Багира

Пятница, 12 15th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Крах морской мощи испанской империи обычно связывают с разгромом англичанами Непобедимой армады (1588 год). В 1639 году при Даунсе флот Республики Соединённых провинций (официальное название Голландии) одержал ещё одну вполне сопоставимую по масштабам победу, хотя в этот раз испанцы и англичане выступали в качестве если не союзников, то партнёров.

Гибель непобедимой армады — 2

Журнал: Военная история №8, август 2017 года
Рубрика: Морской бой
Автор: Олег Покровский

Ради победы голландцы надругались над британским нейтралитетом

Фото: сражение у ДаунсаБорьба голландцев за свою независимость от Испании началась в 1568 году и растянулась на восемь десятилетий.
Метрополия и её бывшая колония вступали в коалиции с другими странами, но по отношению друг к другу оставались непримиримыми врагами. Отчасти это объяснялось религиозными противоречиями между католиками и протестантами, хотя постепенно на первый план выходила геополитика.

Шёл 71-й год войны…

Строя своё благосостояние на торговле, голландцы тянулись к заморским территориям, большинство из которых принадлежало Испании. Англичане же, также являясь нацией торговцев и мореплавателей, видели в голландцах своих конкурентов, что, в свою очередь, заставляло их сближаться с Мадридом. Вполне католическая Франция, напротив, была недовольна стремлением католической же Испании диктовать свою волю Европе, что привело к открытому столкновению. В результате локальная англо-голландская война слилась с Тридцатилетней войной, охватившей всю Европу.
Испанцы продолжали удерживать Фландрию (современная Бельгия), но из-за конфликта с Францией оказались отрезаны от метрополии. Получать необходимые припасы и подкрепления они теперь могли только морем, но путь этот был крайне ненадёжен и опасен из-за рейдов голландского флота.
В 1636 и 1637 годах адмирал Лопе де Осез-и-Кордоба сумел благополучно провести вверенные ему караваны до Дюнкерка, последней испанской базы на побережье Северного моря.
Однако в 1638 году французы начали вторжение в Испанию, а когда де Осез устремился на помощь соотечественникам, разбили его эскадру при Гетарии. Не получая подкрепления, а главное — возможности жаловаться, испанские войска во Фландрии созревали для открытого бунта.
Весной 1639 года первый министр короля Филиппа IV герцог Оливарес начал собирать мощный флот, комплектовавшийся частично вновь построенными и отремонтированными судами (29 кораблей), а частично отозванными из Средиземного моря (22 корабля). Дюжина транспортников была зафрахтована у британцев вместе с экипажами.
Должность командующего предложили де Осезу, но он так переживал прошлогоднее поражение, что добровольно уступил пост менее опытному и талантливому Антонио де Окендо.
Из блокированного голландским адмиралом Мартеном Тромпом Дюнкерка 19 февраля 1639 года с боем попыталась прорваться эскадра из 12 кораблей Мигеля де Орны. Противник у него оказался серьёзным, и, потеряв три судна, испанцы вернулись обратно. Однако потери голландцев убитыми, ранеными и пленными оказались почти вдвое больше (более тысячи человек), да ещё все самые крупные суда им пришлось отвести в свои порты на ремонт. Так что, когда в апреле 1639 года де Орна попытался вторично выйти из Дюнкерка, голландцы не доставили ему ни малейшего беспокойства.

«Сантьяго» танцует с «Амелией»

