Багира

Среда, 08 23rd

Последнее обновлениеСр, 23 Авг 2017 1am

Обе тель-амарские стелы с «хеттскими» иероглифами относятся к самым крупным и наиболее важным памятникам так называемых иероглифических «хеттов», т.е. тех «хеттов», которые для передачи своего языка пользовались хеттскими иероглифами.

О «хеттских» иероглифах на стелах Тель-Амара

Журнал: Вестник древней истории, №1, 1937 год
Автор: проф. Фридрих Грозный (Прага)

В течение последних недель я ближе ознакомился с «хеттскими» иероглифическими надписями на этих стелах, которые я намерен перевести в III части моего труда «Inscriptions hittiles hicroglyphiquos». Поэтому в данной статье я позволю себе сообщить наиболее важные сведения об их содержании.
Прежде всего я хотел бы отметить, что современный район Тель-Амара, который расположен на левом берегу Евфрата к юго-западу от Джераблус-Кархемиш, представляет собой старый Тил-Барсиб, с которым вёл борьбу ассирийский царь Салманассар III (858-821 гг. до н.э.) и который он покорил в 856 г. Через год после этого, в 855 г., Салманассаром III был взят в плен и Ахуни — властитель арамейского царства Бит-Адини, столицей которого был тот же Тил-Барсиб. Между прочим, уже предшественник Салманассара III, ассирийский царь Ассурнасирапал II (883-859 гг. до н.э.) принудил Ахуни платить дань. Царство Бит-Адини отделяло Ассирию от Сирии и, таким образом, ассирийцам было весьма важно держать эту область под своим неограниченным влиянием.
На значение Тель-Амара для древневосточной археологии уже указывал английский археолог Д. Дж. Xогарт, который посетил этот район в 1908 г. В журнале «The Liverpool Annals of Archaeology and Anthropology» (т. 11, 1909, стр. 177 сл.) он сообщает о своём путешествии в Тель-Амар, во время которого ему удалось найти целый ряд весьма важных памятников. Например, он там нашёл больших каменных львов с ассирийскими надписями, которые, как это теперь выяснилось (см. F. Tureau-Dangen et М. Dunand — Til-Barsib, Textes 141 ел,), были сделаны во времена сирийского полководца по имени Шамши-илу — современника ассирийских царей Салманассара IV (781-772 гг. до н.э.), Ассур-дана Ш 771-754 гг. до н.э.), Ассур-нирари VI (753-746 гг. до н.э.). Далее, он там также нашёл большую «хеттскую» стелу с «хеттеко-иероглифичеекой» надписью. Хогарт также первым опубликовал автографию той большой надписи (ук, соч., табл. XXXVIII). Эта стела находится теперь во вновь основанном музее в Алеппо.
Когда я в 1925 г. производил раскопки в Сирии, в Тель-Ерфаде, я также думал о возможности организации раскопок в Тель-Амаре и для этого весной того же года посетил этот район. Я использую данный журнал, чтобы опубликовать три из моих фотографий, которые были мною там сделаны.
На первой фотографии (рис. 1) хорошо видно расположение старого Тил-Барсиба, представляющего в настоящее время холм Тель-Амар, который по сие время, как и несколько тысячелетий назад, господствует над имеющим важное значение путём из Месопотамии в Сирию.
На второй фотографии (рис. 2) показан этот холм с примыкающей курдской деревушкой, заснятый вблизи.
Наконец, на третьей фотографии (рис. 3) показано допотопное судно, которое в настоящее время служит для переправы с одного берега Евфрата на другой. На этом судне, стоя среди стада овец, я пересёк Евфрат, чтобы подвергнуть основательному обследованию холм и его окрестности.
Последнее дало весьма благоприятные результаты. Древности, как, например, упомянутые выше львы, находились здесь уже на поверхности, и тот факт, что Тель-Амар является самой восточной местностью, где были обнаружены «хеттские» иероглифические надписи и где, с другой стороны, уже начиналась сфера клинописной культуры, должен был пробудить тайные надежды в специалисте по иероглифам и клинописи. Тем временем, полученное вскоре турецкое разрешение на раскопки в Кюльтепе у Кайсери в Малой Азии окончательно привело меня к решению выбрать Кюльтепе.
В 1927 и 1929-1931 гг. французский ассириолог Фр. Тюро-Дапжен произвёл успешные раскопки в Тель-Амаре, во время которых ему удалось найти там вторую большую стелу с «хеттскими» иероглифами, которая теперь находится в Лувре (смотри по этому поводу статью Тюро-Данжена в журнале «Syria» (X, стр. 185 сл.) и недавно вышедшую совместную работу Тюро-Данжена и М. Дюнана — Til-Barsib, Paris, 1936. Там имеются также прекрасные фотографии обеих стел).
До настоящего времени на «хеттские» иероглифические надписи на обеих стелах, вследствие их непонятности, в нашей науке не обращали внимания. Правда, П. Мериджив «Revue hittite et asianique» (№5, вып. 18,1935, стр. 45 и сл.) опубликовал пробный перевод этих надписей; всё же эта попытка, проделанная с недостаточной тщательностью, не может считаться удачной. Я сам, во время моей поездки на Восток, предпринятой в 1934 г. для фотографирования ещё неизвестных или плохо воспроизведённых хеттско-иероглифических надписей, посетил Алеппо, чтобы сделать новую копию находящейся там тель-амарской стелы, которую я с этого момента буду называть стелой А.

