, в соответствии с разными условиями, развитие латинского языка во вновь создающихся государствах пошло по разным путям, что дало с течением времени вместо единого латинского несколько различных языков. Если бы не произошло государственного распада Римской империи, то, конечно, из латинского языка не возникли бы романские языки, несмотря на то, что этому предшествовало скрещивание латинского языка с местными языками. В Галлии, в Испании мы бы имели только местные диалекты латинского языка. На то, что дифференциация осуществилась независимо от скрещивания, указывает хотя бы тот факт, что в Италии, где в эту эпоху латинскому языку не с чем было скрещиваться, в процессе развития латинского языка возник качественно новый итальянский язык так же, как развитие того же латинского в других условиях создало в бывшей Галлии французский язык, а в Испании — испанский.
Таким образом, скрещивание не создаёт новых языков; скрещиванием нельзя объяснить родства языков. Родство есть результат процесса, совершенно противоположного, а именно, процесса дифференциации.
Как мы видели выше, И.В. Сталин признаёт скрещивание явлением, характерным для классового общества, где господствует эксплуатация. Он вывел специфику этого процесса из особенностей условий, создаваемых классовым обществом для развития языка.
Совершенно иначе должен протекать процесс интеграции языков в бесклассовом обществе после победы социализма в мировом масштабе. Определяющими и здесь будут общественные условия.
________
18 И. Сталин, Марксизм и Вопросы языкознания, стр. 10.

И.В. Сталин характеризовал эти условия следующим образом: «…мирового империализма не будет уже в наличии, эксплуататорские классы будут низвергнуты, национальный и колониальный гнёт будет ликвидирован, национальная обособленность и взаимное недоверие наций будут заменены взаимным доверием и сближением наций, национальное равноправие будет претворено в жизнь, политика подавления и ассимиляции языков будет ликвидирована, сотрудничество наций будет налажено, а национальные языки будут иметь возможность свободно обогащать друг друга в порядке сотрудничества»19.
Эти условия исключают скрещивание путём ассимиляции, т.е. изгнания одного языка другим. Равноправные языки не только не будут вытеснять друг друга, а обогатят друг друга и сольются друг с другом. Естественно что ход процесса в иных условиях даст иные последствия. В результате слияния существующих языков мы получим качественно отличный, новый язык. «…Мы будем иметь дело не с двумя языками, из которых один терпит поражение, а другой выходит из борьбы победителем, а с сотнями национальных языков, из которых в результате длительного экономического, политического и культурного сотрудничества наций будут выделяться сначала наиболее обогащённые единые зональные языки, а потом зональные языки сольются в один общий международный язык, который, конечно, не будет ни немецким, ни русским, ни английским, а новым языком, вобравшим в себя лучшие элементы национальных и зональных языков»20.

III. Роль дифференциации к интеграция в различные исторические эпохи

Как мы видели, дифференциация и интеграция — процессы, противоположные друг другу по своему направлению и результатам. В развитии языков наблюдаются и тот и другой. Отрицая дифференциацию языков, Н.Я. Марр считал единственным действующим процессом процесс скрещения племён и их языков, который якобы является необходимым условием общественной жизни человечества, неизбежным условием её начала в совершенствования на заре истории и единственным залогом развития языка, тем залогом, без которого звуковая речь якобы не могла развиться.
Признавая только процесс скрещения, Н.Я. Марр должен был придти к выводу, что в момент возникновения языка существовало бесчисленное множество языков и впоследствии, в результате скрещения, их число все более и более сокращалось. Такая точка зрения может быть, конечно, объяснима только в свете антиисторической «теории» об изначальности так называемой ручной или линейной речи, языка жестов, «теории», которая разгромлена в работах И.В. Сталина.
Свою точку зрения на развитие языков Н.Я. Марр изображал графически пирамидой, стоящей на основании. В противоположность этому он считал, что пирамида, стоящая на вершине, изображает процесс дифференциации языков.
Отметим, что пирамида, стоящая на основании, противоречит марровскому принципу происхождения всех языков мира от четырёх элементов. Если в начале было только четыре элемента, то как можно допустить наличие неисчислимого количества языков21.
Что же касается пирамиды, стоящей на вершине, то она вовсе не отражает точки зрения сравнительно-исторического языкознания на развитие языков. Ни один из видных представителей этой науки не высказывал мысли о происхождении всех языков мира от одного языка.
________
19 И. Сталин, Марксизм и Вопросы языкознания, стр. 53.
20 Там же, стр. 53-54.
21 Об этом см. Арн. Чикобава, Общее языкознание, т. I, изд. 3-е, Тбилиси, 1946 (на грузинской языке), стр. 214.

