Багира

Среда, 08 23rd

Последнее обновлениеСр, 23 Авг 2017 1am

Главным транспортным средством Первой мировой войны, особенно на Восточном фронте, являлась лошадь. Она же была основным вооружением многочисленной русской кавалерии.

Фуражное питание конского состава действующей армии в Первой мировой войне

Журнал: Военно-исторический журнал №1, 2016 год
Рубрика: Из истории тыла вооружённых сил
Автор: М.В. Оськин

В период войны русская действующая армия получила не менее 5 млн. лошадей различных категорий — верховых (прежде всего — для конницы), артиллерийских (основной проблемой здесь стала поставка лошадей для тяжёлой артиллерии) и обозных 1-го и 2-го разрядов.
Единовременно в войсках находились до 1,5 млн. лошадей на 6-7 млн. человек1. Соответственно фуражные грузы — корма для лошадей — составляли значительную часть общего грузопотока на фронт, в целом насчитывая около 40 проц. всех продфуражных грузов. Например, согласно решениям Военного совета от 24 и 31 июля 1914 года Главное интендантское управление должно было заготовить 72 млн. пудов овса и 79 млн. пудов сена. В то же время зерновые продовольственные грузы для людей составляли 33 млн. пудов ржаной муки, 4,4 тыс. пудов крупы, 0,3 тыс. пудов подболточной муки. Кроме того, 4 августа главный интендант действующей армии генерал Д.С. Шуваев намеревался сверх сего заготовить ещё 10 млн. пудов ржаной муки, 1,5 млн. крупы, 25 млн. пудов овса, 20 млн. пудов сена2. Таким образом, фуражные заготовки должны были составить 196 млн. пудов, а продовольственные — много меньше. При этом для людей продукты были уже подготовлены заранее в крепостных складах (магазинах), а фураж имелся лишь для кавалерийских дивизий прикрытия.
Фураж для лошади подразделялся на зерновой — овёс, ячмень и объёмистый (травяной) — сено, солома. Первоначально фронт получал только лучший фураж — овёс и сено, но в ходе войны вследствие истощения их запасов всё большее значение, хотя и не превалирующее, стали приобретать ячмень и кормовая солома. При этом с середины 1916 года весь производившийся в стране овёс шёл исключительно в действующую армию. Причина предпочтения овса заключалась в качествах овсяного зерна как такового: «ячмень, требующий предварительно дачи, расплющивания специальными машинами, которых на фронте иметь почти невозможно, а цельный только немногими лошадьми может быть пережёван как следует»3.
Например, в докладе генерала М.П. Чернушевича, командированного в Таврическую губернию для выяснения положения дел с заготовками продфуража, говорилось: «При кормлении вместо овса ячменём лошади должны быть в ежедневной работе, иначе, даже при вполне правильном порядке кормления ячменём, у большинства лошадей является отёк ног, а отсюда слабость последних и преждевременная негодность. Затем, от ячменя лошади сильно тучнеют, и является ожирение, отсюда лёгкое заболевание запалом, а дальше падёж»4.
Количество заготавливавшегося фуража ввиду увеличения численности войск постепенно росло. Так, из урожая 1915 года под надзором главноуполномоченно-го Министерства земледелия Г.В. Глинки заготавливалось 160 млн. пудов зернового фуража и «сверх этого количества для удовлетворения потребности армии оставалось ещё 19,5 млн. зернового фуража, заготовленного из урожая минувшего года»5. Что касается сена, заготовки которого были поручены другому уполномоченному Министерства земледелия — С.Н. Ленину, 24 июня 1915 года ему было предписано заготовить 75250 тыс. пудов сена, и ещё 12500 тыс. «должно быть заготовлено и сдано в счёт ранее данных нарядов на отправку»6. Свою долю фуража заготавливали интендантские органы, а также закупали отдельные воинские части. В целом в 1914 — середине 1916 года суточный подвоз фуража на фронт составлял 186,7 т (11400 пудов) плюс ещё 316 т (19300 пудов) сена7 — 40 проц. продфуражных грузов. Русское военное ведомство полагало, что твёрдый фураж (зерно) должен подвозиться из тыла, в то время как объёмистый фураж (сено, кормовая солома, жмыхи) добываться на месте.
С лета 1916 года эта цифра повысилась, составляя не менее 50 проц. всех продфуражных грузов. Представление о соотношении хлебных грузов для действующей армии даёт «Справка о снабжении фронта», датированная сентябрём 1916 года. К отправке на фронт ежедневно были назначены 1129 вагонов (31968 тыс. пудов), в том числе 687 (18708 тыс.) — овса и ячменя, 382 (11 460 тыс.) — муки, 60 (1800 тыс.) — крупы8.. К сожалению, в справке нет сведений о сене и соломе. Зимой 1917 года кавалерию даже пришлось выводить в тыл ввиду начавшегося падежа конского состава от недоедания.
Общие цифры по хлебным грузам для фронта накануне и в ходе Февральской революции 1917 года, когда продовольственный кризис стал важнейшим фактором развития внутриполитической ситуации в империи, дают сведения о выполнении нарядов на 4 фронта (без Кавказского) в вагонах, представленные в табл. 1 (рост нарядов с ноября 1916 г. связан с тем, что к Северному, Западному и Юго-Западному фронтам прибавился ещё и Румынский фронт).
Из цифр табл. 1 видно, что зерновой фураж составлял не менее, а то и более 50 проц. от общего потока хлебных грузов для фронта. Более того, в объёме продовольственной зимней развёрстки 1917 года, предназначенной для поставки в армию, фураж должен был составить 57,7 проц., в то время как тыл получал минимум овса и ячменя. Общие размеры предполагавшейся развёрстки представлены в табл. 2.

