Багира

Вторник, 09 26th

Последнее обновлениеВт, 26 Сен 2017 5am

В течение многих веков христианская религия демонстрировала своё неизменно враждебное отношение к женщине. Церковь не признавала её как личность, как равноправного члена общества и семьи. Специальный церковный собор был созван в 585 году, чтобы решить, человек ли женщина и есть ли у неё душа. Святые отцы решили этот вопрос положительно большинством лишь в один голос.

Новый подход к старой проблеме

Журнал: Наука и религия №3, 1976 год
Рубрика: Религия, церковь, верующий
Автор: И. Тинякова, кандидат философских наук

Во времена средневековья появилась обширная «женоненавистническая» литература, где презрение к женщине обосновывалось ссылками на священное писание.
Папа римский Иннокентий VIII издал специальную буллу «Об искоренении связи дьявола с женщиной» и благословил инквизиторов на беспощадную расправу с ведьмами в Германии. Десятки тысяч женщин, обвинённых в ведовстве, были сожжены на кострах. По поводу этих страшных злодеяний церкви К. Маркс писал: «В средние века католическое духовенство, в силу своего мрачного взгляда на человеческую природу, который оно, благодаря своему влиянию, внесло в уголовное законодательство, создало больше преступлений, чем отпустило грехов»1.
В новые, да и в новейшие времена христианская церковь не торопилась пересматривать свою позицию в этом вопросе. Откровенное женоненавистничество сменилось упорным сопротивлением эмансипации. Написаны сотни трактатов, доказывающих, что женщина не способна заниматься общественной и научной деятельностью. «Как область женщины — семья, так область деятельности мужчины общественные занятия… Успешно могут действовать каждый только в своей области. Такова уже природа мужчины и женщины», — так писали православные богословы в конце XIX — начале XX века. И даже сейчас в папских посланиях утверждается, что женщина по своей природе продолжательница рода человеческого и предназначена лишь для выполнения сугубо домашних обязанностей. Папская энциклика «Гуманэ витэ» (1968 г.) также проводит эту идею, объявленный ею запрет предотвращать и прерывать беременность навязывает женщине постоянное деторождение, тем самым обрекая её на затворничество, полную зависимость от мужа.
Коренные перемены в общественном положении женщин социалистических стран и борьба женщин за политическое равноправие в странах капитала вынуждают христианских иерархов вносить коррективы в традиционное учение о женщине, приспосабливать его к условиям сегодняшнего дня. Уже невозможно открыто проповедовать неравенство женщины в обществе, говорить о её неполноценности как человека, ведь это может оттолкнуть верующих (большинство их — женщины).
Естественно, что в современных условиях христианские богословы пытаются, не затрагивая основ вероучения, каким-то образом переосмыслить, перетолковать те положения религии, которые имели в течение многих веков ярко выраженную женоненавистническую направленность. В первую очередь эти попытки относятся к идее первородного греха.
В несколько ином освещении, чем прежде, предстаёт на страницах религиозных изданий христианская идея о виновности женщины в первородном грехе: «Грехопадение прародителей лишило их райского блаженства, принесло им и всему роду человеческому болезни и смерть…». Всё чаще богословы пишут, что «грех внёс в мир Адам». На первый план настойчиво выдвигается роль женщины — избавительницы человечества: «Родится от жены избавитель, который избавит людей от власти дьявола, спасёт от греха и смерти вечной и возвратит им утерянное вечное блаженство» (ЖМП, 1975, №3, стр. 33).
________
1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 13, Стр. 516.

Любыми средствами удержать женщину в сфере влияния религии — эта задача заставляет Ватикан пересматривать свою тактику. Так, письмо-трактат папы Павла VI «Супружеские пары и семьи в обществе нашего дня» (1972 г.) определяет положение супругов в семье как совершенно равноправное. Брак — это «творческая активность, свобода, личное отношение между двумя друг друга дополняющими существами», а семейный очаг — «благоприятное место, где могут устанавливаться одинаковые и плодотворные отношения между лицами». Эти высказывания звучат особенно красноречиво, если вспомнить, что ещё в 1965 году на II Ватиканском соборе было подтверждено традиционное положение о подчинении жены мужу, о неравенстве супругов.
Католическая церковь не отошла пока от своих установлений ни в отношении развода, ни в отношении целибата — закона о безбрачии духовенства. Однако первая проблема в Италии была решена самим населением — и не в пользу церкви: референдум в мае 1974 года одобрил закон о разводе, принятый парламентом. Сейчас католические иерархи поставлены перед новой проблемой — «религиозным» будущим женщины, то есть её положением в самой церкви2.
Идеологи современного протестантизма также вынуждены по-новому трактовать такие вопросы, как равноправие женщины, её роль в семье и обществе и т.д. В статье «Священное писание о браке и разводе», опубликованной в «Братском вестнике» №5 за 1973 год, говорится: «Врак есть союз равных. Первый брак на земле, Адама и Евы, был браком равных. Но мы встречаем в Библии много выражений, которые как бы противоречат равенству в браке мужа и жены… «Он (муж) будет господствовать над тобою».
И далее автор пытается переосмыслить поучения, которые веками служили идейным оправданием рабства женщины в семье. Оказывается, «здесь говорится о повиновении любви, которая не спрашивает, кто первый и кто последний». Журнал пишет: «Мужчина более силён физически и потому должен быть покровителем жены, а также вождём её». Далее приводятся слова апостола Петра о том, что мужья должны «обращаться благоразумно с жёнами, как с немощнейшими сосудами, оказывая им честь как сонаследницам благодатной жизни, дабы не было препятствия в молитвах». Однако легко можно заметить, что во всех этих рассуждениях речь идёт лишь о равенстве мужчины и женщины в служении богу, в молитвенном труде, в стремлении заслужить райское блаженство. И нет ни слова о равенстве в обществе.
Осовременивание библейских постулатов характерно и для обновленческого курса православия. Правда, православные богословы в опенке роли богоматери не идут так далеко, как католические, и это является одним' из пунктов их вероучительных расхождений. И хотя обе «церкви одинаково хранят предание о телесном приятии девы Марии в небесную славу», модернистские тенденции в православии в отношении к женщине значительно слабее: протоиерей Мудьюгин, например, решительно отвергает догма1, и о «телесном приятии» девы Марии в небесную славу. Он утверждает её «совершенную человечность», а следовательно, и греховность, наряду с другими людьми3.
В своей идеологии и культовой практике церковь веками оправдывала и освящала исторически сложившееся неравноправие женщины в семье и в обществе, возводя его в ранг божьего установления. Ссылаясь на библейский миф о сотворении Евы, она утверждала, что женщина не способна быть самостоятельной личностью, ибо сотворена для мужчины как его «помощница». Сегодня православные теологи пытаются по-иному истолковать этот миф: «Но только существо одной с человеком природы могло быть «помощником подобным ему»… «Женщина не ниже мужчины, потому что любовь требует равенства, и только любовь и могла возжелать этого первозданного разделения, источника всего многоразличия человеческого рода»4.
Можно ли на основании многочисленных примеров считать, что церковь отказывается полностью от своих прошлых воззрений? Богословы уходят от прямого ответа на этот вопрос, переводя его в плоскость теоретических рассуждений о «грехопадении человека» и «разделении по полу». При этом православные богословы, в частности, обращаются к трудам известного православного богослова Лосского, пытаясь в них найти убедительные аргументы для обоснования своего модернистского курса. На страницах «Богословских трудов» появляются написанные много лет тому назад работы «Очерк мистического богословия Восточной церкви» и «Догматическое богословие». Издалека подходя к трудной теме, Вл. Лосский так трактует идею первородного греха: «Когда Ева видит, что дерево прекрасно, появляется некая ценность вне Бога. «Вы будете как боги», — говорит змий… Плод съеден, и грех развивается несколькими этапами… Адам, вместо того, чтобы с воплем ужаса броситься к своему создателю, обвиняет жену… Так человек отказывается от своей ответственности, перекладывает её на жену и, в конечном счёте, на самого Бога…»5. Здесь очевидна попытка всячески запутать традиционное обвинение женщины в первородном грехе и перенести его в область рассуждений о добре и зле, свободе и ответственности.
Однако дальнейшие рассуждения Вл. Лосского неминуемо заходят в тупик. Ева, по его мнению, новая человеческая личность, которая дополняла природу Адама, была той же природой, той же плотью, «кость от кости его и плоть от плоти его». Только грехопадение сделало их индивидуальными существами, двумя отдельными природами. Разделение, людей по полу, считает Лосский, отрицательное явление, бедствие, постигшее первого человека, не сумевшего вступить в «совершенный» союз с богом, искажение, ухудшение «природы человека», а отсюда: «И к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою». Как видим, Вл. Лосский, а вместе с ним и популяризирующие его труды сегодня православные богословы, возвращаются к первоначальным библейским постулатам и традиционным установлениям о подчиненном положении женщины.
Таковы многочисленные попытки христианской церкви приспособиться к духу времени. Они обусловлены в первую очередь конъюнктурными соображениями: боязнь утратить паству заставляет по-новому решать старую проблему. Какие бы объяснения и оправдания при этом ни приводились, главная причина, которую старательно замалчивают идеологи церкви, это глубокий кризис религии, выход из которого они ищут.

2 Подробнее об этом см. в нашем журнале статьи Э. Булацевой «Под гнётом предрассудков» (1975. №6) и Т. Благовой «Женское движение» и Ватикан» (1975. №12).
3 См.: «Богословские труды», сб. 10, 1973, стр. 88.
4 «Богословские труды», сб. 8, 1972. стр. 155.
5 Там же, стр. 162.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Религия Христианство Новый подход к старой проблеме