Багира

Суббота, 12 16th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

С 20 по 25 апреля 1967 г. в Кишинёве проходила сессия Отделения истории АН СССР, пленум Института археологии АН СССР и Института этнографии им.H.H. Миклухо-Маклая АН СССР совместно с Институтом истории АН МолдССР, посвящённая итогам полевых археологических и этнографических исследований 1966 г.

Сессия археологов в Кишинёве в 1967 г.

Журнал: Советская археология №1, 1968 год
Рубрика: Хроника
Автор: Р.Л. Розенфельдт

В работе сессии приняли участие представители научных учреждений АН СССР, академий союзных республик, научно-исследовательских институтов автономных республик и областей, высших учебных заведений и музеев страны. На сессионных, пленарных и секционных заседаниях было прочитано и обсуждено около 300 докладов и сообщений1. К работе сессии была приурочена выставка новых материалов, полученных при раскопках последних лет в Молдавии, и выставка полевых материалов из раскопок сотрудников Института археологии АН СССР в 1966 г.
Сессию открыл президент АН МолдССР акад. Я.С. Гросул. Во вступительном слове он отметил успешное развитие археологических и этнографических исследований в Молдавии за годы Советской власти. Особо была подчёркнута роль Академии наук СССР в подготовке кадров молдавских археологов и успешное сотрудничество их с археологами других союзных республик.
В докладе Б.А. Рыбакова «Полвека советской археологии» была дана оценка современного состояния археологической науки в СССР, итоги, с которыми советские археологи приходят к пятидесятилетию Советской власти. В докладе были охарактеризованы основные проблемы, над которыми работают советские археологи в настоящее время, и определены основные задачи, стоящие перед учёными. Была отмечена необходимость широкого применения в археологии методов естественных наук. Г.Д. Смирнов и Л.Л. Полевой (Кишинёв) в докладе «Археологические исследования в Молдавии в годы Советской власти» рассказали о широком фронте археологических исследований, которые ведутся в республике. Здесь комплексно изучаются различные археологические культуры от времени палеолита и до позднего средневековья.
Значительная часть докладов пленума была посвящена конкретным проблемам археологии Молдавии и смежных областей.А.И. Мелюкова (Москва) прочла доклад «Скифы и геты на Нижнем Днестре в IV- III вв. до н.э.». На основании новых полевых материалов она рассказала об оживлённых контактах скифов и гето-фракийцев в Поднестровье, которое было пограничьем для этих племён, и о торговле их с греческими городами-колониями Тирой и Никонием.М.И. Артамонов (Ленинград) в докладе «К вопросу о карпато-дунайской культуре» на территории Румынии и северо-восточных областей Болгарии подтвердил принадлежность этой культуры VII-IX вв. тюрко-болгарам, дал подробную характеристику культуры и её исторические судьбы.
________
1 В информации освещается археологическая часть работы сессии.

Близкой тематике был посвящён и доклад И.Г. Хынку (Кишинёв) «К вопросу о соотношении восточно-славянской и болгаро-дунайской культур в лесостепной полосе Молдавии». В докладе на основании сравнительного изучения материалов, полученных при археологических раскопках и происходящих с широкой территории, была сделана попытка чётче охарактеризовать эти культуры и выяс-аить соотношение между ними.С. H Бибиков (Киев) в докладе «Опыт палеоэко-номического моделирования в археологии» преимущественно на материалах верхнепалеолитических поселений Украины показал возможность дать социальную и экономическую характеристику человеческих коллективов отдалённых эпох. Автор доклада доказывал широкую применимость в археологии этого метода А.