Багира

Среда, 08 23rd

Последнее обновлениеСр, 23 Авг 2017 1am

Возможно, что у кораблей, как и у людей, есть своя судьба. Во всяком случае, складывается впечатление, что трагедия, постигшая пароход «Адмирал Нахимов», была запрограммирована свыше. А цепочка случайностей с неумолимостью рока приближала этот корабль к гибели.

Затонувший дворец

Журнал: Загадки истории №11, 2012 год
Рубрика: Катастрофы
Автор: Олег Логинов

«Адмирала Нахимова» потопила немецкая мина?

Фото: гибель теплохода Адмирал НахимовПароход появился на свет ещё в 1925 году в Германии и получил название «Берлин». Для того времени это было не слишком быстроходное, зато вполне комфортабельное судно, которое до Второй мировой войны вполне справлялось со своими обязанностями океанского лайнера. Войну «Берлин» прошёл в качестве госпитального судна. И можно сказать, что в январе 1945 года он геройски погиб. Тогда пароход прибыл в Либаву (ныне Лиепая) для эвакуации солдат из окружённой немецкой группировки. На обратном пути он был торпедирован советскими катерами, но остался на плаву. Добило «Берлин» немецкое же минное поле, на которое он напоролся в Померанской бухте. Пароход получил значительную пробоину размером 6×8 м и затонул на глубине 18 метров. Два года он пролежал на дне. Но в 1947 году его подняли и реанимировали. Корабль получил вторую жизнь, но в этой связи можно вспомнить поговорку, что судьбу не обманешь. Кому предначертано утонуть, того не повесят.
На ремонт судна ушло 10 лет. Большая часть работ производилась в ГДР за счёт репарации. Имеются небезосновательные версии, что немцы не особо усердствовали в его восстановлении. Как-то обидно снова отдавать «Берлин» русским. И говорят, что недостаточно качественно заделанная пробоина отправила позже этот пароход второй раз на дно.

Пассажирский лайнер против эсминца

Вскоре после подъёма пароход сменил гражданство: был немецким — стал советским, а также получил вместе с новой жизнью и новое имя — «Адмирал Нахимов». И именно последнее видится одним из звеньев цепи случайностей на пути к трагедии. Именно Нахимов в Крымскую войну затопил в бухте Севастополя Черноморский флот, чтобы он не достался врагу, а потому удостоился от недоброжелателей, считавших, что это он сделал зря, прозвища Самотоп. Может быть, поэтому четыре из семи кораблей, носившие имя Нахимова, в разное время затонули.
В 1957 году «Адмирала Нахимова» зачислили в состав пассажирского флота СССР, и он начал работать на Черноморское морское пароходство.
Его первый капитан Николай Соболев рассказывал, что поднявшихся на борт парохода пассажиров сразу поражало его убранство: «Стены вестибюлей, кают, салонов, ресторанов отделаны различными ценными породами дерева, отражавшими все, словно в зеркале; трапы сверкали витиеватыми украшениями и бронзированными поручнями, на стенах красовались роскошные канделябры. Пассажир, входивший в салон, чувствовал, точно он попадал во дворец или музей».
Спустя некоторое время «Адмирал Нахимов» обрёл популярность в стране. У молодожёнов появилась мода совершать свадебные путешествия именно на «Адмирале Нахимове». Путёвки на этот пароход раскупались за полгода до начала круиза. Отличился «Адмирал Нахимов» и в выполнении государственных задач. В 1962 году, во время Карибского кризиса, его отправили перевозить советских солдат на Кубу. В Багамском проливе чудом избежали столкновения с американским эсминцем, преградившим путь. Янки не могли ему воспрепятствовать, но захотели хотя бы понервировать его экипаж.
В 1977 году экипаж судна во главе с Соболевым отпраздновал 20-летие безаварийного плавания, но настала пора уступать дорогу молодым.