Несмотря на это, акад. И.И. Мещанинов, характеризуя языкознание XIX в., заявлял, что будто бы научная мысль стала искать единый праязык для всего человечества и что учёные якобы занимались воссозданием его теоретическим путём22. Спрашивается, кого из учёных XIX в. имеет в виду акад. И.И. Мещанинов?
Допущение возможности возникновения из одного языка нескольких языков отнюдь не ведёт к ничем необоснованному заключению, будто бы все языки мира происходят от одного языка. Н.Я. Марр и его последователи хотели приписать такую точку зрения сравнительно-историческому языкознанию для того, чтобы опорочить основанную на родстве языков генеалогическую классификацию.
И.В. Сталин раз и навсегда положил конец этому недоразумению. Отметив, что «Н.Я. Марр высокомерно третирует всякую попытку изучения групп (семей) языков, как проявление теории «праязыка», И.В. Сталин категорически заявил, что «…теория «праязыка» не имеет к этому делу никакого отношения»23.
Таким образом, пирамида не годится для графического изображения процесса дифференциации. Общее происхождение имеют отнюдь не все, а только родственные языки. Так что, если бы мы все же воспользовались образом пирамиды (не говоря уже о том, что пирамида является слишком упрощенной схемой для изображения взаимоотношения языков в сложном процессе дифференциации), нам бы понадобилось много пирамид (столько, сколько существует семей языков).
Но самым существенным является то, что пирамида может изобразить только один процесс в развитии языков, или дифференциацию, или интеграцию. Сравнительно-историческое языкознание признает наличие обоих процессов в истории языка. Поэтому, если мы желаем представить «ебе полную картину развития языков, то должны учесть удельный вес каждого из этих процессов на разных этапах развития языков.
Давая характеристику тех общественных условий, в которых приходилось развиваться языкам, И.В. Сталин пишет: «За это время племена и народности дробились и расходились, смешивались и скрещивались, а в дальнейшем появились национальные языки и государства, произошли революционные перевороты, сменились старые общественные строи новыми. Всё это внесло ещё больше изменений в язык и его развитие»24.
Ясно, что процессы дифференциации и интеграции в языках являются результатом происшедших ю обществах аналогичных процессов. Поэтому возникает вопрос: наблюдается ли какая-либо закономерность в степени распространенности этих процессов и разные эпохи? Нельзя ли путём анализа общественных условий установить удельный вес каждого из них в различное время? Мы находим, что это вполне возможно.
Как мы упоминали, для того чтобы осуществилась дифференциация языка, необходимо, чтобы общество, говорящее на данном языке, разделилось и чтобы между выделившимися частями прекратилось общение. Согласно изображённой Ф. Энгельсом картине ясно, что при первобытном родовом строе такое деление представляет собой нормальное явление: из внутренней закономерности развития родового общества вытекает деление племён вследствие их роста. Вновь возникшие племена, отдалившись друг от друга территориально, прерывают между собой связь. Естественно, что в подобных условиях диалекты родственных племён с течением времени перерастают в самостоятельные языки. Следовательно, в первобытном родовом обществе возникновение родственных языков представляется обычным явлением, связанным с особенностями развития этого общества.
________
22 См.Акад. И.И. Мещаининов. Новое в учении о языке, 1945, стр. 5-6.Ср. его же, За творческое развитие наследия академика Н.Я. Марра, «Правда», 16 мая 1950 г.
23 И. Сталин, Марксизм и Вопросы языкознания, стр. 33 и 34.
24 Там же, стр. 27.