М. Лесков (Киев) прочитал доклад «Новое в древней истории юга Украины». Он познакомил участников сессии с результатами трёхлетних работ Керченской экспедиции АН УССР, которая исследовала разновременные памятники Восточного Крыма со времени палеолита и до позднего средневековья, расположенные в зоне строительства Северо-Крымского канала. Особо важные результаты были получены при исследовании курганов эпохи бронзы и скифо-сарматского времени. На основании новых материалов выяснены локальные особенности скифских памятников Восточного Крыма V- III вв. до н.э. А.Н. Карасёв (Ленинград) рассказал об исследовании городища «Чайка» в Евпатории. Доклад Э.А. Рикмана (Кишинёв) «Племена Прутско-Днестровского междуречья в первых столетиях нашей эры» был посвящён, памятникам Черняховской культуры в Молдавии. В нем содержалась развёрнутая характеристика материальной культуры, социальной организации, верований и быта, населения Прутско-Днестровского междуречья II-IV вв. Много внимания было уделено выяснению этнического состава населения, оставившего эти памятники.С.А. Плетнёва (Москва) в докладе «Народы Юго-Восточной Европы в VIII-IX вв.» подробно охарактеризовала памятники алано-болгарской культуры в степях, и лесостепях Приазовья и Подонья. Она очертила области нахождения здесь кочевого и осёдлого населения на основе изучения памятников салтово-маяцкой культуры. П.П. Бырня (Кишинёв) сделал сообщение «Сельские поселения средневековой Молдавии», в котором речь шла о ещё слабо изученной, но важной категории археологических памятников XV-XVII вв. Были приведены сведения о планировке этих поселений, уровне развития ремесла, данные о зарождении и развитии феодального способа производства в Молдавии. Ю.Н. Захарук (Киев) в докладе «О методологии и методике археологической науки» остановился на характеристике содержания понятия «методология исторической науки». В применении к археологии методологией он называет теоретическую дисциплину, задачей которой является социологическое осмысленпе всей совокупности данных археологических источников. Под методикой докладчик понимает совокупность методов, применяемых для изучения различных археологических источников. С большим интересом участники сессии прослушали доклад М.С. Великановой (Москва) «Население Прутско-Днестровского междуречья в эпоху бронзы». На основании новых антропологических материалов эпохи бронзы в лесостепной и степной Молдавии был выявлен единый антропологический тип европеоидного облика. Полученные антропологические данные подтверждают предположения археологов о восточном происхождении населения Молдавии в бронзовом веке. М.К. Каргер (Ленинград) в докладе «Новогородское зодчество начала XII в. в свете новых археологических открытий» сообщил о результатах раскопок церкви Благовещения на Городище в Новгороде, при которых были открыты остатки этого сооружения, построенного в 1103 г. По планировке и отделке деталей эта церковь оказалась прямым предшественником Георгиевского собора, построенного в 1119 г. М.А. Пелех (Кишинёв) прочёл доклад «Виноградарство и виноделие Причерноморья в древности». В нем говорилось об огромном значении этой древнейшей сельскохозяйственной культуры в Северном Причерноморье, где виноградарство стало известным с эпохи бронзы. Особое внимание в докладе было уделено технике виноделия и торговле вином. Значительный интерес представил раздел доклада о керамической таре для приготовления и траспортировки вина. Г.Д. Смирнов (Кишинёв) в сообщении «Клад земледельческих орудий первой половины XIV в.» дал характеристику крупнейшего клада почвообрабатывающих, орудий, найденных близ с. Требужены в Молдавии, и рассказал о методике изучения рабочих частей орудий этого клада. На основании найденных пахотных орудий была-дана характеристика приёмам обработки почвы в это время, Е.И. Крупнов (Москва) познакомил участников сессии с наиболее важными археологическими памятниками Ирака и в особенности с теми, которые были исследованы за последние: годы.
В конце пленарных заседаний председатели секций сделали обзор секционных докладов и сообщений и познакомили с обсуждениями этих докладов.