Фото: Тель-Амар. Вид с запада

Рис. 1. Тель-Амар. Вид с запада

Эта автография, которая во многом исправляет автографию Хогарта и в которой учтены дополнительно найденные фрагменты, также будет опубликована в III томе моего труда — «Inscriptions hittites hieroglyphiques».
Для чтения надписей на стеле, находящейся в Лувре, которую я буду называть стелой В, кроме фотографий, опубликованных Тюро-Данженом, я смог воспользоваться ещё и эстампажем.
Только частично сохранившаяся надпись на стеле А в моем переводе гласит следующее:
«[Я есмь X. У.]...............царь
страны......правнук Хепаталаса (Хапаталаса?), первородный сын князя Эахунаса (Эасанаса?). Бог водоёма Сантайас (?) царь богов, богиня (?) Кумалас,
бог Муталас, бог Муталупаси бог...... мес
города Таману (?) [бог] большого сосуда, который был принесён матерью (божество?) на место для возлияний, богиня Купапас, и Илумасас(?) и Илумутасас(?)...... (и) Илусасас (?) через меня сделали стелу по обычаю первородного сына. И мне они дали владения моих предков. Если кто-нибудь приносил на стол жертву (?), я клал его жертву (туда) и (эту стелу?) я принёс
(туда) как хранительницу стола. Теперь, когда....бог
Сантайас (?)........., что касается этой
(жертвы?), то алтарь Упататас был её (т.е. жертвы) господином: таким образом, я принимал (её?) через божество Апамас (и)
через бога Мел(а)сатамас. И если (злодей) завладеет жертвой властителя страны и [ограбит] моего отца, (бог этой стелы Сантайас [?]) нападёт (?) на сына этого отца, лишит его царствования и возьмёт стены (его могилы?), жертвы (?) и (мой) первородный сын Хамеатас (Умеатас?) учинит насилие над его младшими братьями (?). И я повелел принимать (жертву) через моего деда:
в город Таману (?)....... вошёл он (?), он тогда
сделал меня повелителем дворца (?) и он дал мне своих младших братьев (?) для балдахина (защиты?) и он мне принёс в подарок (святого?) оленя. И если (злодей) овладеет напитком [возлиянием], его первородный сын будет мной насильственно (?) пойман и змеи (?) моего алтаря Упататас проникнут в его большой сосуд (со съестными припасами). Потом кто мне этого бога водоёма Сантайас (?)
............и ему яму (?)......
Сантайас (?)......И кто......посадил
сыновей............ Я сделал напиток для возлияний, жертвенное платье (?), роскошное облачение (?), чтобы этот бог водоёма Сантайас(?) (его) принял. И когда у меня насильственно возьмут напиток для возлияний и (если) это будет власть имущий, его [первородный] сын......... тогда его жертвенное платье (?)......... кто.... будет
вводить..................».