27 августа 1639 года испанский флот, состоявший из 75 кораблей с 24 тысячами солдат и матросов на борту, покинул Ла-Корунью и направился к Дюнкерку. Через несколько дней Тромп перехватил два отбившихся от основных сил небольших парусника, получив, таким образом, первые сведения о приближении Окендо.
Правда, информации было мало, и, чтобы перекрыть врагу все маршруты, свой флот он решил разделить на три эскадры. Сам Тромп с 12 кораблями патрулировал французское побережье Ла-Манша. Ещё шесть судов Витте де Витта сторожили английское побережье, а самый большой отряд из 15 судов Йоста Банкерта отправился блокировать британский порт Дауне, где, по данным разведки, и должны были сконцентрироваться испанцы, прежде чем совершить финальный рывок к Дюнкерку.
15 сентября испанская армада вошла в устье Ла-Манша и следующим утром увидела на горизонте паруса эскадры Тромпа. Голландский командующий отправил один из своих кораблей к Банкерту за помощью и чувствовал себя крайне неуютно, поскольку численно превосходивший противник мог легко расправиться с 11 его кораблями.
Но Окендо, в свою очередь, переоценивал силы голландцев и, решив, что имеет дело лишь с авангардом, в бой не рвался. Свой флот он выстроил полумесяцем с флагманским галеоном «Сантьяго» на правом фланге.
Когда Тромп решил проскользнуть между испанским флотом и берегом, Окендо, наконец, понял, что имеет дело не со слоном, а с мышью, и попытался перехватить противника, приказав своему правому крылу развернуться.
Но сделано это было с большим опозданием, так что, помимо самого флагмана, толком выполнить манёвр смогли только галеон «Сан-Хуан» и набравшаяся опыта в недавних баталиях эскадра Мигеля де Орны.
«Сантьяго» оказался чуть впереди и слишком близко к противнику. Впрочем, первый же приблизившийся к нему корабль был встречен убийственным залпом мушкетов, после чего желание идти на абордажу голландцев пропало.
Теперь уже «Сантьяго» пошёл в атаку на флагман Тромпа «Амелия», причём внешне это напоминало поединок Давида и Голиафа. Испанец вдвое превосходил голландца по водоизмещению (1200 тонн против 600) и в 2, 5 раза по числу находившихся на борту людей (почти 800 против 240). Превосходство в количестве пушек было менее заметным (66 против 48).
Но испанский галеон оказался перегружен людьми, да и сконструирован он был не очень удачно. Тромп маневрировал, используя преимущество в скорости, а его артиллеристы демонстрировали чудеса меткости. В общем, «Сантьяго» так и не смог подмять под себя «Амелию», которая вышла из-под удара, не потеряв ни одного человека убитым. Потери на испанском галеоне составили 43 человека убитыми и 67 ранеными.
Тем временем другие испанские корабли спешили на помощь своему адмиралу, и всё происходящее стало напоминать свалку. Один из голландских кораблей неожиданно взорвался, хотя испанцы по нему вроде и не стреляли. Надо полагать, какая-то искра залетела в пороховой погреб.
Через три часа к месту событий прибыла эскадра де Витта, но соотношение в 75 испанских кораблей против 16 голландских со всей очевидностью показывало, кому надо думать о победе, а кому — о спасении.
Взяв тайм-аут, Окендо начал строить флот своим любимым полумесяцем таким образом, чтобы перекрыть неприятелю путь отхода или загнать его на мелководье. Тромп, конечно, вовремя увидел опасность и сумел улизнуть, поймав ветер.
На следующий день к месту событий прибыла эскадра Банкерта, благодаря чему силы голландцев выросли вдвое.
Противники держась на дистанции аркебузного выстрела, периодически затевали артиллерийскую дуэль, в ходе которой погибли два испанских адмирала — Гваделупе и Улахани.
Из предыдущей схватки Тромп сделал вывод о том, что вражеские суда перегружены пехотой, а следовательно, теряют в скорости и манёвре. Да и умение Окендо управлять своей армадой оставляло желать лучшего.
Исходя из этого, 18 сентября Тромп всё же рискнул атаковать испанцев. Свои корабли он повёл в бой, выстроив плотной линией. Окендо неожиданно проявил фантазию, выстроив свой флот клином. Для голландцев это стало неприятным сюрпризом, поскольку «доны» смогли сосредоточить огонь — против одного из флангов и захватить в качестве приза вспомогательный корабль с 16 пушками. Мелочь, но приятно.
Затем сказалось превосходство голландских экипажей в выучке и манёвренности — эскадры. В качестве компенсации они смогли оттеснить в сторону и пленить 28-пушечный «Сан-Хиеронимо».
Несколько новых попаданий в «Сантьяго» ещё больше снизили его манёвренность, и тогда Окендо скомандовал отступление, выбрав в качестве укрытия британский порт Даунс под крылышком эскадры Джона Пеннингтона.
Пеннингтон, кстати, таким гостям не обрадовался и сразу потребовал отдать максимальный почётный салют британскому флагу. Окендо, как проигравший, не спорил и был сама вежливость.