На секции каменного века была заслушана серия докладов, среди которых большой интерес вызвало сообщение А.П. Черныша (Львов) «Исследования в Оселивке в 1966 г. ». Здесь при раскопках были обнаружены остатки трёх поселений, из которых два позднепалеолитические и одно раннепалеолитическое. Очень интересным оказались материалы В.И. Марневича (Кишинёв), о которых говорилось в сообщении «Итоги исследования раннего неолита в Молдавии в 1966 г. ». И.К. Иванова (Москва) доложила сообщение «Рельеф и палеогеография Приднестровья в каменном веке».В.Н. Гладилин (Киев) в докладе «О характере локальных различий в мустьерскую эпоху» предложил распространить на поздний палеолит культурно-историческую шкалу, выработанную на материалах более поздних археологических периодов. Он выделяет на основании техники обработки кремневых орудий млодовскую и антоновскую культуры мустье. Сходство путей развития индустрии камня в мустье позволяет ему стоянки мустье Германии, Польши, Венгрии, Румынии и Русской равнины включить в северную зону мустье.И.Г. Шовкопляс (Киев) доложил об исследовании позднепалеолитической стоянки у с. Клюсы (в бассейне р. Снов — притока Десны). В этом районе подобные памятники ранее не были известны. По мнению исследователя, эта стоянка может быть по времени помещена между Пушкарями I и стоянкой Погон. Ф.М. 3аверняев (Брянск) в сообщении «О результатах исследования Хотылевского местонахождения» рассказал о раскрытии на нём ашель-мустьерского комплекса находок и остатков фауны.М.Н. Клапчук (Караганда) сообщил об археологических исследованиях в Карагандинской области в 1958-1966 гг. Он рассказал о местонахождении Жаман-Айбат, которое, по мнению исследователя, относится к домустьерскому времени. Памятники мустье представлены четырьмя местонахожденпями: Космола, Кзыл, Джар 3, Батпак 8 и 12. Три поселения (Карабас 3, Батпак 7 и Ангенсор 2) относятся к верхнепалеолнтпче-ским. Найдена и мастерская, в которой изготовлялись верхнепалеолитические орудия.П. П. Борисковский (Ленинград) в сообщении «Новые работы по мезолиту Правобережной Украины» доложил в работах Одесского палеолитического отряда ЛОИА АН СССР. В 1966 г. им была открыта стоянка тарденуазского облика у с. Казанки в Николаевской области. Она является связующим звеном между подобными памятниками более западных и восточных областей. В другом сообщении того же автора «Раковины окрестностей Мадраса» речь шла о сходстве орнамента на раковинах из Индии с орнаментом на мезинских костяных изделиях и о возможном заимствовании орнаментации из этого источника.H.H. Турина (Ленинград) в докладе «Итоги исследования белорусских шахт» рассказала о раскопанных экспедицией за последние годы 150 шахтах по добыче кремня. Обнаружены мастерские, в которых обрабатывался кремень, орудия шахтёров и остатки поселения, в котором жили горняки.М. Касымов (Ташкент) прочёл доклад «Древние шахты по добыче кремня в Узбекистане», в котором подвёл итоги исследованиям древних разработок кремня близ с. Учтит в долине р. Зеравшан, относящихся ко времени палеолита.В.П. Любин (Ленинград) рассказал об исследовании Кепшинской пещеры на Кавказе, в которой обнаружены напластования мустьерского облика.В.Е. Щепинский (Туапсе) в докладе «Новые данные по палеолиту Северо-Западного Кавказа» рассказал о нескольких разновременных палеолитических местонахождениях, обнаруженных в окрестностях Туапсе за последние годы. Среди них наиболее интересным оказалось Хадыженское раннепалеолитпческое местонахождение, которое относится к эпохе мустье. Интересно и позднепалеолитическое местонахождение Широкий мыс. Н.А. Хотинский (Москва) в докладе «Возраст нижней границы неолита центральных районов Русской равнины» на основании пыльцового анализа и радиоуглеродных данных датировал неолитическое поселение на Берендеевом болоте в Ярославской области IV тысячелетием до н.э. К III тысячелетию на основании тех же анализов была отнесена стоянка Стрелка на р. Модлоне, торфяниковая стоянка Усвяты, стоянка Кривина.