Таблица 1
Выполнение нарядов на хлебные грузы для фронтов

Период

Всего назначено,

вагонов

Всего погружено

 

 

 

 

Вагонов

В процентах

Август 1916 г.:

Зернофураж

Мука

Крупа и бобовые

38987

24620

11930

2437

25485

24620

11930

2437

65,4

56,7

76,0

80,1

Сентябрь 1916 г.:

Зернофураж

Мука

Крупа и бобовые

34114

21086

11150

1878

18283

11204

6251

828

53,6

53,1

56,1

44,1

Октябрь 1916 г.: Зернофураж

Мука

Крупа и бобовые

32496

21497

9046

1953

17899

11444

5445

1010

55,1

53,2

60,2

51,7

Ноябрь 1916 г:

Зернофураж

Мука

Крупа и бобовые

51412

30949

17527

2936

37931

22557

13321

2053

73,7

72,9

76,0

69,9

Декабрь 1916г.:

Зернофураж

Мука

Крупа и бобовые

51416

31128

16936

3352

34426

20846

11132

2448

67,0

67,0

65,7

73,0

Январь 1917г.:

Зернофураж

Мука

Крупа и бобовые

55817

31057

21058

3702

27660

14667

10816

2177

49,6

47,2

51,4

58,8

Февраль 1917г.:

Зернофураж

Мука

Крупа и бобовые

55028

30669

20681

3678

23270

11635

9502

2133

42,3

37,9

45,9

58,0

Март 1917 г.:

Зернофураж

Мука

Крупа и бобовые

47058

23009

20826

3223

24918

12179

10501

2238

53,0

52,9

50,4

69,4

Апрель 1917 г.:

Зернофураж

Мука

Крупа и бобовые

43503

21483

18853

3167

16435

7993

6857

1585

37,8

37,2

36,4

50,0

Составлена по: Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 6831. Оп. 1. Д. 157. Л. 32.
Таким образом, фуражные грузы для фронта составляли немалую часть общего грузопотока. При этом имело место нарастание транспортного кризиса, что требовало искать пути снижения нагрузки на транспорт. Ещё перед войной русское интендантство пыталось экспериментировать с заготовлением сухих изделий из зерна, которые долгое время хранились бы в тылу и выдавались войскам в случае нехватки транспортных мощностей или невозможности подвоза продфуража на тот или иной участок фронта. Эти изделия — галеты — заготовлялись как для людей, так и для лошадей, в идеале повышая манёвренность конницы — делая её менее зависимой от тылового снабжения.
В Положении о продовольственных магазинах военного времени 1912 года отмечалось: «Конские галеты изготовляются из поджаренной овсяной, гороховой либо кукурузной муки и тёртого льняного семени в виде круглых либо четырёхугольных лепёшек. Лепёшки эти должны содержать не больше 8% воды, разламываться руками, но при этом не должны быть хрупкими». Правда, производство конских галет в масштабах потребностей всей армии налажено так и не было.

