Багира

Четверг, 07 27th

Последнее обновлениеЧт, 27 Июль 2017 1am

В архивах о нём до сих пор хранится засекреченная информация. Но и то, что сегодня известно, поневоле заставляет удивляться: почему предали забвению человека, чей вклад в героическую защиту осаждённого Ленинграда ничуть не меньше тех, чьи фамилии на слуху? Речь о Петре Попкове — председателе Ленинградского городского Совета народных депутатов (Ленгорсовета) в годы Великой Отечественной войны.

Из истории вычеркнуть

Журнал: Архивы 20 века №2, май 2017 года
Рубрика: Забытые имена
Автор: Олег Николаев

Озвученные преемники

Фото: Пётр ПопковЭто и не подтверждено документально, но есть свидетельства очевидцев: события ускорил Иосиф Сталин, который в 1948 году на отдыхе в Абхазии в неофициальной обстановке «посоветовался с товарищами». Завёл речь о том, что становится стар и пора подумать о двух преемниках. Ведь он занимал одновременно две должности — Предсовмина СССР и Генсека ЦК ВКП(б). На первой видел руководителя Госплана Николая Вознесенского, на второй — Алексея Кузнецова, завкадрами в ЦК ВКП(б). Оба были выходцами из Ленинграда, хорошо проявили себя в годы войны.
Конечно, открыто Сталину никто возражать не стал. Но член Политбюро Лаврентий Берия и заместитель Предсовмина СССР Георгий Маленков явно планировали иной расклад. Цель у них была одна, а потому и усилия по устранению конкурентов они координировали. Но сначала взялись за соратников Вознесенского и Кузнецова. Одной из жертв и стал Пётр Попков.

От оборонки до огородов

Если партийное руководство в годы Великой Отечественной войны осуществляли Андрей Жданов и второй секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) Алексей Кузнецов, то Петра Попкова можно назвать главным хозяйственником.
С началом войны он организовывал возведение защитных сооружений на подступах к городу, а с 28 июня 1941 года возглавил правительственную комиссию по эвакуации промышленных предприятий. Кроме того, ещё до начала блокады, в сентябре, удалось вывезти 489 тысяч ленинградцев.
Затем на его плечи легла реализация намеченных мер по обороне и функционированию осаждённого города. Трудно назвать сферу, где бы не сказывалось участие Попкова — не контролёра, а человека, способного оказать реальную помощь. Он отвечал за все городское хозяйство, начиная от обеспечения продовольствием и электроэнергией и заканчивая созданием огородов. Он был членом Военсовета Ленинградской армии ПВО, защищающей город от налётов вражеской авиации. Кстати, ещё до поступления приказа из Москвы Попков 22 июня 1941 года принял решение привести противовоздушную оборону в состояние боеготовности. В целом это характерно для его деятельности: в условиях блокадного города многие решения некогда было согласовывать с вышестоящими инстанциями — требовалось брать ответственность на себя.
К тому же в первые месяцы войны в указаниях сверху по инерции превалировали ранее заготовленные тезисы: Красная армия остановит врага на границе, он в кратчайший срок будет отброшен, не поддаваться панике и т.п. Поэтому трудно осуждать руководство Ленинграда за то, что только с 18 июля 1941 года ввели продовольственные карточки. Равно как никто не мог предположить, что немецкие части прорвутся на юг Ленинградской области и порядка 170 тысяч детей, отправленных в эвакуацию, придётся возвращать обратно.
Пётр Попков, несмотря на обилие хозяйственных задач, находил время для выступлений по радио. Он разъяснял жителям города суть принимаемых мер, не обходил острые вопросы. По просьбам горожан в январе 1944-го подписал распоряжение о возвращении 20 площадям и улицам исторических названий — город вновь получил Невский проспект, Дворцовую площадь…