Секция неолита и бронзового века. Заседания секции неолита и бронзового века были открыты докладом Н.Я. Мерперта «Раскопки многослойного поселения у с. Эзера (Южная Болгария) в 1964-1966 гг.». Здесь было вскрыто восемь горизонтов раннего бронзового века, датируемых второй половиной III тысячелетия до н.э. и принадлежавших одной культуре.Ф.Р. Махмудов, И.Г. Нариманов (Баку), Р.М. Мунчаев (Москва) прочитали доклад «Новые данные о древнейшей металлургии Кавказа», в котором говорилось о находках в Азербайджане остатков медеплавильных горнов на поселении Бабадервиш, датируемом III тысячелетием до н.э. В докладе были всесторонне рассмотрены находки металлических изделий этого времени из погребальных комплексов майкопской культуры. Р.М. Торосян (Ереван) доложил о результатах исследования поселения Техуб. А.Л. Нечитайло (Ставрополь) сделал сообщение «Катакомбные погребения у станицы Суворовской Ставропольского края». В.И. Мамонтов (Волгоград) в сообщении «Материалы новых придонских стоянок» рассказал об исследовании Пяти-морской и Приморской стоянок, культурный слой которых обнаружился после спада воды на Цимлянском водохранилище. Е.К. Черныш (Москва) прочитала доклад «Орудия культуры гумельница», в котором различные категории кремневых орудий были представлены в сравнении с инструментами трипольских поселений. В.Я. Кияшко (Ростов-на-Дону) сделал сообщение «Новое энеолитическое поселение на Нижнем Дону», в котором охарактеризовал орудия и керамику селища III тысячелетия до н.э., обследованного на окраине ст. Константиновская. В.Г. Збеновпч (Одесса) в докладе «Хронология позднетрипольских памятников северо-западного Причерноморья» датировал памятники усатовского типа на основании аналогий второй половиной III тысячелетия до н.э. А.X. Халиков (Казань) гокорнл о связях населения Среднего Поволжья на рубеже эпохи бронзы и раннего железа с Поднепровьем. После завоевания скифами в VII-VI вв. до н.э. причерноморских степей связи между Средним Поволжьем и Поднепровьем прекратились. М.П. Грязнов (Ленинград) познакомил слушателей с результатами работ Красноярской экспедиции. Экспедицией велись большие работы по исследованию памятников бронзового века и раннего железа, в результате чего было раскопано около 210 курганов, содержавших более 450 могил. Экспедицией было зафиксировано более 1600 древних наскальных изображений. Н.В. Нащокин (Красноярск) прочитал доклад «Косоголь-ский клад», в котором охарактеризовал клад вещей тагарской культуры, насчитывающий более 200 предметов, из них 130 выполнено в зверином стиле. Клад относится к III-I вв. до н.э. Г.И. Смирнова (Ленинград) сообщила о раскопанном ею могильнике культуры ноуа у с. Старые Бердажи на севере Молдавии. В.А. Дергачёв (Кишинёв) рассказал о раскопках на поселении культуры ноуа у с. Слободка Ширеуцы.С.А. Булатович (Одесса) в сообщении «Раскопки кургана в одесской области» изложила результаты исследования кургана эпохи бронзы у пос. Бе-ляевка, в котором оказалось 23 погребения бронзового века, часть из которых относится к ямной культуре. А.Д. Пряхин (Воронеж) в сообщении «Культурная принадлежность памятников с многоваликовой керамикой» отнёс памятники с мно-говаликовой керамикой к катакомбной культуре и датировал третьей четвертью II тысячелетия до н.э. О. Бердыев (Ашхабад) в сообщении «Чакмалы-Тепе — новый памятник времени анау I-а» рассказал об исследовании более 30 жилых и хозяйственных помещений на поселении, которые группируются в четыре комплекса. И.Т. Черняков (Одесса) прочитал доклад «Северо-Западное Причерноморье в эпоху поздней бронзы». В нем отмечалось особое значение памятников Северо-западного Причерноморья, как находящихся между древними цивилизациями Балкано-Эгейского района и степной зоной Евразии. Особенностью района является наличие здесь в это время каменного домостроительства. Докладчик разделил керамику с поселений на четыре хронологических группы и указал на близость носителей культуры поздней бронзы Северо-Западного Причерноморья к племенам срубной культуры.И.К. Свешников (Львов) в сообщении «Курган бронзового века у с. Иванье Ровенской области» говорил об исследовании курганов, относящегося к комаровской культуре. Новые материалы позволяют уточнить датировку культуры. В.И. Mаркевич (Кишинёв), А.П. Кусургашева (Москва) сделали сообщение «Антропоморфная пластика многослойного поселения Новые Русешты». Э.А. Балагури (Ужгород) в докладе «Памятники племён фелшесевич-становской культуры эпохи поздней бронзы в Верхнем Потисье» охарактеризовал поселения, погребальный обряд этой культуры и отметил оживлённые связи её носителей с соседними районами. Е.В. Пузаков (Харьков) прочитал сообщение «К вопросу о методике изучения энеолитической керамики», в котором рассказал о результатах петрографического изучения сосудов харьковской, древнеямной, ямочно-гребенчатой и усатовской культур.
