Багира

Вторник, 11 21st

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Состояние офицерского корпуса флота России в начале 1880-х годов не соответствовало темпам его развития. Уменьшение штатного количества офицерских должностей в 1856-1882 гг., вызванное сокращением кораблей 1 ранга, и производство в следующий чин целыми выпусками привело к несоразмерности численности офицеров и потребности в них1.

Морской ценз в российском флоте

Журнал: Военно-исторический журнал №1, 2016 год
Рубрика: Военная реформа
Автор: В.О. Никитин

Система прохождения службы во флоте предусматривала производство в следующий чин за отличие и по линии2. В каждом чине необходимо было прослужить определённое количество лет. Производство в следующий чин происходило в порядке очереди. Наличие должности и выполнение должностных обязанностей не влияли на чинопроизводство. В списках личного состава флота были офицеры, которые, проходя службу в других ведомствах или плавая на коммерческих судах, продолжали получать чины как военные моряки. Так, в 1880 году из 146 штатных адмиралов во флоте служили только 47, в 1884 году из 140 адмиралов лишь 34 командовали боевыми кораблями3. В списках личного состава были офицеры, не выходившие в море 20 лет, а также штаб-офицеры, командовавшие самыми незначительными судами.
Реформа системы прохождения службы, проведённая в 1885 году, основой которой стало «Положение о морском цензе для офицеров флота», назревала более 30 лет.
В 1859-1880 гг. морское ведомство предприняло ряд мер для оптимизации штата офицеров, были рассмотрены записки и проекты реорганизации прохождения службы офицеров во флоте.
В конце 1850-х годов в связи с изменением условий морской службы (переход от парусного флота к винтовому, паровому) и уменьшением количества судов после Крымской войны 1853-1856 гг. потребовалось сократить количество флотских офицеров.
В 1859 году были уволены «все те старослужащие офицеры, в которых служба не встречала более надобности и которые мешали более быстрому обновлению личного состава»4.
Морское министерство временно добилось стабилизации личного состава флота, но система службы не была изменена.
Массовое увольнение офицеров флота, большой по сравнению с сухопутными войсками срок выслуги до получения первого офицерского чина и ограниченное число адмиральских должностей, соответственно крайне медленный служебный рост офицеров, а также плохое материальное обеспечение снижали популярность морской службы среди дворян5. В 1871 году «вследствие заявления директора инспекторского департамента о постепенном увеличении во флоте некомплекта обер-офицеров и невозможности ограничиться для его пополнения простым увеличением выпусков из морского училища»6 управляющий флотом и морским ведомством великий князь Константин Николаевич приказал, чтобы «вопрос этот, имеющий столь серьёзное для флота значение, был рассмотрен в особой комиссии»7.
Комиссия под председательством генерал-адъютанта Е.В. Путятина решила, что «необходимее всего возбудить интерес к службе постоянным направлением их деятельности и охоты к избранной ими специальности»8. Стимулами для офицеров флота должны были стать увеличение срока внутреннего плавания и введение ценза.
Один из самых авторитетных морских деятелей 1860-1870 гг. вице-адмирал Г.И. Бутаков в ответ на запрос инспекторского департамента морского ведомства о том, «какими правилами следовало бы руководствоваться, по его мнению, в будущем при назначении как на высшие, так и на низшие должности»9, в 1871 году составил записку «О морском цензе для русского флота», предложив меры повышения престижа морской службы и проект морского ценза для офицеров флота на право занятия судовых должностей10.
Бутаков считал необходимым произвести «единовременное освобождение списков флота от всех имён, напрасно загромождающих их и не способных принести морской силе России никакой пользы»11. По его проекту при вычислении ценза для офицеров флота необходимо было учитывать число лет от производства в офицеры и плавания, род судна и обязанностей на нём, годы без плавания12. Бутаков составил таблицу коэффициентов и рассчитал цензовые цифры для ряда офицеров флота13. Его проект, по-видимому, остался в стенах инспекторского департамента. Документов о его обсуждении или попытках реализации не найдено.
