Багира

Вторник, 11 21st

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Слухи, сплетни, грязь, неприглядные подробности, кровавые иллюстрации в газетах — заслуга Уильяма Хёрста. Это ему удалось кардинально изменить сухой и скучный язык газетных статей и «раскрасить» прессу в жёлтый цвет.

Уильям Хёрст: Отец «жёлтой прессы»

Журнал: Дарья Биография №7, 2017 год
Рубрика: Путь к успеху
Автор: Алла Астахова

Фото: Уильям ХёрстПервая проба пера у Уильяма случилась в университете. Юноша учился в Гарварде, студенты которого выпускали местную газету. В ней-то Хёрст и решил опубликовать свою сатирическую заметку о преподавателях. «Невинная» шалость стоила молодому человеку исключения.

Без моральных принципов

Урок не пошёл на пользу Хёрсту. Его отец, богатый и влиятельный человек, уже через 2 года достал для сына диплом Гарварда. А сам Уильям за это время успел набраться опыта. В 1886 году он поступил на работу к одному из самых известных в то время издателей — Джорджу Пулитцеру, владевшему газетой The New York World. А вскоре Уильям понял, что и сам хочёт заниматься издательским делом. У его отца имелась небольшая газета San Francisco Examiner, и 23-летний юноша уговорил родителя отдать издание ему.
У Уильяма Хёрста были свои представления о журналистике. Он считал, что сенсацией может стать любая чепуха, если она грамотно подана и интересна читателю. Не брезговал использовать для наполнения слухи и сплетни, которые приносили работавшие на него журналисты. Он писал о политиках и бизнесменах, раскрывал их коррупционные замыслы и… однажды перешёл дорогу собственному отцу. Уильям пропустил материал, порочащий честь одного из компаньонов Хёрста-старшего. Когда тот попросил оставить в покое несчастного дельца, сын отказался. Отец не на шутку рассердился и перестал финансировать газету. Но что ещё хуже, оставил сына без наследства.
Уильяма поддержала мать. Всё наследство главы семейства перешло ей, и она не пожалела для любимого отпрыска пару тысяч долларов. Благодаря им Уильям в 1895 году приобрёл своё новое детище — The New York Morning Journal.

Битва титанов

Репутация The New York Morning Journal была сомнительной: издание называли газетой домохозяек и горничных, а тираж составлял всего 30 тысяч экземпляров. Но у Хёрста уже был готов план по её раскрутке. Для начала он поставил в редакции кровать: решил находиться здесь круглосуточно, пока дела не пойдут в гору. Уильям взял на работу лучших журналистов и публицистов, которые умели из ничего сделать сенсацию. В том числе в его издание писали Марк Твен и Джек Лондон. Он предложил авторам хорошие гонорары, а на первом собрании постановил: «Газета должна быть настолько доступной и простой, чтобы её читателями могли стать бедняки, бакалейщики, эмигранты и невежды». А чтобы все эти слои населения имели возможность взять газету в руки, Уильям понизил её стоимость до одного цента.
Это был серьёзный удар по конкурентам. The New York Morning Journal стала не просто доступной: её продавали на каждом углу. В итоге тираж увеличился, а на пути у Хёрста встал его учитель — Джордж Пулитцер. Уильям никогда не отличался совестливостью, особенно в работе, а потому развязал с Пулитцером информационную войну. Её прозвали «Битва Титанов».
Что мог предложить Уильям Хёрст такого, чего не было в остальных изданиях? На первые полосы издатель приказал выносить самые громкие сенсации — убийства, мародёрство, ограбления, политические преступления и т.д. Особое внимание он призвал обратить на людей известных, чьё грязное бельё будет особенно интересно читателю. В дополнение к статьям Хёрст ставил иллюстрации. Лучшие художники в подробностях изображали суть написанного. Если в статье речь шла об убийстве, то на картинке непременно должно было быть много крови, оторванных конечностей и искажённых болью лиц. Это работало! «Публике нужны не столько новости, сколько развлечения», — был убеждён Хёрст. Всего за пару месяцев тираж его издания вырос до 100 тысяч.

