Багира

Понедельник, 06 26th

Последнее обновлениеПн, 26 Июнь 2017 1pm

Большой материал, накопившийся в результате археологических исследований Тараза и его округи, позволяет в настоящее время восстановить значительное число форм осветительных приборов, как генетически связанных между собой, так и единичных типов, бытовавших в период с VI в. до н.э. по XIV в. н.э.

Осветительные приборы Тараза и их связь с культом огня

Журнал: Советская археология №1, 1968 год
Рубрика: Публикации
Автор: T.H. Сенигова

Некоторые из них служили не только для освещения, но и в качестве жертвенников, курильниц, а также употреблялись для обрядов, связанных с культом огня. В связи с этим первая часть статьи, построенная на новых археологических материалах, посвящается типологии и хронологии осветительных приборов Тараза1, вторая — выявлению связи светильников с культом огня.
По материалу светильники Тараза разделяются на бронзовые и глиняные. Бронзовые светильники можно подразделить на два типа: 1 — открытые с неподвижно связанными частями и скульптурными украшениями; 2 — закрытые, разъёмные.
Глиняные светильники можно разделить на следующие семь типов: 1 — открытые цилиндрические высокие; 2 — открытые разъёмные на цилиндрической подставке; 3 — открытые чашевидные на цилиндрической ножке; 4 — открытые чашевидные на трёх-четырёх ножках; 5 — закрытые фигурные (а, б); 6 — открытые ладьевидные — чираги, среди них варианты: а — неполивные; б — поливные; в — поливные с орнаментированной «пятой»; г — поливные с высоко поднятой «пятой», полузакрытые; д — фигурные; 7 — подсвечники поливные.

Бронзовые светильники

К 1-му типу мы относим жертвенники со скульптурными украшениями. Чтобы оценить значение находок из Таразского оазиса, связанных с самыми ранними этапами существования города, напомним, что широко известные у кочевого населения Семиречья в VI в. до н.э. светильники представляют собой круглое или квадратное блюдо, стоящее на ажурной конусовидной ножке высотой 20-30 см. В центре его закреплены две, реже одна, вертикальные или изогнутые трубочки для фитиля (рис. 1,2,3). По бордюру располагались скульптурные фигурки зверей2 (рис. 1, 1).
________
1 Добыты археологической экспедицией под руководством А.Н. Бернштама в 1936-1938 гг. и стационарными исследованиями Института истории, археологии и этнографии АН КазССР в 1958-1965 гг. Кроме того, использованы коллекции бронзовых светильников, происходящие из Тараза, хранящиеся в Джамбулском областном музее и в Детской туристической станции г. Джамбула.
2 А.Н. Бернштам. Историко-археологические очерки Центрального Тянь-Шаня п Памиро-Алая. МИА, 26, 1952, стр. 40-50. В коллекции кабинета археологии Института истории, археологии и этнографии АН КазССР имеется бронзовая фигура козлика, представляющая собой часть обрамления подобного светильника.

Бронзовые светильники Семиречья
Рис. 1. 1-4 — бронзовые светильники Семиречья; 5 — опыт реконструкции светильника с бронзовой фигуркой из Таразского оазиса

К наиболее редким относится украшение блюда с фигурой спешившегося всадника с монголоидным типом лица, в мягком головном уборе, в халате, сидящего с поджатыми под себя калачиком ногами; возле него стоит фигурка лошади3 (рис. 1, 4).
В Джамбулский областной музей была недавно доставлена бронзовая скульптурка воина4, несомненно являющаяся деталью бронзового светильника вышеописанной формы (рис. 1, а). На голове воина цельнолитой шлем горшковидной формы с прямоугольным волнистым гребнем на макушке (рис. 1, 5, 5а). От шлема спускаются вниз нащечники, плотно смыкающиеся в кольцо под подбородком; видимо, они делались из мягкой кожи или войлока. Судя по найденному в Семиречье космычинскому шлему5, нащечники к шлему прикреплялись при помощи отверстий в его нижней части.
Подобный приём крепления нащечников широко известен как древнейший не только в Казахстане6, но и в Самарканде с VI в. до н.э.7
Форма плотно облегающего голову горшковидного головного убора с гребнем на макушке восходит к единому войлочному прототипу8 и является традиционной для древних сакских племён. Ещё Геродот писал: «Саки, скифское племя, имели на головах остроконечные шапки из плотного войлока, стоявшие прямо»9, они прикрывали не только голову, но и шею, уши и щеки от сильных степных ветров. Плотно облегающие голову войлочные уборы, распространённые у саков Семиречья10 и традиционно продолжающие своё существование в зимней одежде скотоводов-казахов до сего дня11, позволяют присоединиться к высказанному в литературе мнению о том, «что шлемы являлись имитацией в бронзе сако-скифского колпака, подобно тому, как раннефракийские шлемы воспроизводили форму распространённых фракийских головных уборов»12. Нижняя часть куртки всадника как бы покрыта крупными металлическими пластинами. Подобные пластины сохранились на одежде воина в погребении IV- III вв. до н.э. в низовьях Сыр-Дарьи13. Судя по тому, что правая рука воина из Джамбулского музея была поднята над головой, а в вытянутой на уровне пояса левой руке был какой-то предмет (на что указывает круглое отверстие внутри сомкнутой кисти), следует думать, что скульптура изображала всадника с луком в руках.
Описываемая фигурка воина несомненно представляет собой произведение древнесакского искусства, имеющее широкие аналогии в памятниках сакско-скифского искусства Алтая, Кавказа и Семиречья с VI в. до н.э. Она является древнейшей в коллекции бронзовых светильников Таразского оазиса.
Тип 2-й. В коллекции Джамбулского музея имеется значительное число предметов в виде полого круглого стержня или шестигранника, расчленённого массивными фигурными базами, на подставке высотой от 85 до 1,60 см (рис. 2). Некоторые базы и подставки украшены прорезными узорами, другие сплошные14 (рис. 2, 3). В нижней части подставки иногда имеются фигурные ручки (рис. 3, 1, 2). Интересна шестигранная подставка, сплошь украшенная ажурным орнаментом из чередующихся ромбов (рис. 2, 3).
________
3 Г.С. Мартынов. Иссыкская находка. КСИИМК, 59, 1955, стр. 150-156.
4 Коллекция Джамбулского областного музея, инв. №1272.
5 Хранится в Джамбулском областном музее, инв. №362.
6 Б.З. Рабинович. Шлемы скифского периода. Тр. ОИПК, Э1, Л., 1941, стр. 114.
7 Е.Е. Кузьмина. Бронзовый шлем из Самарканда. CA, 1958, 4, стр. 120.
8 К.Ф. Смирнов. Вооружение савроматов. МИА, 101, 1961, стр. 76.
9 Геродот. История, VII, 64.
10 Г.С. Mартынов. Ук. соч.
11 И. Захарова, Р. Ходжаева. Казахская национальная одежда. Алма-Ата, 1965, см, также Экспозиции Кабинета археологии и этнографии АН КазССР.
12 Е.Е. Кузьмина. Ук. соч., стр. 125.
13 С.П. Толстов. По древним дельтам Окса и Яксарта.М., 1962, стр. 149.
14 Коллекция Джамбулского областного музея. «Казахстанская правда» от 14 апреля 1965 г., №87 (12155).

