Багира

Пятница, 08 18th

Последнее обновлениеПт, 18 Авг 2017 5pm

Вопросы религиозных верований первобытных обществ являются наименее освещёнными в археологии.

О символике вещей Михалковских кладов

Журнал: Советская археология №1, 1968 год
Рубрика: Статьи
Автор: И.К. Свешников

Их изучение помогло бы выяснить ряд сложных проблем, в том числе проследить древние связи между отдельными странами и выделить группы племён, объединённых общими верованиями, мифами, традициями и обычаями. Настоящая статья является первой попыткой осветить в общих чертах некоторые идеологические представления племён культуры фракийского голынтата на основании материалов двух золотых Михалковских кладов — памятников, как нам представляется, главным образом культового назначения.
Публикации золотых кладов, найденных в 1878 и 1896 гг. у с. Михалков Борщевского района Тернопольской области, было посвящено несколько статей1, освобождающих нас от обязанности нового подробного описания этих находок. Оба клада были найдены на небольшом расстоянии друг от друга и по характеру входивших в их состав вещей составляют один памятник. Типы отдельных золотых украшений и наличие в одном из кладов пастовых бусин с жёлтыми «глазками» позволяют отнести дату захоронения кладов к середине VII в. до н.э., а обломки сосуда, в котором был зарыт второй Михалковский клад, увязывают эту находку с памятниками голиградского типа (т.е. культурой фракийского гальштата)2. Основная часть Михалковских кладов была куплена музеем Дзедушицких во Львове. Некоторое количество вещей попало в частные руки, а также в музеи Вены, Будапешта и Берлина, где часть из них утеряла свой научный паспорт. Основанием для нашего описания послужили хранящиеся во Львовском историческом музее гальванокопии предметов, составлявших собственность музея Дзедушицких3, упомянутые выше публикации В. Пшибыславского и К. Гадачека, а также имеющаяся в нашем распоряжении фотография оригинала. Известно, что в состав Михалковских кладов входили две фрагментированные диадемы, шейная гривна, пять браслетов, фрагменты поручей, 12 фибул, семь блях, две пастовых, одна стеклянная, одна янтарная и свыше 2000 золотых бусин, пирамидальная подвеска, два навершия рукояток кинжалов, четыре чаши, моток проволоки и слиток золота. О предметах, попавших в частные руки, сведений почти не имеется.
________
1 W. Przybys1awski. Dwa zlole skarby w Micbalkowie. «Teka Konserwatorska», II, Lw6w, 1900; его же. Mitteilungen der к, к. Central-Kommission, XXIV, Wien, 1898; К. Hadaczek. Zlote skarby Michalkowskie. Krakow, 1904; M. Sokotowski. Dwa zlote skarby w Vettersfelde w Dolnych Luzycach i w Michalkowie w wsch. Galicji. PP, 19, Krakow, 1884; W. Antоniewiсz. Archeologia Polski. Warszawa, 1928, табл. XXX, 1-6; L. Коztоwsкi. Zarys pradziejôw Polski Poludniowo-Wschodniej. Lwôw, 1939, табл. XXI; M. Gimbutas. The treasure of Michalkov. «Archaeology», 12, 2, New York, 1959.
2 I.К. Свешнiков. Пам'ятки голiградського типу на Захiдному Подiллi МДАПВ, 5, 1964.
3 Местонахождение оригиналов в настоящее время неизвестно.

