Багира

Суббота, 11 18th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Галантный XVIII век дал путёвку в жизнь величайшим аферистам. Джакомо Казанова, граф Сен-Жермен, мессир Калиостро дополняли друг друга, соперничали и восхищали не одно поколение мистически настроенных европейцев. Но ни одному из них даже не снился размах, с которым действовал в начале XX столетия князь Михаил Церетели.

Приключения светлейшего проходимца

Журнал: Секретные архивы №3, 2017 года
Рубрика: Великие аферисты
Автор: Борис Шаров

Заметай следы смолоду

Фото: князь Михаил ЦеретелиМихаил Церетели родился в грузинской княжеской семье, правда, изрядно обедневшей, примерно в 1872 году. Точнее не ответил бы даже департамент полиции, поскольку сведения о себе Церетели запутал основательно. Он как будто с детства готовился к карьере афериста и заметал следы смолоду.
Известно, что Церетели поступил на службу в одно из кавказских отделений почтового ведомства где-то в 1895 году. Молодой человек знатного происхождения, яркой внешности и загадочной судьбы вызывал интерес и симпатии окружающих. Никто не догадывался, что недомолвки и намёки на трагические обстоятельства жизни его семьи — всего лишь уловка.
Вскоре весь Тифлис говорил о том, что «бедный юноша» должен был унаследовать огромное состояние, да его промотал отец-пьяница. Знатные дамы за чашкой чая перешёптывались о судьбе выдуманного Михаилом старшего брата, якобы полюбившего персидскую принцессу и злодейски убитого её родственниками. Теперь-де молодой человек вынужден служить в скромном чине, чтобы прокормить мать, бабушку и двух сестёр.
Все эти слухи распустил о себе сам Церетели, да так талантливо, что они доходили до знакомых окольными путями. Ему лишь оставалось сокрушенно качать головой от того, что подробности его злоключений стали достоянием посторонних. Зато от покровителей не было отбоя, а кое-кто из состоятельных тифлисцев даже подумывал отдать замуж за бедного, но благородного юношу свою дочь.
Возможно, планы молодого Церетели и не простирались дальше этого сценария. Со временем он мог бы остепениться и даже вернуть своей семье былое положение. Но историей юноши, лишённого наследства, заинтересовался проезжий чиновник почтового ведомства из Петербурга. Он пожелал иметь среди подчинённых настоящего грузинского князя и пригласил Церетели в столицу.

Животный магнетизм

Петербург довершил растление молодого князя. Однажды Церетели познакомился с тайским принцем, путешествовавшим по Европе. Тот свёл Михаила с компанией, которую мы бы назвали золотой молодёжью. Скоро скудные сбережения Церетели подошли к концу, а поддержание знакомств требовало больших трат.
Кто-то из собутыльников подсказал Михаилу, как можно незаметно залезть в государственный карман, что тот и сделал. Ободрённый первыми успехами, Церетели потерял осторожность: с мелкими суммами всё сходило с рук, но более крупное хищение было немедленно раскрыто. Молодой человек попал под суд. Тюремный срок был небольшим, но титула Церетели лишили.
После заключения в 1899 году он объявился в Одессе. Респектабельный и весьма обаятельный господин, одетый по последней моде, с безукоризненными светскими манерами, привлекал к себе людей. Он легко пересыпал свою речь иностранными словами и фразами, остроумно шутил. Естественно, такой человек не мог не вызывать доверия в деловых кругах и не пользоваться успехом у женщин.
Церетели не был донжуаном в обычном понимании, хотя, безусловно, считался кумиром слабого пола и пользовался этим сполна. Стройная фигура, красивые живые глаза производили на представительниц прекрасной половины человечества неизгладимое впечатление. Безупречно сшитая форма дополняла впечатление и притягивала к нему женщин всех возрастов и сословий. Успеху способствовали шик и размах, громкие титулы и захватывающие истории (такие же фальшивые, как титулы и мундиры).
И вот уже некая баронесса, приехавшая на черноморский курорт, крутит с молодым князем роман, о котором судачит всё побережье. Но не проходит и двух недель, как несчастная женщина оказывается брошенной, а загадочный предъявитель снимает по выписанным ею чекам 20 тысяч рублей. Князя же вскоре видят уже на другом курорте в обществе очаровательной дочери крупного промышленника.
Одна только связь с известной купеческой вдовой из Москвы позволила ему проникнуть в тайны крупного банка и по поддельным документам получить кредитов на 75 тысяч рублей. Скорее всего, его светлость со временем сколотил целую банду.
Однако женщины интересовали Церетели только как инструмент обогащения — настоящих любовных отношений он избегал. Многим из своих жертв он, не скрываясь, со смехом рассказывал, что пользуется таким успехом не случайно, а на научной основе. Мол, вычитал в воспоминаниях Казановы чуть ли не руководство по обращению с женщинами и обладает животным магнетизмом — прямо по Сен-Жермену и Калиостро. Чтобы казаться загадочнее, Михаил здорово преувеличивал свой возраст: будучи 25-летним, утверждал, что ему 50, а в 40 лет говорил, что ему давно перевалило за 60.
Сколько соблазнённых из деловых побуждений дам числилось за князем к моменту ареста, не смогли подсчитать даже ушлые одесские журналисты. Но ни от одной из них полиция жалобы на Михаила не дождалась. А большинство одесситок старше 15 лет, прочитав в газетах об аресте князя Церетели, лишь горько вздыхали, что не удосужились познакомиться с этой загадочной личностью раньше.