База этой подставки также орнаментирована сквозными арочками с треугольным завершением. Почти все подставки укреплены на полусферическом основании, опирающемся на три ножки, которые иногда сделаны в виде лап хищных животных. В верхней части подставок

Бронзовые светильники
Рис. 2. 1 — поливное керамическое основание под светильник; 2-3 — бронзовые составные светильники
Бронзовые составные светильники
Рис. 3 1-3 — бронзовые составные светильники

укреплены плоские круглые блюда, диаметром 12-25 см, иногда с приподнятыми бортами, украшенными рубчиками.
Нетрудно заметить, что прототипом этих светильников являются рассмотренные выше сакские бронзовые светильники с архитектурными ножками и плоскими блюдообразными завершениями.
Однако, в отличие от сакских светильников, у которых все отдельные части, в том числе и фигурки, укреплены неподвижно путём спайки, на описываемых нами подставках в верхней части помещались съёмные курильницы и светильники различных форм. Наиболее простой и распространённой формой является закрытый прямоугольный двухрожковый светильник с петлеобразной ручкой (рис. 4, 3).
Великолепным художественным произведением является закрытый четырёхрожковый светильник с петлеобразной ручкой (рис. 6). Его высокие ножки заканчиваются выступами, имитирующими лапы животного. Ажурная крышка состоит из двух частей: первая припаяна к корпусу, вторая поднимается на двух петельках и прикрывает не только корпус светильника, но и рожки. Крышка украшена сложным орнаментом, состоящим из сердцеобразных заостренных виноградных листьев, переплетающихся с лозою. Этот мотив восходит своими корнями как к местному орнаменту, так и к Пенджикентской орнаментике VI-VIII вв.15 Этот же узор характерен для таразской керамики, в частности для пят глиняных светильников X-XII вв.
Не менее интересна и округлая ажурная курильница (рис. 4, 2), основание и верхняя часть которой утрачены. У цилиндрической жаровни на трёх ножках (рис. 4. 1) эффектна полая литая ручка, украшенная сверху ажурным узором в виде виноградной лозы с листьями. Наибольшее впечатление производит пятирожковый светильник на трёх ножках (рис. 5). Верхняя часть его резервуара украшена тем же классическим орнаментом виноградной лозы и листьев. Техника изготовления этих светильников хорошо известна. Подставка, подножия, блюда изготовлены отдельно путём отливки.

Деталь ручки жаровни
Рис. 4. 1 — деталь ручки жаровни; 2-4 — светильники

После отливки некоторые детали предметов дополнительно обрабатывались, очевидно на токарном станке16, а потом покрывались орнаментом. Основание подножек украшалось геометрическими гравированными поясками. Особый эффект производит ажурный орнамент, выполненный сложнейшим ювелирным приёмом выемки фона по предварительно намеченному резцом узору17.
Все описанные бронзовые светильники Тараза, отнесенные нами ко 2-му типу, происходят из случайных сборов, поэтому их датировка представляет известные трудности. На основании отдельных аналогий по форме и орнаменту с подобными же предметами, происходящими из Герата XIII в.18, городища Ани X- XI вв.19, из Керчи20, Пенджикента21, городища Ахсыкета XI в.22, из коллекций Британского музея XII-XIII вв.23, Кировской области24, Семиречья XIII-XIV вв.25, Сайрама26 и Талгарского городища27, мы относим данный комплекс светильников к X- XIII вв.
Судя по тому, что за пределами Таразской округи не встречены светильники, полностью повторяющие таразские, и учитывая, что при раскопках в Таразе найдена трехногая керамическая поливная подставка под светильник, воспроизводящая подставку под бронзовые светильники (рис. 2, 2), можно предположить местное производство светильников данного типа.
Следует отметить, что описываемый тип бронзовых светильников был, видимо, распространён только в среде зажиточного городского населения. Рядовые горожане, как и сельское население Таразской округи, издавна пользовались глиняными светильниками. Массовость находок последних позволяет гораздо отчётливее проследить эволюцию, выявить типологию и уточнить датировки.