Рассмотрение символики вещей Михалковских кладов следует начать с орнамента диадем. Они изготовлены из тонкого листового золота и, вероятно, были нашиты на головной убор из ткани, кожи или меха. Лучше сохранившийся экземпляр состоит из восьми фрагментов прямоугольной полосы шириной 5 см, завершенной фигурным орнаментом 3,5 см высотой ( рис. 1, 1). По подсчёту К. Гадачека длина полосы диадемы равнялась 67 см. От второй диадемы сохранились только фрагменты полосы шириной 4 см и общей длиной 24 см.
Символический характер орнамента диадем не вызывает сомнения. Возвышающиеся над полосой первой диадемы изображения полумесяца на высокой украшенной поперечным рифлением подставке совершенно ясно отображают культ луны, широко распространённый у некоторых древних народов наряду с солнечным культом. Внимания заслуживает то обстоятельство, что на диадеме из Михалкова полумесяцы представлены в горизонтальном порядке, т.е. не в естественном положении луны на небе, а с известной условностью, характерной для подобных изображений Древнего Востока. Аналогичное положение полумесяца встречаем на ассиро-вавилонских цилиндрах с изображением лунного божества4, причём на одном из них идол этого божества в виде лежачего полумесяца представлен на высокой, орнаментированной поперечными полосами и вертикальными линиями сужающейся кверху подставке, очень напоминающей подставки полумесяцев на нашей диадеме (рис. 2, 2)5. Горизонтальное положение полумесяца на высоком постаменте было также символом карфагенской богини Танит6. Интересно, что в некоторых кладах конца бронзового века из Трансильвании сотнями встречаются детали конской сбруи — подвески в виде лежачего полумесяца на длинной гофрированной трубке, очень близкие по своему типу к описанному мотиву орнамента Михалковской диадемы7.
Второй мотив орнамента по верхнему краю диадемы — изображение равностороннего креста как символа огня и солнца известен в ряде древних культур, начиная с энеолита8. В начале железного века в Карпато-Дунайском районе, на Балканском полуострове и на Кавказе получает широкое распространение изображение солярного знака в виде равностороннего креста (часто с расширяющимися концами сторон) с кругом в центре и одной или двумя концентрическими линиями. Наиболее древние подобные изображения находим в культурах Вавилонии, Ассирии и Финикии, послуживших, видимо, источником распространения указанного типа солярного знака по всему Средиземноморью9. Из огромного количества средиземноморских изображений солнца в виде равностороннего креста с кругом в центре можно в качестве примера ограничиться пере числением нескольких. Равносторонний крест как подвеска на шее царя или амулет на царской шейной гривне встречается в ассирийских древностях10.
________
4 W.H. Roscher. Ausführiches Lexikon der griechischen und römischen Mythologie. Leipzig, 1909-1915, IV, рис, на стр. 903-906, 917-920.
5 Б.А. Тураев. История Древнего Востока. II, Л., 1936, рис, на стр. 84.
6 G. Perroоtet Ch. Chipiez. Histoire d l'art dans l'antiquité. IV, Paris, 1887, рис. 150.
7 M. Pyсy. «Докиммерийские» детали конской сбруи из Трансильвании. «Dacia», IV, 1960, стр. 175, рис. 4, 4; J. Hamре1. A bronzkor emlékei Magyarhonban. I, Buba-pest, 1886, табл. XCIII, 5, 6.
8 K. Bolsunowski. Symbolika epoki neolitu. Kijôw, 1910, стр. 12; M. Hoernes, О. Menghin. Urgeschichte der bildenden Kunst in Europa. Wien, 1925, рис. 1, 2, 3; Б.А. Рыбаков. Космогония и мифология земледельцев энеолита. CA, 1965,.№1, рис. 6, 1; 7, 3-5, 23; 8, 4-6; 9, 2-6, 9, 10.
9 А. Jaremias. Handbuch der altorientalischen Geisteskultur. Leipzig, 1913, стр. 96-99, рис. 58-70.
10 G. Perrot et Ch. Chipiez. Ук. соч., II, 1884, рис. 306, 429.

Золотые вещи из Михалковских кладов
Рис. 1. Золотые вещи из Михалковских кладов 1,3 — фрагменты диадем; 2, 4, 6, 7 — зооморфные фибулы; 5 — чаша

Этот знак изображён на большинстве глиняных: пряслиц из нижних слоёв Трои11. Там же нередко встречаем крестообразное расположение изображений солнечного диска с окружающими его лучами12. Мотив равностороннего креста широко распространён также на Крите13 и в Микенах14. Равносторонние кресты с расширенными концами украшают золотую диадему и ожерелье египетских цариц Хнумет (XII династия, XX в. до н.э.) и Яххотеп (XVII династия, XVI в. до н.э.)15.
________
11 Н. Schliemann. Atlas trojanischer Altertümer. Leipzig, 1874, рис. 1-9, 20r 25, 27, 31, 32, 38, 40, 45.
12 Там же, рис. 280.
13 Е. Kunze. Kretische Bronzereliefs. Stuttgart, 1931, рис. 14; R. Dussaud. Les civilisations prehelléniques dans le bassin de la mer Egée. Paris., 1914, рис. 21.
14 G. Perrot et Ch. Chipiez. Ук. соч., VI, 1894, рис. 300; R. Dussaud. У к, соч., рис. 111.
15 G. Masрero. L'archéologie égyptienne. Paris, 1907, рис. 315, 322.