Таблица 2.
Размер зимней продовольственной развёрстки 1917 года для нужд армии и населения

Продукт

Для армии

(в млн. пудов)

Для населения

(в млн. пудов)

Итого

(в млн. пудов)

Рожь

183

104

287

Пшеница

46

149

195

Овёс

204

11

215

Ячмень

136

29

165

Просо

9

4,7

13,7

Гречиха

11

8

19

Итого

589

305,7

894,7

Составлена по: ГА РФ. Ф. 6809. Оп. 1. Д. 100. Л. 9.

Фуражный полковой обоз кавалерии

В годы войны фуражные галеты для фронта производил завод в Полтаве. Состав галет: овсяная, ячменная, кукурузная, ржаная, пшеничная и гороховая мука, а также конские бобы, сахар и соль. Преимущества галет: «полная усвоенность, отсутствие влаги, отсутствие паразитов и грибков». Тем временем нужда в небольших галетных заводах была осознана в тыловых округах. Так, командующий войсками Московского военного округа генерал И.И. Мрозовский 2 мая 1916 года просил военного министра поставлять тыловым частям побольше фуражных галет. В качестве основной причины Мрозовский указывал на тот факт, что «с переходом военных округов на ячменное довольствие большой конский состав их получил тяжёлый корм, заставлявший не раз обдумывать возможные последствия от этого, при наличии в запасных кавалерийских полках молодых лошадей культурных пород».
Генерал далее отмечал, что конские галеты подходят как нельзя лучше, особенно для производства их в Воронежской и Тамбовской губерниях, где есть масляное производство (запасы жмыхов, которые в галетах составляют 37,5 проц.) и 60 тыс. лошадей в запасных кавалерийских частях. По мнению Мрозовского, дача галет удешевила бы и довольствие, «было бы полезно для лошадей и ввело бы в их рацион продукты, ныне туда не входящие, за отпуском натурой одного только ячменя»9.
В 1915 году для нужд Северо-Западного фронта галеты стали производиться в петроградской мастерской по способу уполномоченного по снабжению фронта Ф.О. Зеленского. Состав его галет (в проц.): овсяная мука — 25, ячменная мука — 12, гороховая мука — 2, кукурузная мука — 10, пшеничная мука — 6, ржаная мука — 8, пшеничные отруби — 10, ржаные отруби — 8, сахар — 1, соль — 1, дроблёная чечевица — 4, конский боб — 10, сухие овощи (свёкла, морковь) — 2 (остающийся 1 проц. — вероятный сор). При этом «один пуд галет, как смешанный корм, в среднем заменяет свыше двух пудов овса»10; то есть галеты «обойдутся значительно дешевле овса». Вскоре Полтавский завод стал производить галеты именно этого образца. Как видим, в составе данных галет овёс и ячмень составляли лишь 37 проц. от общего количества, что выполняло вторую задачу галет — экономию фуражного зерна.
Благоприятное заключение для Главного интендантского управления (ГИНТУ) о галетах 24 апреля 1916 года дала Зоотехническая станция при Московском сельскохозяйственном институте: «Пользование суррогатами не так просто — почти все они должны скармливаться в смеси, а не в чистом виде, нуждаются в специальной подготовке и обыкновенно не могут вводиться в кормовые дачи иначе, как постепенно». При передвижениях войск соблюдение этих условий невозможно, и отсюда — жалобы на падёж. Облегчение — галеты как «готовая дача сильных кормов».
Эксперт С.Л. Кузьмин заметил, что опытом «дознано, что лучше пользоваться смесью различных суррогатов, подбирая их в смесь с таким расчётом, чтобы недостатки одних компенсировались достоинствами других». Это можно делать в тылах без особого навыка в полевой хлебопекарне; завод делает, конечно, быстрее, так как есть специальное оборудование. Кузьмин считал, что для замещения 15 фунтов овса достаточно будет 10-11 фунтов галет11. Однако 18 мая 1916 года Ветеринарное управление действующей армии сообщало в ГИНТУ, что результат от использования галет «получается всегда отрицательный: продукт этот оказывался не только бесполезным экономически, но и опасным для здоровья лошадей».
