Багира

Четверг, 11 23rd

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Вопрос о дорийском переселении является одним из наиболее сложных и трудных вопросов в области изучения ранней истории Греции.

Theodore Cressy Skeat: The Dorians in Archaeology

Журнал: Вестник древней истории, №1, 1937 год
Рубрика: Критика и библиография
Автор: Р.В. Шмио

London. De la More Press. 1934. 68 p.


За последнее время на Западе, особенно в Англии, наблюдается оживление интереса к этому вопросу.
Этот интерес вызван ближайшим образом новыми археологическими исследованиями в Северной Греции, в Македонии и Фессалии, проводимыми в течение ряда лет преимущественно Британской школой в Афинах. В связи с этими археологическими работами появились, например, следующие исследования:

St. Cassоn — The Dorian invasion reviewed in the light of one new New Evidence «The Antiquaries Journal», 1921, № 3, p. 199.
W.A. Heurtley — A prehisitoric site in Western Macedonia and The Dorian invasion. «Annual of British school at Athens», №XXVIII. Session 1926-27. p. 158.
N.G.L. Hamniond — Prehistoric Epirus and the Dorian invasion. «Annual — he British School at Athens», №XXXII, Session 1931-1932, p. 131.

В этих работах авторы пытаются увязать данные археологические с данными античной традиции, найти подтверждение античной традиции в археологическом материале. Но так как предание о дорийском переселении осмысляется в большинстве случаев по-разному, то и использование археологических материалов проводится в различных направлениях. Расхождения особенно сильно сказываются в установлении исходного пункта дорийского переселения. Одни выводят дорийцв из Северной Греции, из Эпира, другие — из Дунайских областей, из Гальштатта, а некоторые даже из Германии. Последние идеи особенно сильно выступают в фашистских работах, развивающих расовые теории и устанавливающих похождение греков из Германии. Так, например, Гюнтер в своей книге «Entengeschichte des hellenischtn und des romischen Volkes», Munchen, 1929, считает дорийцев наиболее чистой северной расой, принёсшей новую культуру.
Вторым моментом, вызвавшим интерес к проблеме дорийского переселения, является новое отношение к античной традиции, к античному преданию, которое отмечается в последнее время на Западе.
Как известно, в конце XIX и в начале XX в. чрезвычайно сильно было критическое отношение к античной традиции, переходившее в необоснованный гиперкритицизм. Наиболее ярким представителем гиперкритического отношения античной традиции о дорийском переселении является Белох, который считал традицию вымышленной, не имеющей никакого отношения к исторической дейстпительности, созданной лишь для того, чтобы объяснить отсутствие дорийцев в гомеровском эпосе и наличие их в исторической Греции. Ошибкой Белоха было то, что он не отделял генеалогического мифа о возвращении Гераклидов, устанавливающего божественное происхождение родов басилеев, от предания о дорийском походе и рассматривал предание отвлечённо, не учитывая того, что «минувшая действительность, — как говорил Маркс, — оказывается отражённой в фантастических творениях мифологии».
После работ Белоха долгое время не появлялось специальных исследований, посвящённых проблеме дорийского переселения.
Но за последние годы в научной литературе наблюдается большее внимание к античному преданию, в нём начинают искать отражёния некоторых исторических моментов. Помимо вышеназванных работ, в которых предание раесматривается, как отражающее историческую действительность, можно ещё назвать, например, работу: G. Vitа1is — Die Entwieklung der Sage von der Hiickkehr: Herakliden. Inaugural-Dissertation. Greisswald 1930, где автор, придавая больное значение политическим моментам в создании легенды, всё же считаег ряд элементов легенды отражёнием исторических событий. Ещё в большей степени в историческом плане рассматривает предание о дорийском походе F. Miltner в статье «Die dorische Wanderung», «Klio» 1934, конструируя, правда, маршрут следования дорийцев своеобразно и вопреки традиции — из Эпира на Крит и оттуда уже в Пелопоннес.
