Багира

Вторник, 10 17th

Последнее обновлениеВт, 17 Окт 2017 12pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Счастлив тот учёный, в руки которого попадает крупная научная находка. Благодаря этому можно не только совершить какое-нибудь открытие, но и навсегда войти в историю. Раймонд Дарт принадлежит к числу таких счастливчиков. Но обнаруженный им артефакт оказался настолько спорным, что дальнейшая судьба находки сложилась самым неожиданным образом.

Ребёнок из Таунга

Журнал: Архивы 20 века №2, май 2017 года
Рубрика: Артефакт
Автор: Елена Абрамова

В споре рождается истина

Фото: череп из ТаунгаОднажды некая молодая женщина из Южной Африки увидела на камине в доме своего приятеля нечто напомнившее ей череп вымершего павиана. Дама интересовалась окаменелостями и не могла пройти мимо странного экспоната. Она спросила у друга, где он раздобыл останки павиана. Тот ответил: из принадлежащей ему каменоломни, что в 10 км от Таунга, входившего тогда в состав протектората Бечуаналенд. Когда в карьере взрывали известняк, в породе иногда обнажались окаменелости. Череп был одной из них. Только вряд ли, добавил приятель, он принадлежит человекообразной обезьяне, ведь в Южной Африке ещё никому не доводилось находить их останков. Женщина оказалась особой на редкость дотошной и при первой же возможности рассказала об увиденном своему знакомому, профессору анатомии доктору Раймонду Дарту. Учёный в то время преподавал в университете Витватерсранда в Йоханнесбурге. Дарт согласился с приятелем женщины в отношении человекообразных обезьян — они действительно никогда не встречались в Южной Африке. Зато насчёт павианов он готов был спорить сколько угодно: эти крупные обезьяны хорошо приспособлены к наземному (не древесному) образу жизни в засушливой местности, каковой и является тот край. Они обитали в Южной Африке сотни тысяч лет назад, встречаются и поныне.

Ценная посылка

Раймон Дарт загорелся идеей увидеть окаменелость собственными глазами. Он попросил хозяина каменоломни сделать ему одолжение: если попадутся новые ископаемые останки, переправить их ему почтой.
Прошло время, и в один из дней 1924 года Дарт получил увесистую посылку — два больших ящика с обломками известняка. В первом Дарт не нашёл ничего интересного, но, когда открыл второй, его радости не было предела. В ящике находился круглый кусок известняка, выделявшийся на фоне неровных обломков. Дарт узнал в нём эндокран. Так на языке учёных называется рельеф на внутренней стороне черепной коробки, отражающий рисунок крупных борозд, извилин и сосудов головного мозга. Было очевидно, что этот эндокран образовался естественным путём: когда-то расплавленная порода заполнила внутреннюю полость черепа и затвердела в нём, в точности воспроизведя размеры и форму давно исчезнувшего мозга. По словам Дарта, на поверхности камня были отчётливо видны извилины и борозды мозга, кровеносные сосуды. Раймонд Дарт знал, о чём говорил: уроженец австралийского Квинсленда изучал в Сиднейском университете и университетском колледже Лондона антропологию. Его опытный глаз сразу определил: череп разломился при взрыве во время добычи известняка. То есть ещё недавно он был цел и невредим.

