Багира

Суббота, 12 16th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Трудно найти в нашей стране человека, который хотя бы раз в жизни не видел павловопосадский платок. За свою долгую историю этот яркий предмет одежды триумфально прошёл немало эпох, да и сегодня он является незаменимой вещью в гардеробах многих дам.

Чудо из Павловского Посада

Журнал: Тайны 20-го века №27, июль 2017 года
Рубрика: Неизвестное об известном
Автор: Елена Лякина

Танец, птица сирин и восточные огурцы

Фото: павловопосадский платокСегодня прадедушкой красочных платков и шалей из Павловского Посада смело можно назвать убрус — широкий кусок белой ткани, щедро покрытый вышивкой, которым несколько столетий подряд каждый день покрывали головы женщины Киевской Руси и Московии. А вот хорошо знакомый нам головной платок «родился на свет» лишь в XVII веке, а вслед за ним появились и «платки на тело» — шали, чьё название пришло к нам из персидского языка. Причём из стран Востока платки позаимствовали не только имя, но и часть своих неповторимых узоров.
Изначально мастера украшали свои изделия в типично русском стиле, изображая на платках, кроме ярких цветов, лебедей, птицу сирин и дерево жизни. А вот с XVII столетия на них появились так называемые бобы и пейсли — восточные огурцы, которые и по сей день считаются традиционным украшением русской шали.
Сегодня принято считать яркие шали преимущественно частью гардероба крестьянок и купчих, однако на протяжении XVIII и первой половины XIX веков главными их «поклонницами» были дамы благородных сословий. Это обстоятельство также «внесло свой вклад» в узоры модного аксессуара, что выражалось уже в европейских мотивах. С XVIII столетия на платках стали появляться небольшие «французские» букетики, античные вазоны с цветами, а также причудливые изгибы виноградной лозы.
В начале XIX века в высшем свете большой популярностью пользовался «Танец с шалью», исполняли который исключительно дамы, демонстрируя при этом свою грацию и благородную осанку. Ходили слухи, что этот танец настолько понравился Александру I, что император распорядился ввести его в программу всех женских учебных заведений. Так это или нет, сейчас сказать сложно, но тем не менее благородные воспитанницы обучались в пансионах «Танцу с шалью» вплоть до конца XIX столетия.

«Грязный я!»

Популярность шали в аристократических кругах объяснялось ещё и её астрономической стоимостью. Цена большого платка из козьего пуха с двухсторонним «эксклюзивным» рисунком, а ещё и выполненного на заказ порой достигала 12 тысяч рублей, что было не по карману не только крестьянам, но и многим купцам. А вот «приблизили» шали к народу заводчики из Павловского Посада, яркими представителями которых были Яков Лабзин и Василий Грязное.
Надо сказать, что сам Павловский Посад можно назвать молодым городом. Он образовался в середине XIX столетия в Московской губернии от слияния нескольких сел и деревушек, где испокон веков процветало платочное производство. «Поднявшееся» деревенское производство совсем скоро сделало только что родившейся городок известным всей России.
Яков Лабзин, потомственный «платочник», с 1849 года возглавлявший большую шелкоткацкую мануфактуру, основанную ещё его дедом, как-то услышал о необычном человеке Василии Грязнс-ве, который жил здесь же, в Павловском Посаде. Со всех сторон стекались к нему люди за мудрым советом, называя Василия святым, хотя тот в юные годы не отличался безупречным поведением.

Знаете ли вы что…

На протяжении нескольких столетий в русской деревне платок был обязательной и значимой частью приданого. А потому в сундуках даже у самых бедных крестьянских невест их хранилось больше десятка.

Будущий святой родился в небольшой деревне близ Павловского Посада и в юные годы, поступив на одну из платочных мануфактур простым рабочим, связался с нехорошей компанией. Платили ему неплохо, но весь свой заработок Василий вместе с новыми друзьями оставлял в кабаках, где предавался пьяному веселью. Однако его современники вспоминали, что после каждой пирушки Василий горько раскаивался в своём поведении, беспрестанно повторяя: «Грязный я! Грязный!». После Василий стал называться Грязновым. На путь истинный его направил мудрый батюшка, служивший в одной из местных церквей, после чего вчерашний пьяница стал помогать людям словом и делом.
Встреча с Грязновым произвела на Якова Лабзина сильное впечатление, и после долгой беседы с божьим человеком фабрикант предложил тому стать его компаньоном. Василий согласился, и вскоре мануфактура Лабзина и Грязнова стала одной из известнейших и преуспевающих в России. Платки и шали, изготовленные здесь, были желанным товаром на всех ярмарках империи, ведь за доступную цену, красоту и качество их полюбили представители всех сословий. Вскоре данный аксессуар стал неотъемлемой частью нарядов купчих и мещанок, причём и крестьянки, и горожанки щеголяли в них с одинаковым удовольствием.