Мастер перевоплощения

Князь Церетели работал с небывалым размахом. Например, первым его делом в Одессе стала афёра с крупной немецкой пароходной компанией и духовным управлением мусульман Кавказа. Был заключён крупный договор на отправку верующих в Мекку, в результате чего и немцы, и несколько тысяч паломников были обмануты, а Церетели отхватил куш в 180000 рублей золотом и исчез.
Затем последовали гастроли по стране: Киев, Харьков, Москва, Петербург. Жертвами Церетели и его банды становились крупные банки и акционерные общества средней руки, небольшие артели и богатейшие купцы. Причём князь не брезговал никакими суммами.
Многие банкиры замалчивали истории со своими крупными проколами, боясь потерять доверие вкладчиков. А уж о суммах в 10-20 тысяч вообще нигде и никогда не упоминали. Тем более что бандиты редко оставляли следы. Чаще всего кассиры смущённо разводили руками: «Деньги забрал князь такой-то, а куда подевался чек, одному Богу известно». В разных городах полиция постепенно пришла к выводу, что действует банда гипнотизёров и фальшивомонетчиков.
Следователей сбивало с толку разнообразие имён и титулов, под которыми скрывались мошенники. В Киевском отделении госбанка ссуду получил князь Андроников. В Москве уже орудовал князь Туманов, обобравший Купеческий банк на 75 тысяч рублей. В банкирском доме Джунгаровых позаимствовал 70 тысяч уже князь Церетели. Варшавских ювелиров и банкиров «наказал» на сотню с лишним тысяч персидский принц Али Кули-Мурза.
— Не люблю быть одним и тем же человеком, — откровенничал Церетели, будучи в Варшаве в 1905 году. — Новому герою, глядишь, и придёт в голову свежая идея.
Гипнотизировал Церетели своих жертв или нет, неизвестно. Но он подозрительно легко сходился с людьми из высших слоёв общества. Втягивал их в небольшие, почти законные афёры, чтобы получить доступ к их личным данным, или просто крал документы.
Третьей — после обаяния и хорошо продуманного плана — составляющей успеха Церетели была организация российской сыскной полиции. Более или менее подробную картотеку вели только петербургские сыщики, а горизонтальных связей между крупными центрами не существовало. Так что, базируясь в Одессе, князь мог гастролировать в любой губернии, не беспокоясь, что о его проделках прознают «дома».

Я не преступник!

Со временем Михаил приобрёл в Одессе репутацию богатейшего аристократа. Сорил деньгами, тратился на благотворительность, помог многим нуждающимся. Время от времени он отлучался в «деловые поездки» или за границу. Там он, кстати, времени даром тоже не терял. Провёл несколько блестящих афёр в Румынии и Болгарии, а в Германии в 1913 году умудрился собрать и присвоить около полумиллиона марок на… строительство броненосца.
В Одессе Церетели вращался в высшем обществе. Бывал в доме губернатора, а с полицмейстером Гиршфельдом так и вовсе дружил. Слава о щедром и благородном грузинском князе привлекала в его сети все новые жертвы. Но неожиданно все рухнуло.
В конце 1914 года в Одессу явился сыскной чин из Петербурга, некий Игнатьев. Он прибыл, чтобы обучить провинциальных коллег новинкам сыскного дела: технике работы с отпечатками пальцев, ведению картотеки на преступников и обмену данными между губернскими управлениями полиции.
После нескольких занятий с одесскими сыскарями полицмейстер давал прощальный ужин в честь гостя, на который был зван и князь Церетели. Он проигнорировал опасность и был немедленно опознан Игнатьевым, а затем препровождён в участок, несмотря на протесты многих гостей.
Держался после ареста Церетели спокойно, ни одного сообщника не выдал. У авантюриста нашли только полторы тысячи рублей, которые он тут же подарил полицейскому, обещавшему взять на попечение княжеского пса.
Арестованный сразу во всём сознался и заявил, что задержание для него всего лишь мелкое происшествие. Его сбережения найти всё равно никто не сможет, и после отсидки он сохранит средства к существованию. А заключение долгим не будет, так как он, мол, владеет техникой перевоплощения и скоро окажется на воле в другом теле.
— Я не преступник, я артист. Ни для кого не секрет, что банки безжалостно обирают публику. А я обираю банки. Это, по-моему, не преступление, — говорил Церетели.
Неизвестно, как там у князя вышло с перевоплощением, но сразу после этапирования в Петербург его следы навсегда затерялись.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Криминал Приключения светлейшего проходимца