Глиняные светильники

Развитие производительных сил положительно сказалось на переходе к осёдлости некоторой части сакских племён Таразского оазиса. В непосредственной связи с изменением образа жизни стоит и переход от бронзовых легко переносимых светильников первого типа к массивным глиняным осветительным приборам.
В коллекции, происходящей из Таразского оазиса, имеется около 20 древнейших массивных светильников, которые легко подразделить на два типа.
К 1-му относится до 10 светильников цилиндрической формы околс 0,5 м высоты с раструбами в верхней и нижней частях (рис. 7, 1). Они сделаны из серого, рыхлого в изломе глиняного теста, содержащего слюду, придававшую изделию металлический блеск28. Поверхность светильников орнаментирована вертикальными извилистыми валиками, благодаря которым мастер не только создал имитацию серебряной посуды, но и отразил особую нарочитость изделия, имевшего не только утилитарное, но и культовое назначение.
Ко 2-му типу относятся полые подцилиндрические красноглиняные стержни с раструбами (рис. 7, 2) высотой до 0,4 м с более узкой верхней частью. Наличие сквозного отверстия свидетельствует о том, что данные предметы являются подставками под светильники.

Четырёхрожковый светильник
Рис. 5. 1 — четырёхрожковый светильник; 2 — вид сверху. Фото и зарисовка детали бронзовой фигурки воина.

________
15 В.Л. Воронина. Архитектурный орнамент древнего Пянджикента. Сб. «Скульптура и живопись древнего Пяндзкикента».М., 1959, стр. 134.
16 А.А. Иванов. О первоначальном назначении Иранских подсвечников XVI-XVII вв. Сб. «Исследования по истории культуры народов Востока». М. — Л., I960, стр. 340.
17 Там же.
18 Государственный Эрмитаж, зал №384.
19 И.А. Орбели. Баня и скоморох XII века. Сб. «Памятники эпохи Руставели».Л., 1938, стр. 165.
20 В.В. Шкорпил. Отчёт о раскопках в г. Керчи в 1904 г. ИАК, XXV, СПб., 1907, стр. 40, рис. 156.
21 Считаю долгом выразить свою признательность А.М. Беленицкому, предоставившему мне фотографию светильника из раскопок в Пенджпкенте в 1959 г.
22 А.И. Смирнов. Находки в Средней Азии. «Декоративное искусство», 1963, 5, стр. 38.
23 Doyglas Barrett. Islamig Metal Work in the Britisch Museum. London, 1949, рис. 3, 4, 9.
24 OAK за 1897 г. СПб., 1900, рис. 224.
25 А.Н. Бернштам. Тр. Семиреченской археологической экспедиции «Чуйская долина», МИА, 14, 1950, табл. XCI, ХСII.
26 Институт истории, археологии и этнографии АН КазССР. Фотоархив Отдела археологии, №400.
27 Коллекция Педагогического института им. Абая. Алма-Ата; И.И. Копылов. Отчёт о работе Талгарской археологической экспедиции, 1965 г., стр. 70.
28 А.И. Тереножкин. Согд и Чач. КСИИМК, XXXIII, 1950, стр. 162.

Массивная подставка с чашечной курильницей наверху была найдена в погребении I-II вв.29 в районе Ташкента (рис. 1,3). В таких чашечках-плошках30 могли сжигаться веточки смолистого дерева или ароматические смолы31, а судя по варахшинским росписям, и какие-то бело-розовые шарики. Судя по аналогичным светильникам из погребений Алтая32, дата светильников 1-го и 2-го типов — VI в. до н.э. — I в. н.э.
Светильники 3-го типа имеют открытый резервуар и массивную цилиндрическую ножку с раструбом (рис. 8). У большинства из них резервуар округлой чашевидной формы с круглым плоским бортиком, но известны также экземпляры с бортиком квадратной формы. Есть также светильники с углублённым чашевидным ободком (рис. 8, 5). Некоторые светильники этого типа найдены в жилых комплексах цитадели и шахристана Тараза, причём в одном случае вместе с кушанской монетой Васудевы33. Светильники с валиками по краям резервуара имеют некоторые аналогии среди глиняных чаш (светильников?) пз согдийского здания V в., исследованного в долине Кашка-Дарьи34.
Таким образом, этот тип светильников получает дату в пределах I-VI вв. и, несколько видоизменяясь, продолжает существовать в последующее время. Генетическая связь их с предшествующим типом светильников ощущается очень ясно, но они — меньше и имеют более портативную форму, в которой угадывается некоторое сходство с формой зороастрийских алтарей.
Отдельные экземпляры светильников 3-го типа, характеризующиеся более глубоким чашевидным резервуаром, встречаются и в более позднее время. Таков светильник (рис. 8, 7), найденный в 1961 г. при раскопках Таразского шахристана в слоях V-VII вв. Оттуда же происходит светильник на массивной подквадратной ножке с треугольными зубчиками по бортику (рис. 8, 8).

Пятирожковый светильник
Рис. 6. 1 —пятирожковый светильник; 2 — вид сверху

________
29 М.Э. Воронец. Отчёт археологической экспедиции Музея истории АН Узбекской ССР о раскопках погребальных курганов первых веков нашей эры возле станции Вревская, 1947. Тр. Музея истории народов Узбекистана. I, Ташкент, стр. 49, рис. 2.
30 Там же, стр. 50, рис. 3.
31 Там же, стр. 151.
32 С.И. Руденко. Искусство Алтая и Передней Азии.М., 1961, стр. 16, рис. 6.
33 Определение А.А. Быкова и Е. Зеймаля.
34 С.К. Кабанов. Согдийское здание V в. в долине р. Кашка-Дарьи. CA, 1958, 3, рис. 7, 7-9.