Ювелирная работа

Сначала антрополог решил, что перед ним эндокран павиана. Но вскоре понял, что поспешил с выводами. Мозг был слишком велик для павиана, кроме того, отличался и по форме. Тогда кому же он принадлежал? Шимпанзе или горилле? Не исключено. Ведь эти человекообразные обезьяны обладают более развитым по сравнению с павианами интеллектом и более крупным мозгом. И вдруг Дарта осенило: а почему бы не предположить, что в далёком прошлом на территории Южной Африки обитали доселе неизвестные, ныне вымершие человекообразные обезьяны? Он начал лихорадочно рыться в ящике с камнями, пытаясь найти кусок, который соответствовал бы слепку мозга. Если бы ему это удалось, он располагал бы и самим черепом. Но тут в дверь его кабинета громко и настойчиво постучали. Этот стук вернул Дарта с небес на землю. Он вспомнил, что именно на сегодня назначена свадьба его лучшего друга, на которой Дарт вызвался исполнять обязанности шафера. С трудом оторвавшись от своих любимых окаменелостей, Раймонд вынужден был поторопиться на церемонию бракосочетания. Зато вечером, вернувшись со свадьбы, бросился в кабинет и буквально через минуту держал в руках кусок породы, который точно соответствовал эндокрану. Уставившись на эту вторую окаменелость, учёный сообразил, что смотрит внутрь маленькой головки. Повернув окаменелость другой стороной, чтобы увидеть лицевую часть, Дарт обнаружил, что она покрыта коркой из известняка, смешанного с песком и гравием. Этот плотный цементоподобный материал, называемый брекчией, не позволял рассмотреть особенности лицевого скелета. Но Дарт знал: лицо можно будет увидеть, если снять с него затвердевшие остатки породы.
Антропология — не палеонтология. Дарт лишь приблизительно представлял себе, как нужно снимать брекчию. Но он желал во что бы то ни стало докопаться до истины, а потому вооружился необходимым инструментом и приступил к работе. Как оказалось позже, он шёл в нужном направлении. Не представляя, насколько хрупким окажется череп, боясь повредить его резкими ударами долота, Дарт поместил окаменелость в ящик с песком для устойчивости и амортизации. Затем взял маленькое долото и принялся, как скульптор, осторожно отсекать все лишнее. Когда Дарт отбил самые грубые куски, в ход пошла спица жены, которую он отточил, сделав с одной стороны трехгранной. С помощью этой спицы Раймонд откалывал кусочек за кусочком, и через 73 дня окаменелость была полностью очищена.

Недостающее звено

В течение двух месяцев кропотливой работы Раймонд Дарт то и дело раздумывал, чей череп предстанет перед ним в конце. Результат превзошёл все ожидания! Череп, скорее всего, принадлежал шестилетнему ребёнку! Его рот был полон молочных зубов. Постоянные зубы, которые заменяют их у взрослого человека, только начали прорезываться. О том, что череп принадлежал павиану, не могло быть и речи. Уж слишком высоким и круглым он был, в то время как лицо больше походило на человечье. Да и клыки, характерные как для павианов, так и для горилл с шимпанзе, отсутствовали. Перевернув находку, Дарт обратил внимание на интересную особенность: большое затылочное отверстие, служащее для выхода спинного мозга, располагалось на нижней стороне черепа. А это недвусмысленно указывало на то, что ребёнок ходил выпрямившись, на двух ногах. У павианов и шимпанзе это отверстие расположено ближе к затылку — такое строение черепа бывает только у животных, передвигающихся на четырёх лапах. Так, может, это просто прямоходящая обезьяна? Но это противоречило всем научным представлениям! Ареал обитания человекообразных приматов находился в 2 000 миль от Таунга. Тогда что это? И тут Раймонда осенило: в его руках — недостающее звено, переходная ступень от обезьяны к человеку!

