Багира

Понедельник, 06 26th

Последнее обновлениеПн, 26 Июнь 2017 1pm

Североафриканская страна Марокко, находившаяся под совместным франко-испанским управлением, получила независимость в 1956 году после серии выступлений местных жителей. Сразу же страна занялась военным строительством. Одними из первых (2 марта 1956 года) были организованы и Королевские воздушные силы (Force Aerienne Royale du Moroc — FARM).

Кровь и песок. Гражданская война в Марокко

Журнал: Арсенал Коллекция, №1(1) — 2012 года
Автор: Михаил Жирохов

Фото: дозаправка F-5 в Марокко F-5

Вполне естественно, что первоначально строительство ВВС шло под покровительством бывших колонизаторов — французов. Основой авиапарка стала техника американского и французского производства. И для этого были серьёзные основания — дело в том, что после получения независимости, как американцы, так и французы официально использовали несколько крупных полигонов на территории страны для подготовки лётного состава авиачастей, базировавшихся в Европе. Однако, начиная с 1959 года в Марокко стала нарастать волна пан-арабского национализма и в 1963 году американцы плавно «перетекли» в Ливию. А их место, естественно, заняли советские специалисты — другого развития событий в годы «холодной войны» просто не могло быть. Уже в феврале 1961 года в эту североафриканскую страну прибыла первая довольно большая группа из ста советских инструкторов. Вместе с ними прибыли и первые истребители из партии в 12 МиГ-17Ф и 2 МиГ-15УТИ. При этом и с Францией у страны оставались очень хорошие отношения — в частности, в те же годы были куплены 8 учебных Фуга «Мажистер» и три лёгких транспортных самолёта «Броуссард».
Как бывало не раз в африканской истории, получение независимости привело к «склокам» с соседями. Не стало исключением и Марокко: в 1963 году обострились отношения с Алжиром. Поводом как всегда стали территориальные претензии. Положение сложилось непростое, поскольку обе страны находились в орбите советского влияния.
В этой ситуации Кремль стал на сторону Алжира. В ответ марокканский король резко оборвал все связи со странами «социалистического лагеря» и выслал военные миссии стран Варшавского договора. И снова стандартная ситуация: «руку помощи» очень быстро протянул Вашингтон. В рамках модернизации вооружённых сил началась и реорганизация ВВС по американскому образцу, сопровождавшаяся массовыми закупками американской авиатехники. Сначала были получены четыре транспортных С-119 и С-47, а затем МиГ-17 были заменены на «Фридом Файтеры» — в общей сложности, 24 единицы (18 боевых F-5A, два разведчика RF-5A и четыре учебно-боевых F-5B).
ВВС стали «любимой игрушкой короля», и на них не жалели денег. Посудите сами — за короткий срок (буквально два-три года) были закуплены как минимум 17 C-119F/G, шесть вертолётов НН-43В, 28 Т-28А и 24 СМ-170 !
Естественно, что такое внимание не пошло на пользу, и многие высокопоставленные офицеры стали задумываться о своей роли в политике. В итоге созрел военный заговор, столь частый в странах «третьего мира». 16 августа 1972 года тройка F-5A перехватила Боинг 727, на борту которого находился возвращавшийся из поездки во Францию король Хассан II. Лётчики без предупреждения открыли огонь и смогли нанести «борту № 1» серьёзные повреждения. Выход из создавшегося положения нашёл командир экипажа лайнера, который вышел на армейскую волну и объявил, что король смертельно ранен. Лётчики прекратили атаку, а Боинг совершил аварийную посадку на одном работающем двигателе в международном аэропорту столицы.

Вверху: в процессе эксплуатации в Марокко F-5 были модернизированы, в том числе было установлена система дозаправки в воздухе