К V-VIII вв. относится также массивный светильник с чашеобразным резервуаром, украшенным по краю округлыми выемками (рис. 8, 6). Он найден в жилом помещении крепости Жикиль, расположенной в юго-восточной части Таразского пригорода, и сопровождался тюргешской монетой (определена О.И. Смирновой).
Подобного типа светильники широко известны на довольно значительной территории в низовьях Сыр-Дарьи35 и на более широкой территории Таласской долины36. 4-й тип светильников характеризуется глубоким чашевидным резервуаром с небольшим бортиком и основанием в виде трёх или четырёх ножек (рис. 9).

Глиняный светильник
Рис. 7. 1 — глиняный светильник; 2 — подставка под светильник; з — светильник с подставкой из кургана в районе Ташкента
Светильники с фигурными краями
Рис. 8. 1-6 — глиняные светильники на цилиндрической ножке; 7,8 — светильники с фигурными краями резервуара

________
35 С.П. Толстов. По следам древнехорезмийской цивилизации. М. — Л., 1948, стр. 110, рис. 80, 3; его же. Города гузов. СЭ, 1947, 3, стр. 67, рис. 14, 15; Т.Н. Сенигова. Керамика городища Алтын-Асар. (Автореф. канд. дис), 1953, стр. 12; Л.М. Левина. Керамика и вопросы хронологии памятников днееты-асарской культуры. Сб. «Материальная культура народов Средней Азии и Казахстана», М., 1966, стр. 56.
36 И. Кожомбердыев. Катакомбные памятники Таласской долины. Сб. «Археологические памятники Таласской долины». Фрунзе, 1963, стр. 65, рис. 16, 6.

У некоторых экземпляров этого типа чашевидный резервуар приподнят над основанием, а ножки согнуты (рис. 9, 4, 5). Светильники этого типа датируются по находкам в культурном слое V-VII вв. таразского шахристана. Для них есть также многочисленные аналогии V-VIII вв. из Южного Семиречья37. В 5-й тип нами выделены два светильника.
а) Светильник в виде небольшой плошки, куда наливался жир. Сверху его покрывал «абажур» (или фонарь) в виде юрты38 (рис. 10, 1, 2). В этой миниатюрной модели юрты очень искусно переданы реальные черты жилища: его стенки и верхняя часть были как бы обтянуты кошмами и опоясаны тремя рядами верёвок, дверной проем — арочного типа. На поверхности этой юрты ангобом нанесены поперечные коричневые полосы, возможно изображающие расшитые орнаментами полотнища из грубой домотканной материи, которыми покрывалась сверху кошма юрты. О нарядном внешнем виде юрт мы знаем по письменным источникам39 и этнографическим материалам. Образцы орнаментов дошли до нас в настенных росписях мавзолея XIX в. из Таразского оазиса40.
Купольное перекрытие модели юрты имеет четыре крест-накрест выступающие детали шанграка и сквозные отверстия. Последние могли служить для продевания шнурка, предназначенного для переноса светилгника с места на место и одновременно имитировать отверстия для выхода дыма из очага. Модель юрты найдена в шахристане, рядом с ней находилась тюргешская монета, что позволяет датировать этот оригинальный футляр для светильника V-VIII вв. Среди находок в Средней Азии (в Мерве) есть фонари, но они иной формы41. Модели юрт, подобные нашей, известны в Туркмении в V-VII вв.42. На территории Азербайджана глиняные модельки юрты известны с XI-IX вв. до н.э.43
б) Светильник в форме грибка, перевёрнутого вниз шляпкой (рис. 10, 3). Отверстия в ножке предназначались для наливания жира, а также для фитилей, которые делались из крученой шерсти. Пепел от сгоревшей части шнурка спадал на углубление у бортиков края «шляпки». Светильник найден в северо-восточной части пригорода Тараза (на крепости Нижний Барсхан). Возможно, что этот тип светильников следует связывать с пришедшим из степей тюркским кочевым населением, принесшим с собою в городскую среду своеобразные виды бытовой утвари.

Светильники на трёх ножках
Рис. 9 1-6 — светильники на трёх ножках

________
37 А.Н. Бернштам. Труды Семиреченской археологической экспедиции…, табл. XI, рис. 2, 3.
36 А.П. Попов. Керамическая юрта. «Огонёк», 16, 1965, стр. 30; Т.Н. С е н п-г о в а. Открытие в древнем Таразе. «Простор», 6, 1966.
39 Иоанн де Плано Карпини. История монгалов; Гильом де Рубрук. Путешествие в Восточные страны. СПб., 1911, стр. 52, 53.
40 А. Тереножкин. Казахские фрески XIX в. Из материалов экспедиции ГАИМК. «Искусство», 1938, 2, стр. 160.
41 С.Б. Лунина. Гончарное производство в Мерве X- XIII вв. Тр. ЮТАКЭ, XI, Ашхабад, 1962, стр. 357, 358.
42 С.А. Ершов. Некоторые итоги археологического изучения некрополя с оссу-арными захоронениями в районе Байрам Али. Тр. ИИАЭ АН ТуркмССР, 5, 1959, табл. 4, 15.
43 М. Усейнов, Л. Бретаницкий, А. Саламзаде. История архитектуры Азербайджана.М., 1963, стр. 17, рис. 13.

