Багира

Четверг, 06 29th

Последнее обновлениеВт, 27 Июнь 2017 11pm

Первой жертвой моторной авиации стал в 1908 году американский лейтенант Томас Сельфридж. Он летел пассажиром вместе с Орвилом Райтом, одним из создателей самолёта. Машина упала. Установленный позади мотор сорвался со своего места, рухнул на Сельфриджа и раздробил ему череп. Тяжело ранен был и пилот Орвил Райт.

От парашюта до «петли Нестерова»

Журнал: Тайны 20-го века, №29, июль 2008 года
Рубрика: Воздушные приключения
Автор: Геннадий Черненко

«Чёрная доска» авиации

Фото: парашют БоннеВ следующем, 1909, году в воздушных катастрофах погибли трое авиаторов, в 1910 — тридцать два, в 1911 году — 132, а в 1912 — уже более двухсот! Число воздушных трагедий от года к году стремительно росло. Лётчики летали без парашютов — специального, авиационно,о, парашюта ещё не изобрели.
В начале 1910 года полковник A. Лаланс предоставил французскому аэроклубу 5 тысяч франков для учреждения международного приза за лучший парашют для авиаторов. Через год Лаланс, желая привлечь к конкурсу как можно больше изобретателей, увеличил свой приз до 10 тысяч франков.
На родине полковника Лаланса над авиационным парашютом упорно работал инженер и воздухоплаватель из Ниццы Фредерик Бонне. Он решил уложить вытянутый купол парашюта на фюзеляж самолёта позади лётчика и закрыть его крышкой. Стропы парашюта соединялись с поясом лётчика. В случае смертельной опасности авиатор должен был повернуть рычаг, сбросить крышку и тем самым освободить парашют. Купол его под напором воздуха раскрылся бы и вытащил пилота из кабины. Но это легко сказать, а как всё будет на практике?
Первый прыжок с парашютом Бонне «совершил» весной 1912 года манекен. Он сидел в фюзеляже самолёта, прикреплённого к корзине воздушного шара. На высоте 100 метров фюзеляж сбросили. Парашют автоматически был приведён в действие, раскрылся, выхватил «авиатора» из падающего аэроплана и благополучно опустил на землю.

Авиатор от Бога

Спустя год, весной 1913 года, состоялось второе испытание изобретения Бонне. Испытателем теперь стал…баран, который также был поднят в кабине самолётного фюзеляжа, прицепленного к воздушному шару. И на этот раз парашют сработал нормально, вытащил барана из кабины и плавно доставил вниз.
Но баран бараном, а как человек перенесёт такой прыжок? Требовался доброволец, который бы согласился провести на себе подобный, явно небезопасный эксперимент. Доброволец нашёлся — французский авиатор Адольф Пегу.
Этот человек, казалось, совершенно не знал страха. До того, как стать лётчиком, он служил кавалеристом во французских войсках, воевавших в Алжире. С детства Пегу отличался любовью к спорту, ко всякого рода опасностям, увлекался велосипедными и автомобильными гонками. Авиаторский диплом он получил в марте 1933 года, в возрасте 23 лет и вскоре стал шеф-пилотом авиационного завода Луи Блерио — знаменитого авиатора и конструктора.
Рискованный опыт с фюзеляжным парашютом Бонне Адольф Пегу выполнил 19 августа 1913 года. В тот день на лётном поле в Шатофоре собралась большая группа людей — военные и штатские авиаторы, журналисты, фотографы, кинорепортёры со своими громоздкими аппаратами. Бонне, забравшись на фюзеляж самолёта, сам прикрепил, парашют к поясу лётчика. Самолёт — одноместный моноплан типа «Блерио XI» — был готов к взлёту. Но тут случился казус, который едва не помешал испытаниям.

