Багира

Четверг, 11 23rd

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Как известно, инспектирование является высшей формой контроля за поддержанием органов управления, объединений, соединений и частей (кораблей) Вооружённых сил Российской Федерации (ВС РФ) в готовности к выполнению задач в соответствии с предназначением1. В последнее время мы видим, как активно Министерством обороны РФ применяется данная форма контроля и сколь она эффективна.

Организация инспектирования войск русской армии

Журнал: Военно-исторический журнал №1, 2016 год
Рубрика: Памятные даты
Автор: А.Н. Щерба

В связи с этим возникает вопрос о времени возникновения инспекции в военном ведомстве России. В Военном энциклопедическом словаре появление военной инспекции (от лат. inspection — смотр) датируется 1946 годом и связывается с появлением в Вооружённых Силах СССР Главной инспекции Министерства обороны2. Между тем система инспектирования имеет гораздо более глубокие корни и зародилась ещё в 18-м веке.
В 1711 году в русской армии были введены фискалы, которые стали предшественниками военной инспекции. Это было закреплено в Уставе воинском 1716 года, в соответствии с которым в частях русской армии и крепостях должны были состоять фискалы. При дивизиях — обер-фискалы в ранге майора, при армии — генерал-фискал в ранге подполковника. В 1720 году в штаты были введены полковые фискалы, но их статус не был чётко определён, а денежное содержание установлено ниже прапорщика. Поэтому деятельность полковых фискалов не отличалась эффективностью. Устав так определял место фискала в военной организации: «Смотритель за каждым чином, так ли всякой должности истиною служит и в прочих делах, вручённых ему, поступает»3.
Указом от 23 февраля 1723 года фискалы были повышены в рангах, чтобы поднять их роль и значение в войсках. Однако особым авторитетом они не пользовались, их работа вызывала много нареканий. В последний раз фискалы при войсках упоминаются в 1732 году, когда для них была введена особая инструкция, обязывавшая доносить о замеченных нарушениях инспекторам войск. Впоследствии их функции полностью перешли к инспекции4.
Появление института инспекторов в русской армии относится к 18-му веку. В Полном собрании законов Российской империи за 1731 год помещена «Инструкция определённым при армии нашей генерал-инспектору и военным инспекторам», подписанная императрицей Анной Иоанновной 7 декабря 1731 года5.
В этом документе определяются состав инспекторов и круг их обязанностей. Нужно отметить, что, учитывая численный состав русской армии и её территориальную дислокацию, количество инспекторов было крайне ограниченным — всего три офицера. Среди них один генерал-инспектор и два инспектора. Два инспектора, в том числе и генерал-инспектор, должны были проверять армейские полки, а один — гарнизонные части и ландмилицию6.
В военное время два инспектора находились в армии и командовали воинскими частями в соответствии со званиями под командой вышестоящих начальников в соответствии с действовавшими уставами, а третий инспектировал полки, не участвовавшие в походе7. В мирное время инспекторы должны были присутствовать на заседаниях Военной коллегии и инспектировать войска. Они были подотчётны непосредственно Военной коллегии, что обеспечивало им необходимую свободу и независимость действий8.
История не сохранила нам имён первых инспекторов и даже генерал-инспектора, а между тем совершенно очевидно, что их роль в поддержании боеспособности русской армии и в целом в её развитии была огромной.
Что касается непосредственно самой проверки войск, то в соответствии с инструкцией инспекторам предписывалось: «Оные должны все кирасирские, и полевые, и гарнизонные, и ландмилицкие, драгунские и пехотные полки мунстровать [от нем. muster — осматривать, делать смотр]9 и свидетельствовать в экзерциях [воинских упражнениях], маршах и караулах в церемониях в ружьё и мундире и в прочем в тех полках воинские учреждения в добрый порядок и во единаковое действо приводить»10. Проверки полевых полков предписывалось проводить совместно с генералитетом, а гарнизонных — с губернаторами, вице-губернаторами и обер-комендантами11. Из этого видно, что инспекторы должны были проверять все основные виды повседневной деятельности войск.