Опыт 1907-1908 гг. показал, что «кормление лошадей галетами ведёт к понижению энергии и работоспособности конского состава. Выяснилось также, что: 1) многие лошади совсем не едят галет; 2) они вызывают расстройство пищеварительного аппарата и всего организма, причём лошади худеют и теряют в весе; 3) они развивают не силу и энергию лошади, а ожирение и слабость; 4) неудобны для дачи лошадям в походах из торб; 5) долго не могут сохраняться, так как горькнут, плесневеют и заводятся черви; 6) при массовом заготовлении оказываются обыкновенно недоброкачественными, так как добросовестное приготовление их сопряжено с большей стоимостью, чем зерновой корм и 7) под влиянием сырой погоды, дождя, тумана и т.д. быстро портятся». Поэтому комиссия при ГИНТУ под председательством академика А.Я. Данилевского в 1909 году «единогласно высказалась за полное исключение галет из фуражного довольствия».
Комиссия ГИНТУ под руководством генерала для поручений при главном интенданте генерала М.В. Акимова установила, что товарный вагон берёт 600 пудов галет, или 1000 ячменя, или 800 овса, или 500 сена — то есть галеты «менее портативны» относительно ячменя и овса, «а при необходимости давать хотя бы при 13 фунтах галет 7 фунтов сена, не портативнее и суточной нашей дачи — 25 фунтов овса и сена. Поэтому следует признать производство галет излишне дорогим и едва ли способным заменить овёс и ячмень». Акимов 20 мая телеграфировал Шуваеву, что изобретатель галет Зеленский «устранён» с Полтавского завода, который теперь производит хлеб для беженцев 12.
С затягиванием военных действий нехватка зернового фуража (особенно овса, ибо дефицит кормового зерна существовал и до войны)13 понудила закупочные органы (Министерство земледелия, ГИНТУ, войска) пытаться заменить часть его различными суррогатами — эрзац-фуражом. Летом 1915 года в газете «Вечернее время» была опубликована заметка «Кормовые продукты для военных лошадей», где говорилось, что сельские хозяева в случае плохого урожая «заготовляют кормовые продукты в виде различных суррогатов». Во-первых, это барда — отбросы картофеля и ячменя у винокуренных заводов, во-вторых — «обрат» — отбросы после приготовления масла из цельного молока (в Сибири его — до 85 млн. пудов).
Министерство земледелия запросило мнение по этому поводу у главного ветеринарного инспектора A.M. Руденко, который 29 июля докладывал Д.С. Шуваеву, что «жидкая барда, вследствие чрезмерной водянистости (90-95% воды) и малого количества азотистых веществ по отношению к безазотистым (1:2 до 1:4), не способна влиять благоприятно на мышечную работу. Поэтому барду скармливают главным образом рогатому скоту, предназначенному на убой». Кормление рабочих лошадей бардой «не практикуется, так как она расстраивает пищеварительные пути, ослабляет организм и вызывает заболевания». Вдобавок сушёная барда обходится «слишком дорого, почему и не даёт экономии сравнительно с обычным фуражом».
Обрат «употребляется для откармливания телят и свиней». Его высушенная смесь в сочетании с овсяной мукой идёт на питание скаковых лошадей, «чтобы давать им во время тренировки при малом объёме большое количество питательных веществ», но «для воинских лошадей, от которых требуется не кратковременный подъём энергии, а продолжительная и напряжённая работа, обрат в сушёном виде нельзя считать желательным кормом. Дело в том, что лошадь может правильно усваивать пищу лишь тогда, когда корм имеет известный объём, благодаря чему стенки кишечника и находятся в достаточном напряжении. Уменьшение же объёма корма, неизбежное при даче сухого обрата, поведёт к ослаблению пищеварительных путей»14.
С расширением военных действий в кампании 1916 года (Брусиловский прорыв) вопрос об использовании фуражных суррогатов вновь встал на повестку дня. Так, 30 июля 1916 года Центральный военно-промышленный комитет отправил в Отдел заготовок Министерства земледелия отношение об изготовлении для лошадей концентрированного корма из патоки — «патоксили». 