Среди многочисленных вавилонских изображений символа бога солнца в виде равностороннего креста с кругом в центре, часто обрамлённого лучами16, имеется одно, не оставляющее сомнения в значении этого символа. Речь идёт о круглом диске с вписанным в него равносторонним крестом с круглой выпуклостью в центре. Изображение креста окружено линиями, имитирующими лучи, а на одной из его сторон имеется клинописная надпись «Бог Шамаш» (рис. 2, 1)17. Шамаш в вавилонской мифологии был богом солнца, света и правосудия. Значение изображения равностороннего креста как символа солнца раскрывает также орнамент одного из сосудов культуры верби-чоара из местности Гавора в Румынии. На этом сосуде крест из двойных пересекающихся линий окружён четырьмя концентрическими кругами и рядом ко-созаштрнхованных треугольников, имитирующих солнечные лучи18.
В.А. Ильинская, описывая детали раннескифской узды-бляхи в виде равностороннего креста с кругом в центре19, приводит им многочисленные аналогии из Северного Причерноморья, Кавказа и Венгрии и также связывает происхождение упомянутого знака с культурами древнего Востока, называя ряд аналогий из Месопотамии, Сирии и Хеттского царства. Появление этой эмблемы в предскифских и раннескифских памятниках Северного Причерноморья В.А. Ильинская объясняет проникновением её в указанный район из культур Древнего Востока через Кавказ, где подобные изображения были распространены ещё в предскифское время. Однако кроме указанных В.А. Ильинской двух венгерских аналогий (из Киш-Косег и неизвестной местности20) можно назвать ещё ряд подобных находок: пуговицы, пряжки, элементы орнамента металлических и глиняных изделий из Венгрии (орнамент золотого браслета из клада у Фокору21, бронзовые подвески или их составные части из ряда кладов и случайных находок22, бронзовые пуговица и пряжка из Надъ-Эньед23), Румынии (орнамент бронзовой подвески из Гуруслэу24, изображение равностороннего креста на бронзовом поясе из Гуштерицы25, аналогичный орнамент на мисках культуры витенберг26 и сылькуца27, глиняные пряслица и фигурки культуры сылькуца28, подвески и бляхи с вписанным в круг крестом из Бихарии29, Фириджеле30 и Бальта-Верде31), Австрии (бронзовые пуговицы и пряжки из Шомляуер-Берг32, из клада и могильника у Штильфрида33 и из Галыптата 34) и Боснии (бронзовые пуговицы и пряжка из Глазинак35).

Вавилонский диск с солнечным божеством

Рис. 2. 1 — вавилонский диск с символом солнечного божества и клинописной надписью «Бог Шамаш» (по А. Яремиасу); 2 — символ лунного божества на ассиро-вавилонском цилиндре (по Б.А. Тураеву); 3 — фетиш богини Танит (по Г. Перро и Ш. Шипие); 4 — египетское изображение бога Амона-Ра с анхом в руке (по А. Эрману)