Морской лихач

Выход из новороссийского порта был запланирован на 22 часа 31 августа 1986 года, но в момент отшвартовки парохода на причале появились чёрные «Волги». «Адмирал Нахимов» задержался на 10 минут, чтобы принять на борт начальника управления КГБ по Одесской области Крикунова. Но лучше бы корабль ушёл без него. Генерал и его семья расположились в люксе. И вскоре все погибли, хотя для спасения необходимо было преодолеть несколько метров от двери каюты до борта судна.
Новый капитан парохода Вадим Марков запросил информацию об обстановке на рейде и узнал, что Цемесская бухта полностью свободна, только со стороны Босфора к ней подходит сухогруз «Пётр Васев». Убедившись, что все спокойно, Марков отправился засвидетельствовать своё почтение Крикунову, хотя и говорят, что с его подачи он был переведён с международных рейсов на внутренние.
Разминуться в бухте предстояло всего двум судам. Но они невероятным образом столкнулись. Капитан сухогруза Виктор Ткаченко включил монитор системы ав — , томатизированной радиолокационной прокладки курса (САРП) и всецело доверился ему. Тот показал, что лайнер ещё далеко. И тогда, судя по всему, Ткаченко решил, как лихач на дороге, проскочить. Хотя по всем морским канонам грузовое судно должно пропустить пассажирское. Когда Ткаченко оторвал глаза от монитора то увидел, что его сухогруз на полном ходу идёт на пассажирский пароход. Поспешные попытки сманеврировать не помогли. «Пётр Васев» вошёл под углом 110° в середину правого борта «Адмирала Нахимова» и проделал в нём дыру около 80 м2. Мало того, что удар пришёлся в самое уязвимое для кораблей место — между машинным и котельным отделениями, так ещё, по слухам, он попал в некачественно заделанную пробоину, которая потопила пароход в первый раз. Иначе трудно объяснить, почему «Адмирал Нахимов» так быстро пошёл на дно. Например, тот же «Титаник», получивший от айсберга ещё большую пробоину, держался на плаву два часа и сорок минут. «Адмирал Нахимов» спустя 7 минут после столкновения полностью ушёл под воду.
Но эти 7 минут вместили в себя очень многое: подлость, трусость, героизм и самопожертвование. Стюардессы отдавали свои спасательные жилеты, понимая, что тем самым обрекали себя на гибель. А капитан Марков от растерянности даже не нажал кнопку общего сигнала тревоги. Люди бросались через ограждение и разбивались о вздыбленный борт.

Утопающие спасали тонущих

На борту парохода находились 1234 человека: 888 пассажиров и 346 членов экипажа. Почти тысяча из них сумели выбраться с судна и оказались в воде, перепачканные краской и мазутом. Многих из них утянул за собой тонущий пароход. Пробиться из глубины сквозь месиво тел на поверхность удалось единицам. Единственными средствами спасения для утопающих стали надувные спасательные плоты, которые матросы до последнего сбрасывали с тонущего парохода. Однако героизм матросов был сопряжён с роковой советской бережливостью. Для сброса в воду такого плота было достаточно нажать специальную педаль. Однако, чтобы «не спёрли», команда привязала эти плоты. Когда на сухогрузе решили помочь утопающим, то хотели спустить парадный трап, но его заклинило. Кто действительно проявил себя в лучшем свете, так это сами утопающие. Например, литовец Эдмундас Привэн три часа, находясь в воде, помогал вытаскивать женщин и детей. И ещё спасатели, примчавшиеся к месту катастрофы уже через 25 минут.
К девяти часам утра всех, кто оставался на плаву, удалось спасти — всего 811 человек. Но 423 человека погибли в Цемесской бухте.
Власти попытались засекретить трагедию, но при этом постарались сделать всё, чтобы тела погибших были подняты из моря. 19 суток днём и ночью, преодолевая большие психологические и физические нагрузки, моряки-спасатели Черноморского флота выполняли эту задачу. Хотя среди них были видавшие многое боевые пловцы, но даже для них увиденное под водой оказалось шоком. Якобы два водолаза сошли с ума, увидев сначала нагромождение тел в затонувшем корабле, а потом мать, обнявшую ребёнка, на дне моря. Водолазам приходилось очень сложно. Они работали в мрачных лабиринтах затонувшего судна, не зная, выберутся ли оттуда. А когда один из них, Сергей Шардаков, погиб, отравившись углекислым газом, было решено операцию сворачивать.
В марте 1987 года капитаны Марков и Ткаченко были признаны виновными в катастрофе. Маркова суд приговорил к 4 годам неволи, Ткаченко — к 15. Но обоих помиловали в 1992 году.
Ткаченко сменил фамилию и уехал в Израиль. В 2003 году яхта под его командованием затонула вблизи Ньюфаунленда. Все, кто на ней находился, погибли.
С тех пор прошло много лет. Но до сих пор ежегодно, 31 августа, на место катастрофы приходит катер с родственниками погибших. Они опускают на воду венок и бросают цветы. А в 2006 году священник отец Алексей из Новороссийска провёл на борту затонувшего судна единственную в мире поминальную службу под водой.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Аварии и катастрофы Затонувший дворец