2 августа было запрошено мнение ГИНТУ. В заключении Ветеринарного управления действующей армии от 13 августа категорически утверждалось, что «патока, заключая в себе большое количество минеральных солей (до 10%), в особенности калийных (свыше 5%), не может считаться кормом вполне безвредным, потому что она нередко вызывает у животных расстройство пищеварения, а также нарушение деятельности сердца». Так как паточные смеси имеют «наклонность к брожению», это ведёт к образованию газов в желудке. Кроме того, при массовом производстве «патоксиль» будет портиться вследствие брожения, а также не будет «уверенности в доброкачественном приготовлении». После данного заключения ответ ГИНТУ, разумеется, гласил: «Надобности не встречается»15. Помимо зернового фуража всю войну (за исключением лета—начала осени, когда активно использовался подножный корм) фронту не хватало и кондиционного сена. Уже в марте 1915 года в приказе по армиям Северо-Западного фронта за №763 говорилось, что по своим питательным характеристикам 3 фунта хорошего лугового сена могут быть заменены следующими продуктами на выбор: 4 фунтами яровой соломы, 5 фунтами озимой соломы, 4 фунтами яровой мякины, 6 фунтами картофеля, 10 фунтами сахарной свёклы, 2 фунтами жмыхов, 2 фунтами муки. В приказе указывалось, что «больному и истощённому скоту необходимо давать мягкий корм (муку, отруби, варёный картофель, сено в виде сечки, жмыхи)».
Следовательно, военные власти делали всё возможное, чтобы компенсировать недостачу сена для армейских лошадей, причины которой заключались в неурожаях трав, трудностях транспортировки и отсутствии запасов сена для разросшихся войск. Кризис снабжения армии травяным фуражом оказался столь острым, что 26 марта 1915 года Военный совет постановил «отменить в 1915 году травяное довольствие и подножный корм для всех лошадей, установив… отпуск сухого фуража по положению. Расход… отнести на военный фонд»16.
Выработав в 1916 году новое Положение о приёмке фуража для армии, Министерство земледелия рекомендовало сеять для сена следующие смеси: «овёс с яровой рожью или с примесью пелюшки, вики, чечевицы или гороха. Бобовых в смеси должно быть не более 40-50% от общего веса. Разрешается сеять и однолетние травы… Требуется, чтобы сено не было перестойным, для чего рекомендуется косить его в период цветения бобовых растений и однолетних трав, а сгущённые хлеба — во время выбрасывания колоса»17. Иными словами, центр требовал использовать всё разнообразие хлебов и для сенозаготовок.
Осенью 1916 года по мере снижения транспортных мощностей и выявившихся в ходе проведения Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916 года неблагоприятных прогнозов на урожай фуражных культур (особенно неурожай в Поволжском регионе) и сена на очередь встал вопрос рационального использования имевшихся ресурсов для взаимозаменяемости продуктов фуражного довольствия конского состава действующей армии. Так, 14 сентября адъютант штаба 118-й ополченской бригады подпоручик Лебедев, изучавший положение дел в дорожно-гужевом транспорте, предложил применить брикетирование фуража.
Лебедев отметил, что перевозка фуража отнимает большое число вагонов и ведёт к большой утруске (потере при транспортировке) части корма. В то же время консервированные брикеты из различных фуражных кормов и даже отходов не требуют особой тары, кроме того, «фуражировка брикетами даёт полную утилизацию корма старыми лошадьми. Устраняет хищение (клеймо и привилегия интендантства), перегорание от гниения (так как из брикетов будет вытеснен воздух), опой, запал и кишечные заболевания. Сокращает раструску и утерю. Облегчает уход за лошадью, хранение и перевозку». Проект был поддержан главным интендантом Северного фронта, предложившим провести эксперимент и посмотреть на результаты, для чего требовалось 20 тыс. рублей на организацию прессовального пункта18.
В докладе главного ветеринарного врача при начальнике ветеринарной части армий Северного фронта от 17 сентября 1916 года констатировалось, что «обилие выпадавших дождей во время сенокоса текущего года значительно уменьшило сбор сена, вследствие чего потребность в сене для продовольствия коневого состава армий не может быть полностью удовлетворена. Ввиду этого необходимо уже теперь озаботиться выбором других кормовых средств, могущих пополнить недостаток сена».