Должно быть, именно в эту эпоху возникло преобладающее большинство известных нам родственных языков. Этот вывод подтверждается и И.В. Сталиным: «Надо полагать, что элементы современного языка были заложены ещё в глубокой древности, до эпохи рабства»25.
На последней ступени развития родового строя происходит объединение родственных племён, вначале временно, против внешнего врага, а затем на все более и более длительный период. Ф. Энгельс считает объединение племён предвестником распада родового строя. Он пишет: «…эта организация была обречена на гибель. Дальше племени она не пошла; союз племён означает уже начало её подрыва»26. Объединение племён готовило почву для возникновения классов и государства. Союз родственных племён должен был несомненно явиться препятствием для дифференциации языков. До сих пор этот процесс происходил вследствие того, что племена, говорящие на одном языке, не общались между собой, но, когда в результате объединения родственных племён устанавливалось и усиливалось общение, естественно, что диалекты отиюдь не должны были превратиться путём постепенного отдаления в самостоятельные языки, а, наоборот, должны были более сблизиться между собой.
Ф. Энгельс отмечает, что при возникновении классов основное ядро государства составляют родственные племена, т.е. племена, говорящие на разных диалектах одного и того же языка. Старый принцип разделения общества по кровному родству теряет силу и его заменяет территориальный принцип.
«По сравнению со старой родовой организацией государство отличается, во-первых, разделением подданных государства по территориальным делениям»27.
Подданные одного государства имеют между собой живое общение. В государстве возрастает плотность населения. Здесь уже нет тех огромных незаселённых территорий и непроходимых лесов, которые отделяли друг от друга говорящие на одном языке племена. Потребность в едином общем языке внутри государства становится неизбежной. Поэтому для существующих в пределах государства диалектов не создаётся условий для дифференциации.
Значит ли это, что после возникновения государства дифференциация не может иметь места? Нет, не значит. Дифференциация исключена в пределах государства, но когда, вследствие каких-либо причин, государство распадается, его области, оторвавшись друг от друга, начинают развиваться самостоятельно и создаются условия для превращения путём дифференциации диалектов единого языка народности в самостоятельные языки. Именно такой случай имеет в виду И.В. Сталин, когда он пишет:
«Бывают и обратные процессы, когда единый язык народности, не ставшей ещё нацией в силу отсутствия необходимых экономических условий развития, терпит крах вследствие государственного распада этой народности, а местные диалекты, не успевшие ещё перемолоться в едином языке, — оживают и дают начало образованию отдельных самостоятельных языков. Возможно, что так именно обстояло дело, например, с единым монгольским языком»28.
________
25 И. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, стр.
26. Ф. Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности я государства, стр. 100.
27 Там же, стр. 176.
28 И. Сталин, Марксизм и Вопросы языкознания, стр. 44.

В результате такого государственного распада возникли, как мы видели выше, также в романские языки.
Таким образом, в классовом обществе удельный вес дифференциации гораздо меньше, чем в родовом. В этом последнем дифференциация языков естественным образом вытекала из внутренней закономерности развития общества. В классовом же обществе дифференциация может иметь место только в случае распада государства. Таким образом, этот процесс не связан органически с развитием общества, а может осуществиться лишь в случае отсутствия необходимых условий для его развития. При этом надо полагать, что в результате распада государства не всегда обязательно наступает дифференциация языка, так как выделившиеся вследствие распада государства его части иногда подпадают под иго других народов. В таких случаях, в результате политики ассимиляции, происходит скрещивание языков, т.е. полное вытеснение побеждённого языка языком-победителем»29.
В разных классовых обществах, конечно, нет одинаковых условий для развития языков. И.В. Сталин подчёркивает, что диалекты в результате государственного распада могут превратиться в самостоятельные языки до возникновения наций («единый язык народности, не ставшей ещё нацией…»). И действительно, в капиталистическом обществе, в котором образуются нации, препятствием для дифференциации языков является, и первую очередь, характерная для капитализма сильная экономическая и политическая концентрация. Не меньшее значение имеет, должно быть, и национальное самосознание, опирающееся также и на единство языка. Мощным фактором, препятствующим дифференциации языков, должно явиться такжо возникновение национальных языков, поскольку эти последние, являясь предметом государственной заботы, опираются на традицию письменности, и, находясь под постоянным контролем, изменяются гораздо медленнее, чем языки прежних формаций. При этом национальные языки максимально подчиняют себе диалекты и стирают различие между ними.
________
29 Возможен и другой случай, когда к моменту государственного распада какой-либо народности диалекты успели уже перемолоться. Известное значение имеет и то обстоятельство, что части распавшейся народности к моменту своего государственного распада успевают в определённой степени создать единую письменность и вполне развитый литературный язык, который может поддерживать языковое единство этих распавшихся частей народности. Так, например, если государственный распад монголов в конце XIII в. привёл краху едтюго языка монгольской, народности и оживлению диалектов этою языка, которые развились в самостоятельные языки монгольской группы (собственно монгольский, бурятский, ойратский, монгольский в Афганистане, монгорский и дагурский), то это объясняется тем, что дпалекты этого языка тогда ещё не успели перемолоться в едином языке монгольской народности. Но последующий государственный распад собственно монголов на внешних и внутренних (XVI в.) не привёл к краху собственно монгольского языка, ибо диалекты последнего к тому времени успели в определённой степени уже перемолоться; кроме того, к этому времени у собственно монголов уже успел сложиться вполне развитый литературный язык, обслуживавший как внешних монголов, так а внутренних и поддерживавший известное языковое их единство. Поэтому не следует в каждом данном случае государственного распада какой-либо народности предполагать и крах единого языка этой народности, памятуя указание И.В. Сталина о том, что речь идёт о крахе такого языка, диалекты которого ещё не успели перемолоться, а перемолоться ещё не значит вообще исчезнуть. (Примечание редакции).