Секция железного века. В докладе П.Д. Степанова (Саранск) «Юго-западные связи племён Среднего Поволжья в первых веках нашей эры» речь шла о находках в Андреевском могильнике нескольких фибул типа «Avcissa» и сосудов италийского производства и о путях проникновения этих изделий в Среднее Поволжье.В.И. Бидзиля (Киев) прочитал доклад «Металлургический центр раннего железного века в Закарпатье». В нем было доложено об исследовании у с. Ново Кликово остатков 9 производственных металлургических комплексов, в которые входили горны и ямы для выжигания древесного угля. При раскопках одного из таких комплексов были расчищены остатки 96 горнов. Е.В. Максимов (Киев) в докладе «Исследования зарубинецких памятников на Среднем Поднепровье в 1966 г. » познакомил слушателей с результатами раскопок поселении зарубинецкой культуры у сел Пирогово, Хотяновка и в г. Каневе на Пилипенковой горе. Е.А. Шмидт (Смоленск) в сообщении «Планировка древнейших городищ Верхнего Днепра» говорил о расположении жилищ и хозяйственных построек преимущественно на исследованном им городище Демидовка. В сообщении Ю.А. Липкпнга (Курск) «Основные черты археологического прошлого Курской области» рассказывалось о степени последованности Курской области в археологическом отношении и об основных категориях археологических памятников, которые былп открыты и частично исследованы за последние годы. Большой интерес вызвал доклад Г.А. Вознесенской (Москва) «Железо и сталь у племён Черняховской культуры», в котором приводились анализы изделий из чёрного металла с 12 археологических памятников. На основании рассмотрения анализов был сделан ряд интересных исторических выводов.Г.Ф. Никитина (Москва) прочитала доклад «Погребальный обряд лужицкой культуры», в котором она остановилась на особенностях и локальных различиях погребального обряда в течение длительного времени существования лужицкой культуры. А.М. Шовкопляс (Киев) cообщила о новых поселениях зарубинецкой культуры в Киеве и его ближайших окрестностях.И.Д. Марченко (Москва) в сообщении «Общественное здание II в. до н.э.» рассказала об исследованиях в 1963-1966 гг. на пятой террасе Новоэспланадного раскопа в Керчи монументальной постройки, состоящей пз двух комплексов помещений. Автор полагает, что это здание представляет собой пританей. Сообщение Д.С. Кирилина (Керчь). «Итоги третьего года раскопок у с. Огоньки» было отчётом об исследовании поселения IV- III вв. до н.э., расположенного на берегу солёного Тобечикского озера — одного из известнейших источников добычи соли в Европейском Боспоре. Здесь при раскопках были открыты остатки жилища с очагом и глинобитным полом. В.В. Кропоткин (Москва) прочитал доклад «Черняховские памятники Среднего Побужья». В докладе говорилось о раскопках могильника Черняховской культуры у с. Рыжавка в 1962, 1965-1966 гг. Материал могильника давался в сравнении с другими памятниками Черняховской культуры этого района. Э.А. Сымонович (Москва) в докладе «Черняховские памятники Поднепровья и Причерноморья» рассказал об исследованиях в этом районе могильников и поселений. Он обосновал датировки памятников и попытался определить особенности Черняховской культуры этого района. Значительное внимание автор уделил вопросу об этнической принадлежности носителей Черняховской культуры. Докладчику были заданы различные вопросы.Н.В. Анфимов (Краснодар) познакомил слушателей с докладом «Исследования меотских памятников Прикубанья в 1966 г. ». Им велись работы на 2-м Елизаветинском могильнике, на могильнике 3-го Воронежского городища и на могильнике у аула Шенджий. При раскопках была получена большая и разнообразная коллекция находок, очень важная для характеристики меотской культуры. С большим вниманием был выслушан доклад Б.В. Техова (Цхинвали) «Археологические работы в 1966 г. в Юго-Осетии». Автор доклада рассказал о раскопках могильника Тликобанской культуры, на котором было исследовано 39 погребений VII-VI вв. до н.э. По значимости этот могильник является наиболее интересным для изучения кобан-ской культуры. И.С. Винокур (Каменец-Подольский) прочитал сообщение «Могильник и поселение Черняховской культуры у с. Ружичанка». В 1965-1966 гг. бьшо псследовано на этом памятнике 72 погребения середины п второй половины III в. М.