Каждая воинская часть подлежала обязательной проверке два раза в год: перед выступлением с зимних мест квартирования и перед возвращением на зимние квартиры. Инструкция чётко конкретизировала объекты инспектирования. Прежде всего, инспекторы должны были проверить соответствие реальной численности проверяемых воинских частей с высочайше утверждёнными штатами, которые перед инспектированием присылались проверяющим из Военной коллегии. Проверялось не только наличие личного состава, но и.в обязательном порядке оружие, амуниция, вещевое имущество, конский состав. Обращалось внимание не только на их наличие, но и на состояние, качество, а также стоимость военного имущества. Предписывалось проверить табельный комплект вооружения и военного имущества как на мирное, так и на военное время12.
Для инспектирования всех частей на необъятных просторах Российской империи трёх инспекторов было явно недостаточно. Поэтому для помощи инспекторам инструкцией допускалось привлечение наиболее опытных полковников из армейских полков для проверки воинских частей, расквартированных в отдалённых регионах империи: «Понеже… им [инспекторам. — Прим. авт.] за дальностью… самим ездить некогда»13. Чтобы не страдало качество проверок, полковников предписывалось привлекать к инспекциям только в течение одного года, а затем назначать других14.
Был определён детальный порядок процесса инспектирования, независимо от личности проверяющего. По его прибытии на место дислокации части командир полка был обязан в первую очередь представить проверяющему именные списки всего личного состава полка, в том числе и нестроевых. После их представления инспектирующий был обязан проверить реальное наличие штаб-, обер-офицеров и нижних чинов. При этом проверялось не просто их наличие, но и сколько кому лет, обучен ли грамоте, с какого года на службе, к какому сословию принадлежит и, если дворянин, чем владеет, количество душ крепостных, имел ли кто из личного состава штрафы и за какие провинности15.
При обнаружении отсутствующих военнослужащих командир полка должен был доложить, куда они откомандированы или отпущены, в соответствии с каким приказом и на какое время. Отдельно предписывалось проверять комплект рекрутов. Сколько по нарядам должно было прибыть и из каких регионов России и сколько реально прибыло. Если не все прибыли, указывались причины этого16.
Обязательным элементом инспектирования был строевой смотр. Для этого полк выстраивался в парадном строю. При докладе инспектирующему командир полка должен был отдавать честь оружием. В ходе строевого смотра проверялось наличие всех категорий военнослужащих, состояние их оружия, мундиров и амуниции. Обращалось внимание на то, чтобы обмундирование и имущество было надлежащего качества и срок его службы не превышал установленных норм. При этом предстояло тщательно «свидетельствовать штаб, обер- и унтер-офицеров, капралов и рядовых каждого, в таком ли оные опрятстве, как по их чину и должностям надлежит». Для проверки представлялись и штатный конский состав, телеги и всё табельное имущество. Проверяющий должен был лично пересмотреть всё и сверить с действующим штатом. Рекрутов, которые прибыли недавно, требовалось осматривать особо и после окончания общего смотра17.
Необходимо подчеркнуть, что в Уставе воинском русской армии, утверждённом Петром Великим, существовала специальная глава 7, которая так и называлась: «О смотре». В артикуле 60 данной главы содержалось требование: «Никто, как из высших, так и из нижних офицеров да не дерзнёт противиться чтоб на смотре… самому не явится и солдат своих к смотру не представить, кто сие учинит имеет яко бунтовщик наказан быть»18.
При обнаружении недостатков проверяющему надлежало сделать соответствующие распоряжения для их немедленного устранения. А если при проверке полка будет выявлено, что штаб — и обер-офицеры не должным образом исполняют свои обязанности по штатной должности, об этом сразу докладывалось командующему генералитету и гарнизонным командирам. Они, в свою очередь, были обязаны провести расследование и поступать в соответствии с воинскими уставами19.
Напомним, что уставы того времени за неисполнение должностных обязанностей предусматривали очень жёсткие наказания. Артикул 27 (глава 3) гласил: «Буде офицеру или солдату в Его Величества службе от начальника своего что управлять повелено будет, а он из злости или упрямства не учинит, но тому нарочно и с умыслу противиться будет, оный имеет живота лишён быть»20. Если это было допущено неумышленно, то наказание смягчалось и применялся артикул 28, гласивший: «Буде же кто от лености глупости или медленнее однако без упрямства злости и умыслу оное не управит, что ему от начальства повелено, оный имеет по состоянию дела от службы отставлен и на сколько отставлен за рядового служить». Как видим, санкции применялись очень жёсткие21.