Если до зарождения капитализма дифференциация языков уже была начата, т.е. говорящие на одном языке части общества были оторваны друг от друга, то этот процесс будет продолжаться и в капиталистическом обществе, хотя по причине вышо приведённых обстоятельств будет протекать гораздо медленнее, чем в прежних формациях30. Однако возможность дифференциации не исключена и в том случае, когда говорящие на одном языке народы в процессе складывания капиталистического общества объединяются не в одну нацию, а создают разные нации.
Каково положение с точки зрения интеграции языков? И.В. Сталин установил, что в классовом обществе интеграция протекает совершенно иначе, чем в бесклассовом обществе после победы социализма в мировом масштабе. В первом случае происходит скрещивание языков, а во втором — слияние. При скрещивании побеждает один язык, а второй оказывается побеждённым, при слиянии же «…национальные языки будут иметь возможность свободно обогащать друг друга в порядке сотрудничества»31 и сольются в один новый международный язык.
Возникает вопрос: происходила ли интеграция языков в первобытном родовом обществе? Интеграция языков осуществляется только в результате исключительно тесного контакта обществ, людей, говорящих на этих языках. В родовом же строе не только говорящие на разных языках, но даже родственные племена, говорящие на диалектах одного и того же языка, были оторваны друг от друга. В таких условиях ясно, что интеграция не могла иметь места.
Но Ф. Энгельс пишет, что в родовом обществе происходило усыновление родом посторонних лиц, отмечая, что «часто отдельные, в силу исключительных условий ослабевшие роды таким образом вновь укреплялись путём массового усыновления из другого рода, с согласия последнего»32.
Греческий род также имел «право усыновления… оно осуществлялось посредством усыновления семьёй, но с соблюдением публичных формальностей, и только в виде исключения»33.
Поэтому следует поставить вопрос, могла ли произойти интеграция языков, если род (племя) пополнялся выходцами из чужих родов. Надо полагать, что при усыновлении только небольшого числа лиц, последние не могли своей речью оказать серьёзного влияния на развитие языка всего племени, но в тех случаях, когда происходил массовой криток в племя посторонних (если все они говорили на одном языке), не исключена возможность интеграции.
Надо установить, как могла протекать в этих условиях интеграция.
Для этого должен быть поставлен дальнейший вопрос — о переходном периоде из родового общества в классовое. В эту эпоху уже начинается порабощение одного племени другим, а это подготовляет почву для образования классов и государства. Так, например, в Греции после возникновения имущественных различий, мы видим «…рабство, сперва одних только военнопленных, но уже открывающее возможность порабощения собственных соплеменников и даже сородичей»34, «Отдельные народности вели беспрерывные войны за обладание лучшими землями, а также, разумеется, и ради военной добычи; рабство военнопленных было уже признанным учреждением»35.
Можно предполагать, что в подобных случаях уже осуществлялось скрещивание языков. Но необходимо выяснить те особенности, которые оно имело по сравнению с скрещиванием, которое происходит в классо вом обществе при наличии государства.