Светильник-плошка
Рис. 10. 1 — светильник-плошка; 2 — юртообразный футляр к светильнику; 3 — грибкообразный светильник; 4 — красноглиняный светильник; 5 — жёлтополивной светильник; 6-11 — молочнополивные светильники с эпиграфическим орнаментом

II вариант: светильники (12 экз.) более изящных форм и пропорции с округлым резервуаром (рис. 10, 5, 11). Покрыты снаружи бело-кремовой поливой, поверх которой коричневой краской нанесены точки, полосы и зигзаги. Найдены в верхних слоях Тараза IX-XII вв. и в Жолпак-Тобе.
III вариант: светильники (30 экз.) отличаются вполне сложившейся устойчивой формой, изяществом пропорций. Покрыты однотонной поливой, чаще всего темно — или светло-коричневой, темно — или светло-зелёной, зеленовато-бирюзовой, реже зелёной с коричневыми пятнами. Их петлеобразные ручки у основания имеют приподнятую пяту, как правило, богато орнаментированную, служившую для упора большого пальца (рис. 11, 1-25). В некоторых случаях корпус светильников имеет канелюры, придающие ему сходство с металлическим сосудом (рис. 11,1).
Центром художественного оформления чирага являлась пята ручки, как правило, орнаментированная растительными, реже геометрическими узорами. Несмотря на вводимые феодальной знатью религиозные каноны ислама, мастер-керамист умело использовал крошечную площадку пяты, чтобы украсить её традиционным узором, в ряде случаев связанным с почитанием огня. К ним относится, например, парное рельефное изображение фазанов по сторонам дерева (рис. 11,4). Парные изображения птиц у виноградной грозди (рис. 11, 3)44, а также павлинов известны на широкой территории в I-VII вв.45. В Семиречье мотив фазанов по сторонам дерева известен на предметах из Суклукокого городища 46 и, по мнению некоторых исследователей, своими корнями восходит к VI-VII вв.47

Коричневополивной чираг
Рис 11. 1 — коричневополивной чираг; 2-25 — орнаментированные пяты чирагов

Что же касается религиозной семантики самих изображений, то мы присоединяемся к мнению о том, что павлины и фазаны представлялись священными птицами, символизирующими огонь48.
________
44 Н.В. Дьяконова, С.С. Сорокин. Хатанские древности. Л., 1960, рис. 85.
45 М. Усейнов, Л. Бретаницкий, А. Саламзаде. Ук. соч., стр. 35.
46 Отчёт VI отряда. Отчёты начальников археологических отрядов (I-X) экспедиции по археологическому обследованию подгорной части Чуйской долины. МИА, 14, стр. 96.
47 А.Н. Бернштам. Историко-культурное прошлое Северной Киргизии по материалам Большого Чуйского канала. Фрунзе, 1943, стр. 14.
48 К. Иностранцев. Записки восточного отделения, XVIII, стр. 146-203; А.Н. Бернштам. Историко-археологические очерки…, стр. 137.

Об очень большой древности некоторых изображений на чирагах свидетельствует и сцена борьбы зверей (рис. 11,2), выполненная в традициях скифо-сакского звериного стиля. Хищник (снежный барс?) терзает травоядное животное (оленя?).
На большинстве чирагов встречается традиционный, хотя и очень усложненный, мотив виноградной лозы с листьями; есть и геометрический орнамент.
IV вариант представляет собой наиболее поздние формы ладьевидных светильников (5 экз.).

Светильники с бирюзовой поливой
Рис. 12. 1, 2, 4 — светильники с бирюзовой поливой; 3 — светильник на стержне с чашеобразным основанием

Корпус их более объемен, пята значительно поднята вверх (рис. 12, 1); между носиком и резервуаром появляется перемычка (рис. 12, 2,4, 5), что приближает их к типу закрытых светильников. Некоторые экземпляры имеют отходящий от нижней части ручки стержень, соединяющий тулово светильника с поддоном (рис. 12,3). Полива однотонная бирюзовая. По находкам в Таразе и аналогиям из культурных слоёв XI-XII вв.49 и XIII в. из Новой Нисы этот вариант светильников датируется XII-XV вв.
V вариант (2 экз.): корпус светильника поливной, гранёный, объёмистый; закрыт полусферическим завершением с пятью отверстиями. Рожков два, массивная ручка завершается изображением птичьей головы (рис. 13, 2), которая сверху имеет воронкообразное отверстие, предназначенное для вливания жира. Светильник, вероятно, соединялся с прикреплённым к его основанию блюдцем, в которое осыпался нагар с фитилей. Один такой светильник добыт нами в крепости Нижний Барсхан, другой из коллекции А.Н. Бернштама (хранится в Эрмитаже). Прямых аналогий этим светильникам нет. Некоторое сходство с ними имеет иранский фаянсовый сосуд XII-XIII вв. в форме птицы с женской головой50. В Средней Азии мифологические изображения в этот период встречаются часто51.
К числу фигурных светильников можно отнести и некоторые другие единичные экземпляры поливных светильников XI-XII вв.
1. Закрытые четырёхрожковые светильники (2 экз.) в центре имеют корпус, заканчивающийся вверху трубочкой, предназначенной для вливания жира. С двух сторон от основания корпуса отходят по два рожка (рис. 13,2).
2. Закрытые ладьевидные светильники (2 экз.) имеют корпус с прорезным отверстием в верхней части и возвышающуюся над корпусом округлую головку (как бы являвшуюся имитацией головки птицы). Головка и корпус орнаментированы подтреугольньши углублениями (рис. 13, 3).
________
49 А.Н. Бернштам. Труды Семнреченской археологической экспедиции…, табл. LXXXII; е г о ж е. Историко-археологические очерки…, стр. 165.
50 Г.А. Пугаченкова, Л.И. Ремпель. История искусств Узбекистана.М., 1965, стр. 213.
51 Б. Веймарн, В. Чепелев. Государственный музей восточных культур. «Искусство», 2, стр. 174.