Когда стало понятно, что король жив, мятежники попытались нанести бомбовый удар по королевскому дворцу, попутно атаковав и здание аэропорта. Однако цели эти удары не добились, и вскоре король стал брать под контроль ситуацию в стране. В условиях массовой поддержки власти верными войсками, мятежным лётчикам не оставалось ничего лучшего, чем спасаться бегством. Один из атаковавших Боинг лётчиков после израсходования топлива и боеприпасов катапультировался, но после приземления был немедленно схвачен.
Буквально через несколько дней после инцидента разгневанный король распустил ВВС и казнил всех участников мятежа. Новым командующим воздушных сил стал Каббай — пилот королевского Боинга 727, спасший жизнь своего монарха.
Однако монарший гнев — явление преходящее, и уже через год были выделены огромные деньги на модернизацию ВВС, которые пошли на закупку 19 «Локхидов» С-130Н «Геркулес», а также большой партии вертолётов. Ударный компонент был серьёзно усилен поставкой дополнительной партии F-5A из Ирана и покупкой в 1975 году 25 «Миражей» F.1CH (с опционом ещё на 50 машин). Впоследствии планы были откорректированы, и в общей сложности Королевские марокканские ВВС получили 50 «Миражей»: 30 перехватчиков F.1CH, 14 истребителей-бомбардировщиков F.1EH и 6 F.1EH-200 с системой дозаправки в воздухе.
Скоро эти ВВС очень пригодились. На фоне продолжавшихся трений с Алжиром, в 1974 году Испания объявила о предоставлении независимости своей последней колонии — так называемой Испанской Сахары. По решению ООН до формирования собственных органов власти, эта территория передавалась под совместное управление Марокко и Мавритании до проведения референдума о самоопределении. Однако бывшая испанская колония была богата фосфатами, и марокканский король был крайне заинтересован в сохранении своей власти в этом регионе.
И как итог — в ноябре 1975 года Испания подписала соглашение о передаче Западной Сахары (так теперь стала называться Испанская Сахара) Марокко. Это решение не нашло поддержки у местных жителей, а особенно у лидеров местного Народного Фронта Освобождения Сагуи эль Хамра (более известного по аббревиатуре FPOLISARIO или просто ПОЛИСАРИО), которые хотели получить свой «кусок власти». Понятно, что в этих условиях развёртывание массового партизанского движения было делом времени. Тем более, что ПОЛИСАРИО могло опереться на поддержку Алжира.
За короткое время в Западной Сахаре были созданы базы повстанцев, а боевикам Армии Освобождения Народа Сахары (АОНС) — боевого крыла ПОЛИСАРИО — были переданы десятки тонн оружия советского производства и большое количество автомобильной техники, которая обеспечила отрядам необходимую мобильность. И основной целью для бойцов ПОЛИСАРИО стали мавританские и марокканские войска. Партизанская борьба во многом облегчалась сотнями километров совершенно незаселённой пустыни — как правило, мобильные небольшие группы наносили внезапный удар и растворялись.
Первыми с серьёзными проблемами в борьбе с повстанцами столкнулись мавританцы. На 1976 год в составе их ВВС «условно боевыми» были только шесть «транспортников» «Бритен-Норман» BN-2А-21, приспособленных к подвеске бомб и НАР.
За короткое время сахарские повстанцы смогли сбить два из них, сведя поддержку авиации к минимуму. Мало того, в июне всё того же 1976 года бойцы ПОЛИСАРИО стали реально угрожать Нуакшоту (столице Мавритании), и только срочная негласная поддержка французов спасла мавританские власти от полного разгрома.

Фото: вооружение F-5 УР Сайдвиндер

Нетипичный вариант подвески вооружения марокканских F-5 — с УР ближнего боя «Сайдвиндер»