30 По-видимому, этими обстоятельствами и объясняется тот факт, что английский язык в оторванных друг от друга Англии и Соединённых Штатах, даже после нескольких столетий выявляет весьма незначительную разницу.
31 И. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, стр. 53.
32 Ф. Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства, стр. 89.
33 Там же, стр. 103.
34 Там же, стр. 110.
35 Там же, стр. 107.

Таким образом, в родовом обществе были минимальные возможности для процесса интеграции. Надо предполагать наличие условий, способствовавших интеграции в переходный период от родового общества к классовому. Но вопрос об интеграции и его закономерности в родовом обществе не изучен надлежащим образом и пока делать окончательные выводы преждевременно.
Тенденция к интеграции сильна в классовом обществе на всем протяжении его истории, но своего кульминационного пункта она достигла при капитализме, когда национальное и колониальное угнетение проявляется в наибольшей степени. При этом интеграция осуществляется путём скрещивания языков, сущность которого вскрыта И.В. Сталиным.
После победы социализма в одной или нескольких странах политика ассимиляции в этих странах исключается, следовательно, исключается также и возможность скрещивания языков. Те языки, которым грозит вырождение при капитализме благодаря политике ассимиляции, при социализме вновь возрождаются и им даётся полная возможность развиваться. Не происходит и слияния языков. То же самое можно сказать о нервом периоде победы социализма во всемирном масштабе. Об этой эпохе И.В. Сталин пишет:
«Было бы ошибочно думать, что первый этап периода всемирной диктатуры пролетариата будет началом отмирания наций и национальных языков, началом складывания единого общего языка. Наоборот, первый этап, в точение которого будет окончательно ликвидирован национальный гнёт, — будет этапом роста и расцвета ранее угнетённых наций и национальных языков, этапом утверждения равноправия наций, этапом ликвидации взаимного национального недоверия, этапом налаживания и укрепления интернациональных связей между нациями»36.
Только на втором этапе всемирной диктатуры пролетариата интеграция языков должна принять формы слияния, должна привести к созданию сперва зональных языков, а затем и единого всемирного языка.

***

Можно подвести итоги. Нельзя рассматривать процессы дифференциации и интеграции языков независимо от истории обществ, говорящих на них. Каждый из этих процессов протекает в зависимости от условий, создаваемых обществом для развития языка. Общая закономерность представляется в таком виде: в родовом обществе господствует дифференциация, процесс же интеграции должен стать предметом специального изучения. В классовом обществе процесс дифференциации не является интенсивным. Наоборот, преобладает интеграция путём скрещивания. При капитализме дифференциация обычно не встречается, — скрещивание же языков исключительно интенсивно.
Интеграция исключена во время победы социализма в одной или нескольких странах, а также в первый период победы социализма в мировом масштабе. Только во второй период победы социализма во всём мире проявится интеграция путём слияния языков.
После рассмотрения этой закономерности можно поставить вопрос, который, как мы видели выше, был неправильно разрешён Н.Я. Марром: возрастает или уменьшается число языков в процессе развития. Решение этого вопроса зависит от удельного веса процессов дифференциации и интеграции.
________
36 И. Сталин, Национальный вопрос и ленинизм, Соч., т. 11, стр. 348.

С самого начала народилось множество языков, а не один язык. Затем, в результате преобладания в родовом обществе дифференциации, число их увеличивается. В классовом обществе, где интеграция превалирует над дифференциацией, количество языков начинает убывать вследствие скрещивания.

***

Здесь надо принять во внимание два обстоятельства. Во-первых за скрещиванием не всегда следует уменьшение числа языков: правда, когда в результате ассимиляторской политики иноземные победители изгоняют из употребления местный язык, число языков уменьшается (как это было в случае с галльскими языками или иберийским), но когда народ или нация избавляется от угнетателей, количество языков не изменяется. Во-вторых, в классовом обществе количество языков уменьшается и помимо скрещивания. Это в тех случаях, когда, в результате колониальной политики, ведётся истребление целых племён и народов. Вместе с народами исчезают также и их языки (так произошло, например, с аборигенами Северной Америки и их языками).

***

Таким образом, не от одного языка ко многим и не от многих языков к одному, а от сравнительно небольшого количества языков к многоязычию, а затем к единому международному языку. В таком виде представляется картина развития языков при рассмотрении их истории в связи с историей народов, говорящих на этих языках.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Лингвистика и филология Процессы дифференциации и интеграции языков в свете учения Сталина