Багира

Суббота, 11 18th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

В 1944-1945 годах гитлеровская Германия, оказывается, испытала две бомбы, начинённые плутонием. И рассказал мне об этом 93-летний Вальтер Шульке, бывший офицер СС.

Супербомба для фюрера

Журнал: Секретные архивы №3, 2017 года
Рубрика: Наука убивать
Автор: Иван Барыкин

Фото: ядерная бомба ГитлераЧитатели газеты «Тайны XX века», конечно же, читали об истории нашего знакомства: я помог ему разыскать могилу родственника, погибшего в декабре 1942-го под Сталинградом, и в знак благодарности герр Шульке пообещал выполнить любое моё желание, мол, человек он небедный. И тогда я попросил его рассказать о службе в батальоне СС, корректировавшем пуски ракет «Фау» на Лондон.

Откровения гауптштурмфюрера СС

— В начале октября меня включили в специальную наблюдательную команду СС, — начал свой рассказ Шульке. — Сказали, что скоро пройдут испытания сверхоружия в районе острова Рюген, недалеко от ракетного полигона Пенемюнде. Выбор пал на меня потому, что я окончил в 1940-м физический факультет Берлинского университета.
В ночь на 11 ноября нас собрали в бункере и сообщили, что будет взорвано атомваффе и мы должны принять максимальные меры предосторожности. Из лекций старины Эйнштейна, которые я слушал в Берлинском университете, мне хорошо запомнилось, как губительна радиация для всего живого. Я знал, что в рейхе ведутся разработки ядерного оружия…
Ждать пришлось недолго. Я вздрогнул, увидев в километре от бункера ослепительную вспышку, затем раздался страшный гул. Такой, что задрожала земля. В небе появилось огромное фиолетово-красное облако в виде гриба. Часа через четыре нам разрешили покинуть бункер в костюмах, сделанных из чего-то наподобие асбеста, и заставили надеть на головы капюшоны с окошечком из слюды в районе глаз. Я на секунду снял его, чтобы лучше рассмотреть, что же осталось от построек и леса. То, что я увидел, меня потрясло: передо мной лежала обуглившаяся пустыня. Напрасно я не внял предупреждению ни в коем случае не снимать капюшон. Через некоторое время появились тошнота и слабость, из носа потекла кровь, закружилась голова, я почувствовал металлический привкус во рту…
По словам Шульке, платформу, на которой заложили заряд, как корова языком слизала. Метрах в пятистах от места взрыва упали все деревья, а те, что были ближе к эпицентру, превратились в уголь. Земля превратилась в стекловидный кремний.
— До сих пор вспоминаю эту картину апокалипсиса как страшный сон, — признался собеседник. — Помню, физики, которых допустили к испытаниям, были вне себя от радости: «Получилось!». Хотели тут же сообщить об этом в Берлин, но связи не было, она появилась лишь много часов спустя. Как я выяснил позже, в бомбу было заложено около пяти килограммов плутония. Но та, что через полгода была испытана в Ордруфе, в Тюрингии, превзошла все ожидания…
— Вам и там пришлось побывать? — спросил я герра Шульке.
— Да. Там действовала та же схема. Мы не должны были допустить туда никого постороннего, тем более что нас предупредили, что на испытания, возможно, прибудет сам фюрер. Его ставка находилась недалеко от Ордруфа. День 5 марта 1945-го врезался в память. На плацу полигона была возведена платформа высотой около шести метров, и на ней лежала бомба. На испытания согнали около 700 советских военнопленных. Их решили использовать как подопытных кроликов, посмотреть, как подействует на них радиация. Подрыв произошёл в точно назначенное время, но я вздрогнул от вспышки и гула, который показался мне пострашнее, чем на Рюгене. Грибовидное облако заполонило все небо. Картина была во много раз ужаснее. От пленных не осталось и следа. Те же, что находились подальше от эпицентра, обезображенные до неузнаваемости, выползали из леса. Их тут же добили, а затем свалили в кучу и подожгли. Нам торжественно объявили, что отныне рейх обладает оружием чрезвычайно разрушительной силы.
— И что было дальше?
— В конце апреля, когда русские были уже в сотне километров от полигона в Пенемюнде, нас вместе сучеными посадили в подводные лодки и отправили, как оказалось, в Патагонию. Там, в немецкой колонии, я узнал, что наци использовали атомваффе несколько раз. Первый раз в Крыму при захвате Севастополя, потом в Курской битве. Тогда атомный заряд небольшой мощности был использован против советского стрелкового полка. Не выжил ни один человек. Нацистов тогда обвинили в использовании запрещённых международной Конвенцией отравляющих веществ. Хотя последствия их применения совершенно иные. Весной 1945-го наци были как никогда близки к созданию полноценной атомной бомбы. Не хватило лишь несколько недель…
Шульке рассказал, что из немецкой колонии, когда стихла охота за военными преступниками, он выехал на жительство в Штаты и там основал частный музей истории Второй мировой войны. Там были макеты всех новинок вооружения Третьего рейха, за исключением атомной бомбы.