3. Девятирожковый светильник (1 экз.) имеет округлый корпус, от которого отходят девять рожков (рис. 13, 4). Со дна центральной части корпуса поднимается стержень со сквозным отверстием для подвешивания. В отверстие вдет бронзовый крюк, орнаментированный кружковым орнаментом. При помощи двух косых сквозных отверстий в верхней части он прикреплялся к потолку. Поверхность светильника покрыта белой поливой с растекшимися зеленоватыми пятнами. Светильник найден в центральной части шахристана, где были дома феодальной аристократии Тараза. Насколько мне известно, это первая находка древней люстры.
В 7-й тип входят глиняные подсвечники-чирагдоны (2 экз.) в виде высокого конусовидного стержня с диско-видным основанием. Верхняя часть имеет закраину, в центре которой находится горловина подсвечника с цилиндрическим углублением для свечи. Высота подсвечников до 20 см, диаметр основания 14-18 см; он покрыт зелёной поливой (рис. 14, 1).
Подобные чирагдоны широко известны в поливной керамике Самарканда XIV-XV вв.52. В Таразе встречаются в слоях XIII-XV вв.

***

Известно, какое огромное значение для истории человеческого общества имело покорение человеком огня.
Процесс добывания огня обожествлялся и связывался в сознании человека со времён глубокой древности с культовыми религиозными действиями53. Со временем огонь превратился в объект родовой, а позже семейной собственности. У многих народов, в том числе и у племён, населявших со II тысячелетия до н.э. территорию Казахстана, культ домашнего «священного очага» связывался с культом предков. От XII в. до н.э. сохранились оставленные племенами Центрального Казахстана надмогильные сооружения в виде вертикально поставленных в круг каменных плит.
________
52 Г.А. Пугаченкова. Самаркандская керамика XV в. Тр. САГУ, XI, 1950.
53 Д.Н. Анучин. Открытие огня и способ его добывания.М., 1922.

Двухрожковый светильник
Рис. 13. 1 — двухрожковый светильник с птичьей головкой; 2 — четырёхрожковый коричневополивной чираг; 3 — чёрнополивной однорожковый светильник; 4 — девятирожковая белополивная с зелёными пятнами люстра с бронзовым крюком

Центр круга, соответствующий «месту очага в жилом помещении», оыл занят каменным склепом, предназначенным для сжигания тела и хранения пепла умершего54.

Зелёнополивной светильник
Рис. 14. 1 — зелёнополивной светильник; 2 — молитвенная сцена у светильника, деталь Пазырыкского ковра; 3,4 — молитвенная сценка у светильников и алтарей (рис. со 2 по 6 взяты из работы С.И. Руденко «Искусство скифов Алтая и Передней Азии»)

С культом огня, существовавшим среди племён Таразского оазиса ещё с эпохи бронзы, следует связывать кольцевые и квадратной формы оградки с могильными ямами в центре, обнаруженные на северных склонах Кара-Тау55. В них находят кучки сожжённых костей умерших со следами красной охры, являвшейся символом огня.
Культ огня был известен и у скифов-саков. Своим верховным божеством они почитали богиню очага Табити56. В одном из принадлежавших осёдлым сакам архитектурном памятнике IV- II вв. до н.э. — Бабиш Мулле — имелось «культовое помещение, почти всю площадь которого занимал большой очаг»57.
Этот культ был широко известен племенам, обитавшим западнее Тараза с III в. до н.э. по III в. н.э.58, и как кочевому, так и осёдлому населепию Таразского оазиса. О наличии этого культа в среде кочевого населения свидетельствуют древнейшие бронзовые светильники.
________
54 A. Mаргулан. Архитектура древнего периода. Архитектура Казахстана. Алма-Ата, 1959, стр. 33, рис. 27. В работе данной экспедиции принимал участие автор статьи.
55 В. Каллаур. Древности в низовьях реки Таласа. Пр. ТКЛА, 4, Ташкент, 1899; А.Г. Максимова. Могильник эпохи бронзы в урочище Тау-Тары. Тр. ИИАЭ АН КазССР. 14, Алма-Ата, 1962, стр. 52-53.
56 А.И. Тереножкин. Об общественном строе скифов. CA, 1966, 2, стр. 35.
57 С.П. Толстов. По древним дельтам Окса и Яксарта, стр. 83, 84.
58 Т.Н. Сенигова. Поселение Ак-Тобе. Тр. ИИАЭ АН КазССР, 14, Алма-Ата 1962, стр. 60. 61.