Интерес к вопросу о дорийском переселении возникает также в связи с постановкой общих вопросов о том, кто были греки, когда сформировался греческий народ или нация, как их часто неправильно называют, каково было взаимотношение местного населения к пришлым племенам, народам, «нациям». К исследованиям этого направления относятся, например, работа Jari — La formation du peuple grec, Paris, 1923, и весьма объёмистая работа L Myres — Who were the Greeks? California, 1930.
В атих работах выдвигаются проблемы формирования греческого народа, образование его из первоначального множества племён и народов в противоположность — теориям о появлении греческого народа из далёкой прародины в виде сформировавшегося уже, как цельный народ, массива.
Рецензируемая мною работа Skeat'a как раз выдвигает выше отмеченные моменты в области изучения раннего периода истории Греции.
Skeat сам участвовал в раскопках вМакедонии и в Фессалии, которые велись под руководством Huertley, он пытается найти подтверждение археологическим данным в античной традиции, он признает историчность античной традиции и, наконец он ставит вшрос: кто были греки?
Работа Skeat'a делится на две части: 1) археологические свидетельства? 2) традиции.
В первой части основным вопросом, который ставит себе автор, является вопрос о том, какую керамику принесли с собой дорийцы.
Этот вопрос был поставлен ещё в 70-х годах прошлого столетия Сонле который развивал то положение, что геометрический стиль был принесён в Грецию дорийцами. Многими учёными это положение было принято и развито и сравнительно немногие отвергали его; среди последних следует назвать д. Мейера который считал геометрический стиль только новым художественным стилем, но не новым импортным изобретением.
Так как в настоящее премя, благодаря новейшим исследованиям в области истории керамики, внесены большие уточнения в периодизацию стилей керамики и введены такие новые подразделения, как суб-микенский период, прото-геоиетрический, предшествующие собственно геометрическому периоду, начинающемуся с IX в., Skeat пытается приписать дорийцам не геометрический стиль который развивается позже обычной даты переселения дорийцев, а протогреческий, датируемый XI-X вв.
С этим основным положением Skeat'a не соглашается W. Kraiker написавший обстоятельную рецензию на его работу в «Gnomon» 11 Bd, 1935, S. 641.
В первой части Skeat даёт обзор керамики конца бронзового века и начала железного века в различных областях Греции. Он начинает с Македонии, где устанапливает наличие микенского периода, который представлен импортной микенской керамикой, датируемой, начиная с XIV в., и местной, которая подражает микенской. Прекращение микенского стиля Skeat объясняет вторжением варваров с севера которые уничтожили микенскую культуру.
После микенского периода Skeat констатирует следующие типы керамики: 1) чёрная, сделанная от руки, дунайского происхождения, 2) местная, нераскрашенная 3) раскрашенная — с орнаментом, состоящим из концентрических кругов; последняя, по его мнению является родоначальницей прото-геометрического стиля. О её происхождении имеются разные теории. Теорию дунайского происхождения Skeat отвергает, так как он считает, что в Македонии не встречается в большом количестве типично дунайской керамики, так наз. Buckelkeramik. Отвергает Skeat и теорию южного, микенского происхождения этой керамикики так как стоит на точке зрения полного уничтожения микенского стиля в Македонии.
Skeat считает, что эта керамика — местного македонского происхождения. Эта точка зрения интересна уже потому, что она не выводит прото-геометрический стиль из далёких северных областей, а ограничивается Македонией.