Похождения жёлтого человечка

За войной между Пулитцером и Хёрстом наблюдали все. Началось с того, что Уильям «перекупил» лучших журналистов своего конкурента, предложив более высокую зарплату. Причём сделал это тайком — все работники ушли разом, в один день. Конечно, это стало ударом для Пулитцера.
А в 1896 году Уильям переманил к себе на работу известного карикатуриста Ричарда Аутколта. Ранее на страницах газеты Пулитцера тот издавал свой комикс Hoggan's Alley. В отместку Пулитцер запретил использовать название серии в изданиях Хёрста. Комиксу было придумано новое имя — The Yellow Kid. Картинки повествовали о приключениях жёлтого малыша, да и сам комикс был нарисован жёлтой краской. Возможно, поэтому к газете Уильяма Хёрста через некоторое время прикрепилось название «жёлтая пресса».
Хёрст одержал победу над Пулитцером, что стало очередным доказательством его могущества в печатной прессе. В какой-то момент он даже перестал просто рассказывать о событиях, он стал их вершить. Например, Хёрсту приписывают развязывание испано-американской войны.
В 1898 году Куба была испанской колонией и всячески старалась избавиться от этого гнёта. Конфликт был вялотекущим, но тут вмешался Уильям Хёрст. В его газете стали выходить статьи, в которых испанцы превращались в опасных врагов. Журналисты писали о притеснениях с их стороны и зверствах, которых на деле не было. Однажды Хёрст, по слухам, приказал украсть, а потом опубликовал испанское дипломатическое письмо с критикой американского президента. Дело набирало обороты. Чтобы конфликт был наглядным, издатель засылал на Кубу своих лучших художников, чтобы те рисовали всё, что видели. «Но тут всё спокойно, войны нет», — сообщали они, на что Уильям отвечал: «Вы, главное, нарисуйте, а войну я обеспечу».
И обеспечил! 15 февраля 1898 года в порту Гаваны взорвался американский броненосец. Ходили слухи, что к этому событию Хёрст также приложил руку, но доказательств нет. В итоге война была развязана. За те несколько месяцев, что она длилась, Хёрст чуть ли не в каждом номере публиковал новые сенсации. За это время тираж его газеты достиг 5 миллионов.

Падение короля

К 1935 году Уильям Хёрст был владельцем уже не одной газеты, а целой медиа-империи. Его состояние оценивалось в 200 миллионов долларов: десятки изданий, радиостанций и даже киностудия.
Несмотря на многолетний брак и наличие пятерых сыновей, Хёрст не мог себя назвать примерным семьянином: он был влюблён в актрису Мэрион Дэвис. Законная супруга знала об этом союзе: Уильям честно попросил у неё развод, но получил отказ. Так и продолжал вести двойную жизнь. Для молодой красотки Хёрст основал собственную киностудию. Уильям жил с Мэрион в знаменитом замке «Хёрст Касл», в котором сейчас находится музей. Это было их любовное гнёздышко. Здесь магнат отдыхал и чувствовал себя защищённым.
А защищаться было от чего. В 1929 году, когда началась Великая депрессия, дела издателя пошли хуже. Но он не желал этого признавать. Наоборот, вмешивался в сомнительные авантюры. Например, сделал ставку на Адольфа Гитлера. Печатал в своих газетах его статьи, в 1934 году лично брал у фюрера интервью. И слишком поздно понял, что пошёл не по тому пути. Большинство читателей перестало покупать газеты, в которых враг представлялся героем. К 1937 году долг Уильяма Хёрста составлял баснословную сумму — 140 миллионов долларов. Чтобы выбраться из долговой ямы, пришлось продать если не всё, то многое.
Но Хёрста поджидал новый удар. В 1941 году на экраны вышла лента молодого режиссёра Орсона Уэллса «Гражданин Кейн». Прототипом главного героя — медиамагната-эгоиста, который, обладая огромным состоянием, тратит его на собственные прихоти — стал Уильям Хёрст. И что бы ни делал издатель, запретить фильм к показу не смог. На всеобщее обозрение оказался выставлен он сам, его бизнес, но самое главное — его любовная связь с Мэрион Дэвис, которую он так оберегал. В 1951 году, после всех потрясений, сердце 88-летнего Хёрста не выдержало…

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Судьба и биография Отец жёлтой прессы