И. Русалова (Баку) рассказала о торговых взаимоотношениях Кавказской Албании с эллинистическим миром в IV- I вв. до н.э. и сделала выводы о торговых путях в Кавказскую Албанию, по которым поступали эллинистические вещи и монеты.Т.И. Голубкин (Баку) в небольшом сообщении «О минералах в художественном ремесле Кавказской Албании» познакомила слушателей с техникой изготовления бус, найденных преимущественно в Мингечауре и изготовленных из серы, мела и пирита. А.Б. Нуриев (Баку) доложил о торговых связях Кавказской Албании с ближневосточными странами преимущественно на основании находок на её территории привозных стеклянных изделий. В сообщении H.И. Hавротского (Армавир) «Памятники Армавира и восточного степного района Краснодарского края» рассказывалось об археологических разведках памятников преимущественно железного века, проведённых автором сообщения. В.П. Шилов (Ленинград) познакомил секцию с итогами работ Астраханской экспедиции ЛОИА АН СССР в 1966 г., которая раскапывала савроматский курганный могильник VI-IV вв. до н.э. и сарматский курганный могильник I в. до н.э. И.Б. Брашинский (Ленинград) в сообщении «Новые исследования Елизаветовского могильника на Нижнем Дону» рассказал о раскопках И курганов скифского времени, среди которых наибольший интерес представили курганы первой половины V в. до н.э., до сих пор не известные в этой группе. Сообщение Э.А. Рикмана (Кишинёв) «Селище первых столетий н.э. у села Собарь (Молдавия)», в котором автор поднял вопрос о датировке каменной постройки, найденной на территории поселения Черняховской культуры, вызвало оживлённую дискуссию. Л.В. Вакуленко (Черновицы) сделал сообщение «Поселение II-III вв. у с. Глубокое на Буковине». При раскопках этого поселения встретились остатки двух наземных глинобитных построек и лепная керамика, сходная с керамикой карпатских курганов.Н.В. Пятышева (Москва) прочитала сообщение о «Статуэтке пляшущего кочевника из Херсонеса». Она интерпретировала бронзовую статуэтку как изображение гунна в состоянии ритуального танца.И.Б. Клейман (Одесса) в сообщении «Раскопки Тиры Одесским археологическим музеем в 1963, 1965-1966 гг.» рассказал о постройке, которая докладчиком рассматривается как вексиляция I Италлийского легиона. Дата постройки — 70-е годы Ив. Ю.С. Крушкол (Москва) доложила о раскопках античного здания в Анапском районе у хутора «Рассвет». Найденные на территории постройки сельскохозяйственные орудия и другие вещи говорят о том, что постройка была разрушена в 45 г. н.э. Секция средневековой археологии. Н.В. Пятышева (Москва) сделала сообщение о раскопках ГИМ в Херсонесе. И.А. Антонова (Севастополь) прочитала доклад «Оборонительные сооружения Херсонесского порта в средневековую эпоху». Исследования зафиксировали многократные капитальные и частичные перестройки всех сооружений, ограждавших портовой район Херсонеса. Е.В. Вейнмари (Бахчисарай) в докладе «Скалистинский раннесредневековый могильник как исторический источник» дал отчёт об исследовании, могильника конца IV- IX вв., в котором было обнаружено 838 погребальных сооружений. Собранные материалы позволяют говорить о единстве материальной культуры в юго-западном Крыму и о связях населения, оставившего этот памятник, с позднескифским и сарматским миром. Материалы могильника дают хорошее представление о времени и темпах проникновения на эту территорию христианства.И.А. Рафалович (Кишинёв) в сообщении «К вопросу о вариантах раннеславянской культуры VI-VIII вв. в Прут ско-Днестровском междуречье» говорил о распространении в северной Молдавии «пеньковского» варианта раннеславянской культуры. Л.Л. Полевой и В.С. Бейлекчи (Кишинёв) доложили об изучении керамики славянского селища Хуча (VI-VII вв.) методом водопоглощения. Г. Г. Мезенцева (Киев) в докладе «Древноруссие памятники Каневщины» познакомила слушателей с исследованиями Каневского поселения, на котором были открыты полуземлянки с глинобитными печами VII-IX вв. Кроме того, были произведены исследования на городище Княжа гора, на котором также были раскопаны жилища, производственные сооружения и хозяйственные постройки. Автор доклада высказала предположение, что городище Княжа гора возникло на базе Каневского поселения.