Багира

Среда, 09 20th

Последнее обновлениеСр, 20 Сен 2017 3am

Когда мы говорим о противостоянии Российской и Японской империй в 1904-1905 годах, то чаще всего вспоминаем геройскую гибель «Варяга» и отчаянное сопротивление Порт-Артура, храбрость простых солдат и офицеров и бездарность некоторых командиров. Однако не все было печально, трагично и безнадёжно в той неудачной для России войне.

«Амур» не стал героем песен

Журнал: Тайны 20-го века №20, май 2017 года
Рубрика: Дела давно минувших дней
Автор: Олег Таран

Не имя красит корабль…

Фото: минный заградитель АмурКак это ни удивительно, но самый значительный ущерб императорскому флоту Страны восходящего солнца за всю войну нанесли не 1-я и 2-я Тихоокеанские эскадры с их броненосцами, крейсерами и миноносцами, а скромный минный транспорт с игривым наименованием «Амур». Прозван он был так, разумеется, не в честь божества любви, а по названию одной из больших рек России, как и однотипный с ним — «Енисей». Кстати, «собрат», к сожалению, не столь ярко отличился, да ещё и погиб, подорвавшись (по некоторым данным) на собственном минном заграждении.
«Амур» не был каким-то особенным супероружием, и абсолютно ничто не предвещало, что именно на его долю выпадет самый громкий военный успех российских ВМС в 1904 году. Но успехом своим корабль этот был обязан прежде всего пресловутому человеческому фактору. Впрочем, обо всем по порядку.

Родословная

Герой нашего повествования вступил в строй в 1901 году. Покинув родные стапели Балтийского завода, минный транспорт «Амур» вместе с собратом «Енисеем» сразу же отправился на Дальний Восток, чтобы там нести воинскую службу.
Главным оружием кораблей данного типа были, конечно же, не их 12 пушек калибром 75 и 47 миллиметров, а 450 якорных мин. Причём опасны эти боеприпасы были не только для врага, но и для их носителя. Достаточно было по какой-либо причине сдетонировать хотя бы одной из мин-«рогулек», наполненных 56 килограммами пироксилина, и от корабля мало что осталось бы. Ввиду этого, пока оба транспорта шли к новому месту службы с полным боезапасом мин, в их честь было запрещено производить артиллерийские салюты.
В долгом дальнем походе корабли продемонстрировали отменные мореходные качества, а по прибытии в марте 1902 года в Порт-Артур удивили командование 1-й Тихоокеанской эскадры своим хорошим состоянием, несмотря на трудный путь. К тому же ввиду высокой скорости для такого класса судов — 17,44 узла «Амур» и «Енисей» предполагалось в военное время, после установления ими минных заграждений, использовать в качестве крейсеров.

В огне сражений

Несмотря на вспомогательный характер обоих кораблей, они довольно активно включились в начавшуюся в январе 1904 года Русско-японскую войну. «Амур» 27 января даже получил «ранение», правда, от своего же броненосца, который 305-миллиметровым снарядом снёс ему трубу кочегарного вентилятора и пробил правый дымовой кожух. Хорошо ещё, что снаряд этот не взорвался, иначе не стать бы нашему герою самым грозным кораблём войны. А так моряки аккуратно удалили результат «дружественного огня» и провели необходимый ремонт.
Пока «Амур» «залечивал раны», его собрат отправился в Талиенванский залив ставить заграждение из 402 мин. А 29 января «Енисей» подорвался здесь же и затонул, унеся с собой на дно 89 из 322 членов экипажа. Отремонтированный «Амур» завершил постановку важного минного заграждения, за что командующий 1-й Тихоокеанской эскадрой адмирал СО. Макаров объявил его экипажу благодарность.
На войне у каждого особая работа, и минные транспорты свою выполнили отменно. Из 1066 мин, выставленных русскими кораблями у Порт-Артура, 837 (или 78,5% от общего количества) приходится на долю «Амура» и «Енисея». Их минные заграждения не позволили врагам высаживать десанты в тыл русских войск, ограничили возможности флоту противника для обстрела с моря фортов, города и порта, сделали невозможной тесную блокаду Гуаньдунского полуострова. Эта угроза значительно сузила оперативный простор для японского флота и вынудила противника тратить время и силы на противоминные действия.

Знаете ли вы что…

По мнению многих специалистов, после поражения у Цусимы Владивосток от нападения японцев спасли… русские подводные лодки, несовершенные, но сумевшие нагнать страху на врага, ни разу не выстрелив.

Даже если бы «Амур» после этого завершил карьеру, погибнув вместе с кораблями 1-й Тихоокеанской эскадры, он уже сполна выполнил бы своё предназначение. Но наш герой перевыполнил свою миссию, поразив минными «стрелами» японский флот в самое его «сердце» — броненосцы.