Сами по себе формы светильников на их ажурных подставках с блюдцами были необычны и прекрасны. Дополняющие их скульптуры всадников-воинов, лошадей, козлов можно истолковать как родовые тотемы59 или изображения родовых предков, или особо отличившихся и ставших легендарными героями60 воинов-победителей. Известный иссыккульскип клад, состоящий из жертвенных котлов, жертвенника и бронзового светильника со скульптурами, был зарыт на жертвенном месте61 со следами пепла, что позволяет связать предметы клада с культом огня.
Не остаётся сомнения в том, что все вышеописанные светильники (жертвенники, алтари, курильницы, жаровни, как бы они ни назывались), сопровождавшиеся обожествленными фигурами, предназначались для поклонения священному огню. Судя по тому, что на территории других среднеазиатских саков не найдено подобного рода предметов, можно говорить о развитом местном культе, присущем лишь сакским кочевым племенам Семиречья вообще и Таразского оазиса в частности.
О наличии этого же культа у осёдлых сакских племён в среде городского населения свидетельствуют находки массивных керамических светильников 1-го и 2-го типов. В этой связи чрезвычайно интересны высокие подставки под курильницы, вытканные на пазьгрыкских коврах (?). Там изображены женщины в молитвенных позах, стоящие перед курильницей на высокой подставке; коричневый цвет этих курильниц позволяет предполагать, что они глиняные (рис. 14, 2).
Высокие светильники изображены и на ассирийских рельефах VI в. до н.э. со сценами молении62 (рис. 14, 3, 5, 6). Наряду с высокими там есть и небольшие светильники, служившие, очевидно, просто для освещения помещения (рис. 14, 4).
Судя по значительным размерам глиняных светильников, напоминающих ассирийские, следует предположить, что, видимо, и они служили для ритуальных целей. Но в то же время наличие у кочевых саков Семиречья бронзовых ажурных алтарей, жертвенных столов, не имеющих ничего общего с алтарями, применявшимися при совершении обрядов, связанных с маздеизмом и религией «добра и света»63, заставляет нас искать корни культа поклонения огню в среде местного населения, связанного с кочеванием в тяжёлых суровых зимних условиях, и присоединиться к мнению А.Н. Бернштама о том, что «у кочевников-саков этот комплекс был связан с местным культом огня и шаманистскими ритуалами»64.
В то же время оседлое население Тараза, расположенного на великом торговом пути, соединившем Переднюю Азию и Китай, испытывало и некоторое воздействие со стороны древнеиранского маздеизма65, в котором так же, как и в кочевой древнесакокой среде Семиречья, значительная роль уделялась почитанию огня.
В свете вышеизложенного особый интерес представляет дошедшая до нас на фрагменте одного из краснолощеных сосудов (до всей вероятности, кувшина) своеобразная мифологическая сцена, связанная со священнодействиями перед огнём, пылающим в трехногом светильнике (рис. 15, 1).
________
59 А.Н. Бернштам. Историко-археологические очерки…, стр. 43.
60 М.П. Грязнов. Древнейшие памятники героического эпоса народов Южной Сибири. Археологический сборник, Л., 1961, 3, стр. 7-31.
61 А.Н. Бернштам. Историко-археологические очерки…, стр. 43.
62 С.И. Руденко. Ук. соч., стр. 17, рис. 7; стр. 18, рис. 8; стр. 19, рис. 9.
63 Там же, стр. 16, рис. 6.
64 А.Н. Бернштам. Труды Семиреченской археологической экспедиции, стр. 144.
65 Г.А. Пугаченкова, Л.И. Ремпель. Ук. соч., стр. 30.

Она отпечатана рельефным штампом, заключена в прямоугольную рамку66.А.Н. Бернштам в своё время эту сцену принял за «какую-то разновидность арамейского алфавита»67.
Опубликованная Г.А. Путаченковой и Л.И. Ремпелем68 монета с изображением известного в кушанской мифологии бога огня Фарро, стоящего у алтаря (из собрания Британского музея), глиптика и кушанская терракота из коллекций Эрмитажа69 позволяют расшифровать и это древнее изображение. Можно предположить, что на рельефах, отпечатанных на сосуде, схематически представлен образ огненного божества — Фарро, являвшегося, согласно кушанской мифологии, воплощением огня войны. Божество стоит перед трехногим жертвенником, откуда устремляется в небо священный огонь, изображённый в виде спирали. Правда, для этого времени трехногий жертвенник-светильник в Таразской округе не известен, но в последующее время (в VI-VII вв.) они в археологических комплексах уже встречаются.
В VI-III вв. до н.э. носителем культа огня являлось местное население, находившееся под некоторым влиянием Средней Азии. Примерно то же наблюдается и в I-IV вв., когда переднеазиат-ские традиции были заменены среднеазиатско-кушанскими. Подобное же явление прослеживается и в V-VIII вв. Местные племена, поклонявшиеся огню и исповедовавшие шаманизм, распространяли эти культы среди кочевого и осёдлого населения Семиречья. Письменные источники отмечают также, что «тюрки превыше всего чтут огонь, почитают воздух и воду, поют гимны земле, поклоняются же единственно тому, кто создал небо и землю, и называют его богом».
О сохранении у тюркских племён религиозных обрядов, связанных одновременно со священным отношением к огню и с шаманизмом, свидетельствуют данные о посещении греческим послом Зимархом Таласа и Семиречья в 568 г.: «некоторые люди из этого (тюркского. — Т.С.) племени, о которых уверяли будто они имели способность отгонять несчастия, …взяли вещи, которые римляне везли с собой, склали их вместе, потом развели огонь сучьями дерева Ливана (саксаула. — Т.С.) шептали на скифском (тюркском? — Т.С.) языке какие-то варварские слова и в то же время звонили в колокол и ударяли в тимпан над поклажею.

Фрагмент глиняного сосуда
Рис. 15. 1 — фрагмент глиняного сосуда с остатками штампа (увел. в 3 раза); 2 — глиняная подставка под котёл

________
66 Коллекция Государственного Эрмитажа, фототека, 1938 г., инв. №0,332.
67 А.Н. Бернштам. Рукопись «Таласская долина» §5. Опыт классификации керамики и стратиграфии Тараза.
68 Г.А. Пугаченкова, Л.И. Ремпель. Ук. соч., стр. 69, рис. 55.
69 Н.В. Дьяконова, С.С. Сорокин. Ук. соч.; Хотанская терракота, датированная по монетам I-IV вв. Табл. 37, рис. 16, 9. Там же.