Даунс как мышеловка

Учитывая, что Англия оказалась в положении державы, нарушившей правила нейтралитета, между британским и голландским правительствами последовал обмен нотами. Испанцы тем временем приводили себя в порядок и в бой явно не рвались.
Зато Окендо на 15 быстроходных кораблях сумел отправить в Дюнкерк часть причитающихся войскам денег (220 тысяч дукатов) и 5,5 тысячи подкрепления. Для отвлечения внимания испанцы под видом гружённых золотом кораблей выслали вперёд девять конфискованных у фламандских рыбаков судёнышек, за которыми Тромп и погнался. Суда с рыбой он захватил, а вот настоящее золото ускользнуло. Получивший его кардинал-инфант Фердинанд сумел стабилизировать фронт и рассчитаться с войсками.
Тромп между тем продолжал кружить вокруг Даунса, как коршун, малыми группами отсылая свои суда в Голландию для ремонта регулярно получая подкрепление. К концу октября численность его эскадры увеличилась до 95 кораблей и 12 брандеров, что превосходило силы испанцев, которые после прорыва в Дюнкерк и окончания аренды английских судов сократились до 52 кораблей, включая девять транспортников.
Устав ждать, Тромп отправил Окендо письмо, в котором спрашивал, долго ли тот намерен уклоняться от сражения и не требуется ли ему прислать что-нибудь для храбрости. Испанский флотоводец сделал вид, что не понял сарказма, и в ответном послании перечислил все требуемые ему для ремонта материалы. Легенда гласит, что голландцы даже снабдили врагов строевым лесом, но это, конечно, преувеличение.
В конце концов Тромп решил наплевать на британский нейтралитет, вломившись в гавань Даунса, как лис в курятник. При этом 30 судов эскадры де Витта он сразу отрядил для блокирования англичан, на случай если они решат вмешаться в сражение. Ещё две эскадры поменьше — Яна Хендрикса де Нийса (восемь кораблей) и Корнелиса Йола (семь кораблей) — отправились, соответственно, блокировать южный и северный выходы с рейда.
Утром 21 октября Тромп пустил на врага три брандера. Заметив опасность, испанцы обрубили канаты и устремились на выход. Прикрываясь дымом от горящих судов, они добрались до внешнего рейда, где голландцы выпустили на них вторую тройку брандеров. Главной их целью был «Сантьяго», но флагман сумел увернуться.
Не повезло идущей следом и сходной по размерам «Санта-Терезе» — огромному галеону, на котором держал флаг предшественник Окендо по командованию флотом Лопе де Осез. Испанский корабль вспыхнул, как факел, и, не сбавляя ход, скрылся в туманной дымке. Погиб весь его экипаж, до последнего человека.
Между тем восемь кораблей (почти все из эскадры де Орны) сгруппировались вокруг флагмана, построились клином и, прорвав линию неприятеля, оказались в Ла-Манше.
Дюнкерка они достигли благополучно, в отличие от девяти других крупных испанских судов, которые были захвачены или потоплены победителями.

Полный разгром

Считается, что большинство кораблей армады предпочли выброситься на английский берег, избежав таким образом плена (девять из них позже отремонтировали и вернули в состав испанского флота). Многие галеоны пытались прорваться самостоятельно: у кого-то получилось, кому-то не повезло. «Санта-Крито-де-Бургос», благополучно разметав противника, потерпел крушение у мыса Барфлер. «Сант-Анджес» голландцы настигли через два дня после битвы, когда спасительный Дюнкерк уже маячил на горизонте. Кое-чем поживились союзные голландцам французские каперы.
Точность подсчётов путается из-за того, что боевые действия в районе Даунса, хотя и с разной интенсивностью, продолжались почти два месяца, состав флотов постоянно менялся, а некоторые считающиеся уничтоженными корабли спаслись или были отремонтированы. Но в общем не менее чётырёх десятков судов испанцы потеряли безвозвратно — цифра внушительная по сравнению с 95 кораблями, вышедшими из Ла-Коруньи.
Ориентировочное количество погибших моряков варьируется от 6 до 16 тысяч.
Потери голландцев были ничтожными — даже по сильно преувеличенным испанским оценкам, 10 брандеров и 1000 погибших. Соотечественники Тромпа предлагают делить эти цифры на 10. Адмирала-победителя на родине провозгласили героем и выплатили 10 тысяч гульденов.
Британцы же были злы на него за надругательство над их нейтральным статусом. Правда, до войны с Голландией дело тогда не дошло. Она разбилась позже, и адмирал Тромп погиб в 1653 году именно в сражении с Английским флотом.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Флот Гибель непобедимой армады — 2