Багира

Понедельник, 12 18th

Последнее обновлениеВс, 17 Дек 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Железнодорожный транспорт называют самым безопасным из-за небольшого количества аварий с человеческими жертвами. Но 4 июня 1989 года это утверждение было если не опровергнуто, то серьёзно оспорено. Трагедия, случившаяся в тот день, стала самой крупной железнодорожной катастрофой в истории СССР.

Огненный поезд

Журнал: Тайны СССР №5/С, август 2017 года
Рубрика: Хроника катастроф
Автор: Алексей Аникин

Фото: взрыв поездов 1989Каждый год с наступлением лета советские граждане стремились отдохнуть на юге. В начале июня 1989 года традиционно увеличилось количество «черноморских» составов. В их числе были и поезда Новосибирск-Адлер и Адлер-Новосибирск. Их пассажиры и предполагать не могли, что вместо южного рая попадут в горящий ад.

Взрыв в ночи

Вечером 3 июня 1989 года поезд №211 Новосибирск-Адлер с опозданием прибыл в Челябинск. Расслабленные курортники высыпали на перрон.
К полуночи под мерный стук колёс пассажиры легли спать. Кто-то ещё курил в тамбуре, другие тихо разговаривали. Такая же атмосфера царила и в вагонах поезда Адлер-Новосибирск, двигающегося навстречу. Когда поезда встретились, случилось что-то ужасное и необъяснимое. Взрыв был такой силы, что куски обшивки выкинуло на расстояние шести километров от рельс.
Люди не успевали испугаться, как огонь пожирал их тела.
Два огромных состава сдуло с полотна, словно нитки. Семь вагонов выгорели полностью, 27 вагонов обгорели снаружи и выгорели внутри, длина пламени составила два километра.
Взрыв и столб пожара встревожили жителей близлежащих деревень. «В то лето я гостил у бабушки в посёлке УК Ашинского района, по прямой до места трагедии около 6-7 километров, — вспоминал один из очевидцев. — У неё при входе в дом была дубовая дверь с кованым мощным крючком. Она его всегда накидывала на петлю. Когда прошла взрывная волна, этот крючок выгнуло, и дверь распахнулась в доли секунды». В городе Аша, расположенном в 12 километрах от катастрофы, взрывом повыбивало стекла, а столб пламени был виден за 100 километров.
Именно жители деревень и Аши первыми пришли на помощь раненым — через 15 минут после трагедии. Они и стали первыми развозить пострадавших в больницы. Мобильных телефонов тогда не было, поэтому первый звонок в скорую помощь случился лишь через полчаса после взрыва. Из Уфы кместу взрыва выехали 53 бригады скорой помощи. Точного адреса у них не было, ориентир — гигантский факел в ночной тьме.
«Не было дороги, и спасатели пробирались к эпицентру взрыва пешком. А когда прибыли, увидели развороченные вагоны, сгоревший лес и обожжённых людей», — вспоминал реаниматолог прибывшей бригады. Если бы не медики, жертв катастрофы было бы куда больше.

