Багира

Вторник, 09 26th

Последнее обновлениеПн, 25 Сен 2017 1pm

Вода и еда — без них никуда… Рыть глубокие колодцы и каналы научились не сразу, вот и селились поближе к воде. Но жизнь заставляла проявлять смекалку: но пришло время, когда потребовалось воду приручить — чтобы она сама в дома приходила и сама исчезала. Так и появился водопровод…

А у нас — водопровод!

Журнал: Загадки истории №15, 2012 год
Рубрика: Люди и вещи
Автор: Дмитрий Калюжный

Систему водяного снабжения на Руси завели раньше, чем на Западе!

Фото: история водопроводаМосковский Кремль на холме стоит, за водой ходили к реке. Таскали её кожаными вёдрами. Но время от времени нападал враг — чтобы пережить осаду, построили вал и тын. А с водой-то как быть? Стали, аки кроты, копать подземные ходы к водным тайникам!

Тайные ходы

В начале XIV века хороший дубовый тайник устроил на Москве-реке князь Иван Калита. Позже Дмитрий Донской устроил уже каменный тайник. Позже выводил ходы к воде великий князь Иван III: один — под Свибловой башней у слияния Неглинки и Москвы, другой — в башне над Неглинкой. И примерно тогда же появился первый кремлёвский самотечный водопровод!
По летописи, соорудили на каменных основаниях «водныя течи, аки реки текущя через весь Кремль град осадного ради сидения». Вода была из родника, бьющего в подземелье Угловой (Арсенальной) башни. Мощный родник давал воду чистую, без всякого запаха, аж до конца XIX века, и исчез, когда вблизи башни проложили канализационный коллектор.
Царь Иван Грозный в вопросах водоснабжения тоже был сведущ. Не случайно же он, прежде чем штурмовать Казань, велел подорвать тайник, где жители добывали воду! А Москву, наоборот, хотел снабдить водой понадежнеё. В длинном списке вакансий, которые царь «закрывал» приглашением иностранных мастеров, числились два колодезника и один «человек, искусный в водоводстве». Но Ганзейский союз и Любекский сенат не желали пропускать в Московию специалистов, и водопроводные мастера добраться сюда не смогли…
В XVI-XVII веках московское население уже вовсю рыло колодцы и устраивало пруды. Для борьбы с пожарами колодцы устраивали по улицам от каждых десяти дворов; содержали их за счёт населения.
По столице непрестанно сновали водовозные бочки. Они шли так часто, что на плане Москвы, изданном в 1661 году, гравёр изобразил пять бочек, едущих вблизи Кремля.

Кремлёвский комфорт

При царе Михаиле Романове на кремлёвский холм провели москворецкую воду с помощью водоподъёмной машины. Строили русские мастера, а руководство поручили «часового и водяного взвода мастеру» Христофору Галовею.
Вода из Москвы-реки самотёком по свинцовой трубе шла в белокаменный, пятиметрового диаметра колодец внизу Свибловой башни; дальше машина (работавшая на лошадиной тяге) поднимала её в напорный резервуар, выложенный свинцом, и уже отсюда вода по свинцовым же трубам поступала на Сытный, Хлебенный, Конюшенный, Потешный и Кормовой дворцы, в разные палаты и в сады.
Из-за водовзводной машины саму башню тоже стали называть Водовзводной. Правда, вода по санитарным показателям была так себе, и прохождение по свинцовым трубам её качеств не улучшало.
Одна только наша гордость: в Западной Европе в те годы были в обычае деревянные трубы, а у нас — всё ж таки металл! Да и вообще, напорный водопровод устроили в Кремле раньше многих европейских столиц.
При царе Фёдоре Алексеевиче решили систему расширить: в Верхнем набережном саду Кремля выложили свинцовыми досками пруд, откуда вода, поступившая из Водовзводной башни, должна была идти на орошение. Однако напора не хватало, и при Софье Алексеевне в саду построили «водовзводный чердак», а потом и новую башню, из которой вода подавалась в сады.
28 июля 1779 года Екатерина II приказала «генерал-порутчику Бауру произвесть в действо водяные работы для пользы престольного нашего города Москвы». Стали за счёт казны строить водовод от села Большие Мытищи. Строили долго, денег угрохали — страшную сумму.
Воду мытищинских ключей собрали в кирпичных бассейнах под тёсовыми крышами. Отсюда она по кирпичным каналам и глиняным трубам потекла в кирпичную галерею. Реку Яузу водовод пересёк через два чугунных дюкера, а в селе Ростокине поставили акведук. Вблизи Сухаревой башни канал фактически шёл в открытой траншее. По городу воду развели самотёком в разборные бассейны (фонтаны), из которых её, понятно, разбирали потребители. Прежде всего, уже знакомые москвичам водовозы.
28 октября 1804 года — при внуке Екатерины, Александре I, пустили воду. И тут выяснилось, что, вопреки проекту, сэкономили на «огненных машинах», и в высоко расположенные районы вода так и не пришла. Потом оказалось, что деревянные лёжни, на которых уложили галерею, почему-то гниют. Из-за этого канал быстро разрушился во многих местах, и доброкачественная вода едва не вся вытекала через трещины. В низинах же канал, наоборот, дренировал дурную болотную воду.
Доходившая до потребителей жижа к питью была негодной.
В 1830 году пустили в эксплуатацию новый водопровод (потом до 1835 года его достраивали). Он был напорный, с применением паровых машин.