Фото: Телъ-Амар. Вид с восточного берега Евфрата

Рис. 2. Телъ-Амар. Вид с восточного берега Евфрата

Для лучшего понимания этих трудных надписей необходимо несколько вольно изложить их содержание, добавив при этом некоторые пояснения:
«Хеттский» царь времён иероглифов, имя которого, к сожалению, на стеле обломано, являющийся первородным сыном Эахунаса (Эасанаса?), правнуком Хепаталаса (Хапаталаса?) и отцом Хамеатаса (Умеатаса?), воздвиг эту стелу по обычаю первородного сына, вероятно, чтобы почтить память своего умершего отца. Эта стела, которая, вероятно, была установлена у городских ворот и на рельефе которой находится изображение бога Сантайас (?), была сооружена царём во имя богов, между которыми, поскольку сохранился текст, встречаются: царь богов, бог водоёма Сантайас (?), богиня (?) Кумалас (?), боги Муталас и Муталупас (?), бог …, мес города Таману(?), божество большого жертвенного сосуда на площади для возлияний, богиня Купапас и низшие божества Илумасас (?), Илумутасас (?) и Илусасас, имена которых, вероятно, составлены с вавилонским словом ilu, т.е. «бог». Стела была установлена по поводу восшествия царя на престол.
Стела, прежде всего, должна была быть хранительницей жертвоприношений, которые приносились в вестибюль городских ворот. Жертва, которая предназначалась для алтаря Упататас бога Сантайас^?) принималась божествами Апамас и Мел(а)сатамас. Если злодей насильственно захватит жертвоприношение, которое принесёт властитель страны для тени усопшего отца автора надписи, Сантайас(?), бог этой стелы, отомстит сыну этого злодея, возьмёт у него власть, его могилу и жертву, принесённую теням его усопших. Первородный сын царя Хамеатас (Умеатас?) учинит насилие над его младшими братьями (?).
Царь приносит также жертву тени своего усопшего деда, который в своё время сделал его властителем дворца, повелел охранять (?) его своим младшим братьям (?) и подарил ему оленя. Если злодей насильственно овладеет напитком для возлияний, предназначенным для тени усопшего деда, то царь насильственно (?) возьмёт у него его первородного сына, и змеи (?), которые изображены (?) на алтаре Упататас, проникнут в большой сосуд со съестными припасами, приготовленный для теней его усопших. И тот, кто сам согрешит против бога водоёма Сантайас (?), на пример против собранных для него в одной яме жертвоприношений, будет также наказан. Если кто-либо власть имущий возьмёт напиток для возлияний и платье, пожертвованное царём богу Сантайас (?), то (будет наказан) его сын и (будут взяты) платья, пожертвованные теням его усопших.
Надпись на стеле также, к сожалению, не полная. В моем переводе она гласит:
«Я есмь Хамеатас (Умеатас?) [правнук] царя Малувайас( ?)…………………
(первородный сын) (?)………царя, потомок бога
Сантайас(?) [По обычаю первородного сына бог (водоёма) Сантайа]с (?), царь богов, богиня (?) Кумайас (?)1 бог Муталас, бог……мес города Тамаиу (?), бог [большого сосуда], который был принесён на площадь возлияний матерью (божеством?) и богиня Купапас (и) Илу[масас (?), (и) Илу[мутасас (?)…………………
(и) Илусасас (?) через меня сделали стелу]. И мне они дали владения моих предков. И…………… поставил на площадь возлияний. Потом я повелел поставить там бога площади возлияний Дадувас (?), я его поставил к богам, я (его) поставил в городские ворота. И один человек…… в воротах (?)…….разбил и божественные птицы определили (?) мне место (?) и я его поставил (туда)…… Каждый, который] войдёт (?) в ворота (?), далее, кто разобьёт мою стелу, далее, кто насильственно (?) проникнет в мой большой сосуд (со съестными припасами), далее, моему отцу(?) (и) сыну, далее ....., далее, моё обычное (?) платье, моё парадное одеяние (?), далее………… будь то мой младший брат или сын младшего брата: пусть бог Сантайас (?) выгонит его проклятьем из водоёма. И одному благородному страны, проживающему в городе Майатана (?), одному благородному (?)…. он уничтожит(?). Этому богу водоёма Сантайас (?)….
[кто]…………возьмёт, пусть его личности (?) платья сыновей в вестибюле…….!».

Фото: Судно на Евфрате у Тель-Амара

Рис. 3. Судно на Евфрате у Тель-Амара

И здесь также приходится дать несколько более вольное и понятное истолкование содержания этой надписи.
________
1 На стеле II значится Кумалас.

