Багира

Среда, 07 26th

Последнее обновлениеСр, 26 Июль 2017 4pm

По мнению военных специалистов, к 1941 году вермахт был сильнейшей армией в мире. Как Германии после тяжёлого поражения в Первой мировой войне удалось создать мощные вооружённые силы?

Почему у немцев в 1941 году была самая сильная армия

Журнал: История от «Русской Семёрки», альманах №2, лето 2017 года
Рубрика: Дебют
Автор: Русская Семёрка

Системный подход

Фото: армия вермахтаНемецкий историк Вернер Пихт считал, что именно Версальский договор, согласно которому Германия не имела права иметь армию численностью больше, чем 100 тысяч человек, заставил берлинский генералитет искать новые принципы формирования вооружённых сил. И они были найдены. И хотя Гитлер, придя к власти в 1933 году, отказался от «норм Версаля», идеология военной мобильности новой армии уже завоевала умы немецких военачальников.
Позднее переброска немецких солдат в Испании для защиты режима Франко позволила апробировать в реальных условиях 88-миллиметровые зенитные пушки, истребители Ме-109 и пикирующие бомбардировщики типа Stuka-87.
Там же юная гитлеровская авиация создала свою школу ведения воздушных боёв. Балканская же кампания 1941 года показала, как важно координировать большое количество техники. В итоге германские штабисты перед русской кампанией имели успешный опыт применения мобильных соединений, усиленных авиацией. Всё это позволило им создать военную организацию нового и, главное, системного типа, оптимально настроенную на выполнение боевых миссий

Специальная подготовка

В 1935 году возникла концепция специальной подготовки солдат вермахта, с тем чтобы сделать из бойца некое подобие «моторизованного оружия». Для этого из молодёжи выбирали наиболее способных мужчин. Их-то и готовили в тренировочных лагерях. Чтобы понять какими были немецкие военнослужащие образца 1941 года, следу прочесть многотомник Вальте Кемповски «Эхолот». В книгах приводятся многочисленные свидетельства, объясняющие поражение в Сталинградской битве, в том числе и солдатская переписка. Например, рассказывается о неком ефрейторе Гансе, который на расстоянии 40-50 метров мог попасть гранатой в небольшое окно.
«Это был непревзойдённый мастер городского боя, — пишет участник Сталинградской битвы Ханнес, — уничтожить пулемётное гнездо ему не составляло труда даже если стреляли с другой стороны улицы. Если бы он был жив, то легко бы взяли этот чёртов дом, из-за которого полегла половина нашего взвода. Но в августе 41-го выстрелом в спину его убил пленный русский лейтенант. Это было нелепо, потому как сдавшихся было так много, что мы даже не успевали обыскивать. Умирая, Ганс крикнул что это нечестно».
По официальным данным, в 1941 году вермахт терял убитыми 162799 солдат, 32484 пропавшими вести и 579795 ранеными, большинство из которых умерли в госпиталях или стали инвалидами. Гитлер назвал эти потери чудовищными не столько из-за цифр, сколько из-за утраченного качества германской армии.
В Берлине были вынуждены констатировать, что война будет другой — войной всеми доступными средствами. Русские солдаты летом и осенью 1941 года оказывали активное сопротивление. Как правило, это были атаки отчаянных и обречённых красноармейцев, одиночные выстрелы из горящих домов, самоподрывы. Всего в первый год войны погибло 3138000 советских солдат, чаще всего в плену или в котлах. Но именно они обескровили элиту вермахта, которую немцы так тщательно готовили шесть лет.

Массовый военный опыт

Любой командир скажет, как важно иметь в подчинении обстрелянных бойцов. Напавшая на СССР немецкая армия обладала этим бесценным опытом военных побед.
В сентябре 1939 года солдаты вермахта, легко разгромив 39 польских дивизий Эдварда Рыдз-Смиглы, впервые почувствовали вкус победы. Затем была Линия Мажино, захват Югославии и Греции — всё это только усилило самосознание своей непобедимости. Ни в одной стране мира тогда не было столько мотивированных на успех обстрелянных бойцов. Генерал пехоты в отставке Курт фон Типпельскирх считал, что данный фактор являлся важнейшим в первых победах над Красной армией. Описывая концепцию молниеносных войн, он подчёркивал, что, в отличие от тревожных часов ожидания войны с Польшей, на территорию Советской России вступали уверенные в себе немецкие завоеватели. Кстати, многодневная оборона Брестской крепости во многом объясняется тем, что на её территории размещалась 42-я стрелковая дивизия РККА, имеющая боевой опыт Финской войны.

Концепция точного уничтожения

Немцы сделали также упор на оперативное уничтожение очагов сопротивления, независимо от того, как прочно они были защищены. По мнению германского генералитета, в этом случае у противника возникает чувство обречённости и бесполезности сопротивления. Как правило, использовались точные, почти снайперские артобстрелы. Достигалось это за счёт успешного использования постов визуального оптического наблюдения, с помощью которых на удалении 7-10 км от наших позиций велась корректировка обстрела. Только в конце 1941 года Красная армия нашла противоядие от всевидящей фашисткой артиллерии, когда начала строить оборонительные сооружения на обратных скатах холмов, вне досягаемости немецкой оптики.

Качественная связь

Самым же значимым преимуществом вермахта перед Красной армией была качественная связь. Гудериан считал, что танк без надёжной радиосвязи не покажет и десятой доли того, на что он способен.
В Третьем рейхе с начала 1935 года активизировалось развитие надёжных ультракоротковолновых приёмопередатчиков. Благодаря появлению в немецкой службе связи принципиально новых приборов конструкции доктора Грубе, генералы вермахта смогли оперативно управлять огромным театром военных действий.
Например, высокочастотная телефонная аппаратура обслуживала германские танковые штабы без каких-либо помех на расстоянии до полутора тысяч километров. Именно поэтому 27 июня 1941 года в районе Дубно группировка Клейста всего из 700 танков смогла разбить механизированные корпуса Красной армии, в составе которой насчитывалось 4000 боевых машин. Позднее, в 1944 году, анализируя это сражение, советские генералы с горечью признали, что если бы тогда на наших танках имелась радиосвязь, Красная армия переломила бы ход войны в самом её начале.