В начале 1870-х годов признавалась необходимость изменения системы службы офицеров в русском флоте, но морское ведомство не решалось кардинально изменить эту систему.
В конце 1870-х годов для уменьшения чрезмерного количества штаб-офицеров, возникшего из-за недостатка должностей для произведённых в офицеры, было принято решение об увольнении в отставку штаб-офицеров, прослуживших 35 лет, с производством в следующий чин14. Льготные условия отставки, предложенные морским ведомством, были привлекательными. Например, капитан 1 ранга без назначения на должность получал 1380 рублей в год, а при увольнении производился в контр-адмиралы или генерал-майоры, получал казённую пенсию 860 рублей и около 1000 рублей из эмеритальной кассы (служила обеспечению вышедших в отставку её участников-офицеров). Число штаб-офицеров на действительной службе значительно сократилось. Но так как отставка не была принудительной, вопреки материальной выгоде многие штаб-офицеры не соглашались оставлять службу «в надежде, что, так или иначе, наденут когда-нибудь адмиральские эполеты, хотя в самих предложениях об оставлении службы им вовсе недвусмысленно было сказано, что такая надежда будет тщетною»15.
В конце 1870-х годов в морском ведомстве была создана комиссия для обсуждения проекта контрадмирала Н.М. Чихачёва о переустройстве флота, в котором большое внимание было уделено организации службы офицеров. Чихачёв отмечал, что офицеру необходимо не только основательное теоретическое образование, но и серьёзная практическая подготовка16, мичманам и капитан-лейтенантам нужно находиться в море не менее половины времени состояния в этих чинах, а отклонение от службы в море свыше трёх лет — безусловный повод к увольнению. Чихачёв считал, что капитаны, адмиралы и главные командиры не должны оставаться в должностях более трёх лет подряд17, «чтобы дать каждому возможность выказать свои дарования, да и самая служба много выиграет от таких срочных замен, которыми установится самый действительный контроль над деятельностью начальствующих лиц флота»18.
В ходе обсуждения части проекта Н.М. Чихачёва, касавшейся службы офицеров флота, использовалась информация о военно-морском флоте Франции, переданная подполковником Л.А. Любимовым из Парижа. Он сообщил, что там офицеров повышали в чинах только при вакансии. Кроме ценза, соблюдалось старшинство выслуги в чине и был установлен предельный возраст, по достижении которого офицеры, не получившие повышения в чине, должны оставлять службу19. Любимов писал, что «правила для назначения в кампанию офицеров французского флота могли бы быть отчасти применены и у нас (конечно, с соответствующими изменениями, сообразно порядкам нашей службы и климатическим условиям наших плаваний), в особенности при введении в условия ценза для производства в следующие чины правила, чтобы офицер совершил известное число кампаний»20.
Комиссия, рассматривавшая проект Чихачёва, признала, что для «достижения должного соответствия чинов необходимо изменить существующий порядок чинопроизводства, основанный, главным образом, на давности службы в обер-офицерских чинах»21. Для этого предлагалось, прежде всего, определить штатное число офицеров в каждом чине и повышать в них не иначе как на вакансии и при удовлетворении требований ценза22. Также было решено, что одним из условий службы во флоте необходимо сделать предельный возраст, по до-стижении которого адмиралы и офицеры должны оставлять службу23. Но управляющий морским ведомством генерал-адъютант С.С. Лесовский считал, что относиться к ограничениям в чинопроизводстве в виде ценза и других мер следует крайне осторожно, так как службу во флоте и связанные с ней преимущества нельзя рассматривать отдельно от другой службы в государстве24. По его мнению, служба во флоте была одной из сложнейших, и если создать дополнительные трудности, например в чинопроизводстве, то, «без сомнения, к ней явится охлаждение, которое выразится в недостатке лиц, желающих поступать в оную, что, конечно, крайне нежелательно»25. Лесовский также считал, что во всех мероприятиях, направленных на замедление чинопроизводства, «нельзя не усмотреть известную долю несправедливости в отношении размера пенсий тем лицам, которые будут оставлять службу по выслуге определённого срока»26.