«Самовольный» подвиг

Блокированные в Порт-Артуре корабли русской эскадры бездействовали, и это угнетало наших моряков. В конце концов в апреле они отследили маршруты движения японских кораблей из отряда блокирования, проходившие в 10-11 милях от Порт-Артура, и командир минного транспорта «Амур» Фёдор Николаевич Иванов предложил исполняющему обязанности командующего 1-й Тихоокеанской эскадрой Вильгельму Витгефту (возглавившему её после гибели Макарова) поставить там минное заграждение. Осторожный контр-адмирал разрешил произвести установку мин, но только в восьми милях от города.
Иванов, действуя в тумане, выставил 50 мин в 11 милях от Порт-Артура по сути дела самовольно. Непогода и быстрая работа минёров позволили сделать это незаметно не только для врага, но и для своего начальства.
Утром 2 мая отряд японских броненосцев осуществлял блокирующие действия. Около 10 часов утра на мине подорвался японский флагман «Хацусэ». Пока он оставался на плаву, с него успели снять на шлюпки часть отрядного руководства и половину экипажа. На помощь пострадавшему двинулся броненосец «Ясима», который также подорвался и потерял ход. Японские корабли сопровождения открыли беспорядочный огонь вокруг себя по воде, полагая, что их атаковали русские подводные лодки.
Пока шла спасательная операция, державшийся на плаву «Хацусэ» наткнулся ещё на одну мину и стремительно ушёл на дно, унеся с собой 493 офицера, кондуктора, нижних чина и вольнонаёмных. «Ясиму» взял на буксир броненосец «Сикусима», и отряд стал уходить из опасного района. Через некоторое время стало ясно, что и «Ясиму» не спасти. Экипаж покинул обречённый корабль, его захлестнуло волной, и вскоре второй броненосец скрылся в водах Жёлтого моря.
Так как, в отличие от «Хацусэ», «Ясима» затонул вне видимости русских наблюдательных постов, его гибель японцам удалось скрыть.

Эффект разорвавшихся мин

В результате русское командование нескоро узнало, что скромный «Амур» на треть сократил главную ударную мощь японского флота, уничтожив два вражеских новейших броненосца из шести имевшихся.
Полученное в результате умелых самостоятельных действий экипажа маленького корабля значительное превосходство так и не было реализовано российским командованием ни сразу, ни впоследствии.
Во-первых, в тот же день можно было попытаться одним ударом уничтожить или хотя бы значительно ослабить блокирующий отряд. В тот момент у японцев оставались под Порт-Артуром два броненосца, пять крейсеров, три канонерские лодки и два истребителя, которым русские могли противопоставить четыре броненосца и четыре крейсера, четыре канонерские лодки, 16 миноносцев 1-й Тихоокеанской эскадры. Но Витгефт дать бой не решился.
Во-вторых, из-за потери от мин «Амура» двух новейших броненосцев в сражении в Жёлтом море японцы, чтобы уравновесить шансы на победу, были вынуждены ставить в боевую линию броненосные крейсера, уступающие потерянным «Хацусэ» и «Ясиме» в вооружении и защите. Может, ещё и поэтому им не удалось тогда утопить ни одного корабля эскадры Витгефта, в отличие от полного разгрома 2-й эскадры при Цусиме.

«Амурские» волны

С блеском использовав своё главное оружие и не имея возможности пополнить боезапас, наш герой впоследствии использовался командованием блокированной 1-й Тихоокеанской эскадры как плавучая база и для траления вражеских мин. Получил он повреждение, правда, не боевое — ударился о подводный камень. Долгое время простоял в доке на ремонте.
26 ноября 1904 года при обстреле японской артиллерией Порт-Артура «Амур» получил тяжёлые повреждения. 20 декабря 1904 года полузатопленный корпус минного транспорта был взорван экипажем, чтобы корабль не достался японцам.

Нехарактерный пример?

Так отчего же наш «Амур» не стал героем песен после уничтожения двух броненосцев, в то время как воспетый «Варяг», бившийся, без сомнения, геройски, не смог потопить ни одного вражеского корабля? Скромному минному транспорту не посвящали больших книг, как разгромленной 2-й Тихоокеанской эскадре, и не популяризировали, как оборону Порт-Артура. Что за несправедливость?
Может быть, потому, что маленький корабль сделал большое дело именно вопреки бездарному военному руководству, и это могло послужить нежелательным примером для инициативных молодых офицеров, не трясущихся за свои погоны, а переживающих за успех, за честь флота, за свою страну? А вдруг бы это подвигло царя и закоснелое военное ведомство к решительным реорганизациям в высшем военном руководстве?
Другой момент — если была возможность нанести врагу значительный ущерб именно таким способом, то почему им не воспользовались более широко? Неужели активнее использовать минные заграждения было так сложно после яркой демонстрации успеха «Амура»? Да, мин не хватало в Порт-Артуре, но они были во Владивостоке и уж точно имелись на кораблях 2-й Тихоокеанской эскадры. Не сообразили?
Не потому ли и нахваливали героические действия наших обречённых кораблей, вместо того чтобы сделать правильные выводы из тех немногих успехов, что всё-таки имели место в этой несчастливой для России войне?

 

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Флот «Амур» не стал героем песен