Багира

Вторник, 07 25th

Последнее обновлениеВт, 25 Июль 2017 9pm

Склонность к гигантомании всегда была присуща тоталитарным режимам. Не обошла она и советских вождей. В 1964 году, незадолго до того, как сдать бразды правления, Никита Сергеевич решил удивить Европу самым большим на континенте отелем, который предстояло возвести в центре Москвы.

Как горела «Россия»

Журнал: Загадки 20 века №11, 15 мая 2017 года
Рубрика: Катастрофа
Автор: Константин Ришес

Чтобы добро не пропало

Фото: пожар в гостинице РоссияК грядущему 800-летию Москвы город начали планомерно крушить. Так называемый «Чечулинский утюг» (названный по имени главного архитектора столицы) смёл с лица земли всё, что чудом уцелело во времена наполеоновского нашествия и пожара.
На освободившемся месте планировалось построить восьмую по счёту сталинскую высотку — 32-этажное здание высотой 275 метров. К весне 1953 года работы по сооружению гигантского фундамента были практически завершены, стальной каркас был возведён до восьмого этажа. Но после смерти Сталина стройка замерла. Возведённые стальные конструкции каркаса были разобраны и отправлены в Лужники на строительство главного стадиона Союза. А фундамент в центре города устоял. Чтобы добро не пропадало, хозяйственный Никита Сергеевич решил использовать его в качестве основания для будущего отеля, ещё до своего рождения получившего гордое имя «Россия».
За проект взялся тот самый Чечулин. Побывав за границей, он изучил опыт строительства отелей «Хилтон», но руки ему связывали, мешая разгуляться творческой фантазии, контуры и размеры фундамента. Согласно проекту, отель представлял собой четыре 12-этажных корпуса с 23-этажной башней, концертным залом и кинотеатром. Гостиница, претендующая на место в Книге рекордов Гиннесса, должна была стать визитной карточкой всего СССР.

Не опоздать к юбилею

Строительство продолжалось почти три года. Штурмовщина началась с первых дней, ведь впереди уже маячила следующая великая дата — 50-летие советской власти. Строители брали повышенные обязательства и ставили рекорды, нередко игнорируя всяческие нормативы. Действительно, возвести в кратчайшие сроки подобный объект при существующем на тот период уровне техники, да ещё с соблюдением строительных норм, было немыслимо. Жертвовали качеством, зная, что недочёты — дело обычное, их можно, в конце концов, и позже устранить. Акт приёмки нового отеля не согласовала чуть ли не половина надзорных инстанций, в том числе и пожарные. Так самая большая гостиница Европы (почти 3200 номеров на 5300 гостей) вступила в строй и вошла в историю с массой недоделок.
Шли годы. Постоянно заполненная гостиница процветала, но никто не собирался устранять многочисленные «косяки». Пожарные ежегодно посылали в дирекцию отеля грозные предупреждения, но от них просто отмахивались. Последнее серьёзное предупреждение было получено утром 25 февраля 1977 года. До трагедии оставалось менее суток.

Попили кофейку…

Вечером в пятницу, 25 февраля 1977 года, в битком набитом концертном зале отеля выступал Аркадий Райкин. А в банкетном зале ресторана на 22-м этаже выпускники Бауманки отмечали 20-летие своего выпуска. Во многих номерах тоже шло своё приватное веселье. Поводы были разные.
В радиоузле гостиницы на пятом этаже северного корпуса тоже не скучали: к дежурным по узлу заглянули в гости два приятеля с дамами. Застолье проходило в одной из комнат радиоузла, а в соседней (рабочей) комнате кто-то из гостей включил кофейник. Вскоре о нём забыли. Опустевший раскалённый кофейник свалился на пол, оказавшись рядом с телефонным проводом. Изоляция вспыхнула, с этого и начался пожар.
Пыталась ли подвыпившая компания бороться с огнём, неизвестно, но почти 40 минут о возгорании они никому не сообщали. Теперь-то и напомнили о себе последствия строительной штурмовщины: удушливые газы свободно расползались по незакрытым нишам между этажами, а синтетические ковровые дорожки и обои оказались миной замедленного действия.