Они несли в круг ливаночную ветвь, которая трещала от огня; между тем, приходя в исступление и произнося угрозы, казалось, они изгоняли лукавых духов им (шаманам. — Т.С.) приписывали силу отгонять их и освобождать людей от зла провели самого Зимарха через пламя и этим, казалось, они и сами себя очищали»70.
Вместе с тем значительное влияние на религиозно-идеологические воззрения городского населения Тараза было оказано в 580 г. согдийско-бу-харскими переселенцами.
Ярким примером этого является наличие в Таразском городском некрополе №1, расположенном в 500 м западнее рабада, свыше 200071 неизвестных ранее оссуариев юртообразных типов или хумов с оттиснутыми изображениями львов и собаки — атрибутов ортодоксального зороастризма.
Однако если основная часть городского населения, не без воздействия согдийских переселенцев, стала с VI в. придерживаться зороастризма, основным предписанием которого являлось поддержание неугасимого огня, что, может быть, объясняет появление трехногих керамических светильников, то кочевое население продолжало чтить древние традиции племенных культов. Вероятно, глиняная модель юрты, о которой говорилось выше, также являлась атрибутом культа.
Не исключено, что в идеологии определённой части прикочевавшего из степей тюркского населения значительное место продолжал занимать культ зажжённого в юрте домашнего очага, непосредственно связанного с культом предков, захороненных в юртообразных сосудах упомянутого типа. Косвенно это может быть подтверждено и этнографическими данными. До недавнего времени у казахов-скотоводов считалось священным всё, что связано в юрте с очагом, камнями-подставками под котёл и т.д. Поставленная же в центре аула главная юрта, предназначенная для наиболее почётных членов рода, имела своё собственное название «Утау», что означало «место священного огня»72.
С особым отношением к огню, сохранившимся в мировоззрении пришедшего в городскую среду кочевника, следует, очевидно, связать и массивную керамическую подставку под котёл в виде головы орлиного грифона (рис. 15, 2). Она найдена в помещении, примыкавшем к внутренней восточной стене крепости Жикиль (раскоп I 1963 г.). Прекрасно передан хищный крючковатый нос, запавшие глаза, оперение птицы. Создавая эту подставку, древний керамист, вероятно, хотел воспроизвести в глине существо, отгонявшее злых духов, мешавших огню гореть ярким пламенем.
Насильственная исламизация населения Тараза в 896 г. Исмаилом Саманидом разительно сказалась на общей культуре и идеологии городского населения, подавляя тюркские элементы культуры.
Однако новая феодальная культура X-XII вв. не уничтожила целиком старых традиций в области искусства, что, в частности, отразилось в украшении поливных оветильников-чирагов. Именно на их крошечных пятах стал господствовать орнамент, имевший своим прототипом изощрённую резьбу по дереву, кости и металлу73; орнамент, как выше отмечено, связанный с религиозной символикой поклонения священному огню. Но если поливные чираги, служившие для освещения помещений, были лишь косвенно связаны с религиозной символикой, то бронзовые светильники сами служили её атрибутами. Судя по вычурности форм жаровенок, богатству их орнаментики, а также массивности подставок с блюдами, можно предположить не только принадлежность этих предмет оу к придворному кругу, но и связь с их религиозными обрядами.
________
70 С. Дестунис. Византийские историки. СПб., 1860, стр. 373.
71 Любезно представлены в наше распоряжение А.П. Поповым. Дело Джамбул-окого областного музея за 1958 г., а также записки наблюдений Л.И. Ремпеля во время срытия некрополя.
72 За это сообщение выражаю свою признательность академику А.X. Маргулану.
73 А.Н. Бернштам. Труды Семиреченской археологической экспедиции стр. 127.

Судя по полной технической законченности самих массивных трехногих бронзовых подставок с блюдами и жаровенок, следует предположить, что эти предметы могли употребляться и отдельно.
Подставки (без светильников) с положенными на блюда ароматическими травами могли быть, как и в Ани74, своеобразными курильницами. Вместе с тем помещённые на блюда жаровни и светильники могли служить для выполнения особых культовых обрядов. По данным письменных источников, в X в. в Самарканде, Бухаре, а возможно и в Таразе, изготовлялись не дошедшие до нас бронзовые изделия в форме зайцев, птиц и других животных. Можно предполагать, что это тоже были курильницы того же типа, что и известные на Кавказе и в Иране, — в виде утки, барса, петуха. Согласно местным религиозным традициям, в функции ряда животных входила защита огня, помощь в борьбе со злыми духами.
Пережитки культа огня можно видеть и в надписях на бронзовых подставках для факелов: «Благодаря тебе я вижу освещенным светильник людей сердца (т.е. суфиев). У всех суфиев вижу сердца, обращённые к тебе…»75.
Постепенно, складываясь на базе местных культов и народных воззрений, впитывая в себя различные художественные и исламизированные изречения, средневековое искусство старалось сохранять и священное отношение к предкам, связанное с культом огня.
Мучительно долгие суровые зимы и связанные с ними падеж скота, ухудшение материального положения населения, голодовки, отягощавшие быт кочевника, приводили к тому, что кочевое население, продолжая древние традиции предков, вынуждено было верить в добрые, посланные богом — «огнём» дела, ждать солнца и, так же как огню, молиться ему, а с наступлением весны праздновать и приносить светящимся божествам жертвы. Пережиточно культ огня сохранялся среди кочевников до XIX в. Это подтверждается и сохранившимися обычаями ставить глиняные чира-ги в мазарах и у могил, в частности в мазарах Тараза (Айша-Биби и Бабаджа-Хатун), а также в мазарах в г. Джамбуле.
Очевидно, ни одна из таких религии, как зороастризм, несторианство, ислам, не была в Таразе (как и вообще в Средней Азии) столь значительной, чтобы подавить существовавшие в местной среде религии, связанные с глубоко архаическим местным культом почитания огня. Проникавшие в среду городского населения новые религиозные течения не затрагивали глубоко народную почву, в среде которой древние культы поклонения огню типа маздеизма существовали начиная со II тысячелетия до н.э. и сохранились вплоть до XV-XIX вв. в самых различных проявлениях.
________
74 И.А. Орбели. Баня и скоморох XII в., стр. 165.
75 А.А. Иванов. Ук. соч., стр. 345.
15 Советская археология, M 1