С.И. Пеняк (Ужгород) остановился на вопросе о времени расселения восточнославянских племён в Потисье Он полагает, что наиболее древними славянскими памятниками здесь являются поселения и могильники с трупосожжениями VII-VIII в., которые, по-видимому, составлены восточнославянским племенем «белые хорваты».А.В. Циркин (Саранск), в сообщении «Культурные связи мордвы с древней Русью (VII-X вв.)» на основании изучения материалов из древнемордовских могильников говорил о проникновении туда раннеславянских вещей. Особенно оживлённые связи были в IX- X вв., когда на территории Мордовии широко распространяются предметы славянского производства и обряд трупосожжения, характерный для славян.Н.А. Мажитов (Уфа) доложил об исследовании курганных могильников VIII-IX вв. на Южном Урале в районе Белорецка. Е.А. Халикова (Казань) в сообщении «Некоторые венгерские параллели погребальному обряду Танкеевского могильника (IX- X вв.)» говорила об огромном значении Танкеевского могильника для характеристики этнического состава Волжской Болгарии. Вместе с тем отдельные элементы погребального обряда находят аналогии в венгерских могильниках. По всей видимости, в составе населения Волжской Болгарии и складывающегося Венгерского государства в X в. был сходный этнический компонент. З.В. Янушевпч (Кишинёв) в докладе «Культурные растения из раскопок памятников IV-XIV вв. в Молдавии» дала характеристику зерна, найденного на поселениях черняховской культуры в Молдавии. Много внимания было уделено характеристике находок злаков на средневековых молдавских памятниках.В.А. Войцеховский (Кишинёв) в сообщении «Оборонное зодчество Поднестровья» дал характеристику архитектуры и фортификационных сооружений Белгород-Днестровской, Сорокской, Хотинской и Бендерской крепостей. Докладчик подробно остановился на вопросе о времени сооружения крепостей и многочисленных перестройках их.Р. Волкайте-Куликаускене прочитала доклад «Новые данные о погребениях с конями в литовском археологическом материале». Она рассказала о широком распространении этих погребений в особенности в конце I тысячелетия. Подробно был охарактеризован конский убор, происходящий из этих погребений. В.А. Уртан (Рига) в сообщении «Результаты Даугмальской экспедиции» рассказал о раскопках, проведённых на Даугмальской городище в 1966 г. Были раскрыты остатки построек XI-XII вв., собрана большая коллекция находок, найдены остатки мастерской ювелира. На городище открыты и напластования раннего железного века.Ф.Д. Гуревич (Ленинград) прочитала сообщение «Раскопки в Новогрудке в 1965-1966 гг.», продемонстрировав новые находки, сделанные в 1965-1966 гг.В.А. Кузнецов (Орджоникидзе) сделал доклад «Земледелие у алан в X- XIII вв.», в котором был подробно описан процесс оседания на землю алан-кочевников и представлены землеобрабатывающие и уборочные орудия этого времени, проанализированы находки семян культурных растений. Докладчик показал, что земледелие было базой для развития феодальных отношений у алан. T.M. Mинаева (Ставрополь) в сообщении «О некоторых общих чертах в археологических памятниках Северного Кавказа и Молдавии» говорила о распространении скальных пещерных могильников алан в Крыму, где они зафиксированы письменными источниками, и о наличии таких погребений в Молдавии. Г. Джидди (Баку) в докладе «Археологические исследования крепостей Ширвана» дал характеристику археологических находок, полученных при раскопках крепостей Гюлистан и Бугурт. Па основании этих материалов была сделана попытка удревнить время сооружения этих крепостей. Одновременно были показаны широкие торговые связи Ширвана с другими крупными городами Азербайджана. И.М. Чеченов (Нальчик) в сообщении «Раскопки городища Нижний Джулат» рассказал об исследовании на территории памятника крупнейшей на Северном Кавказе соборной мечети. При раскопках жилых кварталов городища был получен материал, который говорит о разнообразной хозяйственной деятельности его обитателей с начала нашей эры до нашествия Тамерлана.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Археология и раскопки Сессия археологов в Кишинёве