В процессе смотра проводился опрос офицеров воинской части на предмет разногласий среди них. По итогам инспектирования и в соответствии со статьёй 10 инструкции по усмотрению инспекторов обер-офицеры могли перемещаться на другие равнозначные должности в своём полку или переводиться в другие воинские части. При опросе унтер-офицеров и рядовых на предмет удовлетворения их всеми положенными видами довольствия инспектирующие должны были отдельно опросить, не употребляют ли их командиры на какие-либо работы, не предусмотренные военной службой. Все категории военнослужащих опрашивались порознь. Новоприбывших рекрутов собирали из всех рот и опрашивали отдельно от всех22. Понятно, что молодые солдаты были самой малозащищённой категорией военнослужащих, и их положение, а также моральное состояние было весьма показательно для общей оценки атмосферы в воинской части.
В обязательном порядке подлежали проверке и денщики инспектируемой части. Если выяснялось, что денщик в этой должности более шести лет и не имеет ограничений по состоянию здоровья, он подлежал отправке в штатное подразделение на солдатскую должность. На его место требовалось назначить другого из числа недавно прибывших рекрут. В соответствии с пунктом 6 инструкции, «определённым при армии нашей генерал-инспектору и военным инспекторам», малорослых барабанщиков также предписывалось заменять и определять к офицерам в денщики. Если у офицера было более 100 душ крепостных мужского пола, то он должен был брать денщиков из числа своих крепостных. Неотъемлемым элементом смотра являлось освидетельствование больных в лазарете. Проверялись качество ухода за ними, организация их питания, полнота порционной еды и её соответствие существовавшим нормам питания23.
После смотра инспектируемые воинские части проверялись в воинских упражнениях повзводно. Инспектировалась также организация службы в караулах в соответствии с требованиями воинских уставов. В этих проверках акцент делался на единообразное понимание и выполнение уставных положений, чтобы во всей армии и гарнизонах разницы не было24.
Самым тщательным образом проверялось состояние наличной денежной казны. По штату в полку полагалось иметь денежные суммы: на провиант, фураж, на покупку лошадей, на приобретение мундиров и амуниции. Инспектор был обязан лично проверить все суммы и сделать соответствующую запись в книге учёта. При инспектировании гарнизонов проверялись ещё и провиантские магазины. В случае обнаружения недостачи с виновных взыскивались убытки, и об этом немедленно докладывалось в орган управления, ведавший снабжением русской армии, — Кригс-комиссариат25.
Тщательно проверялись приходно-расходные книги и журналы по деньгам, провианту, фуражу, вещевому имуществу, амуниции и другим видам казённого имущества. Кроме учёта, проверялись качество ведения документации и её полнота. При обнаружении недочётов брались объяснения у должностных лиц не ниже штаб-офицеров «с приложением рук их»26.
В ходе проверки надлежало «накрепко» смотреть, чтобы никто из офицеров, в том числе и высших, унтер-офицеров, рядовых солдат лошадей и прочего казённого имущества к своим услугам и для своих корыстей не употреблял. Это был сложный вопрос, и для этого привлекались определённые при армейских частях фискалы. В случае обнаружения злоупотреблений инспектору предписывалось сообщать об этом генералитету для принятия мер в соответствии с уставами. Если нарушения были допущены высшими офицерами, об этом докладывалось командующему генерал-аншефу. В случае если злоупотребления были допущены самим генерал-аншефом, положено было докладывать непосредственно в Военную коллегию27.
Уставы русской армии запрещали офицерам всех чинов использовать в корыстных целях подчинённых солдат. В артикуле 54 содержалось требование: «Такой ради причины никто, как высший, так и нижний офицер да не дерзнёт своих солдат к своей партикулярной службе и пользе, хотя с платежом или без платежа, на трудную и тяжкую работу принуждать. А кто против сего артикула учинит, лишится чести и чина и имения своего»28. Если офицер удержит жалованье подчинённых, мундирные деньги или вещевое имущество, то в соответствии с артикулом 66 может быть «по случаю времени и обстоятельствам на галеру сослан или яко вор живота лишён будет»29. Нужно признать, что эти жёсткие требования к офицерскому составу русской армии формировали известную близость офицеров и солдат, чем славилась русская армия.