Не до шуток

Какой учёный не мечтает о грандиозном открытии? Вот и Раймонд Дарт в свои 30 с небольшим лет грезил о всемирной славе первооткрывателя. И вдруг судьба сама послала ему в руки грандиозную находку. Его просто распирало желание поведать всему миру о своём открытии. Антрополог сел и написал статью в Nature — авторитетный английский журнал, в котором публиковались наиболее важные результаты научных исследований. Позднее Дарт признавался, что в те времена было принято о подобных находках не распространяться; обнародовать их можно было лишь лет через 10, после того как совет учёных из Британского музея или другой не менее солидной организации выскажет о них своё суждение. «Однако я был уверен в неопровержимости моих выводов». Журнал принял к публикации статью молодого учёного, и вскоре читатели узнали о новом существе — «австралопитеке африканском». Что тут началось! Резонанс был сумасшедшим. Новое существо окрестили «беби из Таунга», а самого Дарта — его папашей или крёстным отцом. О «ребёнке из Таунга» не говорил только ленивый. Но когда учёные высказали свои сомнения относительно выводов Дарта, общество набросилось на молодого учёного, как удав на кролика. «Беби» в одночасье стал символом уродства, а репортёры, ещё недавно мечтавшие об интервью с его первооткрывателем, упражнялись в остроумии по адресу «чудовища из Таунга». В состязание включились даже респектабельный лондонский еженедельник Spectator («Очевидец») и консервативная газета Morning Post («Утренняя почта»). Конферансье разыгрывали друг с другом сценки на подмостках мюзик-холлов Британии: «Послушай, кто эта девушка, с которой я видел тебя прошлым вечером? Она родом не из Таунга?». Композиторы сочиняли песенки, посвящённые обезьяне из Трансвааля. В парламенте, который заседал в Йоханнесбурге, один из депутатов, распаленный дискуссией, обратился к своему противнику со следующими словами: «Если это действительно так, как сказал почётный член Таунга…».ю Оскорблённый парламентарий обратился с решительным протестом к председателю, который серьёзно призвал «почётных членов обращаться к другим почётным членам, учитывая их внешний облик». Австралопитек приобрёл такую известность, что даже путешествовавший по Южной Африке принц Уэллский высказал милостивое желание осмотреть череп из Таунга. В Йоханнесбурге он покровительственно заявил: «В Южной Африке я, кажется, ни о чём более не слышу, как о «беби» профессора Дарта!».
Хулить Раймонда Дарта взялась и церковь. На него обрушились разгневанные священники и религиозные фанатики. Вот один из образцов почты Дарта тех дней: «Как можете вы, с даром гения, вложенным в вас Богом, а не обезьяной, изменить Создателю и стать пособником дьявола, а также его послушным орудием?» Дело наконец дошло до призывов поместить Дарта в сумасшедший дом…
В 1936 году антрополог Роберт Брум обнаружил череп ещё одного «австралопитека африканского» в гроте Стеркфонтейн, близ Йоханнесбурга.. Череп был неполным (отсутствовала нижняя челюсть), он принадлежал самке возрастом 15-16 лет, поэтому останкам было дано имя «мисс Плэз». Геологический возраст находки составлял около 2,5 миллиона лет. «Ребёнок из Таунга» и «мисс Плэз» были словно вылеплены из одного теста. После реконструкции внешнего облика все говорило об их родстве: небольшая голова, прямо поставленная на короткой, сильно выдвинутой вперёд шее, неширокие плечи, узкий невысокий лоб, маленький уплощенный нос.
С этого момента существование австралопитека было признано официальной наукой.
Оппоненты Дарта наконец замолчали, он мог почивать на лаврах. Однако недавно сомнения снова появились. Рон Кларк и Ли Бергер из того же университета Витватерсранда в Йоханнесбурге всё это время пытались разгадать загадку странного существа, проводя исследования его останков. В итоге пришли к выводу, что эти останки не принадлежат человеку. По их мнению, Дарт обнаружил… череп инопланетянина. Бедняга умер не своей смертью, о чём свидетельствуют характерные повреждения на его черепе. Такие следы остаются после падения на острые камни.
Рон Кларк и Ли Бергер к тому же на 100 процентов убеждены, что гуманоид был взрослым, а не ребёнком. Вполне вероятно, что его межпланетный корабль неудачно приземлился или же сам гуманоид сделал неудачный первый шаг на неизвестной ему планете. Не исключено, что гуманоид погиб в результате нападения большой хищной птицы. К такому выводу подталкивают другие останки — кости обезьян, найденные на том же участке. Если теория Рона Кларка и Ли Бергера верна, то, учитывая возраст находки (2,5 миллиона лет), можно сделать заключение, что «ребёнок из Таунга» — древнейший из обнаруженных на данный момент инопланетянин.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Наука и техника Эволюция Ребёнок из Таунга