В следующих главах Skeat пытается показать, что керамика с концентрическми кругами, которая и является прото-геометрической керамикой, распространяется из Македонии на юг вместе с различными переселенческими волнами, среди корых главное место он уделяет дорийцам. В Фессалии Skeat устанавливает целую серию, как он неправильно называет, расовых движений (правильнее назвать их племенными движениями), которые достигли кульминационной точки в дорийском переселеии. В Фессалии происходило, по мнению Skeat'а, взаимодействие различиях влияний — как северных, так и южных. Южные влияния, по его мнению, внезапно исчезают, причём одновременно происходит опустошение поселений бронзового века. Северные же македонские влияния остаются в Фессалии весьма сиьными, даже керамика железного века сходна с македонской. Македонские влияния Skeat прослеживает и в области бронзовых изделий, например бронзовые подвески, очковые фибулы дают, но его мнению, аналогии с македонскими изделиями.
В Центральной Греции, например в Орхоменах, северные элементы, по мнению Skeat'а, оказываются слабее, южные же — сильнее. Здесь намечается слияние северных и южных элементов, вследствие чего стиль концентрических кругов несколько модифицируется. Движение народов в Беотию из Фессалии автор раессматривает не как движение разрушителей, но как движение народов, воспринявших элементы культуры от прежнего местного населения. В Атике Skeat констатирует внезапное прекращение позднеминойского стиля керамики и столь же внезапное появление прото-геометрического стиля.
На юге, в Микенах, по мнению Skeat'а, конец суб-микенского поселения связан с полным опустошением микенских поселений. В Спарте первым керамическим стилем является прото-геометрический стиль. Микенские поселения в Лаконике носят явные следы разрушения и пожаров, например поселение в Менайоне, в самой Спарте отсутствие микенских находок (находки в 1927 г. мекенских фрагментов керамики, сходной с микенской, Skeat не считает микенскими) и основание поселения на новом месте Skeat рассматривает, как доказательство появлении новых племён — дорийцев, принёсших новую кердмику. Но Kraiker в своей вышеназванной рецензии отмечает, что керамика, найденная на месте храма Артемиды Орфии, не является типично прото-геометрической, но по форме относится к суб-ммкенской керамике, по орнаменту же является прото-геометрической. Это замечание весьма существенно, так как показывает нам, что Skeat, уделяя главное внимание орнаменту, забывает все другие существенные моменты, — важные при решении вопроса о появлении нового стиля, например форму сосуда и особенно материал.
Таким образом, Skeat устанавливает северное македонское происхождение прото-геомегрического стиля.
Касается вскользь Skeat и вопроса о железе, появлением которого Греция, по мнению многих учёных, обязана дорийцам. Skeat считает, что появление железа совпадает с появлением прото-геометрического стиля, но сам же он указывает на включения, на появление железа в более раннее время, например в Фессалии. Эти отключения можно было бы дополнить находками железных изделий в Мулиана на Крите, на острове Кефаллепии, в Беотии, в Амиклах и др.1
Между прочим, на Крите, Кефаллении и в других местах прослеживается также, вопреки построениям Skeat'а, непрерывное развитие керамики от субмикенского стиля к геометрическому.
Во второй части Skeat переходит к рассмотрению античной традиции и прежде всего ставит вопрос о связи Македонии с Грецией, обнаруживая эту связь на археологическом материале.
Смутное воспоминание о внезапном вторжении пародов в Македонию, положившем конец микенскому господству, он видит в свидетельстве Геродота (VII-VI о вторжении мисян и тевкров. Геродот говорит, что ещё до Троянской воины эти племена переправились через Боспор, следовательно из Малой Азии, покорили Фракию спустились до Ионийского моря и дошли до реки Пенея. Ставя вопрос о происхождении мисян и тевкров, Skeat, вопреки традиции, хочет их вывести из Дунайских областей, намечая их путь по двум направлениям: 1) в Македонию и Северный Эпир, 2) через Фракию и Боспор в Азию.