Утолить жажду!

В Санкт-Петербурге первый водопровод появился при Екатерине II: он наполнял фонтаны Летнего сада, Меншиковского и Мраморного дворцов. А жители для своих нужд накачивали воду ручными помпами в бочки и развозили по городу.
В 1846 году попытались проложить общий водопровод, поднимая невскую воду паровой машиной, но вода дошла только до ближайших нескольких домов.
В 1858-м группа энтузиастов создала акционерное общество, на деньги которого соорудили на Шпалерной улице водонапорную башню с мощными паровыми насосами; построили водопровод. Зима 1863 года выявила его недостатки, но с их устранением вода пошла! Позже появились аналогичные водопроводы на Петроградском и Васильевском островах, на Выборгской стороне.
В 1891-1893 годах городские власти выкупили все частные водопроводы и спустя двадцать лет занялись, наконец, улучшением их санитарного состояния: с 1911 года стали очищать питьевую воду озоном и хлором.
В Нижнем Новгороде первый рукотворный фонтан забил перед кремлём осенью 1847 года; воду поднимала паровая машина. В начале 1860-х появился первый маломощный водопровод.
К 1871-му городская дума решила строить второй водопровод. Торги на выполнение работы выиграла английская фирма «Малиссон». Требовались деньги; дума собралась брать заём на 50 лет, что, конечно, повысило бы налоги, но несколько купцов пожертвовали личные деньги. Но нижегородские берега оказались крутоваты для английских машин! Узнав об этом, купец Курбатов велел изготовить на своём заводе новые, помощнее, по чертежам инженера-изобретателя Калашникова.
В Тюмени водопровод появился, когда такое «чудо» уже имели Москва, Петербург, Одесса и Нижний Новгород. Купцы собрали деньги, а сверх того гражданин Поклёвский-Козелло и купец Брюханов отдали свои земли под строительство. Тюменский водопровод — первый в Сибири! — заработал 1 июля 1864 года.
В Иркутске водовозы развозили воду до XX века! Хотя первый проект водопровода разработал капитан-инженер Маюровещев 1864 году. Проект утонул в канцеляриях.
После жуткого пожара 1879 года о водопроводе вновь заговорили; появился проект инженера Лягарда и… тоже не получил одобрения.
В 1886 году купец Миткевич обязался за свой счёт провести водопровод в 15 вёрст. Власть потребовала, чтобы он увеличил длину в четыре раза. Это оказалось купцу не по силам. А город рос, без водоснабжения жить стало невозможно. Наконец, создали Иркутское водопроводное товарищество, и в 1906-м построили водопровод! Его длина была около 14 км — меньше, чем предлагал купец Миткевич двумя десятками лет раньше.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Вещи и изобретения А у нас — водопровод!