Меры, предпринятые Морским министерством в 1860-1880 гг., свидетельствуют о поиске путей изменения порядка службы офицеров. Временные меры, такие как зачисление офицеров в запас в 1859 году, увольнение на льготных условиях в 1878-1879 гг., лишь ненадолго стабилизировали ситуацию. Проект Г.И. Бутакова и записка Н.М. Чихачёва о реорганизации флота свидетельствуют, что крупнейшие военно-морские деятели понимали необходимость изменения системы службы. Но до 1880-х годов в Морском министерстве не было руководителя, готового взять на себя ответственность за это.
В 1882 году управляющим Морским министерством стал вице-адмирал И.А. Шестаков. Это назначение связывали с надеждами императора Александра III на его готовность реформировать ведомство27. Шестаков оправдывал надежды царя, взявшись за реформирование флота.
В инспекторском департаменте морского ведомства началась подготовка закона о морском цензе. Директор департамента вице-адмирал П.А. Перелешин в начале 1882 года подал Шестакову записку о мерах по улучшению военно-морского образования путём введения поочерёдных заграничных плаваний балтийских экипажей28. Шестаков одобрил идеи, изложенные в записке, в мае 1882 года приказал создать комиссию под председательством Перелешина и «поставить на первом плане работ комиссии вопрос о морском цензе для производства в чины флотских офицеров»29.
В комиссию вошли контр-адмиралы Л.П. Свешников, М.П. Шварц, М.Н. Кумани, капитаны 1 ранга П.П. Тыртов, Н.А. Невахович, полковник И.К. Клеменьев и подполковник Л.А. Любимов30, который сыграл значительную роль в разработке проекта новой системы службы офицеров во флоте.
Документы, связанные с обсуждением упомянутой ранее записки Н.М. Чихачёва, свидетельствуют, что Любимов хорошо разбирался в этих проблемах. В 1879 году он советовал организовать службу офицеров русского флота подобно тому, как она организована во Франции, до начала деятельности комиссии провёл подготовительные работы и составил «Записку по проекту новой организации личного состава флота». В ней подробно изложил основные принципы реорганизации системы прохождения службы, а также расчёты будущего штата флота и пенсий офицеров31. Эта записка стала основным материалом для комиссии. Её первое заседание состоялось 1 ноября 1882 года.
В конце января 1883 года комиссия завершила работу. Как следует из журналов комиссии, некоторые вопросы реформы необходимо было рассмотреть более подробно, но в связи с требованием И.А. Шестакова как можно скорее предоставить ему материалы было принято решение завершить работу32.
1 февраля 1883 года комиссия представила Шестакову доклад, составленный подполковником Л.А. Любимовым.
В течение февраля 1883 года И.А. Шестаков «направлял В.К. Алексея (управляющего флотом великого князя Алексея Александровича. — Прим. авт.) на то, чтобы дать движение проекту преобразования персонала флота»33. В марте 1883 года управляющий флотом приказал обсудить разработанный комиссией проект в собраниях флагманов и капитанов Черноморского и Балтийского флотов34. Мнения собраний были представлены Шестакову к концу мая 1883 года.
Работа над проектом закона о цензе привлекла внимание прессы. Её публикации о проекте комиссии Перелешина способствовали его открытому обсуждению. В марте 1883 года статья «Кронштадтского вестника», посвящённая предстоявшей реформе, стала началом широкого освещения проекта закона о морском цензе. В ней отмечено, что вопрос о коренном преобразовании порядка службы офицеров флота назрел давно35, проект Перелешина произвёл «громадное впечатление» и вызвал дискуссии36. Газета обещала внимательно следить за подготовкой реформы, в ближайших номерах изложить суть проекта и опубликовать мнения о нём. Но в мае в «Кронштадтском вестнике» вышла статья о преждевременности реформ37. Её автор считал, что для разработки новой системы прохождения службы офицерами флота необходимо прежде всего определить штатное число судов, подождать окончательной выработки определённого боевого типа и его потребностей38. Подробно освещал работу собрания флагманов и капитанов Черноморского флота над проектом закона о цензе «Николаевский вестник». Газета «Новости» в июне 1883 года сообщила, что «проект преобразования личного состава флота оказался столь нецелесообразным, что в настоящее время решено его отставить»39.