По окончании инспекции составлялись списки всего личного состава полка, ведомости о наличии оружия, конского состава, вещевого имущества, денег и рапорт об итогах смотра. В этих документах надлежало отражать как положительные моменты, выявленные в ходе инспекции, так и все недостатки. Ведомости и табели подписывались инспектирующими и отсылались в Военную коллегию для принятия решения по итогам проверки и последующего доклада в Кабинет министров30.
Кроме того, инспекторы должны были аккумулировать весь положительный опыт, накопленный в частях, «усматривая, что к лучшему сохранению нашего интереса и к содержанию в добром и порядочном состоянии армии надлежит». Образно говоря, они должны были обобщать и распространять передовой опыт военного строительства. Материалы по данному вопросу инспекторы должны были представлять в Военную коллегию и в Кабинет министров31.
Судьба инспекции в русской армии была изменчива, и многие её повороты для нас пока остаются неизвестными. До нас дошли сведения, что в 1785 году инспекцию возглавлял лично реформатор русской армии фельдмаршал князь Г.А. Потёмкин. В помощь ему были назначены 4 инспектора: 2 для инспектирования пехоты и 2 — кавалерии. После смерти князя в 1791 году должности инспекторов были упразднены. В этом же году была учреждена Инспекторская экспедиция, функции которой ограничивались только сбором сведений о численности полков и о местах их расположения32.
При императоре Павле I число инспекторов было увеличено до 14 человек. В пехотных дивизиях обязанности инспекторов были возложены на их начальников; главный инспектор назначен не был. В кавалерии были назначены свои инспекторы. Высочайшим приказом от 15 декабря 1796 года генерал-инспектором всей кавалерии был назначен генерал-фельдмаршал И.П. Салтыков33. В артиллерии высочайшим приказом от 24 ноября 1796 года были назначены 2, а затем, 27 февраля 1797 года, 5 инспекторов. Генерал-инспектором артиллерии был назначен директор Артиллерийского и инженерного шляхетного кадетского корпуса генерал П.И. Мелиссино34.
Императором Павлом I полномочия и ответственность инспекторов были существенно расширены. Они должны были наблюдать «равенство как в экзерции, так и в одеянии». Особое внимание инспекторам предписывалось обращать на комплектность полков, и «чтобы в отпусках офицеры без надлежащего разрешения не находились». Теперь инспекторы были обязаны проверять воинские части 4 раза в год. По результатам проверки к 1 числу каждого месяца инспектор докладывал рапортом лично императору. Все повеления, касавшиеся боевых полков, подписывались лично императором Павлом I и посылались инспектору, а тот отсылал их в полки своей инспекции и отвечал за их неукоснительное исполнение. При этом за ненадлежащее выполнение своих обязанностей инспектор мог быть лишён чина35.
Инспекторские проверки начали проводиться очень часто и жёстко с последующими мерами, преимущественно карательного характера. Хорошо известен случай с генерал-фельдмаршалом И.К. Эльмптом, который был произведён императором Павлом I в фельдмаршалы 5 апреля 1797 года, а уволен со службы 10 января 1798-го. Причиной этого послужило его поведение в отношении проверяющих. Когда к нему прибыл инспектор — генерал-адъютант Б.Д. Баратынский, фельдмаршал допустил вольность. При разговоре ему стало известно, что в соседней дивизии инспектор А.А. Аракчеев арестовал полковника, награждённого Георгиевским крестом. На это И.К. Эльмпт имел неосторожность ответить: «Осмелился бы у меня инспектор поступить таким образом! Я бы велел связать ему руки и ноги и отправил бы его прямо в Гатчину»36. Вспыльчивый император Павел I такого отношения к инспекции простить не мог даже фельдмаршалу.
Александр I изменил правила инспектирования войск, сделав их более либеральными; они в основном сохранились до известных революционных событий начала 20-го века. Чтобы обеспечить качество инспектирования войск, инспекторами стали назначать членов императорской фамилии. В 1807 году инспектором всей кавалерии был назначен цесаревич Константин Павлович, который занимал эту должность вплоть до своей смерти в 1831 году. В 1808-м генерал А.А. Аракчеев был назначен генерал-инспектором всей пехоты с сохранением должности генерал-инспектора всей артиллерии.
В 1811 году была учреждена новая должность — инспектора внутренней стражи. Первым инспектором был назначен основатель и командующий внутренней стражей генерал-адъютант Е.Ф. Комаровский37.