Начало атомных разработок

— Как-то посетители музея спросили меня, почему нет ничего об истории разработок «чудо-оружия» Гитлера, — продолжал мой собеседник. — Это меня озадачило, и я стал искать сведения в архивах. Более успешные поиски я провёл в Германии, куда вернулся после крушения Берлинской стены. И вот что мне удалось выяснить. В рейхе стали заниматься разработкой атомного оружия ещё в 1938 году. Выдающиеся физики Отто Ган и Фриц Штрассман открыли тогда новое явление — деление атомного ядра урана. Гитлер, чрезвычайно заинтересованный в создании сверхоружия, с помощью которого можно было завоевать весь мир, поручил это дело государственной важности командующему сухопутными войсками вермахта фельдмаршалу Вальтеру фон Браухичу. Специальный отдел физики имперского исследовательского совета возглавил профессор Абрахам Эзау.
Осенью 1939-го ведущие немецкие физики были объединены в «Урановое общество» при Управлении армейского вооружения. Центром атомных исследований стал Физический институт общества кайзера Вильгельма. К разработке «чудо-оружия» были привлечены всемирно-известные учёные О. Ган, В. Гейзенберг, К. Дибнер, К.Ф, фон Вайцзеккер, М, фон Арденне и другие. В атомном проекте были заняты 22 научные организации.
На финансирование атомного проекта была выделена гигантская по тем временам сумма — свыше 1 миллиона 600 тысяч рейхсмарок. Недостатка в сырьё у Германии не было, она обладала половиной всех мировых запасов урана. Его поставки шли из Чехословакии и Франции, с рудников в Конго. Добывался уран и в самой Германии. В 1940 году на секретных заводах было произведено 280 килограммов металлического урана, необходимого для начинки атомных бомб, в 1941-м было выработано около 2,5 тонны, в 1942-м — уже 5,6 тонны. Тяжёлая вода поступала из Норвегии.
В конце 1930-х началось возведение атомных реакторов, в феврале 1942-ге группой Гейзенберга — Доппеля был построен исследовательский реактор в Лейпцигском университете. В 1939-м исследовательская группа физика-ядерщика Курта Дибнера начала строительство тяжеловодного атомного реактора с использованием металлического урана на полигоне Куммерсдорф под Берлином. Реактор запустили в марте 1945-го. Он заменил реактор Дибнера, который взорвался при выходе на критическую точку. Ещё в 1941 году немецкие учёные подали заявку на получение патента на плутониевую бомбу. В 1942-м Германия обладала лучшими ядерными технологиями в мире. Об этом свидетельствует в своей книге «Ядерное оружие Третьего рейха» английский писатель Дэвид Ирвинг.
— И где производилась сборка атомных зарядов?
— На подземных заводах на территориях концлагерей. Нацисты широко использовали для получения необходимых компонентов военнопленных. На территории концлагеря Освенцим был построен завод по производству синтетического каучука. Однако ни одного килограмма продукции там не выработали. На самом деле это был промышленный комплекс по разделению изотопов, на котором трудились десятки тысяч заключённых. Этот завод был спешно демонтирован гитлеровцами за несколько дней до подхода советских войск. Гитлер был уверен, что советское наступление будет непременно остановлено с помощью «чудо-оружия», потому подгонял учёных, обвиняя их в предательстве. Хотя сам ещё в апреле 1942 года после беседы с министром вооружений Альбертом Шпеером о том, что оружие будет создано не раньше, чем через три года, заявил, что глубоко разочарован в атомном проекте. Вместе с тем фюрер не скрывал надежд на то, что бомба будет создана. Он мечтал обрушить ракеты «Фау» с ядерными боеголовками на небоскрёбы Манхэттена и на лондонский Биг-Бен. С этой целью Гитлер санкционировал разведывательный полёт «Хейнке-ля Не-380». Самолёт пролетел всего в 12 милях от Нью-Йорка, сфотографировав нужные объекты и заодно проверив ПВО США на прочность. Американцы так и не смогли сбить наглеца.

Разведка доложила точно

К атомному проекту гитлеровской Германии наша разведка стала присматриваться ещё с 1940 года. Автору статьи удалось это выяснить из мемуаров одного из руководителей советской внешней разведки П.А. Судоплатова. «Из Берлина в ту пору шли шифровки: гитлеровцы всерьёз заняты созданием атомной бомбы, — вспоминал он. — Советской разведкой были предприняты шаги по выявлению атомных разработок в Германии. Начальник отделения научно-технической разведки ИНО НКВД Леонид Квасников направил в Берлин ориентировку резиденту в Германии, обязывающую собирать все сведения об атомных разработках в Германии и Скандинавии. Не прошли мимо наших разведчиков испытания на острове Рюген и близ Ордруфа. Об этом было доложено Сталину, а тот приказал Курчатову форсировать отечественные разработки».
Москва всерьёз была обеспокоена тем, как далеко продвинулись в этой сфере немецкие учёные. Позже выяснилось, что американцы сбросили на Хиросиму доработанную ими немецкую бомбу. После капитуляции Германии были отправлены в СССР сотни немецких физиков-ядерщиков. Они и помогли Курчатову в кратчайшие сроки изготовить первую советскую атомную бомбу.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Газетные утки Супербомба для фюрера