И.А. Шестаков поручил Главному морскому штабу во главе с вице-адмиралом Н.М. Чихачёвым проанализировать отзывы, мнения о проекте реформы и придать выработанным положениям вид законодательного документа.
В мае 1884 года управляющий флотом великий князь Алексей Александрович доложил Александру III о необходимости реформ во флоте и получил согласие на реформу порядка прохождения службы. 22 мая проект закона о цензе для офицеров флота, объяснительная записка к нему и копия доклада императору были отправлены в Государственный совет. Проект был также согласован с Министерством финансов.
25 февраля 1885 года в результате кропотливой трёхлетней работы закон о морском цензе был принят под названием «Положение о морском цензе для офицеров флота»40. В него вошли основные положения доклада о результатах работы комиссии П.А. Перелешина И.А. Шестакову от 1 февраля 1883 года. Готовя его, подполковник Л.А. Любимов41 взял за основу свою «Записку по проекту новой организации личного состава флота» и дополнил её мнениями, высказанными в ходе работы комиссии. В докладе перечислены основные вопросы, рассмотренные комиссией: необходимость введения штата личного состава флотских офицеров, упразднение чина капитан-лейтенанта, ценз, порядок его введения, а также назначения в плавания судов и чинов, производство офицеров флота за отличие, введение предельного возраста службы во флоте, пенсии офицеров.
Автор доклада подчеркнул необходимость комплексного подхода, отметив, что ценз тесно связан со многими условиями службы во флоте, поэтому введение одного лишь ценза невозможно без изменения всей системы службы42.
Согласно проекту комиссии Перелешина основным принципом новой системы прохождения службы во флоте должно было стать определение штата флотских офицеров, точное их количество, необходимое флоту. На основе данных о комплектации судов флота и «соображений о потребности офицеров известного чина на известных должностях»43 по проекту штата флоту требовались 6 вице-адмиралов, 22 контр-адмирала, 300 штаб-офицеров, 825 обер-офицеров.
Для приведения флота к этому штату было решено, что «на первое время выпуски из Морского Училища следует установить в числе не более 51 человек, приём же вольноопределяющихся во флот теперь же приостановить»44.
Критика штата, предложенного комиссией, в основном сводилась к тому, что он слишком сильно конкретизирован. По мнению оппонентов, штат «не может считаться постоянной величиной, а зависит от количества судов флота и от потребностей службы на этих судах»45. Поскольку они со временем менялись, «полезно было бы определить промежутки времени, через которые рассматривать штат в собрании флагманов, и изменять их сообразно требованиям, как количество судов, так и количество офицеров, на них потребное, на разных типах различное»46.
Одним из аспектов реформы стало упразднение чина капитан-лейтенанта, который существовал в русском флоте с 1798 года, был первым штаб-офицерским чином и соответствовал VII классу Табели о рангах. Комиссия Перелешина сочла, что этот чин создавал много неудобств. Главное из них заключалось в том, что произведённый в этот чин не мог назначаться вахтенным начальником. Атак как вакансий командиров мелких судов и старших офицеров на судах 1 и 2 рангов было очень мало, молодые капитан-лейтенанты иногда несколько лет оставались без дела, утрачивали навыки моряка. По мнению комиссии, для надобностей флота достаточно было два штаб-офицерских чина47 — капитан 1 и 2 рангов.
