Багира

Четверг, 07 27th

Последнее обновлениеЧт, 27 Июль 2017 1am

Эта преступная группировка в 1990-х редко мелькала в криминальных новостях. «Подольские» не любили светиться, ибо это только мешало их бизнесу. Хотя попытки отодвинуть этих парней от лакомого куска предпринимались неоднократно. Тогда в ход шли уже не аргументы, а огнестрельное оружие. По данным РУОПа, теневой оборот «Подольской» ОПГ даже превышал доходы знаменитой «ореховской» империи.

Владыка Подольска

Журнал: Мир криминала №10, май 2017 года
Рубрика: Лихие 90-е
Автор: Прохор Ежов (некоторые имена и фамилии изменены)

Фото: ОПГ ЛалакинаПодольск не зря называют промышленным подбрюшьем Подмосковья. Когда-то здесь были десятки оборонных предприятий, которые с развалом Советского Союза влачили жалкое существование. Молодёжь старалась уехать в столицу, но кое-кто видел в родном городе неосвоенный потенциал. В том числе и бывший десантник Сергей Лалакин, ставший в 1990-х ночным хозяином города.

Карьера экс-десантника

Когда в середине 1970-х Лалакин вернулся из армии, перед ним открывалась перспектива стать обыкновенным работягой, вкалывающим на заводе. Но Сергей решил, что завод от него никуда не денется, и устроился на рынок мясником. Физической работы парень не боялся. Ещё школьником он устроился на овощную базу, перебирал лук, за что и получил говорящее прозвище Лучок.
На рынке Лалакин завёл полезные знакомства и быстро стал членом бригады напёрсточников. При обмене валюты он втюхивал терпилам денежные куклы (пачки нарезанной бумаги, где настоящими были лишь верхняя и нижняя купюры). В 1980 году Сергей едва не угодил за решётку по статье «Хулиганство». Впрочем, обошлось.
В 1980-х Лучок познакомился с подольским авторитетом Николаем Игнатьевым по кличке Седой, занимавшимся автоугонами. Через пару лет Сергей сам стал авторитетным человеком в криминальном мире Подольска. Взяв пример с Москвы, где уже вовсю цвёл рэкет, Лалакин принялся окучивать местных фирмачей.
Другим подольским авторитетом новой формации был Сергей Попков по кличке Поп. В 1990-м году он был осуждён на 2,5 года, что было только на руку Лучку. Подопечные Попа перешли в его бригаду, значительно усилив её. Бывший «ломщик» стал теснить с нажитых позиций бригаду Седого. В конце концов между молодым и старым авторитетами состоялся серьёзный разговор, итогом которого стало решение Седого покинуть Подольск.
О вспыльчивости молодого Лалакина ходили легенды. В 1989 году отца парня, возвращавшегося домой с работы, избили хулиганы. Когда Сергей увидел его окровавленное лицо, то лишь спросил: «Кто?!». Отец недоуменно пожал плечами. Парень схватил нож и выскочил на улицу. Под его горячую руку попались пятеро прохожих, не имевших отношения к драке. Несмотря на нанесённые ранения, уголовное дело так и не возбудили, инцидент просто замяли.
Молодого дерзкого парня из Подольска заметил московский авторитет Отари Квантришвили. Себя он позиционировал как мецената в области спорта. Лалакин тоже помогал спортсменам — давал деньги на соревнования, жертвовал на обустройство спортзалов и инвентарь. Поэтому оба мужчины довольно быстро нашли общий язык, а через Квантришвили Лучок познакомился с крупными уголовными авторитетами.