Врач заключал, что, разумеется, «дача сена может быть заменена равным по весу количеством соломы. Однако такая замена может быть оправдана лишь полной невозможностью иметь другие, более питательные кормовые средства, так как солома представляет собой малопитательный и труднопере-вариваемый объёмистый корм, при поедании которого в больших количествах лошади часто страдают коликами». По питательности 1 фунт сена равен 3 фунтам соломы, а «средняя лошадь без вреда может поедать 6 фунтов соломы». Так как суточный рацион лошади составляет по военным нормам 10 фунтов сена (не считая зернофуража), то другие 8 фунтов «должны быть заменены более концентрированными кормами, както: овсом, ячменём, кукурузой, бобами, жмыхами, сахаром с мясной (кровяной и трупной) мукой, мелассой (патокой)». Характерно,что мясную муку рассчитывали готовить из трупов павших животных, в том числе и лошадей.
Также, в частности, отмечалось, что «очень хорошим кормом оказалась на практике смесь из остатков от производств тростникового сахара и мелассы (патоки) с сушёной пивной дробиной, пальмовой мукой и соломенной резкой. Для большего использования клетчатки солома должна быть обработана щелочами или, в крайнем случае, размягчена обвариванием». Помимо того, «с целью замены сена вполне рационально использовать сорные травы, бурьян и ботву всех огородных растений, а также древесные листья… Особенно хорошо поедаются лошадьми силосованная лебеда, крапива, тростник. Силосование является способом заготовления корма лёгким и доступным для применения его даже в войсковых частях тыла»19.
В силу различных причин, прежде всего организационных и логистических, данные проекты, равно как и иные подобные, не были реализованы в масштабах, достаточных для всего фронта. Отдельные попытки создания образцов эрзац-фуража так и остались разрозненными и раздробленными. В результате с декабря 1916 года не только весь овёс, но и большая часть ячменя отправлялась в действующую армию, а сено стало заготавливаться и самими войсками в прифронтовой полосе ввиду невозможности тыла полностью удовлетворить потребности войск. На южных участках Восточного фронта, и прежде всего в Румынии, армии активно использовали для продоволь-ствования лошадей кукурузу.
В приказе помощника главнокомандующего армиями Румынского фронта генерала В.В. Сахарова от 10 февраля 1917 года говорилось, что «в случаях задержек в доставке полностью необходимого количества зернового фуража овса и ячменя многие войсковые части вынуждены использовать различные кормовые вещества, как, например, кукурузу, имеющуюся на месте. Несоблюдение диетических условий при кормлении последней неизбежно поведёт к заболеванию лошадей». Отсюда — разработка штабом фронта инструкции по кормёжке конского состава кукурузой: «Кукуруза, как и ячмень, более пригодна при откармливании животных, ввиду чего она никоим образом не может всецело заменить овса, и замена допускается только до 1/3 дневной зерновой дачи и то в том лишь случае, если от лошади не требуется слишком быстрого движения и если кукуруза может хорошо перевариваться, то есть лошадь должна обладать здоровыми зубами. При замене кукурузой зерна она скармливается лошадям в равном весе [с овсом]. Даётся кукуруза обязательно в плющеном виде (но отнюдь не в размолотом) — мука вместе с зерном. При невозможности плющить кукурузу допускается смачивание её до дачи в корм в солёной воде в течение 1-2 суток»20.
Накануне Первой мировой войны продовольственная безопасность Российской империи считалась одним из несомненных козырей. Казалось невероятным, что страна, до войны имевшая более 600 млн. пудов ежегодного хлебного экспорта, будет испытывать проблемы с продовольственным снабжением фронта, городов, потребляющих регионов. И если в отношении продовольственных хлебов трудности заключались не в отсутствии хлеба как такового, а в транспортном и организационном факторах, то кормовые хлеба действительно стали напряжённым обстоятельством вследствие недостаточного их производства в условиях повышенного потребления действующей армией. Попытки разрешения данной проблемы посредством создания эрзац-фуража из иных хлебных культур и отходов масличного и сахарного производства не могли увенчаться успехом в силу технической отсталости страны, переключившей все свободные промышленные мощности на производство вооружения. Тем не менее попытки различных организаций и лиц выйти из сложной объективной ситуации, несомненно, имели целью улучшить и упорядочить снабжение конского состава фронта фуражными продуктами.