Столкновения не было

Спустя пару часов к месту трагедии подтянулись солдаты воинских частей.
«Когда мы облетали место аварии, было такое впечатление, что напалм какой-то прошёл, — вспоминал Алексей Годок, сотрудник Южно-Уральской железной дороги. — От деревьев остались чёрные колья, как будто их ободрали от корня до верхушки. Вагоны были разбросаны, раскиданы…».
Один из волонтёров подхватил на месте трагедии обгоревшую пятилетнюю девочку. Она плакала и звала маму. Мужчина передал её на руки знакомому врачу: «Давай перевязывай!». Тот почти сразу ответил: «Валерка, уже всё…» — «Как это всё, только что разговаривала?!» — «Это в шоке».
Раненых сначала развозили по ближайшим больницам на грузовиках. Брали всех, не разбирая. Уже в больнице смотрели. Тех, кто имел сильную степень ожогов, просто складывали на траву. Действовал принцип: помогать тем, кто имеет шанс на выживание, ибо ресурсов не хватало. В тот же день в Уфе по радио объявили о добровольной мобилизации медиков, а население призвали сдавать кровь. Только жители Аши за первые часы сдали 140 литров.
О трагедии немедленно доложили высшему руководству СССР. В тот же день в Уфу прилетели генсек Михаил Горбачёв и председатель Совмина Николай Рыжков.
К моменту приезда руководства на месте катастрофы уже шли следственные действия. Сразу стало ясно, что столкновения двух составов не было. Ровно как и направленной диверсии. Но что тогда стало причиной взрыва?
Ответ был прост — утечка лёгких углеводородов из продуктопровода «Западная Сибирь — Урал — Поволжье». Изначально эта труба диаметром 720 миллиметров прокладывалась для транспортировки сырой нефти. Но её решили перепрофилировать под перегон углеводородных продуктов, хотя правила запрещают делать это в трубах диаметром свыше 400 миллиметров. Поэтому в процессе строительства требования к безопасности трубы были ослаблены. В 1985 году трубу ударил ковш экскаватора, и спустя четыре года в этом месте образовался свищ. Другая версия — трещина на трубопроводе появилась в результате действия блуждающих токов.

Смертельное облако

За три недели до трагедии микросвищ превратился в двухметровую трещину, из которой под давлением вытекали жидкие углеводороды. В жару 70% жидкости перешло в огнеопасное «газовое облако». Оно было тяжелее воздуха и стало заполнять низину, где проходила железнодорожная магистраль. За пять часов до катастрофы бригада другого поезда сообщила диспетчеру о стоиком запахе газа в этом районе.
Но с проблемой решили разбираться утром. А диспетчер трубопровода, заметив падение давления, не стал искать причину, а лишь увеличил подачу газа. Зона смертельного облака за шесть часов захватила территорию в 250 гектаров. А дальше…
Лучше всего сказал об этом один из экспертов: «Надо же такому случиться — поезд, который шёл из Новосибирска, на семь минут опаздывал. Пройди он вовремя или встреться они в другом месте — ничего бы не случилось. В момент встречи от торможения одного из составов прошла искра, там в низинке скопился газ, и произошёл мгновенный взрыв».
Другая версии детонации — случайный окурок пассажира или искра из-под пантографа одного из локомотивов.
Как установила комиссия, мощность взрыва составила 12 килотонн в тротиловом эквиваленте, что сравнимо с атомным взрывом в Хиросиме (16 килотонн). После катастрофы железнодорожное полотно было восстановлено в течение ближайших дней, и по нему вновь были пущены составы. Пассажиры проходящих поездов взирали на выгоревшую местность как на декорацию фильма об апокалипсисе. Злополучный трубопровод решили не восстанавливать.
Следствие по делу о взрыве у станции Аша длилось шесть лет. Обвинение было предъявлено девяти должностным лицам из числа руководителей строительства нефтепровода. Двоих амнистировали, остальных осудили по статье 215 УК РСФСР («нарушение правил при производстве строительных работ») на сроки, не превышавшие пять лет.
Точное число жертв неизвестно. По официальным данным, на месте катастрофы погибли 258 человек, 806 были доставлено в больницы. Из них 317 скончались позднее, увеличив число погибших до 575.
Но на мемориале, воздвигнутом в 1992 году, высечено 675 имён. Независимые эксперты оценивают число жертв в 780 человек.

Три вагона гексогена

Ровно за год до трагедии под станцией Аша, 4 июня 1988 года, похожее ЧП произошло на станции Арзамас. Во время прибытия пассажирского поезда произошла детонация трёх вагонов гексогена, который везли в Казахстан. В результате 91 человек, в том числе 17 детей, погиб. Всего пострадали 1500 человек. Причина — несоблюдение правил транспортировки промышленных взрывчатых веществ.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Аварии и катастрофы Огненный поезд