С психом не договоришься

Союз с Отари помог Лучку серьёзно укрепить позиции. Когда из зоны вышел Поп, то даже не стал пытаться вернуть себе лидерство. Он согласился на предложенную ему роль бригадира и стал заниматься нефтяным бизнесом. Также в бригадирах «Подольской» ОПГ числились братья Губкины, Витя Подольский, братья Ворошевы, Армян и Мефодий.
Со временем бизнес ОПГ стал развиваться по восходящей — от банального рэкета до крупных инвестиционных проектов. Правда, на первом же серьёзном деле «Подольскую» едва не «опрокинули». Речь идёт о жёсткой разборке с «Дагестанской» ОПГ, возникшей при разделе техцентра на Варшавском шоссе. И всё же благодаря связям и напористости техцентр остался за Лучком.
В 1991 году подконтрольная «Подольской» ОПГ компания «Жесави» собрала с партнёров предоплату за сахар в сумме, эквивалентной 30 миллионам долларов. Когда деньги были выведены за рубеж, фирма растаяла, как тот самый сахар в кипятке. Уголовное дело быстро зашло в тупик.
Со временем под контролем «подольских» оказался не только Подольск, но и Чеховский и Серпуховский районы Подмосковья. Большинство расположенных здесь банков, компаний, магазинов и бизнес-центров отстегивали в общак «подольских». Лалакин был хоть и криминальным, но талантливым управленцем. Он умел договариваться не только с авторитетами, но и с чиновниками, силовиками. Одного из них мафиози решил сделать генералом. За взятки подопечный быстро продвигался по карьерной лестнице, пока действительно не стал генерал-лейтенантом. Через него Лучок сумел внедрить в систему МВД и судейский корпус Подмосковья немало своих людей.
Подминать под себя новые точки Лучку стал мешать другой уголовник — ранее неоднократно судимый Сергей Федяев по кличке Псих. Такое прозвище он получил не случайно. Его поведение постоянно менялось, он мог беспричинно вспылить, даже кореша побаивались вспышек его гнева. Поэтому Лучок сразу решил, что договариваться с Психом — себе дороже. Тем не менее вызов Лалакин принял.
Встреча состоялась в августе 1992 года у кафе «Бистро» на Серпуховском шоссе. Психа и его водителя подкараулили киллеры и разрядили в них по рожку автомата Калашникова. Обожжённый труп Федяева с отрубленной головой нашли через день в глухой деревне под Подольском. А его раненый водитель — Андрей Хомов (Пузырь) — сумел добраться до больницы. Там он рассказал следователю, что в него стреляли люди Лучка. А спустя пять дней он неожиданно умер. Вскоре дело об убийстве забуксовало.

Разборки местного значения

После смерти Психа бригаду уголовников возглавил Николай Соболев (Соболь), отмотавший 12 лет за убийство. Союзником авторитета был Александр Романов (Роман), друживший с лидером «Бауманской» ОПГ, вором в законе Валерием Длугачем по кличке Глобус. Романов хотел через Соболя поставить Подольск под свой контроль. Его люди прямо на рынке застрелили друга Лалакина, бригадира Анатолия Стрелюка.
Лучку надо было отвечать. И он ответил. 10 марта 1993 года в центре Подольска два киллера расстреляли Романова прямо в его «мерседесе». Спустя девять дней из города исчез Соболь. Его разложившийся труп всплыл через два месяца в реке Пахре Домодедовского района. В кармане у погибшего следователи нашли клочки бумаги с номерами автомобилей. Один из них вспомнила сестра Соболева. Автомобиль с этим номером несколько раз следил за ними. Когда прокуратура выяснила принадлежность этой машины, оказалось, что она была зарегистрирована на столичную компанию, находившуюся под крышей «Подольской» ОПГ. Тем не менее доказать ничего не удалось.
В июне 1993 года неподалёку от своего коттеджа в Щербинке был расстрелян лидер щербинской бригады «подольских» Валентин Ребров. За жизнь мужчины почти месяц боролись врачи, но спасти его не удалось. Следствие не исключало, что Реброва убрали по заказу Лучка, ибо тот намеревался стать независимым от «подольских». Зато преемник убитого — бригадир по кличке Ульян — тут же возобновил взносы в котёл ОПГ. Спустя ещё четыре месяца киллеры расстреляли друга Лалакина — бригадира Владимира Губкина, под крышей которого был автомагазины «Ландо» и «Автозапчасти» на юге МКАД. Эта территория была спорной с «Ореховской» ОПГ. Подозреваемыми в расстреле Губкина были члены «Ореховской» ОПГ Дмитрий Малюк и Геннадий Звездин по кличке Пушок. Спустя 40 дней после гибели Губкина Пушок также был застрелен.
Уже к середине 1990-х «подольские» насчитывали порядка 2,5 тысячи штыков. Интересы Лалакина простирались не только на Подмосковье, но и на Красноярск, Волгоград. В последнем по заказу «подольских» пролилось немало крови. Киллерами были убиты несколько местных авторитетов. В убийствах следствие подозревало банду бывшего спецназовца Станислава Кутина, выполнявшего заказы из Подольска. Но доказать ничего не смогло, Кутина осудили лишь на два года за хранение оружия.
Попытки привлечь к ответственности самого Лалакина неизменно терпели фиаско. В 1995 году его арестовали по подозрению в мошенничестве, но вскоре выпустили. Куда большую опасность для него представляли конкуренты, поэтому в 1990-е он часто уезжал за рубеж. Вместе с тем Лалакин всегда помогал спортсменам Подольска, построил клуб и спорткомплекс, жертвовал на благотворительность. Уголовные претензии к нему остались в прошлом, многие даже не подозревают, какое оно было у почётного гражданина Подольска.