Багира

Суббота, 11 25th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Грузинский князь Михаил Церетели, больше известный в своё время как князь Туманов, в начале XX столетия в буквальном смысле слова потрошил крупнейшие банки Европы и Российской империи. Помимо банковских махинаций, любимой забавой князя Михаила Церетели были брачные афёры. Жертвами афериста обычно становились состоятельные дамы бальзаковского возраста, с которыми он знакомился на курортах.

Аферист по призванию

Журнал: Мир криминала №10, май 2017 года
Рубрика: Великие мошенники
Автор: Антон Старосельцев

Фото: князь Михаил ЦеретелиУвы, история не сохранила подробной биографии знаменитого мошенника. Известно только, что происходил Михаил Церетели действительно из старинного грузинского княжеского рода, но обедневшего. В юности князь был вынужден служить в почтово-телеграфной конторе в Санкт-Петербурге, но страстно мечтал о красивой богатой жизни. Знакомство в ресторане с сиамским принцем, совместные кутежи с аристократами и карточные игры чуть было не довели князя до долговой ямы. Тогда-то он и начал промышлять афёрами в России и в Европе.

Театр одного актёра

Европейские столицы, крупные города Украины и юга России, Санкт-Петербург — князь Церетели отметился везде. Используя документы, украденные им после знакомства у титулованных особ, мошенник получал в банках огромные деньги.
В самом начале XX века он попался в Варшаве и был посажен в тюрьму на несколько лет. Освободившись в начале 1904 года, приехал в Санкт-Петербург и тут уже развернулся во всю ширь и мощь своего криминального таланта. В светском обществе Церетели все знали как князя Туманова, Андроникова, Эристави или, на худой конец, принца Шах-Кули-Мирзу. Подкупив банковских служащих, Церетели сумел заполучить в столице огромные деньги — порядка 180 тысяч рублей.
После этого аферист отправился в Киев, где по документам, украденным у настоящего князя Андроникова, получил 157 тысяч рублей. Он успешно справлялся с ролями богатого наследника с Кавказа, горного инженера, продающего золотой прииск, боевого офицера и богатого персидского принца. В Варшаве с шиком проживал под видом принца Шах-Кули-Мирзы, сняв в центральной гостинице «Бристоль» сразу несколько лучших номеров. «Принц» буквально сорил деньгами, проводя время на светских балах и в компаниях местных аристократов. о нём ежедневно писали газеты. И никто не знал, что «принц» не только танцует на балах, но ещё и находит время на организацию и проведение блестящих банковских афёр. Впрочем, помимо банков, князь уделил особое внимание варшавским антикварным магазинам. В сопровождении роскошной свиты он покупал драгоценности, обещая оплатить покупку позже. Случалось, «принц» даже награждал варшавских антикваров персидскими орденами, которые на поверку оказывались обычными подделками. Естественно, антиквары не видели ни денег, ни своих «безделушек».
Представительная внешность и умение расположить к себе помогали Церетели втираться в доверие к купцам. Здесь сценарий мошенничества был банален: аферист за определённый процент обещал купцам устроить протекцию на выгодные поставки товаров для армии. Но, получив деньги, тут же исчезал.

С одесским шармом

География афёр Туманова-Церетели выходила далеко за пределы России и Украины. Например, в Германии он организовал сбор денег на нужды германского военного флота, которые тут же присвоил. Со временем вокруг князя собралась целая шайка помощников, среди которых были искусные художники-каллиграфы, изготавливающие фальшивые банковские чеки, которые легко проходили всяческие экспертизы. Мошенник был дерзок и неуловим. Был случай, когда в той же Германии один из его помощников получил по подложному чеку со счёта князя большую сумму. Князь устроил владельцу банка скандал и согласился не обращаться в полицию только тогда, когда ему вернули его «похищенные» деньги.
Одессу, город у моря, мошенник любил больше всего. Сюда он приезжал на отдых после крупных афёр — правда, отдыхая, не ленился прикарманивать денежки у богатых жителей Одессы-мамы, в том числе богатых дамочек.
В очередной раз в Одессе Церетели появился в августе 1904 года с паспортом на имя прапорщика кавказской милиции в отставке — князя Николая Михайловича Туманова. Снял дорогую квартиру на Пушкинской улице, заплатив вперёд. Вскоре сменил квартиру на такую же дорогую, но тут же опять съехал, не потребовал вернуть деньги. В итоге снял шикарный особняк адвоката Доманского на самом берегу Чёрного моря, рядом с Ланжероном.
Князь Туманов быстро стал популярен в высшем свете Одессы, его считали миллионером. Газеты ежедневно писали о нём — сколько выиграл сегодня на скачках, сколько проиграл в игорном клубе, сколько прокутил в ресторане. Князь прослыл благотворителем, помогая неимущим одесситам и жертвуя на нужды лазарета Красного Креста. За полгода он всего два раза выезжал в Петербург, якобы по своим делам, в то время как его помощники проворачивали там крупные банковские афёры. В Одессе аферист чаще «разводил» богатых дамочек. Ходили слухи, что одна очень богатая 50-летняя купчиха попросила князя на минутку подержать свою чековую книжку и он тут же вырвал оттуда несколько чеков с её подписью. После чего помощники афериста сняли со счетов купчихи практически все её капиталы.