Если к этому, конечно, далеко не полному списку добавить описанные ниже находки из Поднестровья и западных районов Волыни, станет очевидным существование ещё другого, кроме Кавказа, пути (через Балканский полуостров) проникновения из Средиземноморья в Восточную и Среднюю Европу описанного выше типа древневосточного солярного знака.
Две пары бронзовых пряжек для конской узды в виде креста с равными, расширяющимися к концам сторонами входили в состав клада из с. Голиграды Тернопольской области (рис. 3, 4, 5), относящегося также к голиградской группе памятников и датирующегося VII в. до н.э.36
Крест из тройных пересекающихся линий, вписанный в два концентрических круга, украшает дно чернолощеной миски из поселения голи-градского типа у Новоселки Костюковой Тернопольской области37. Аналогичным изображением украшены миски из галыптатских могильников, у Хотина в Словакии38 и Фириджеле в Румынии39, а также миска лужицкой культуры начала галыптатского периода из Вроцлава-Грабишина в Польше40.
В состав клада из Неделиск Львовской области41 входило 13 бронзовых колец, одно из которых представляет собой окружённый ободком равносторонний крест с кругом в центре (рис. 3, 2). Аналогичные по форме глиняные поделки известны из могильника у Хотина42 и поселения у Нитры43 в Словакии, а также из городища лужицкой культуры у Биску-пина в Польше44.О. Монтелиус подобные изображения на краю венчика ритуального бронзового сосуда из местности Истад в Скандинавии45 рассматривает как символы солнца.
________
16 A. Jаrеmias. Ук. соч., рис. 148-150.
17 Там же, рис. 150.
18 D. Berciu, Р. Purcärescu, Р. Roman. Säpäturi ci cercetäri archeologice in raionul R. Vîlcea. «Materiale si Cercetäri Archeologice», VII, 1961, рис. 3, 1.
19 В.А. Iллiнська. Скiфська вузда VI ст, до н.э. «Археология», XIII, 1961, сгр. 55-59.
20 В.А. Iллiнська. Ук. соч., стр. 57, 58.
21 M. Hоеrnes. Goldfunde aus der Hallstattperiode in Österreich — Ungarn. «Jahrbuch der k. k. Zentral-Kommission», Wien, 1906, нов, сер., IV, 1, рис. 25.
22 J. Hampel. A bronzkor…, I, табл. LIV, 2; III, 1896, рис. 27, 28; табл. CCXIX, 3; его же. Alterthümer der Bronzezeit in Ungarn. Budapest, 1887, табл. LXIII, 1, 4.
23 M. Hoernes. Ук. соч., рис. 36, 43.
24 M. Mоga. Dépôt de Guruslàu. «Dacia», XI-XII. 1948, рис. 3.
25 Fl. Römer. AÉ IV, 1870, стр. 81.
26 К. Horedt. Die WietenbergkulLur. «Dacia», IV, 1960, рис, 9, I — 2, 4; II — 2, 4.
27 D. Berciu. Contributü la problemele neoliticuli în Romînia în lumina noilor cërcetàri. «Biblioteca de archéologie», V, 1961, рис. 123, 2.
28 Там же, рис. 156, 1, 2; 158, 3, 6.
29 M. Русу. Ук. соч., рис. 3, 12.
30 А. Вульпе. Вопросы в связи с концом бронзового века в свете раскопок в Фириджеле. «Dacia», IV, 1960, рис. 5, 14-16.
31 D. Веrсiu. Ein hallstattisches Brandgrab aus Balta-Verde. ESA, IX, 1934, рис. 3, b; 4, g.
32 M. Hoernes. Ук. соч., рис. 31, 35, 44.
33 M. Hoernes. Ук. соч., рис. 32-34; К. Willvonseder. Ein Depotfund aus-Stillfried d. March. WPZ, XIX, 1932, рис. 2, 1; табл. I, 3, 8-10.
34 M. Hoernes. Ук. соч., рис. 37, 45.
35 Там же, рис. 29, 30, 47.
36 I.К. Свешнiков. Ук. соч., стр. 45, 62.
37 Там же, табл. И, 12.
38 M. Dusek. Halstatskâ kultura Chotinskej skupiny na Slovensku. SI. V, 1, 1957, табл. XXI, 2.
39 A. Вульпе. Ук. соч., рис. 7, 3.
40 A. Knapоwskа. Kilka przykfadôw wplywôw naczyiî drewnianych na ceramike. ZOW, XXI, 1, 1952, рис. 3.
41 T. Sulimirski. Brazowy skarb z Niedzielisk pow. Przemyslany. «Swiatowit», XVII, 1938.
42 M. Duseк. Ук. соч., табл. II, 4, 6.
43 A. Tocik. Befestigte bronzezeitliche Ansiedlung ins Veselé. «Studijne Zvesti Archeologického Ustavu Slovenskej Akademie Vied», 12, Nitra, 1964, рис. 27, 9.
44 Z. Kolosôw'na. Przedmioty kultu i zabawki z grobu kultury luzyckiej w Bis-kupinie. III Sprawozdanie z prac wykopaliskowych w grodzie kultury luzyckiej w Biskupinie w powiecie zninskim za lata 1938-1939 i 1946-1948. Poznan, 1950, стр. 214..
45 О. Montelius. Die Chronologie der ältesten Bronzezeit in Nord-Deutschland und Skandinavien. Braunschweig, 1900, рис. 199.

Культовые предметы Подолии и Волыни
Рис. 3. Культовые предметы из Западной Подолии и Волыни. 1-3, 6, 7 — бронзовые подвески (1 — Смерековка, 2 — Неделиска, 3 — Кудринцы, 6 — Дер,-жев, 7 — Борисковичи); 4, 5, 11, 12 — крестовидные пряжки и бляхи из клада у с. Голиграды; 8-10 — глиняные фигурки коней (8 — Фёдоровна; 9, 10 — Городница)