________
1 С.Л. Гогасвский-Энгельс и проблема металлургии и Восточном Средиземноморье во II тысячелетии до н.э). «Истории техники», вып. V, Москва 1936, стр. 108.

Это не совпадает с Геродотом; и вот, Skeat, в интересах своей теории, говорит, что у Геродота мы имеем перевёрнутую легенду. Тевкров Skeat также пытается вывести из Дунайских областей, вопреки свидетельству Геродота, который который указывает на троянское их происхождение.
Таким образом, хотя Skeat, старается в традиции найти историческое зерно но он слишком свободно обращается с нею и даже искажает её в угоду своим построениям. Skeat, отдавая дань теориям о дунайских связях с Грецией отодвигает их на второй план, оставляя за дунайскими племенами роль толкачей; он говорит, что вторжение дунайских племён мало отразилось на Македонии, нов Македонии сильны были местные элементы, которые в свою очередь оказали сильные влияния на Южную Грецию.
В Северо-восточной Фессалии внезапно появляется македонская керамика свидетельствующая о приходе новых пришельцев, бежавших из сожжённых поселений долины Аксия; часть дунайских завоевателей, по мнению Skeat’а, сопровождала их, как об этом свидетельствуют очковые фибулы и небольшое количество черенков дунайского типа, найденные в Фессалии, но в основном новая культура была македонской.
Пришлые македонцы вошли в контакт с местным населением, о чём свидетельствуют, по мнению Skeat'a, создание эолийского диалекта, местные тонопимические названия и особый тип керамики с матовым рисунком. Но в античной традиции об этом проникновении македонцев в Фессалию не сохранилось определённых данных.
Предание говорит только о вторжении в Фессалию феспротов нз Северного Эпира. Это движение фесиротов, по мнению Skeat’а, было вызвано движением мисян и тевкров, которое толкнуло в свою очередь македонские племена в Восточную Фессалию, а фессалийцев — в Западную, отчего произошло всеобщее передвижение фесеалниского населения, например в Беотию, о чем говорит Фукидит.
Приход же эолийцев в Беотию, говорит Skeat, отразился в неожиданном появлении нового типа керамики, непосредственное происхождение которого может быть выведено из Фессалии, куда она в свою очередь проникла из Македонии.
Движение дорийцев Skeat непосредственно выводит из горной области в районе Пинда (ю.з. Фессалии), оттуда, как он говорит, появилось маленькое племя горных людей, удел которых был получить гегемонию над Грецией. Здесь — следует свидетельству Геродота (I, 56) и др.1, которые говорят, что Гестиэотия прежде называлась Доридой.
Подробно останавливается Skeat, на вопросе о переходе дорийцев в Среднюю Грецию, в Дориду, и высказывает предположение, что дорийцы изгнали из Дориды племя дрионов, хотя, как он сам говорит, об этом непосредственно не упоминает ни один источник. В конце книги Skeat приводит основные источники, иллюстрирующие конфликт между дорийцами и дрионами в Цснтральной Греции.
Таким образом, Дорида, по мнению Skeat’а, — место стоянки дорийцев, которые раньше, в конце XII в., были в Фессалии, откуда их движение было вызвано теми же событиями, что и движение эолийцев из Фессалии, а именно — вторжения-фессалийцев в Эпир.
В дальнейшем дорийцы, по мнению Skeat’а, проникают в Пелопоннес и уничтожают микенскую культуру, но об этом он говорит только вскользь.
Весь Балканский полуостров приходит в движение, причём период максимального движения племён относится к концу XII в.
Первый удар нанесли мисяее и тевкры, они привели в движение племена в Македонии и в Северном Эпире, македонцы же вместе с эпиротами потеснили фессалийцев, из Фессалии двинулись эолийцы в Среднюю Грецию и из Юго-Западной Фессалии с Пинда — дорийцы, которые сначала заняли Дориду, а затем уже оттуда двинулись в Пелопоннес.
Таким образом, Skeat конструирует не единое переселение одного народа из далёких северных областей, по целую цепь прерывистых племенных движений при которых одно племя вытесняет другое, которое в свою очередь вытесняет очередное племя.