Был разработан порядок упразднения чина капитан-лейтенанта. На первом этапе предполагалось одновременно произвести в капитаны 2 ранга столько капитан-лейтенантов, сколько не хватало до определённого штатом количества капитанов 1 и 2 ранга. Остальных капитан-лейтенантов, сохранив им этот чин, допускать к исполнению обязанностей лейтенанта. Дальнейшее их производство в капитаны 2 ранга производить постепенно, пренебрегая условиями ценза, а в чине капитана 2 ранга они обязаны будут выполнить ценз на 1 ранг48.
Идея упразднения одного из штаб-офицерских чинов в русском флоте была не нова. И.А. Шестаков49 писал: «Говоря о чиновней иерархии во флоте, не могу не указать на бесполезность чина капитана 2 ранга. Не определяя особого круга действия, нисколько не облегчая начальства в различных назначениях, чин этот должен исчезнуть. В родственной службе чин полковника, равный чину капитана корабля, достигается несравненно скорее, нежели у нас чин капитана 2 ранга, а последний приравнивается к подполковнику. Без цели и пользы оскорбляется самолюбие служащих тому же званию»50.
Мнения об упразднении одного из штаб-офицерских чинов во флоте, схожие с точкой зрения Шестакова, высказывались в собрании флагманов и капитанов Черноморского флота в ходе обсуждения проекта Перелешина. Так как на боевых кораблях флота были всего две штаб-офицерские должности — командир и старший офицер, требовались лишь два чина, соответствовавших этим обязанностям, — капитан 1 ранга и капитан-лейтенант. Чин капитана 2 ранга предполагалось упразднить51.
Предложение комиссии Перелешина об отмене чина капитан-лейтенанта критиковали офицеры флота, в основном потому, что эта мера значительно увеличивала срок службы офицера в обер-офи-церских чинах. По их мнению, офицер, прослужив более 20 лет в море, терял силы, здоровье и не мог быть здоровым, энергичным, что требовалось для службы старшим офицером. Если же он, выслужив ценз, берёг здоровье и не выходил в море, становился «отсталым»52, назначать старшими офицерами капитанов 2 ранга, достигших этого чина после 22 лет службы, было поздно53. Кроме того, справедливо отмечалось, что «чин капитан-лейтенанта действительно упразднён во всех первоклассных флотах, а потому очевидно, что и наш флот мог бы без него обойтись. Но наши социальные условия не совсем сходны во всём с условиями в других странах, т.к. у нас есть Табель о рангах, которая определяет положение в обществе каждого служащего сообразно его чину, и лейтенант флота, сколько бы лет он ни состоял в чине, всегда будет равен поручику гвардии, капитану армии и титулярному советнику гражданской службы. Ношение обер-офицерских эполет до седых волос, когда сверстники в военно-сухопутной службе получают полки и достигают генеральских чинов, слишком тяжело и невыгодно»54.
Краеугольным камнем реформы стал морской ценз — число плаваний для каждого чина. Это нововведение соответствовало принципу производства в каждый чин в связи с назначением на определённую должность, требовавшую соответствующих опыта и знаний, которые приобретались преимущественно в плаваниях. С одной стороны, с помощью ценза предполагалось регулировать штат флота, с другой — он должен был стать мощным стимулятором повышения профессионализма флотских офицеров.
Предполагалось, что в служебный ценз будет входить время в следующих плаваниях: заграничные, на практической эскадре, на судах учебных отрядов, отдельные на судах первых трёх рангов, на миноносках, на судах IV ранга в море (плавание по рейдам в расчёт не принималось), а также плавания на судах таможенной крейсерской флотилии и на транспортах55.
Кроме того, комиссия Перелешина решила, что, хотя плавания на яхтах и речных пароходах и не могут быть приравнены к плаваниям на морских и боевых судах, нередко это тяжёлая служба, поэтому она должна быть принята во внимание при расчёте ценза.
Чтобы определить продолжительность плавания для производства в каждый чин, комиссия проанализировала приблизительную продолжительность службы в них на основании данных о средней убыли личного состава, число плаваний, которые мог совершить офицер в каждом чине, а также условия производства в чины во флотах Англии, Франции, Германии, Голландии, Дании56. На этой основе комиссия разработала следующие требования: мичману для производства в лейтенанты требовалось не менее полугода плавания, считая и плавание в звании гардемарина; лейтенанту для производства в капитаны 2 ранга — 4 с половиной года, в том числе не менее полутора лет в чине лейтенанта; капитан 2 ранга для производства в капитаны 1 ранга должен был обладать опытом командования в плавании судном II ранга57. Капитану 1 ранга для производства в контр-адмиралы необходимо было совершить 2 плавания командиром судна I ранга или в должности командующего под брейд-вымпелом либо в должности флаг-капитана эскадры58.
В ходе обсуждения будущего закона о цензе было высказано множество замечаний. Комиссию упрекали в условности, искусственности разработанного ею принципа ценза59. Высказывались сомнения в том, что категория «плавание» может объективно отражать пригодность офицеров к должностям, так как она зависит от личных качеств, морских познаний и опыта, ценз должен быть основан на этих трёх началах60. Предлагалось ввести ежегодный экзамен для проверки знаний офицеров61.
Капитан 1 ранга В.П. Верховский в записке о проекте П.А. Перелешина, жёстко отозвавшись о проекте в целом, отметил, что согласно ему «флот существует для пенсии, а суда для ценза»62. Верховский считал: «Дело начальства, но не судового офицера, чтобы служащие имели начальством же положенный ценз. Если средства министерства не дают возможности посылать в плавание столько судов и офицеров, чтобы ценз служащих был в своей норме, то очевидно, что это не вина офицеров, и тогда начальство для движения линии само должно понизить требования. Таким образом, морской ценз должен входить в программу действий министерства, а не составлять заботы судового офицера. Взгляд комиссии, в подражание некоторым иностранным флотам, что морской ценз должен составляться только из числа плаваний, может, если он будет осуществлён, сделаться причиной одностороннего отношения офицеров к своей профессии — обратится в рутинное исполнение линейной службы в самом ограниченном смысле этого понятия; может породить односторонность, подобную той, которой пропитался флот в последнее десятилетие парусного флота, и привести ко второй Крымской катастрофе»63.
В связи с установлением штата во флоте и ценза для его регулирования возник вопрос о производстве в чины за отличие. Комиссия решила, что производство за военные подвиги не может подлежать никаким ограничениям, поэтому не должно зависеть от штата, а вакансии в штате должны замещаться исключительно производством по линии (выслуга и выполнение цензовых требований). Возможность производства в чины за отличие в мирное время, упомянутая комиссией, подверглась критике, так как «есть много разных других способов награждать, а производство в чины непременно затягивает линию»64. Офицерам, проявившим выдающиеся познания и способности, взамен производства за отличие предлагалось назначать большие денежные награды (по примеру английского флота) или награждать орденами, так как чинопроизводство вне очереди часто тормозило служебный рост других офицеров65. Резко отрицательное отношение к повышению за отличие в мирное время показывает, что, видимо, таких случаев было немало, и не всегда такие отличия признавали реальными.
Предельный возраст службы во флоте в 1880-х годах в том или ином виде был установлен во всех крупнейших флотах мира66. Он был необходим как для продвижения молодых офицеров, выполнивших ценз, так и в связи с тем, что, как отметила комиссия, по достижении офицером определённого возраста польза, приносимая им службе, снижается67.
Низший предельный возраст службы комиссия определяла с таким расчётом, «чтобы офицер, во всяком случае, не был понуждаем оставить службу ранее выслуги хоть бы низшего оклада пенсии; затем, чтобы предельный возраст близко подходил к тому возрасту, в котором по приблизительным расчётам Комиссии офицер будет дослуживаться до известного чина, и, наконец, по возможности согласовывать проектируемый у нас предельный возрасте предельными возрастами, принятыми в Англии и во Франции, как выведенными из опытности и основанными на выносливости человеческого организма в известных летах к трудностям морской службы»68.
На основании этих соображений комиссия решила для мичмана предельный возраст службы не устанавливать, так как к пенсионному возрасту офицер, не уклонявшийся от службы, будет как минимум лейтенантом, а признанного бесполезным не станут держать на службе 25 лет.
Предельный возраст службы лейтенанта комиссия определила в 47 лет. Для этого к максимальному возрасту производства в мичманы — 25 лет — прибавили 7 лет, которые по приблизительному расчёту нужно прослужить до получения чина лейтенанта, и 15 лет лейтенантом.
Для штаб-офицеров был принят средний предельный возраст службы между установленными в английском и французском флотах: капитанам 2 ранга — 54, капитанам 1 ранга —57 лет.
Предельный возраст службы адмиралов варьировался в зависимости от характера должности, контрадмиралов на строевых должностях составлял 63 года, на административных — 65 лет, вице-адмиралов — соответственно 65 и 68 лет.
Морская общественность критиковала принципы реформы, но конструктивные замечания касались отдельных мер. Не было другого цельного плана реформирования системы прохождения службы флотскими офицерами, который можно было противопоставить проекту комиссии П.А. Перелешина. Он стал основой «Положения о морском цензе для офицеров флота».
Переход к этой системе открыл в истории российского флота «эпоху морского ценза»69. Его введение на фоне бурного развития судостроения должно было поставить флот России на один уровень с флотами крупнейших морских держав, в которых ценз давно был основой продвижения офицеров по службе70. Но новая система свелась к поочерёдному «отбыванию» офицерами морского ценза, после чего многие из них ожидали вакансий для производства в следующий чин71. На ответственные командные должности зачастую назначали недостаточно подготовленных, но «отбывших ценз» офицеров, регулярно меняли командиров кораблей, отрядов и начальников эскадр, чтобы другие смогли отбыть морской ценз72. Лишь после поражения в Русско-японской войне под влиянием критики в адрес Морского министерства и проектов возрождения флота в прессе в 1905 году было принято решение о пересмотре «Положения о морском цензе для офицеров флота». В 1907 году вступило в силу «Положение о прохождении службы офицерами флота». Морской ценз был отменён73.

Примечания

1 Три века российского флота / Под ред. Ф.Н. Громова. СПб., 1996. Т. 1.С. 287.
2 Общий морской список. СПб., 1885. Ч. 1. С. XXXIV.
3 Отчёт по морскому ведомству 1879-1883. СПб., 1884. С. 3,4.
4 Всеподданнейший отчёт по морскому ведомству за 1855— 1880 гг. СПб.,1881. С. 3.
5 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 410. Оп. 2. Д. 3236. Л. 5., 5 об.
6 Там же. Л. 1.
7 Там же.
8 Там же. Л. 9.
9 Там же. Ф. 4. Оп. 1.Д. 8.Л. 16.
10 Там же. Л. 5. u Там же. Л. 14 об.
12 Там же.
13 Там же. Л. 18.
14 Обзор деятельности морского управления в России 1855-1880 гг. Ч. 1. СПб., 1880. С. 13, 14.
15 РГА ВМФ. Ф. 315. Оп. 1. Д. 1398. Л. 90, 90 об.
16 Там же. Ф. 410. Оп. 2. Д. 3601. Л. 9.
17 Там же.
18 Там же.
19 Там же. Л. 66 об.
20 Там же. Л. 53.
21 Там же. Ф. 315. Оп. 1.Д. 1398. Л. 92 об.
22 Там же.
23 Там же. Л. 93.
24 Там же. Ф. 410. Оп. 2. Д. 3601. Л. 86 об.
25 Там же.
26 Там же.
27 Кондратенко Р.В. Морская политика России 80-х годов XIX века. СПб., 2006. С. 129.
28 РГА ВМФ. Ф. 410. Оп. 2. Д. 3823. Л. 1-27.
29 Там же. Л. I.
30 Там же. Ф. 243. Оп. 1. Д. 9095. Л. 142.
31 Там же. Ф. 315. Оп. 1.Д. 1398. Л. 70-128.
32 Там же. Ф. 243. Оп. I. Д. 9095. Л. 182 об., 183.