Под куполом парашюта

Неожиданно перед самолётом появились два полисмена, которые заявили, что по решению местных властей слишком опасный опыт отменяется. К счастью, инцидент удалось уладить, и самолёт Пегу пошёл на взлёт.
Собравшиеся на поле напряжённо смотрели вверх, на аэроплан, поднимавшийся кругами. Вот он уже на высоте двухсот метров. Вдруг машина наклонилась носом вниз, и в этот момент над ней появилось белое облачко. Через мгновение оно превратилось в купол парашюта, под которым виднелась маленькая фигурка авиатора. Самолёт же, никем не управляемый, сначала свечой пошёл вверх, затем перевернулся вверх колёсами и, сделав в воздухе сложный пируэт, пошёл к земле…
Пегу вспоминал: «Парашют быстро раскрылся. Спускаясь, смотрю по сторонам и не верю своим глазам. Когда я выбросился из аппарата, я предполагал, что, оставленный без управления, он камнем ринется на землю. Но ничего подобного не случилось. Моноплан опускался довольно плавно, принимая странные положения. Перед самой землёй он выправился и, хотя несколько тяжеловато, но сел на землю». Самолёт без лётчика в кабине, описав в воздухе фигуру, напоминавшую растянутую в ширину букву S, совершил вполне благополучную посадку!
Тем временем Пегу, раскачиваясь под куполом парашюта, опускался всё ниже и ниже, пока не «приземлился» на дерево в одном из ближайших садов. Отважного испытателя сняли с дерева и с триумфом понесли на плечах. Больше Пегу не прыгал, но опыты с фюзеляжным парашютом на этом не закончились.

Рискованный эксперимент

Продолжил их другой француз — Ле Бури. Он совершил несколько прыжков, но уже с двухместной машины, пилотируемой лётчиком. Во время спуска Ле Бури демонстративно читал газету, как бы доказывая безопасность прыжка. На самом же деле парашют Бонне был опасен. Ведь при раскрытии купол мог легко зацепиться за крыло, за хвост самолёта и тогда катастрофа была бы неизбежной. Да и сам Ле Бури в конце концов убедился в этом. Весной 1944 года на высоте 400 метров он в очередной раз выбросился из двухместного самолёта, которым управлял лётчик Лемонье. Парашют раскрылся не полностью. При падении на землю Ле Бури сломал обе ноги и повредил внутренние органы. Почему-то и самолёт совершил очень жёсткую посадку, так что серьёзно пострадал пилот.
Естественно, парашют Бонне применения в авиации не получил. И всё же прыжок Пегу даром не прошёл. Отважным пилотом овладела мысль намеренно выполнить ту фигуру, которую сделал брошенный им самолёт «Ведь если никем не управляемая машина, — рассуждал он, — смогла сделать это и удачно приземлиться, то несравненно лучших результатов можно добиться с участием лётчика». Он начал готовиться к новому рискованному эксперименту. Луи Блерио поддерживая мысль своего главного пилота. Был выделен дополнительно укреплённый самолёт, и 1 сентября 1913 года в Жювези под Парижем бесстрашный Адольф Пегу первым в мире выполни — фигуру высшего пилотажа в виде буквы S.

Повторение подвига

Весть а необыкновенном полёте разнеслась повсюду. Пресса широко писала о головоломном опыте французского авиатора. Но минула неделя, и пришло новое, ещё более сенсационное сообщение, но теперь из России: в Киеве военный лётчик Пётр Нестеров на — Ньюпоре, распространённом тогда самолете, без особой подготовки выполнил первую «мёртвую петлю»!
Узнав об этом, Пегу решил повторить опыт русского лётчика и сделал это 12 дней спустя после Нестерова. «К сожалению, — писал он, — мои дальнейшее фигурные полёты были запрещены французским правительством. Тогда я отправился в Англию, где и приступил к совершению «мёртвых петель». Так началась моя карьера петлиста». В фигурных полётах Пегу достиг необычайно высокого мастерства.
Пегу со своими воздушными выступлениями объехал всю Европу. В мае 1914 года прославленный авиатор приехал в Россию. Он демонстрировал фигурные полёты в Петербурге и Москве.
При этом нередко брал с собой желающих, в том числе женщин, и вместе с ними выполнял в небе различные эволюции. «Среди петербургских дам, — отмечал журнал того времени, — нашлось немало любительниц сильных ощущений». За день Пегу совершал до 50 «мёртвых петель», в том числе 15 подряд, как тогда говорили, «мельницей».
Жизнь отважного лётчика оборвалась во время Первой мировой войны. Участвуя в воздушных боях, ему удалось сбить шесть немецких самолётов. 31 августа 1915 года, возвращаясь с разведки, он встретил трёхместный вражеский «Авиатик». Завязался бой. Пуля из немецкого пулемёта перебила Пегу аорту. У него ещё хватило сил, чтобы посадить самолёт, но подоспевшие к машине люди нашли в её кабине уже бездыханного авиатора.