Покровитель города

Всю причитающуюся ему прибыль Грязнов тратил на богоугодные дела. Он жертвовал огромные суммы на храмы и благоустройство монастырей, содержал городскую богадельню, а также уговорил Лабзина открыть при фабрике больницу для рабочих и школу для их детей. Кроме того, известен был Василий и своей успешной миссионерской деятельностью — после беседы с ним даже самые ярые старообрядцы принимали православие.
Лабзин и Грязнов немало заботились и об условиях труда своих рабочих, а потому получить место на их фабрике считалось великой удачей.
Сам же Василий жил в маленькой келье при мануфактуре, мечтая открыть свой монастырь на фабричной земле, проект которого уже был готов и одобрен Лабзиным, а также московским митрополитом Филаретом. Однако внезапная смерть святого фабриканта разрушила эти планы. Не прошло и несколько месяцев после кончины Грязнова, как на его могиле произошло несколько чудес исцеления. Вскоре на месте погребения святого Яков Лабзин построил небольшую церковь, рядом с которой в 1894 году был основан Покровско-Васильевский монастырь. Каионизации Грязнова помешала Октябрьская революция, а потому причислен он к лику православных святых был только в 1999 году, и сегодня почитается как Василий Павлово-Посадский — покровитель своего родного города.

Пролетарии среди роз и ромашек

После революции 1917 года предприятие Лабзина было национализировано и переименовано в Старопавловскую фабрику. Веяния нового времени сказались и на платочном производстве, что отразилось в композициях на шалях и палантинах. Надо сказать, что долгие годы владельцы мануфактуры трепетно относились к качеству и рисунку своей продукции, стараясь каждый платок сделать неповторимым, а потому в начале XX столетия у Лабзина служили 11 (!) искусных художников, создававших орнаменты шалей. Следует отметить, что эти мастера пользовались большим уважением и получали за свой труд весьма приличное жалованье. Теперь же им пришлось в спешном порядке разрабатывать новые композиции.
В начале 1920-х годов букетики и вазоны на платках сменили пролетарии, несущие красные флаги. Позже орнамент шалей стал отображать успехи коллективизации и индустриализации, а также портреты вождей революции. Неизменными оставались лишь только венки из роз и ромашек — новые владельцы не решились избавиться от «визитной карточки» павловопосадских платков.
Однако с течением десятилетий красочные шали вернули себе классический облик, перестав быть своеобразной «агиткой». И поэтому сегодня потрясающая продукция из Павловского Посада так же, как и столетия назад, радует дам всего мира своей благородной неувядающей красотой и неповторимым колоритом.

Загадай желание!

Так в чём же кроется вечная молодость павловопосадских шалей и палантинов? Возможно, ответ на этот вопрос следует искать в старинной русской традиции — дарить головной платок как знак своей любви. Ведь неслучайно же ещё сто лет назад молодые люди преподносили его девушкам, демонстрируя тем самым серьёзность своих чувств, а отцы семейств обязательно привозили жене и дочерям с ярмарки или заработков именно шаль и косыночки.
Но у павловопосадских платков есть ещё один небольшой секрет. На каждом из них спрятано среди узоров клеймо-штамп — чаще всего это небольшой цветочек, заключённый в квадрат.
Ранее он был своеобразной подписью мастера, создавшего узор платка, ну а сегодня этот значок лучше любого сертификата указывает на подлинность павловопосадской продукции. Вот только найти его на россыпи орнамента не так-то просто. А потому много лет назад и родилась следующая традиция. Знающие красавицы, купив или получив в подарок платок, непременно начинали искать на нём заветный цветочек, загадав при этом желание. И если метке мастера не удавалось скрыться от зорких глаз владелицы платка — то, что она задумала, обязательно исполнялось.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Вещи и изобретения Чудо из Павловского Посада