По-другому развивались события в марокканском секторе ответственности. Марокко. Тут действия армейских частей всегда поддерживались авиацией. За короткое время на аэродроме Эль Аоуин в Западной Сахаре была собрана внушительная группировка из 15 F-5A, трёх F-5B и пары RF-5A, нескольких наскоро вооружённых СМ.170 и вертолётов.
В мае 1977 года отряды АОНС захватила город Зуэрат, где в числе прочего в плен попали 8 французских граждан. В ответ на такую «недружественную акцию», Париж направил свои войска, поддержанные несколькими «Ягуарами» из эскадры ЕС.3/11, базировавшиеся на Дакар, парой транспортных С. 160 «Трансапл» из эскадры ЕТ.61 и единственным морским патрульным «Атлантиком» из флотилии 24F. По французской традиции эта военная интервенция получила звучное название — «Операция Ламантин». В её рамках стратегические разведывательные самолёты «Мираж» IVR начали разведполёты над Западной Сахарой и Мавританией, отслеживая деятельность повстанцев.
15 декабря 1977 года «борцы за свободу» совершили очередной налёт на поезд, следовавший из Зуэрата в Нуадибу, и снова 8 французов попали в плен. Ответ был быстрым и решительным: «Ягуары» разбомбили ближайшую колонну АОНС, при этом французскими лётчиками было сожжено 25 автомобилей. Это было началом большой войны. В начале 1978 года в Даккар прибыло ещё несколько «Ягуаров», что сразу же сказалось на увеличении активности французской авиации. Но и повстанцы получили достаточно большое количество средств ПВО и могли постоять за себя. Это чётко продемонстрировали события 3 мая, когда удачно пущенной ракетой ПЗРК «Стрела» был сбит первый французский «Ягуар» А. При этом операции Парижа не были поддержаны мавританской армией (ввиду полного разгрома последней) и большинству повстанцев удавалось укрываться на своих базах. Ввиду бесперспективности дальнейшей борьбы в июле 1978 года Президент Мавритании Оулд Даддах официально заявил, что Мавритания «уходит из Западной Сахары» и все базы на юге оказались в руках ПОЛИСАРИО. Эти события означали и свёртывание французской миссии.
Таким образом, с середины 1978 года все свои силы ПОЛИСАРИО перенаправило на марокканцев. И «объектом №1» для атак стали самолёты и вертолёты. «Первый звонок» прозвенел 18 февраля 1978 года, когда после долгого перерыва ВВС Марокко понесли первую потерю, потеряв над Агургуэ сбитым F-5A.

Фото: Мираж с подвесным топливным баком

В условиях Сахары и её неосвоенности «Миражи» всегда летали с подвесным топливным баком

Перед ракетной угрозой положение ВВС Марокко было незавидным, и командование ВВС срочно обратилось к фирме «Дассо», немедленно поставить заказанные и оплаченные «Миражи». Однако фирма была просто завалена заказами, и в качестве временной меры несколько машин, принадлежавшие ВВС Франции, формально были переданы в состав ВВС Марокко. Одновременно большая группа местных пилотов отправилась на авиабазу Оранж, где начала осваивать новую технику. Базой для «Миражей» в Марокко стал аэродром Сиди-Слиман — бывшая база американского Стратегического авиационного командования.

Фото: ВВС Королевства Марокко

Всего в ВВС Королевства Марокко в середине 1978 года поступило как минимум 50 «Миражей», в том числе и несколько двухместных «Мираж» F.1BH

К концу 1978 года ситуация зашла в тупик: пилоты марокканских F-5A уже просто боялись вылетать на «свободную охоту», так как буквально за неделю боёв было потеряно сразу несколько «Фридом Файтеров». Во всех случаях победы были одержаны расчётами ПЗРК «Стрела».
Армейскому командованию стало ясно, что нужна новая техника, и на неё нашли деньги. Кроме дополнительной партии «Миражей», в США были закуплены шесть специализированных «антипартизанских» штурмовика OV-10A «Бронко». Вместо порядком устаревших «Мажистеров» в роли лёгких штурмовиков стали применять 24 «Альфа Джета». Практически сразу же «Миражи» были брошены в бой. Поскольку Сиди-Слиман находится довольно далеко от театра военных действий, отряды в составе от двух до 12 самолётов направлялись в «командировку» на аэродром Эль-Аюн на территории Западной Сахары. Но и там приходилось практически каждый боевой вылет осуществлять с 1200-л подвесным баком под фюзеляжем (самолёты модификации F.1EH-200 с 1981 г. дозаправлялись в воздухе двумя переоборудованными Боингами 707). Типовым считался вариант подвески 4-х 250-кг или 400-кг авиабомб. Использовались также подвесные устройства RP-35, представлявшие собой комбинацию ПТБ с блоком 68-мм НАР. Несколько «Миражей» силами местной фирмы «Аэро Марок Индастриз» оборудовали подвесными разведывательными контейнерами. Бойцы ПОЛИСАРИО широко применяли ПЗРК «Стрела», а позже и более тяжёлые ЗРК советского производства. Это вынуждало заменять одну из УР «Мажик» на законцовке крыла контейнером с аппаратурой РЭБ.
К концу 1979 года в рядах ПОЛИСАРИО насчитывалось 15 тысяч бойцов, вооружённых новейшим советским вооружением, получаемым из Ливии и Алжира. Повстанцы настолько почувствовали свою силу, что перенесли партизанскую войну на территорию Марокко, не ограничившись Западной Сахарой. Так, 2 августа 1979 года, во время атаки колонны повстанцев, атаковавших базу в Энегире, огнём ЗУ-23-2 был сбит первый «Мираж».
Мало того, в атаках против гарнизонов в Лебурате и Смара бойцы ПОЛИСАРИО впервые применили РСЗО калибра 128-мм, что привело к очень большим потерям среди защитников. В ответ в октябре 1979 года марокканская армия начала операцию «Ухуд» по очистке от повстанцев районов алжирской и мавританской границы. Однако операция закончилась провалом — так, например, ВВС потеряли очередные F-5A и «Мираж».
Руководство Марокко стало склоняться к мысли, что без уничтожения баз повстанцев в Алжире победа просто невозможна. Однако удар по алжирской территории мог привести к широкомасштабной войне, выиграть которую у Марокко шансов не было. Поэтому пошли по другому пути: решили усилить систему раннего обнаружения и возможности для нанесения превентивных ударов. В рамках этой программы в 1980 году при финансовой помощи Саудовской Аравии были закуплены 16 новых F-5E и четыре F-5F. Вместе с ними американцы поставили 381 УР «воздух-земля» «Мейверик» и большое количество кассетных бомб Мк.7 «Рокай». Новые заказы разместили во Франции — на 24 вертолёта SA.342L «Газель», вооружённые ПТУР «Хот», в Италии — на 6 транспортных геликоптеров СН-47С «Чинук», выпускавшихся на Апеннинах по американской лицензии. Саудовцы же проплатили и модернизацию имевшегося парка — так, F-5A были модернизированы до уровня F-5E, большие работы были проведены и по модернизации парка «Миражей».