33 Там же. Ф. 26. Оп. 1.Д. 11.Л. 10.
34 Там же. Ф. 243. Оп. 1. Д. 9095. Л. 4 об.
35 Кронштадтский вестник. 1883. №36. 25 марта. С. 1.
36 Там же. №37. 27 марта. С. 1.
37 Там же. №46. 17 апреля. С. 2.
38 Там же.
39 Новости. 1883. №98. С. 1.
40 Положение о морском цензе для офицеров флота. СПб., 1885.
41 РГА ВМФ. Ф. 243. Оп. 1. Д. 9095. Л. 182 об., 183.
42 Там же. Ф.410. Оп. 2. Д. 3823. Л. 1 об.
43 Там же. Л. 4 об.
44 Там же.
45 Там же. Ф. 243. Оп. 1. Д. 9095. Л. 131.
46 Там же.
47 Там же. Ф. 410. Оп. 2. Д. 3823. Л. 6.
48 Там же. Л. 6 об.
49 Речь идёт о событиях конца 1870-х гг.
50 Шестаков И.А. Полвека обыкновенной жизни: воспоминания (1838-1881 гг.). СПб., 2006. С. 672.
51 РГА ВМФ. Ф. 410. Оп. 2. Д. 3770. Л. 27 об.
52 Там же. Ф. 243. Оп. 1. Д. 9095. Л. 132 об.
53 Там же.
54 Там же. Ф. 410. Оп. 2. Д. 3770. Л. 270 об.
55 Там же. Д. 3823. Л. 9.
56 Там же. Ф. 243. Оп. 1. Д. 9095. Л. 148, 149.
57 В Чёрном и Каспийском морях командование судном 3 ранга давало право на производство в капитаны 1 ранга.
58 РГА ВМФ. Ф.410. Оп. 2. Д. 3823. Л. 11, 11 об.
59 Там же. Д. 3770. Л. 25.
60 Там же. Ф. 283. Оп. 3. Д. 6158. Л. 55.
61 Там же. Ф. 410. Оп. 2. Д. 3770. Л. 19.
62 Там же. Ф. 283. Оп. 3. Д. 6158. Л. 166-172.
63 Там же.
64 Там же. Ф. 243. Оп. 1. Д. 9095. Л. 133.
65 Там же. Л. 137.
66 Там же. Л. 161.
67 Там же. Ф. 410. Оп. 2. Д. 3823. Л.18 об.
68 Там же. Л. 19.
69 Морской ценз / Военная энциклопедия: В 18 т. (ВЭ) СПб.: Тип. т-ва И.Д. Сытина, 1914. Т. XVI. С. 440.
70 Воспитание и прохождение службы важнейших морских держав// Морской сборник. 1905. №11. С. 46-65.
71 Грибовский В.Ю. Российский флот Тихого океана 1898-1905. История создания и гибели. М., 2004. С. 49.
72 Там же.
73 Подробнее о реализации закона о морском цензе см.: Никитин В.О. Закон и реальность. «Положение о морском цензе для офицеров флота 1885 года» // Россия XXI. 2011. №6. С. 58-75.


Сведения об авторе. Никитин Владимир Олегович — научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Санкт-Петербург. E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.).
Аннотация. В статье освещены процесс разработки морского ценза и основные принципы реформирования системы прохождения службы офицерами российского флота в 1880-х годах.
Ключевые слова: Морское министерство; прохождение службы офицерами флота; реформа; «Положение о морском цензе для офицеров флота».
Information about author. Vladimir Nikitin — Researcher of the Military Historical Museum of Artillery, Engineer Troops and Signal Communications (Saint-Petersburg. E-mail: vnikitin86@gmail. com).
Summary. The article highlights the process of developing the marine qualification and basic principles of reforming the system of service for officers of the Russian Navy in the 1880s.
Keywords: Sea Ministry; service for officers of the Navy; reform; «Regulations on the maritime qualification for naval officers».

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Флот Морской ценз в российском флоте