________
1 Andron и (Strab. X, стр. 475) и др.

Такое построение можно было бы считать более приемлемым, так при этом происходят передвижения племён на сравнительно небольших расстояниях, в пределах Балканского полуострова. По большим недочётом в построении Skeat'a является то, что он ограничивается только одними внешними
толчками племён друг на друга, не поднимая вопроса: каковы же были внутренние причины этих передвижений?
В заключение Skeat останавливается и на наиболее сложных и спорных вопросах, которые, в сущности говоря, опровергают его теорию о том, что прото-геометрический стиль был принесён в Грецию дорийцами. Это — вопрос о его развитии в Аттике, которую традиция никак не связывает с дорийцами, и вопрос о развитии прото-геометрического стиля и Амиклах, которые, согласно преданию, были разорены спартанскими дорийцами только в VIII в.
Высказываясь по первому вопросу, Skeat снова прибегает к своему методу
свободного обращения с традицией и, примыкая к Бузольту, высказывает
предположение, что Аттика не осталась нетронутой переселенцами и что в ней
утвердились либо дорийцы, либо эолийцы, которые быстро ассимилировались
местным населением. Но на самом деле никаких данных для таких построений
нас не имеется.
По второму вопросу, об Амиклах, Skeat предлагает гипотезу о том, что
Амиклы были подчинены дорийцам непосредственно при их вторжении в Лаконику, но вместе с тем сохранили самостоятельность, вследствие чего город пришлось снова завоёвывать спартанцам. Здесь, невидимому, Skeat следует з асвидетельством Эфорa (Strab.VIII, стр. 305), но это свидетельство возбуждает большие сомнения, многие считают его построением самого Эфора. Положения, развиваемые Skeat'ом, встретили уже возражения среди западных учёных; так, Kraiker в обстоятельной, указанной выше, рецензии, признавая что прото-геометрический стиль дал нечто новое эгейскому миру, отмечает, что этот стиль не всегда является одновременно с дорийцами и не только в тех местах, где действительно обосновались дорийцы.
Kraiker ставит весьма важный вопрос о возможности определить дорийцев по археологическим находкам и сам склоняется к отрицательному ответу; он приходит к тому заключению, что в Аттике, где геометрический и прото-геометрический стили получили своё наибольшее развитие, и тот и другой стили — местного происхождения и что они развивались после упадка микенской культуры, в новый художественный стиль.
Близкие положении развивает и Hammond, который считает, что дорийцы пришли из Эпира, что они были варварами, имели простую керамику и что с ними нельзя связывать появление геометрического стиля.
Положительной стороной работы Skeat'a является привлечение большого конкретного материала, как археологического, так и литературного, попытка, хотя и неудачная, по моему мнению, связать археологический материал с филологическим, признание за традицией известного исторического значения.
Но с целым рядом его положений нельзя согласиться.
Так, Skeat, ограничивая археологический материал почти исключительно керамикой, принимает во внимание преимущественно орнамент в отрыве от формы и от материала. Он не допускает возможности развития и изменения стиля в связи с изменением общественного строя; для него единственной возможной причиной вменения стиля является появление новых народов — носителей новой керамики, нвой культуры.
Skeat неправильно конструирует пропасть между микенским и греческим периодом, а между тем, многие моменты говорят о связи микенского периода с греческим.
Эти связи прослеживаются и в области культа и мифов, о чём красноречиво
говорят работы М. Nilsson'a, а также в области языка. Так, например, в одной
из последних работ A.W. Gоmmе, хотя и признает дорийское пересечение,
як движение племён из Фессалии, но ставит под сомнение то положение, что дорийцы принесли с собой дорийский диалект, так как он придаёт большее значение местным языковым элементам.
В настоящее время перед исследователями стоит настоятельная необходимость поставить вопрос на конкретном материале о преемственности микенской культуры и греческой.
Недочётом работы Skeat 'а является также то, что он слишком свободно обращается с традицией, отстраняя её или переворачивая в угоду своим построениям, наконец, передвижение племён рассматривается им только с внешней стороны как внешние толчки одного племени на другое, но не как результат внутренних отношений, развивающихся на стадии разложения родового строя, не как результат процесса расселёния племён, сегментации их и вместе с тем объединением в союзы племён и слияния в народы.
В связи с работой Skeat'a возникает вопрос, который требует ещё своего разрешения. Если признать исторически возможным передвижение племён по территории Греции в XII-X вв., о чём настойчиво свидетельствуют многочисленные варианты античной традиции, начиная с VII в., которые мы встречаем у Тиртея, Пнндара, Геродота, Фукидида и др., если признать дорийское переселение, как одно из расселёний племён, происходивших в процессе развития родо-племенных отношений, то необходимо ли во что бы то ни стало приписывать дорийцам импорт новой материальной культуры, новой керамики, в частности прото-геометрического или геометрического стиля?
Ряд данных убедительно говорит о развитии этого стиля также вне области распространения дорийцев и вне зависимости от их прихода.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить