Багира

Понедельник, 12 18th

Последнее обновлениеВс, 17 Дек 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Вряд ли на земле есть хоть один человек, которому не было бы знакомо имя современной святой — матери Терезы, ставшее нарицательным и символизирующее беззаветное и самоотверженное служение страждущим. С большинства её фотографий смотрит на нас маленькая худенькая старушка, напряжённый взгляд которой проникает, кажется, в самую душу, а спина согнута под гнётом нескончаемой боли и страданий, с которыми Тереза, как могла, боролась всю свою жизнь. Или под гнётом нескончаемых сомнений?…

Мать Тереза: Миллионерша из трущоб

Журнал: Загадки истории №6, июнь 2012 года
Рубрика: Женщина в истории
Автор: Ольга Седова

Самая известная монахиня мира сомневалась в существовании Бога?

Фото: мать ТерезаБиография матери Терезы легко укладывается в несколько строк. Агнес Бояджиу родилась 27 августа 1910 года в Албании в городе Скопье. В обеспеченной католической семье, кроме неё, было ещё двое детей. С раннего возраста Агнес отличалась разнообразными талантами. Однако, помимо природной одарённости, она была наделена добрым сердцем и особой чувствительностью к чужой боли. Это и определило окончательный выбор: миссионерская деятельность.

Призванная небом

26 сентября 1928 года Агнес, испросив благословения у матери, отправляется сначала в Дублин, в монастырь сестёр ордена Лоретто, где очень быстро осваивает английский язык, а затем с католической миссией — в Калькутту. Там Агнес, принявшая постриг и получившее новое имя — Тереза, — шестнадцать лет преподает бенгальским девочкам историю и природоведение (уже на бенгальском языке), становится директрисой школы… и вдруг внезапно покидает монастырь и, с разрешения Ватикана, становится вольной монахиней. С этого момента Тереза, которую по причине её духовного сана зовут «матерью», поселилась в самых жутких трущобах Калькутты и начала своё служение беднейшим из бедных.
Через год к Терезе присоединяются ещё одиннадцать монахинь, и она становится основательницей ордена милосердия. Члены ордена подбирают и выхаживают младенцев, выброшенных в мусорные баки, помогают инвалидам и сиротам. Власти Калькутты, оценив пользу от деятельности, выделили для их нужд огромное мрачное помещение, примыкающее к храму богини Кали. Так у богини Кали, символизирующей смерть и разрушение, появился приют для обречённых — дом умирающих.
Ещё через год в 1950 году, орден милосердия получил официальное признание Рима. И удивительное дело, он стал приносящим максимальную прибыль среди всех ныне существующих католических орденов!
Сёстры ордена живут в абсолютной бедности, они настоящие аскеты, отказавшиеся от холодильников, стиральных машин, вкушающие лишь самую простую пищу и не имеющие никакой собственности, кроме сари и сандалий на босу ногу. Целыми днями они ухаживают за умирающими, кормят, моют, бинтуют раны и язвы, чистят выгребные ямы, иногда по нескольку суток обходятся без отдыха и сна. Их отличает бесконечное терпение и сострадание, исключающее малейшее проявление брезгливости: сёстры не используют медицинских перчаток, прикасаясь к ранам прокажённых и инфицированных иными опасными вирусами больных.

Молитва вместо лекарств

Такие подвиги вызывают колоссальное восхищение богатых жертвователей, довольно скоро начавших перечислять крупные суммы в помощь умирающим беднякам Калькутты и ещё больше — в поддержку нищих из других городов и стран мира. Разумеется, эти деньги поступают на счета ордена и используются исключительно по прямому назначению. Хотя мать Тереза не слишком интересуется статистикой и бухгалтерией: у неё другие цели и задачи. Даже когда средства стали более чем позволять, орден не спешил обзаводиться компьютерами и прочей техникой: в организации подобные излишества строго запрещены, поэтому вся бухгалтерия велась и ведётся… карандашами в блокнотах. А когда блокнот заполняется, записи попросту стираются, и страницы используются снова и снова — ради экономии. Отчасти становится понятным, почему при таком ведении дел не существует сколько-нибудь точных данных об истинных размерах финансирования ордена. К тому же каким позором рискуешь себя заклеймить, посмев хотя бы на секунду усомниться в чистоте помыслов и благородстве людей, посвятивших себя беззаветному служению обездоленным! Общеизвестно, что монахини ордена матери Терезы собрали самое большое количество денег, но никому не ведомо, сколько именно. В отличие от других благотворительных организаций, а таковых в той же Калькутте стабильно функционирует более двухсот, только орден милосердия позволяет себе напрочь игнорировать законодательное предписание об обязательных финансовых отчётах…
Но экономия, поставленная во главу угла основательницей ордена, имеет и другой, экзистенциальный смысл. Для светского человека это может прозвучать чудовищно, но для ревностного христианина-католика — вполне понятно и естественно: человек должен испить чашу страдании до дна, потому что именно страданиями душа очищается и готовится предстать перед Богом, именно боль может искупить грехи мира. Суть христианства — боль как искупление, и мать Тереза понимала этот постулат буквально. Поэтому помощь в облегчении собственно физических мук должна быть минимальной. А если так, то ни к чему использовать ни современные средства элементарной гигиены, ни одноразовые шприцы, ни дорогостоящие эффективные препараты — сойдут самые дешёвые и просроченные; нормально просто мыть медицинские приборы тёплой водой, не подвергая никакой дополнительной обработке и дезинфекции, в том числе термической; допустимо укладывать инфекционных больных едва ли не вповалку, на циновках, по пятьдесят-шестьдесят человек в маленьком помещении и сознательно отказывать им в обезболивающих, даже в самых крайних случаях. Вместо обезболивающих предлагается молитва и словесное утешение…

Страдание против неверия

А как вам борьба матери Терезы против абортов и противозачаточных средств? Когда в 1979 году она получила Нобелевскую премию мира, то использовала трансляцию из Осло, чтобы назвать аборты и контроль над рождаемостью величайшим злом. И где — в Индии и странах третьего мира, где именно контроль над рождаемостью способен привести к позитивным социальным переменам и хоть какому-то прогрессу… Но здесь мать Тереза готова была стоять на своём до конца и вести мощную пропагандистскую кампанию — кстати, на деньги, собранные для помощи нищим и сэкономленные на обезболивающих и средствах гигиены.
Почему среди немалого числа иных миссионеров, посвятивших свою жизнь благотворительной деятельности, именно мать Тереза обрела такую огромную популярность? Потому что она была удобна любым властям: никогда не выражала ни малейших протестов, требуя от государственных структур радикальных реформ, действенной помощи наименее социально защищённым слоям населения, не вмешивалась в политику, не осуждала власть имущих. Напротив, когда во время пресс-конференции в Вашингтоне её спросили: «Учите ли вы бедных смиряться со своей участью?» — она ответила: «Я думаю, это прекрасно, когда бедные смиренно принимают свою участь, деля её со страстями Христовыми. Я думаю, что страдания бедняков очень помогают миру». Просто замечательная позиция, полностью импонирующая сильным мира сего! Не случайно мать Тереза была дружна и с Рональдом Рейганом, и с крайне правым британским владельцем СМИ Малькольмом Маггерриджем, и с кровавым гаитянским диктатором Жан-Клодом Дювалье по прозвищу Бэби Док, которым открыто восхищалась и принимала от него солидные суммы.
Но никто и никогда не ставила ей это в упрёк — мать Тереза навсегда осталась символом жертвенности и страдания.

Великое отчаяние

Сомневалась ли она, этот гениальный менеджер, «смесь Франциска Ассизского с фельдфебелем», в том, что всегда поступает правильно? Безусловно. Она страдала из-за приступов одиночества и ощущения богоотставленности, в отчаянии признавалась: «Я чувствую, что Бог меня не хочет, что Бог не есть Бог, и что Он на самом деле не существует. Люди думают, что моя вера, моя надежда и моя любовь всепоглощающи, что моя тесная связь с Богом и единение с Его волей наполняют моё сердце. Если бы только они знали… Небеса не значат ничего. Мне говорят, что Бог любит меня, однако реальность тьмы, холода и пустоты так велика, что ничто не трогает мою душу». И, чтобы победить эти мучительные сомнения, снова и снова погружалась в пучину чужих страданий и боли, парадоксальным образом подпитывающую её слабеющую веру и возрождающую разрушенную любовь.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Религия Католицизм Миллионерша из трущоб