Царь Хамеатас (или Умеатас?), потомок Малувайаса, вероятно, для того, чтобы почтить память своего отца, повелел установить стелу грозовому богу водоёма Сантайас (?). Это происходит по приказанию тех же божеств, которые упомянуты и на стеле А, за тем исключением, что здесь отсутствует имя бога Муталупас (?) и что богиня Кумалао здесь называется именем Кумайас (?). Царь установил эту стелу по случаю своего восшествия на трон, вероятно, в городских воротах, у места возлияний. Туда он сам поставил статую бога площади возлияний Дадувас (?). Это все было проделано для защиты площади возлияний и, может быть, ещё и потому, что какой-то человек там что-то разбил и, кроме того, очевидно, что и божественные птицы определили это место своим полётом. Затем следуют обычные проклятья на голову того, кто силой войдёт в ворота, затем разобьёт стелу, далее на того, кто ограбит большой сосуд с жертвоприношениями и возьмёт жертвенные платья, и, даже и в том случае, если это будет совершено младшим братом царя или сыном этого младшего брата — да выгонит бог Сантайас этого злодея проклятьем из своего святого водоёма! И благородный человек из страны Майатана (?), которая, вероятно, идентична с ближайшей страной Митанни, расположенной на реке Хабур,или благородный человек из другой страны, который совершит такой же поступок, будет так же наказан. И всякий, кто провинится перед этой стелой бога водоёма Сантайас (?), у того (будут отобраны) платья, пожертвованные в вестибюль его манам его сыновьями.
Весьма важен вопрос, какую связь имеют между собой стелы в отношении времени. П. Мериджи в журнале «Revue hittile el asianique» (№5, вып. 18, стр. 46) утверждает, что шрифт на стеле В (Лувр) гораздо более древнего происхождения, чем шрифт стелы А (Алеппо). Вследствие этого ему приходится делать различие между обоими Хамеатасами (Умеатаоами?), упомянутыми на стеле А и на стеле В. Он устанавливает поэтому следующее генеалогическое древо «хеттских» властителей Тил-Барсиба, существовавших во времена иероглифов1:

Малува….та
Хабадалас
Хамиатас I, автор стелы В
…, аснус
….автор стелы А
Хамиатас II

Тюро-Данжен в книге «Til-Barsib», Texte 136 также разделяет мнение Мериджи, что стела В более древнего происхождения, чем стела А.
Всё же, если тщательно рассмотреть шрифт обеих стел, то видно, что отдельные знаки на стеле А имеют более старую форму, чем соответствующие знаки на стеле В. Это, прежде всего, следует из начертания гласной а и из начертания слога ма. Кроме того, рельеф стелы А кажется более древним, чем рельеф стелы В. К этому нужно добавить, что если признать стелу А древнее стелы В, то весьма вероятно, что сын царя Хамеатас (Умеатас?), упоминаемый в надписях стелы А, был бы идентичен с Хамеатасом (Умеатасом?), автором стелы В.

________
1 Я сохраняю здесь сто транскрипцию имён этих царей.

Таким образом, мы получили бы следующую генеалогию «хеттско-иероглифических» властителей Тил-Барспба:

Хепаталас (Хапаталас?)
Малувайас, царь (?)
Еахунас (Иасанас?), князь
….царь, автор стелы А
Хамеатас(Умеатас?)? царь, автор стелы В.

Вопрос датирования наших стел весьма затруднителен. Фр. Тюро-Данжен склонен отнести их (ук. соч., 134) к XI или XII столетию до н.э. Но этому противоречит тот факт, что в этих стелах применяется знак разделения, который, например, ещё не употребляется в надписях Хамата. Нужно ещё добавить, что один ил авторов надписей Хамата, царь Ирхулепи или Урхулени, был современником ассирийского царя Салманассара III (858-824 гг. до н.э.) и Ахуни, царя Вит-Аднни и Тил-Барсиба. В 856 до н.э. Салманаср III покорил город Тил-Барсиб, а в 855 г. взял в плен самого Ахуни.
Палеографические основания как будто бы говорят за отнесение обеих стел к периоду времени, следующему непосредственно за временем Ирхулепи и Ахуни, т.е., вероятно, ко второй половине IX столетия до н.э. Однако это предположение связано ещё и с другими большими затруднениями.
В своё время Тил-Барсиб, чьё название было переделано царём Сзлманассаром III в Кар-Шулман-ашаред, представлял собой часть ассирийской территории. Можно ли на основании этого предполагать, что в это же время в Тил-Барсибе или Кар-Шулман-ашареде существовала туземная «хеттская» династия, упоминаемая в иероглифах? И можно ли предполагать, что князь Еахунас (?)1, упоминаемый в нашей стеле А, является не кем иным, как Ахуни, царём Бпт-Адини, о котором в ассирийских надписях говорится, что он был союзником «хеттов» Кархемиша, Хаттина и т.д.? Возможно, что имя Ахуни является сокращенной формой первоначального имени Еахунас (?). Всё же, до окончательного решения этого вопроса, лучше подождать дальнейших материалов.

________
1 Может быть, надо читать Эасанас?

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Азия и Восток О «хеттских» иероглифах на стелах Тель-Амара