Багира

Понедельник, 12 18th

Последнее обновлениеВс, 17 Дек 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

17 августа 1977 года атомоход «Арктика» впервые за всю историю покорения полярных областей планеты пришвартовался к ледовому причалу в точке Северного полюса. К древку поднятого государственного флага СССР был приложен фрагмент древка того флага России, который мечтал водрузить там Георгий Седов.

Последняя экспедиция

Журнал: Загадки истории №39, сентябрь 2017 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Борис Лившиц

Георгий Седов заплатил жизнью за исследование Арктики

Фото: экспедиция СедоваЭта арктическая история началась 22 апреля 1902 года, когда в Главное гидрографическое управление был зачислен Георгий Яковлевич Седов. Всего лишь шестью месяцами ранее он, 25-летний сын азовского рыбака, начинавший морскую карьеру вахтенным матросом, блестяще сдал экстерном экзамены в Петербурге за полный курс Морского корпуса. Летом того же года состоялась и первая его встреча с Арктикой. Седов принял участие в обследовании малоизученного побережья Белого моря.

Помощь общества

Старший лейтенант Седов прошёл через трагические баталии Русско-японской войны 1904-1905 годов. Затем в течение нескольких лет офицер успешно работал на Колыме и на Новой Земле.
В марте 1912 года он обратился к руководству Гидрографического управления с рапортом следующего содержания: «Многие путешественники плавали сюда (в Северный Ледовитый океан. — Прим, авт.) для отыскания свободного морского пути на восток, многие для открытия Северного полюса… Человеческий ум был до того поглощён этой нелёгкой задачей, что разрешение её, несмотря на суровую могилу, которую путешественники по большей части находили, сделалось сплошным национальным состязанием. Здесь, помимо человеческого любопытства, главным руководящим стимулом, безусловно, является народная гордость и честь страны. Горячие призывы у русских людей к открытию Северного полюса появились ещё во времена Ломоносова и не угасали до сих пор. Мы пойдём в этом году и покажем всему миру, что русские способны на этот подвиг».
На призыв откликнулась большая группа депутатов Государственной Думы. Они предложили выделить из казны на эту экспедицию 50 тысяч рублей. Морской министр Иван Григорович раскритиковал смету, признав её чересчур скромной, и предложил увеличить затраты до 150 тысяч рублей.
Однако потом всё застопорилось. На помощь пришёл консервативный писатель и журналист Михаил Суворин, создавший специальный «Седовский комитет», который впоследствии был переименован в «Комиссию для снаряжения экспедиции к Северному полюсу и по исследованию русских полярных стран». Свои скромные взносы в «Седовский комитет» понесли учёные и деятели искусства, рабочие, студенты и солдаты.

В ледовом плену

Несмотря на скудность собранных средств, экспедицию удалось снарядить. 27 августа 1912 года при огромном стечении народа состоялись проводы старого зверобойного судна «Святой мученик Фока», которое вскоре было переименовано в «Михаил Суворин». Среди 22 участников к Северному полюсу отправились мало кому известные в те годы географ Владимир Визе и художник Николай Пинегин. Забегая вперёд, скажем, что пройдёт немногим более 10 лет, и оба они станут одними из самых известных полярников Советского Союза.
Уже с первых дней экспедиции из-за тяжёлой ледовой обстановки экипаж «Михаила Суворина» стали преследовать неудачи. Рухнула надежда Седова добраться в этом году до Земли Франца-Иосифа, откуда планировалось начать санный поход к Северному полюсу. Тяжёлые льды Баренцева моря вынудили участников экспедиции уже 20 сентября обосноваться у берегов Новой Земли, в районе мыса Обсерватория.
«Наша экспедиция, — писал в своём путевом дневнике Седов, — помимо достижения Северного полюса преследует ещё широкую научную работу, а так как Новая Земля, принадлежавшая нашему отечеству, нуждается в исследовании прежде всего, то мы и направим пока ещё свежие силы на подробное и всестороннее её изучение».
Почти целый год Арктика удерживала в своих ледяных объятиях «Михаила Суворина» в районе Новой Земли, которая стала научным полигоном для участников экспедиции. Георгий Яковлевич первые три месяца ледового плена использовал для астрономических и магнитных наблюдений, а его вынужденный «лабораторный комплеко на мысу Обсерватория стал главным астрономическим и магнитным пунктом экспедиции. В конце декабря Седов совершил санный переход к заливу Литке, где из полярного плавника был сложен гурий — своеобразный опознавательный знак, который предстояло использовать в запланированной экспедиции к мысу Желания.
В первых числах марта 1913 года Владимир Визе и его однокашник Михаил Павлов были отправлены на разведку ледяного покрова Новой Земли. Сам Георгий Яковлевич вместе с художником Пинегиным произвели опись Южно-Крестовых островов.
Для осуществления маршрутной съёмки новоземельских берегов 19 марта Седов и матрос Инютин отправились на собачьих упряжках к мысу Желания. Отметим, что до этого похода береговая линия северо-западной части Новой Земли была нанесена на карту по материалам описи Виллема Баренца в 1594-1597 годах. Вот почему Седов придавал особое значение этой съёмке. На основании картографических материалов Георгия Яковлевича новые морские карты появились лишь в 1924 году, и только в 1930-м они были подвергнуты новой корректировке.

Рывок на север

Спустя почти год «Михаил Суворин» выбрался из ледового плена. Но уже через несколько дней плавания судно снова упёрлось в многолетнюю ледовую кромку. Но не эта преграда на пути к Северному полюсу беспокоила Георгия Яковлевича. За несколько дней до начала плавания основной состав экспедиции обратился к нему с просьбой изменить маршрут и возвращаться домой. «Сегодня, — записано в его дневнике, — офицеры мне поднесли хороший подарок: заявили через вахтенного начальника, чтобы вернуться обратно. Меня сперва это очень удивило, а потом и огорчило, именно то, что пришлось им отказать в этом».
15 февраля 1914 года Георгий Седов и два самых преданных ему матроса — Григорий Линник и Александр Пустошный, — погрузив на собачьи упряжки ограниченный запас продовольствия, взяли курс строго на север. Таково было решение начальника экспедиции.
«Седов совершенно отчётливо осознавал, что возвращение его в Россию без серьёзной попытки достигнуть полюса будет для него равносильно нравственной смерти, — впоследствии записал в дневнике географ Визе. — Возврата на Родину нет — там ждут его враги, которые закроют перед ним все двери и навсегда положат конец всем мечтам о большой работе исследователя, моряка, а этой работе Седов посвятил всю свою жизнь. Возвращение в Россию — это для Седова значило превратиться из храброго и честного моряка в посмешище для «белой кости» Поэтому другого выхода, как идти к полюсу, даже если это равносильно самоубийству, Седов не видел. Сломать эту волю, выбравшую между смертью и позором первую, было нельзя».
Через несколько дней пути Георгий Яковлевич уже был не в состоянии бороться с цингой. Не обошла стороной болезнь и двух его спутников. 5 марта 1914 года, недалеко от острова Рудольфа, Георгий Седов скончался. С большим трудом двое его верных спутников добрались до острова, где и похоронили начальника экспедиции. Так закончился его путь к Северному полюсу. Только две недели спустя спутники Седова вернулись на борт.
«Стояли в молчании, — написано в книге Николая Васильевича Пинегина, — только собаки, ласкаясь, радостно визжали. Так вот чем кончается экспедиция, вот куда привела Седова вера в звезду… Как обманывают нас звёзды».

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Путешествия Арктика и Антарктика Последняя экспедиция