Ленинградское дело

В 1946 году по личной рекомендации Сталина Попков сменил уехавшего в Москву Кузнецова в должности первого секретаря Ленинградского обкома и горкома ВКП(б). Это было признанием заслуг в годы войны и восстановлении города.
В целом позиции ленинградцев в верхушке партии и государства сильно укрепились, что не могло не беспокоить связку Берия-Маленков. Конкурентов — Кузнецова и Вознесенского — нужно было поскорее нейтрализовать. После смерти в 1948 году Жданова постепенно формировалось «ленинградское дело».
В феврале 1949 года Попков был освобождён от должности и получил взыскание по партийной линии — строгий выговор. Повод нашёлся: растрата средств в период проведения в Ленинграде Всесоюзной оптовой выставки. И хотя документального подтверждения этот факт не имел, процесс пошёл. В том же феврале на Дальний Восток отправили Кузнецова, в марте был снят со всех постов Вознесенский.
Попкова сначала отправили на курсы повышения в Москву, затем там же «поступили» в аспирантуру Академии общественных наук при ЦК ВКП(б). Проще говоря, вывели из поля зрения.
В разгар отпусков, 29 июля, был арестован второй секретарь Ленинградского горкома Яков Капустин, из которого до 4 августа выбили компромат на всех остальных. Дали «сведения» и другие арестованные партийцы среднего звена. 13 августа прямо в кабинете Георгия Маленкова предъявили обвинение Петру Попкову, Алексею Кузнецову, Михаилу Родионову и Петру Лазутину (он после Попкова возглавлял Ленсовет). Николая Вознесенского арестовали в октябре 1949-го. Обвинить их в групповщине и заговоре, собрать доказательства, что они — агенты иностранной разведки, было делом техники…
Конечно, наивно полагать, что Сталин поверил в шпионскую версию Берии, но подозрительного «вождя народов» смутил другой факт: арестованные не отрицали, что обсуждали возможность создания наряду с уже имевшимся Совмином РСФСР республиканского ЦК ВКП(б) — только Россия из всех республик не имела такого партийного органа. При этом местом размещения республиканских Совмина и ЦК ВКП(б) мог бы стать Ленинград. Вот это уже было похоже на заговор и всерьёз встревожило Сталина — формировалась группа элиты, к тому же поддерживаемая народом. Он дал «добро» на расправу… Её осуществили быстро — всех шестерых расстреляли в октябре 1950-го. Спустя четыре года посмертно реабилитировали: военная коллегия Верховного суда СССР признала приговор сфальсифицированным и отменила его.

Взлёт

Незадолго до войны Попков сделал стремительную карьеру. Революцию 1917 года 14-летний Пётр встретил учеником столяра на одном из заводов во Владимире и дорос там до заведующего мастерской. В 1925-м вступил в партию большевиков. Из Владимира поехал учиться в Ленинградский институт инженеров коммунального строительства, который окончил в 1937-м. При этом ещё студентом возглавил партийный комитет вуза и тогда познакомился с Андреем Ждановым — первым секретарём Ленинградского горкома и обкома ВКП(б).
После массовых репрессий ощущалась нехватка кадров, и 34-летнего инициативного коммуниста заметили: спустя несколько месяцев после по-, лучения диплома Петра Попкова назначили председателем Ленинского райсовета. Через год он — заместитель председателя Ленгорсовета, а уже в 1940 году — его председатель. На фото: фигуранты дела (справа налево) Николай Соловьёв и Пётр Попков беседуют с маршалом Леонидом Говоровым.

Вернули высшую меру

Совпадение или продуманный шаг? Именно в ходе следствия по «ленинградскому делу» вернули высшую меру наказания — смертную казнь. По предложению Иосифа Сталина её отменили в марте 1947 года, посчитав, что она исчерпала себя и в мирное время не нужна.
Однако 13 января 1950 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР, который разрешил по приговору суда расстреливать шпионов, подрывников-диверсантов и изменников родины. Повод для возвращения смертной казни стандартный: обращения общественных организаций, а также деятелей культуры. Показательно, что приговор в отношении Петра Попкова, Алексея Кузнецова, Николая Вознесенского, Михаила Родионова, Якова Капустина и Петра Лазутина привели в исполнение всего спустя час после его оглашения — в 2 часа ночи 1 октября 1950 года. Всех шестерых тайно захоронили на Левашовской пустоши.