Примечания

1 См.: Осъкин М.В. Русская лошадь в Первой мировой войне // Воен.-истор, журнал. 2009. №7. С. 42-45.
2 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф.499. Оп. З.Д. 1251. Л. 18, 19.
3Тамже.Ф. 2009. Оп.1. Д. 94. Л. 38об.
4 Там же. Л. 38 об., 43.
5 Там же. Ф. 499. Оп. 3. Д. 1368. Л. 2.
6 Там же. Л. 2, 5.
7 Васильев Н. Транспорт России в войне 1914-1918 гг. М., 1939. С. 58.
8 РГВИА. Ф. 2005. Оп. 1.Д.81.Л. 158.
9 Там же. Ф. 499. Оп. 3. Д. 1444. Л. 6-10 об.
10 Там же. Л. 12.
11 Там же. Л. 11-15 об., 24.
12 Там же. Л. 31-36.
13 Островский Л. В. Зерновое производство Европейской России в конце XIX — начале XX в. СПб., 2013. С. 260-267.
14 РГВИА. Ф. 499. Оп. 3. Д. 1444.' Л. 1-3 об.
15 Там же. Л. 46-51 об.
16 Там же. Ф. 1606. Оп. 3. Д. 460. Л. 78.
17 Протопопов Б. В. Сеноснабжение и война. М.; Л., 1929. С. 53, 54.
18 РГВИА. Ф. 2036. Оп. I. Д. 779. Л. 475, 476.
19 Там же. Л. 462-464.
20 Там же. Ф. 2085. Оп. 1. Д. 1.4. 1. Л. 84.


Сведения об авторе. Оськин Максим Викторович — доцент кафедры общих гуманитарных и социально-правовых дисциплин Института законоведения и управления Всероссийской полицейской ассоциации, кандидат исторических наук (г. Тула. E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.).
Аннотация. В статье освещаются проблемы фуражного обеспечения конницы русской армии в годы Первой мировой войны, раскрыты усилия тыловых служб и командования по решению этих проблем.
Ключевые слова: Первая мировая война 1914-1918 гг.; русская кавалерия; конский состав русской армии; фуражное обеспечение; Главное интендантское управление.
Information about author. Maksim Oskin — Associate Professor of general humanitarian and socio-legal disciplines of the Institute of jurisprudence and control of the Ail-Russian Police Association, Cand. Sc. (Hist.) (Tula. E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.).
Summary. The article highlights the problems of fodder support to ensure the cavalry of the Russian army during the First World War, reveals the efforts of logistical services command to address these problems.
Keywords: First World War of 1914-1918; Russian cavalry; horse strength of the Russian army; fodder support; Main Quartermaster Administration.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Армия Фуражное питание конского состава действующей армии в Первой мировой войне