В 1812 году с образованием Военного министерства Инспекторская экспедиция была переименована в Инспекторский департамент Военного министерства, став в нём третьим департаментом из семи. Возглавлял его директор, который одновременно являлся дежурным генералом Главного штаба. Департамент разделялся на пять отделений: 1-е — поличному составу; 2-е — внутреннего устройства войск; 3-е — по наградам, пенсиям и пособиям; 4-е — по укомплектованию войск нижними чинами и 5-е — по бессрочным отпускам штаб — и обер-офицеров, а также отставке нижних чинов. Кроме того, в составе департамента значились канцелярия, военная типография и обер-аудиторская часть38. В 1865 году в период проведения военной реформы Инспекторский департамент вошёл в состав Главного штаба39.
Несмотря на некоторое снижение статуса военной инспекции, её роль в поддержании боевой готовности русской армии оставалась высокой. Это подтверждалось тем, что на должности инспекторов ещё более активно стали назначаться члены императорской фамилии. Известно, что в 1818 году великий князь Николай Павлович вступил в должность генерал-инспектора по инженерной части. После восшествия на престол в 1825 году его сменил младший брат великий князь Михаил Павлович, который состоял в этой должности до своей смерти в 1849 году40. Кроме того, в штат русской армии был введён главный инспектор медицинской части по армии, который осуществлял контроль за состоянием госпиталей, лазаретов, фельдшерских школ и аптек. При исполнении своих обязанностей инспекторы пользовались правами начальника отдельного корпуса41.
К середине 19-го века в штате военного ведомства, кроме генерал-инспекторов, состояли 12 инспекторов: резервной кавалерии; резервной пехоты; арсеналов и парков инженерного ведомства; военных госпиталей; оружейных заводов; местных арсеналов; пороховых заводов; аптекарской части; стрелковых батальонов; учебных карабинерных полков; гвардейских запасных полубатальонов; всех батальонов, полубатальонов и отдельных рот военных кантонистов. В морском ведомстве в штате Главного штаба состояли инспектор корпуса морской артиллерии и инспектор корпуса инженеров морской строительной части42.
При императоре Николае I был усилен инспекторский надзор в Военно-морском флоте. В составе Главного морского штаба был образован Инспекторский департамент. Его возглавлял дежурный генерал. Инспекторский департамент осуществлял контроль за выполнением программ плавания и состоянием личного состава. Однако большое количество нарушений заставило в 1831 году выделить Инспекторский департамент из канцелярии дежурного генерала Главного морского штаба в самостоятельную структуру с распорядительными функциями43.
Армия Российской империи росла, воинские части снабжались новым вооружением и техникой. В связи с этим возрастала необходимость в контроле за их состоянием и деятельностью. В 1852 году вновь была введена должность генерал-инспектора по инженерной части, на неё был назначен великий князь Николай Николаевич (старший), при котором был образован особый штаб. Кроме того, императором Николаем I были учреждены должности генерал-инспектора всей пехоты и генерал-инспектора всей кавалерии. Генерал-инспекторами всей пехоты были: генерал-фельдмаршал И.Ф. Паскевич (1856), генерал-адъютант М.Д. Горчаков (1857-1861) и внук знаменитого генералиссимуса — генерал-адъютант А.А. Суворов44.
Во время военной реформы в 1867 году функции Инспекторского департамента морского ведомства были урезаны и ограничены только ведением состояния личного состава. В 1885 году Инспекторский департамент был вновь включён в состав Главного морского штаба. Характерно, что должностных обязанностей генерал-инспекторам определено не было, и они исполняли их в меру своего понимания. Поэтому после смерти князя А.А. Суворова и великого князя Николая Николаевича (старшего), исполнявшего обязанности генерал-инспектора по инженерной части и генерал-инспектора кавалерии, в 1891 году эти должности были вновь упразднены45.
В 1895 году должность генерал-инспектора кавалерии была в очередной раз восстановлена с назначением на неё великого князя Николая Николаевича (младшего), которого в 1905 году сменил его помощник генерал от кавалерии В.М. Остроградский, должность генерал-инспектора артиллерии занял другой представитель семьи Романовых — великий князь Сергей Михайлович. В 1904 году была восстановлена должность генерал-инспектора по инженерной части, и эти обязанности были возложены на великого князя Петра Николаевича. В 1909 году великого князя сменил его заместитель, талантливый военный инженер и член Николаевской инженерной академии инженер-генерал А.П. Вернандер46.