Ряд аналогий интересующему нас типу солярного знака находим в высоцкой культуре (бронзовая бляшка в виде равностороннего креста с круглой выпуклостью в центре из могильника у с. Чехи46, бронзовая: пуговица из Золочева47, черпак из могильника у с. Ясенев с изображением вписанного в круг креста и мотива елочки48). Следует также упомянуть бронзовую подвеску, найденную у с. Борисковичи Волынской области49, представляющую собой равносторонний крест с петельчатыми сторонами и круглой выпуклостью в центре (рис. 3, 7).
________
46 T. Su1imirski, Ук. соч., табл. XXV,51.
47 Л.I. Крушельницька. Могильник висоцької культури у м. Золочевi. «Археолопя», XIX, 1965, рис. 10, 7.
48 T. Su1imirski. Ук. соч., табл. XIX, 27.
49 Хранится в Институте общественных наук Львовского университета.

Петельчатое оформление сторон этой подвески сближает её с распространёнными в конце бронзового века подвесками в виде креста, три стороны которого имеют вид петелек, четвёртая (нижняя) — равнобедренного треугольника. Одна из таких подвесок была найдена у с. Держев Львовской области (рис. 3, 6), фрагменты двух других происходят из поселений культуры ноа у сел Островец Ивано-Фраиковской области 50 и Магала Черновицкой области51. Подобные подвески известны также из Рамгани в Трансильвании52, из погребения у с. Солонец Херсонской области53 и из местности Ульми-Литени в Молдове (Румыния)54.
Важно то обстоятельство, что упомянутые подвески по форме напоминают крест с ушком (анх) — сирийский и древнеегипетский символ п иероглиф жизни, который почти на всех изображениях египетские боги держат в руке (рис. 2, 4)55. Нижние и боковые стороны некоторых египетских подвесок в виде анха с круглой выпуклостью в центре имеют форму треугольных петелек56. Антропоморфизированный египетский иероглиф жизни, несколько напоминающий наши подвески, был фетишем карфагенской богини плодородия Танит (рис. 2, 3)57.
Приведённые примеры, на наш взгляд, убедительно показывают культовый характер изображения равностороннего креста с кругом в центре как символа огня, солнца и жизни. Этим солярным знаком украшены и другие вещи из Михалковских кладов: ажурный браслет (рис. 4, 11), навершия рукояток кинжалов (рис. 4, 9) и пять фибул (рис. 1, 2, 4, 6, 7; 5, 8). Следует обратить внимание на то, что изображение креста по краю диадемы усложнено двумя парами бараньих рогов, в которые переходят раздвоенные вертикальные стороны крестов. Подобным образом оформлены концы четырёх браслетов из Михалкова (рис. 4, 8, 10, 11)58.
Орнамент в виде бараньих рогов или головок этого животного на верхней части ручек сосудов известен в некоторых энеолитических культурах59, где он, видимо, имел значение магического приёма для оберегания содержимого сосуда от действия злых сил60. Следы культа барана в виде глиняных статуэток имеются также в трипольской культуре61. К началу железного века относится культовая бронзовая фигурка барана из Румынии62. Изображение символа верховного божества (а мы вправе рассматривать равносторонний крест с кругом в центре как символ бога солнца) с бараньими рогами указывает на то, что в понятии изготовившего михалковские предметы мастера магическая сила барана была одним из свойств верховного божества.
________
50 Е.А. Балагурi. Ливарyi матриwi з поселения шiэньої бронзи бiля с. Острiвець Iваново-Франкiвської область МДАПВ, 5, табл. II, 2.
51 Г.И. Смирнова. Сведения о работе Западноукраинской экспедиции 1956 г. СГЭ, XIII, 1958, рис, на стр. 68.
52 M. Rоska. Erdély regészeti repertoriuma. Kolozsvar, 1942, I, рис. 292.
53 О.I. Тереножкiн. Поховання епохи бронзи бiля с. Солонець. «Археолопя», XVI, 1964, рис. 2.
54 M.F1оrеsсu. Depozitul de obiecte de bronz de la Ulmi — Liteni. «Archeologia Moldovei», I, 1961, рис. 3, 1, 4.
55 A. Erman. La religion des égyptiens. Paris, 1937, рис. 4, 7, 10, 15, 19, 21, 24, 31; табл. I.
56 J.H. Breasted. Geschichte Aegyptens. Leipzig — Innsbruck, рис. 333.
57 G. Perrоtet Ch. Сhipiez. Ук. соч., III, 1885, рис. 29, 232.
58 Два из этих браслетов были парными (рис. 4, 8). Третий (рис. 4, 10) дошёл до рук археологов, так же как и ажурный браслет, в единственном экземпляре.
59 Z. Podkowinska. Spichrze ziemne w osadzie kultury pucharôw lejkowatych na Gawroiîcu — Palydze w Cmielowie, pow Opatow. AP, VI, 1, табл. I, XIV, XVI, — XVIII, 2.
60 Z. Podkowinska. Ук. соч., стр. 58, 59.
61 H. Сehak. Plastyka eneolitycznej kultury ceramiki malowanej w Polsce. «Swiatowit», XIV, 1933, табл. XI; Т.С. Пассeк. Периодизация трипольских поселений. МИА, 10, 1949, стр. 193.
62 V. Pârvan. Gelica. Bucuresti, 1926, табл. IV, 3.