Начало трагедии

Первый сигнал о задымлении поступил на пульт пожарной охраны в 21:23. Следом последовал вал звонков от постояльцев и работников отеля. Пожар в непосредственной близости от Кремля, да ещё в главной гостинице страны, — происшествие чрезвычайное. Буквально через пять минут первые пожарные машины уже были в сквере перед отелем.
В северном корпусе дым валил от пятого этажа и выше, с грохотом лопались окна. А у пожарных самая высокая автолестница могла дотянуться лишь до седьмого этажа.
Был объявлен «пожар по пятому номеру», то есть наивысший чрезвычайный уровень, требующий стягивания к месту происшествия всех наличных пожарных сил. Первые бойцы уже карабкались вверх, неслись по этажам и стучали во все двери, предупреждая о смертельной опасности. К тому моменту многие обитатели отеля уже учуяли запах гари и стремились самостоятельно покинуть номера, но были и такие, кто не мог поверить, что в таком отеле может произойти ЧП.
Многие из тех, кто попытался бежать по лестницам отеля, погибали от удушья. Та же участь ждала тех, кто пытался прятаться в санузлах.
В ресторане на 22-м этаже, посетители которого оказались в огненной западне, метрдотель распорядился забаррикадировать двери, чтобы защититься от проникновения огня и дыма. Не помогло — струи ядовитого дыма сочились через все щели. Началась паника, кто-то терял сознание, кто-то бился в истерике. Музыканты оркестра стали бросать в оконные стекла тяжёлые кресла, и те вместе с выбитыми рамами летели с 70-метровой высоты. Но вместе с воздухом через выбитые окна в зал потянулся дым с горящих нижних этажей.

Спасительная лестница

Начальник управления пожарной охраны Москвы генерал Антонов поднял по тревоге весь личный состав пожарного гарнизона. К «России» прибывали караулы из области, где, к счастью, как раз проходили сборы пожарных всей страны. Перед горящим отелем уже скопилось 140 пожарных машин и около 1600 бойцов.
Стало тесно, усугубила положение многочисленная охрана прибывших на происшествие членов Политбюро. Обитатели верхних этажей, спасаясь, пытались спуститься по связанным простыням, но те не выдерживали, и люди, падая, разбивались. Некоторые выпрыгивали с матрасами, но это не спасало. Короткие пожарные лестницы были беспомощны, а единственная в городе 62-метровая лестница вышла из строя. Спасительный выход нашёл начальник отдела пожарной охраны Виктор Кононов. Он предложил соорудить «вертикальную дорожку» из 4-метровых штурмовых лестниц, обычно используемых пожарными на тренировках. Их следовало одну за другой цеплять к перилам балконов.
Идея сработала — самодельная лестница протянулась к выбитым окнам ресторана: По ней взлетели спасатели, чтобы помочь погорельцам. Как вспоминал один из спасённых, вместе с пожарными поднялся представитель «Интуриста», призвавший: «Товарищи, пропустите вперёд иностранцев». И их пропустили.
А был и такой эпизод: спускавшийся по сборной лестнице мужчина тащил чем-то набитый портфель, завёрнутый в ресторанную скатерть. Ему кричали, чтобы бросил, но тот ни в какую. Посчитали, что в портфеле важные документы. Но когда мужчина добрался до земли, то поставил портфель к ногам пожарных со славами: «Это вам за спасение». Портфель оказался набит водкой и коньяком.
…Спустя 5 часов с огнём было покончено. Он унёс жизни 42 человек. Гораздо больше было раненых и обожжённых.

Спасибо Райкину

Внизу, перед горящей гостиницей «Россия», огромные толпы людей сильно мешали пожарным. А в концертном зале сцену ещё не покинул Аркадий Райкин. Ему позвонили из штаба и попросили сколь возможно продлить выступление, чтобы вышедшие на улицу несколько тысяч зрителей не парализовали работу спасателей. Артист, ещё не зная толком о происходящем, продлил концерт на полтора часа. Ничего не подозревающая публика была в восторге.