Фото: Миражи в Западной Сахаре

Парк марокканских «Миражей» значительно сократился в результате интенсивной эксплуатации, а так же войны в Западной Сахаре. На сегодняшний день в строю примерно 50% самолётов из поставленных
Фото: самолёт  С-130 Геркулес
С-130 «Геркулес» сыграли важную роль в ходе войны в Западной Сахаре.

Столь пристальное внимание к противотанковым средствам объясняется очень просто — с 1980 года бойцы ПОЛИСАРИО стали получать из Ливии Т-55 и БМП-1. Кроме того, Каддафи для борьбы с авиацией предоставил повстанцам две батареи ЗРК «Квадрат» и множество ПЗРК «Стрела-2».
Такое насыщение зенитными средствами сказалось на потерях марокканцев — были потеряны несколько F-5, четыре «Миража», пара вертолётов и один С-130 «Геркулес».
Ещё одним «ноу-хау» марокканцев стала постройка «анти-пар-тизанской» стены от Джебель Оарксиса до мыса Боядор на берегу Атлантики. Эта стена состояла из противотанковых рвов, минных полей и многочисленных сенсоров. Возросло и количество марокканских войск в Западной Сахаре — к началу 80-х здесь было сосредоточено 116 тысяч солдат и офицеров.
Но все эти меры не дали желаемых результатов — в 1981 году повстанцы организовали ряд успешных рейдов на аэродром Эль Аоуин, сделавших эту базу опасной для базирования марокканской авиации. В ответ марокканское правительство закупило два «Боинга» 707 с целью переоборудования их в танкеры. Одновременно фирма «Аэро Марок» провела работы по дооборудованию «Фридом Файтеров» системой дозаправки в воздухе. Такие меры позволили летать истребителям-бомбардировщикам с более безопасной авиабазы Кенитры.
Однако всё равно F-5-м приходилось нести и дополнительные топливные баки, что резко снижало их боевую нагрузку. Как правило, они несли обычные свободнопадающие бомбы и неуправляемые ракеты, а «Миражи», оснащённые системами радиопротиводействия, выступали в качестве эскорта.
Основной же проблемой для марокканцев оставалась разведка. Чтобы как-то восполнить пробелы пара «Геркулесов» получила радары бокового обзора, а с французской помощью некоторые «Миражи» были оснащены подвесными контейнерами с разведывательным оборудованием.