Должность генерал-инспектора пехоты также была восстановлена, и 15 июня 1905 года на неё был назначен бывший командующий 2-й Маньчжурской армией генерал от инфантерии O.K. Гриппенберг47, которого на этом посту сменил один из активных участников Русско-японской войны генерал от инфантерии Н.П. Зарубаев48. В 1909 году данная должность была упразднена и восстановлена (учреждена в 1876 г.) должность инспектора стрелковой части в войсках. На неё был назначен генерал-лейтенант К.Я. Кабаков. Все генерал-инспекторы были подчинены непосредственно военному министру49.
Кроме того, в штате Военного министерства имелся главный военно-санитарный инспектор. Эти обязанности были возложены на начальника Главного военно-санитарного управления доктора медицины, тайного советника А.Я. Евдокимова. Начальник ветеринарного управления армии магистр ветеринарных наук, тайный советник A.M. Руденко по должности исполнял обязанности военно-ветеринарного инспектора50.
К началу Первой мировой войны в составе военного ведомства России было 4 генерал-инспектора: кавалерии, артиллерии, инженерной части и учебных заведений. Кроме того, в войсках работали и другие инспекторы: инспектор стрелковой части в войсках, облечённый правами командира корпуса и подчинявшийся непосредственно военному министру. Он ведал вопросами обучения стрельбе из различных видов стрелкового оружия. Инспектор инженерной части округа, подчинявшийся непосредственно командующему войсками округа, ведал инженерным строительством, боевой подготовкой. Кроме того, он наблюдал за единообразным исполнением уставов и уровнем боевой готовности частей округа. Ему также были подчинены склады с военным имуществом. Инспектор инженерной части обязан был проверять части округа не менее двух раз в год и пользовался при этом правами начальника дивизии51.
В штате корпусов имелись инспекторы артиллерии, которые подчинялись командиру корпуса и пользовались правами начальника дивизии. Инспектор отвечал за всю техническую подготовку и материальную часть артиллерии, боевую подготовку артиллерийских частей, присутствовал при докладах начальника штаба корпуса командиру корпуса и имел право доклада непосредственно командиру корпуса по всем вопросам, связанным с боевой подготовкой артиллерии52.
Появился инспектор железнодорожных войск, который одновременно являлся начальником Главного управления военных сообщений Генерального штаба и обязан был контролировать техническую подготовку и общее состояние железнодорожных войск, а также их мобилизационную готовность. Подобные же функции выполняли: главный военно-санитарный инспектор — начальник Главного военно-санитарного управления; инспектор интендантских технических заведений, входивший в штат Главного интендантского управления; инспектор по пересылке арестантов, который одновременно исполнял должность заведующего этапно-пере-сыльной частью Главного штаба. В штате Военно-морского флота России в чине контр-адмирала работали инспектор кораблестроения и инспектор механической части53.
После известных бурных революционных событий 1917 года все эти должности были упразднены. Однако уже 8 мая 1918 года в структуре Всероссийского главного штаба создаётся Высшая военная инспекция54, что свидетельствует о значимости института инспекторов в деле поддержания боевой готовности войск независимо от всех социально-политических изменений в государстве.
Всё вышеизложенное говорит о том, что с появлением русской регулярной армии в интересах поддержания высокого уровня её боевой готовности в штате военного ведомства была образована военная инспекция. Почти за два века своего существования она неоднократно реформировалась, но её структуры сохранялись и продолжали работать. Не вызывает сомнения, что высокий уровень боевой готовности и слаженности соединений и частей русской армии удавалось обеспечивать в том числе благодаря системе инспектирования войск.

Примечания

1 Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 2007. С. 291.
2 Там же. С. 291.
3 Энциклопедический словарь. Т. 36. СПб.: Типография АО Ф.А. Брокгауз, Е.И. Ефрон, 1902. С, 42.
4 Там же.
5 Полное собрание законов Российской империи с 1649 г. (ПСЗ РИ). Т. 8. СПб.: Тип. Н-го отделения Собственной Его Имп. Вёл, канцелярии, 1830. С. 572.
6 Военная энциклопедия. Т. 7. СПб.: Изд. т-ва И.Д. Сытина, 1912. С. 228.
7 Там же. 8ПСЗРИ. Т. 8.С. 572.