Финита ля комедия!

В декабре 1914 года Церетели вернулся в Петербург с паспортом на имя князя Андроникова и остановился в одном из лучших номеров гостиницы «Астория». Статный кавказец рассказывал о себе, что он только что вернулся с театра боевых действий, представлен к награде. Персонал гостиницы, получая щедрые чаевые, лебезил перед ним. К слову, именно тогда Церетели встретился с известной аферисткой Ольгой фон Штейн. Эксперты не исключали, что они вместе проворачивали некоторые афёры.
Пока Церетели развлекался, его помощники вели активный поиск будущих жертв, подкупая банковских служащих. На взятку польстились служащие Купеческого общества взаимного кредита — некие Никитин и Кожевников, — продав помощнику Церетели информацию о счёте некой, миллионерши Александровой и образец её подписи.
Подготовка к преступлению была особо тщательной. Была создана специальная контора, приобретено все необходимое для изготовления поддельных документов оборудование и штемпели, схожие со штемпелями Купеческого общества. Документы готовили нанятые профессионалы — литограф Ригунов и каллиграф Трушан. Роль вдовы-миллионерши блестяще исполнила женщина, которую никто не видел в лицо и не знал по имени. Газеты того времени называли её «дама под вуалью».
Петербургские гастроли проходили успешно, деньги с чужих счетов текли рекой. Церетели с подручными ночи напролёт кутил в дорогих ресторанах — то в «Астории», то в «Самарканде», под песни и пляски цыган. Но вскоре в газетах стали писать о снятии денег со счетов в банках по подложным чекам. Церетели внешне был спокоен и шутил, что он преклоняется перед чистотой работы этих аферистов. А между тем над ним уже нависла угроза разоблачения.
В сыскную полицию Петербурга поступило несколько заявлений от потерпевших на общую сумму около 500 тысяч рублей. Большая часть денег была снята со счетов вкладчиков Купеческого общества. Начальник петербургской сыскной полиции Владимир Филиппов уже имел сведения, что в городе орудует хорошо подготовленная шайка мошенников. Пьяная болтливость одного из подручных Церетели помогла узнать о местах проживания некоторых членов шайки. Вскоре начались аресты и обыски. Изъятые документы помогли полиции установить адреса других членов шайки, проживающих в провинциальных городах, куда были направлены опытные сыскные агенты. Когда же в Петербурге при обыске в штаб-квартире мошенников нашли зашифрованные письма и расшифровали их, то вышли на самого князя Церетели-Туманова-Андроникова. Но тот уже успел скрыться.
Аферист сначала уехал в Варшаву, а оттуда — в Одессу, где его уже ждали. Сыскной агент Пётр Игнатьев срочно выехал из Петербурга в Одессу и 15 января 1915 года был на месте. В тот же день к дому на Ланжероне, арендованному Церетели, выехали три надзирателя и помощник начальника сыска в штатском. Они прибыли в тот момент, когда Церетели собирался сесть в дрожки.
— Вы арестованы, князь! — сказал подошедший сзади надзиратель и крепко взял Цедетели за локоть.

«Я артист, а не уголовник!»

При обыске больших денег в доме Церетели полиция не нашла. На допросах князь был на удивление спокоен. Он не считал себя преступником. «Я артист, а не уголовник!» — гордо говорил он следователю. Был уверен, что надолго в тюрьму его не упекут. Просился на фронт — мол, готов кровью искупить вину. Впрочем, вскоре в России грянула революция, и революционная стихия вынесла князя из каземата на волю. Правда, сразу после этого следы мошенника теряются.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Криминал Аферисты Аферист по призванию