Фото: SA.330 Пума

SA.330 «Пума» из состава авиационного дивизиона Королевской Марокканской Жандармерии
Фото: вертолёт СН-47С
Королевские ВВС Марокко получили 12 вертолётов СН-47С, построенных итальянской фирмой Meridionali no лицензии

Серьёзной вехой той войны стали события октября 1981 года, когда повстанцы попытались взять штурмом стратегически важный населённый пункт Гуэлт Земмур. Для достижения успеха повстанцы стянули сюда как минимум 60 танков Т-54 и Т-55, хорошо прикрытых от ударов с воздуха. Марокканцы же основные усилия прилагали по снабжению гарнизона с воздуха. Уже в первый день боёв (12 октября) был сбит С-130Н, который использовался в качестве воздушного командного пункта.
А на следующий день были потеряны сразу два «Миража» F.1E, причём один был поражён над алжирской границей на высоте 9200 метров! Это позволило Рабату заявить об участии в боях алжирских вооружённых сил, так как на такой высоте «стрелы» «достать» «Мираж» просто не могли. Досталось и вертолётчикам — в конце октября была сбита «Пума», перевозившая подкрепления.
Такие потери были катастрофическими для небольших ВВС — мало того, многие лётчики стали просто отказываться от боевых вылетов, количество которых было сведено к минимуму.
В январе 1985 года во время очередного контрнаступления ВВС Марокко снова понесли потери: 12 января снова в приграничной с Алжиром территории был сбит F-5E, а через 9 дней был сбит «Бронко». Первый «Альфа Джет» стал жертвой ПВО повстанцев 27 декабря 1985 года, а ещё один F-5E — 21 августа 1987 года.
При этом зачастую зенитчики ПОЛИСАРИО сбивали все летательные аппараты в своём поле зрения, без различия принадлежности. Так, например 24 февраля 1984 года ими был сбит транзитный Do.228, принадлежавший немецкой антарктической экспедиции «GANOVEX IV». Экипаж из трёх человек погиб. А 8 декабря 1988 года был сбит DC-7, нанятый американским агентством по международному развитию. В то же время огнём с земли был повреждён сельскохозяйственный самолёт.
Таким образом, к 1987 году семь марокканских «Миражей» были сбиты, а ещё шесть числятся в небоевых потерях. Три лётчика не успели катапультироваться, трое попали в плен, а один был расстрелян после приземления. Ещё несколько машин вернулись на базу с повреждениями — так, один самолёт пришёл с пулевым отверстием от 12.7-мм пули, которая пробив фонарь, вошла в кресло, к счастью, лётчик отделался только лёгким испугом.

Фото: учебный вылет Альфа Джет и F-5

Учебный вылет пары «Альфа Джет» и двухместного F-5. Всего в Марокко были поставлены 24 «Альфа Джета» в базовом тренировочном варианте

Другой «Мираж» привёз сувенир — неразорвавшуюся ракету ПЗРК «Стрела». После того, как были сбиты или повреждены несколько учебно-боевых «Мажистеров», их срочно перевели на тренировочную работу. Стоит сказать, что ВВС страны на всём протяжении всей своей истории испытывали острый дефицит подготовленного лётного состава, так как все тренировочные самолёты были привлечены к боевой работе и курсанты на учёбу в основном отправлялись за рубеж — прежде всего во Францию.
Война фактически завершилась в августе 1988 года, когда Алжир и Марокко пришли к соглашению о судьбе Западной Сахары и Алжир прекратил поддержку ПОЛИСАРИО. Однако это не означало окончания борьбы и народ Западной Сахары до сих пор борется за своё право на самоопределение. Правда, методы уже совсем другие, больше не напоминающие полноценную войну…
Заканчивая свой рассказ о событиях в Западной Сахаре, немного остановимся и на оценке роли авиации в этом конфликте. Несмотря на достаточно популярное во всём мире мнение, что в ходе антипартизанской войны ключевую роль в победе играет поддержка авиации, опыт 25-летней войны ПОЛИСАРИО говорит о другом. Ведь достаточно небольшая по численности партизанская армия без поддержки с воздуха смогла противостоять регулярной армии, действовавшей под прикрытием авиации и артиллерии.
Опыт этой войны показал, что при противостоянии армейским подразделениям партизанам важно иметь современные средства ПВО и хорошо подготовленные расчёты.
С другой стороны, военным аналитикам стало ясно, что для эффективных действий авиации против повстанцев на больших незаселённых территориях следует располагать серьёзными средствами раннего обнаружения и противодействия «ракетной угрозе». Именно этого и не хватило марокканским ВВС для того, чтобы одержать убедительную победу.