9 Военный энциклопедический словарь. М.: Эксмо, 2007. С. 586.
10 ПСЗ РИ. Т. 8. С. 572.
11 Там же. С. 573.
12 Там же.
13 Там же. С. 574.
14 Там же.
15 Там же.
16 Там же.
17 Там же. С. 575.
18 Архив Санкт-Петербургского института истории РАН (Архив СПб ИИ РАН). Колл. 238. Оп. 1. Д. 259. Л. 19.
19 ПСЗ РИ. Т. 8. С. 575.
20 Архив СПб ИИ РАН. Колл. 238. Оп. 1. Д. 259. Л. 12, 13.
21 Там же Л. 13.
22 ПСЗ РИ. Т. 8. С. 576, 577.
23 Там же. С. 578.
24 Там же. С. 577.
25 Там же. С. 578,579.
26 Там же. С. 579.
27 Там же. С. 579,580.
28 Архив СПб ИИ РАН. Колл. 238. Оп. 1. Д. 259. Л. 18.
29 Там же. Л. 20.
30 ПСЗ РИ. Т. 8. С. 579.
31 Там же. С. 580.
32 Лексикон, издаваемый обществом военных и литераторов. Ч. 6. СПб.: Типография Императорской академии наук, 1842. С. 138, 139.
33 Бантыш-Каменский Д.Я. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. Ч. 1-2. Репринтное воспроизведение изд. 1840 г. М.: Культура, 1991. С. 244.
34 Военная энциклопедия. Т. 15. СПб.: Изд. т-ва И.Д. Сытина, 1914. С. 253.
35 Военная энциклопедия. Т. 7. С. 228.
36 Бантыш-Каменский Д.Н. Указ, соч. С. 249.
37 Военная энциклопедия. Т. 6. СПб.: Изд. т-ва И.Д. Сытина, 1912. С. 443.
38 ПСЗ РИ. Т. 32. С. 26, 27.
39 Военная энциклопедия. Т. 6. С. 10.
40 Энциклопедический словарь. Т. 8. СПб.: Типография АО Ф.А. Брокгауз, Е.И. Ефрон, 1892. С. 315.
41 Лексикон, издаваемый обществом военных и литераторов. 4.6. С. 136.
42 Там же. С. 137, 138.
43 Военная энциклопедия. Т. 6. С. 10.
44 Энциклопедический словарь. Т. 8. С. 315. ^ Там же.
46 Военная энциклопедия. Т. 7. С. 229.
47 Там же. Т. 8. С. 492.
48 Там же. Т. 10. С. 479.
49 Там же. Т. 7. С. 229.
50 Там же.
51 Там же. Т. 6. С. 11.
52 Там же.
53 Тамже. С. 11, 12.
54 Очерки истории Военного министерства. 1802-2002 гг. М.: Воениздат, 2003. С. 538.


Сведения об авторе. Щерба Александр Николаевич — старший научный сотрудник Научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба РФ, полковник запаса, доктор исторических наук, профессор (Санкт-Петербург. E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.).
Аннотация. В статье анализируется процесс создания системы инспектирования воинских частей русской армии как высшей формы контроля за поддержанием их в готовности к выполнению боевых задач. Рассматриваются особенности развития этой системы с середины 18-го и до начала 20-го века, а также её влияние на состояние русской армии.
Ключевые слова: инспекция; генерал-инспектор; инспектор; инспекторский департамент; артикул; устав; проверяющий; инструкция; строевой смотр; русская армия; кавалерия; артиллерия; инженерная часть; военное имущество.
Information about author. Aleksandr Shcherba — Senior Researcher of the Research Department (military history of the north-western region of Russia) of the Research Institute (military history) of the Military Academy of the Russian Armed Forces' General Staff, Colonel (res.), D. Sc. (Hist), Professor (Saint-Petersburg. E-mail; Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.).
Summary. The article analyzes the process of creating the system of inspections of military units of the Russian army as the ultimate form of control over the maintenance of their readiness to perform combat missions. The features of this system from the middle of the XVIII century and up to the beginning of the XX century, as well as its influence on the Russian army.
Keywords: inspection; the Inspector general; the Inspector; Inspection department; article; articles; validating; instruction; demonstration; the Russian army infantry; cavalery; artillery; engineering; part of the military equipment.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Армия Организация инспектирования войск русской армии