Украшения из Михалкова и Золочева
Рис. 4. Украшения из Михалкова и Золочева. 1-4. 6,7 — бусины из Михалкова; 5 — пуговица из Золочева; 8, 10-12 — браслеты из Михалкова; 9 — навершие рукоятки кинжала из Михалкова (1-4, 6-12 — золото; 5 — бронза)

Интересно, что в древнем Египте баран отождествлялся с Амоном63. Известны египетские и финикийские изображения Амона в виде человека с бараньими рогами64. Финикийским соответствием египетского Амона был Ваал-Хаммон — божество палящего солнца, изображавшееся в виде старца с бараньими рогами65. Можно добавить, что известные в сарматской культуре культовые фигурки барана, иногда украшенные солярными знаками в виде концентрических кругов, рассматриваются исследователями как непосредственно связанные с культом солнца66.

Золотые бляхи и фибулы
Рис. 5. Золотые бляхи и фибулы из Михалковских кладов 1-6 — бляхи; 7-11 — аркообразные фибулы

Основным мотивом орнамента полосы михалковской диадемы является знак из трёх симметрично расположенных столбиков с полукруглыми концами. Круг с точкой в центре этой фигуры и окружающие её концентрические линии свидетельствуют о том, что упомянутое изображение также является солярным знаком. Аналогичный знак украшает золотую бляху из клада у Фокору67. Бронзовая пуговица в виде этого знака известна из кургана II у Балта-Верде в Румынии68. Мотив тройного солярного знака с кругом в центре широко распространён на глиняных пряслицах из I и II Трои69, причём некоторые из этих изображений очень близки к знаку на вещах из Михалкова70. На троянских пряслицах встречается также орнамент в виде тройного симметричного расположения солнечных дисков, окружённых лучами71. Глиняная урна из Крита орнаментирована двумя рядами вписанных в завитки спиралей равносторонних крестов и тройных солярных знаков72.
Можно напомнить также, что у ряда первобытных племён и древних народов цифра «три» считалась священной и обозначала тройственность73. В вавилонской религии существовала система тройного деления вселенной на землю и животный мир, высокое небо и небесный океан. Земной мир в этой системе также делился на три части — воздух, землю и океан. Соответственно с этим существовали две триады богов: космическая (боги Ану, Энлиль и Эа) и вторая, состоящая из бога солнца Шамаша, богини плодородия Инттар и бога луны Сина74. Триады богов были характерны также для древнего Египта и религии финикийцев. В состав такой триады входили верховный бог Ваал, богиня плодородия Астарта и юное божество природы, носившее в разных городах разные имена (Мелькарт в Тире, Эгпмун в Карфагене и пр.)75. Трудно ответить на вопрос, можно ли привлечь в качестве отдалённых аналогий для расшифровки тройного солярного знака на михалковских вещах указанные триады богов.
Верхний ряд орнамента полосы михалковской диадемы состоит из круглых выпуклостей, обведенных двумя концентрическими кругами. Вторая диадема из Михалкова была украшена аналогичным орнаментом, расположенным в трёх горизонтальных рядах (рис. 1, 3). Солярный знак такого типа имеет очень широкий хронологический и территориальный ареал распространения. Достаточно сказать, что этот символ выступает на неолитических глиняных фигурках из Беотии76, на энеолитической культовой керамике Средней Европы77, в скандинавских наскальных изображениях бронзового века 78, в нижних слоях Трои79, на финикийских изделиях из Кипра80, на золотых диадемах и бляхах из микенских шахтовых гробниц81, в Египте на золотых сосудах XIX династии82, на браслете Рамсеса II83, в этрусской культуре84, в раннебронзовых и гальштатских культурах Чехословакии85, Австрии86, Венгрии87, Румынии 88, западной части Балканского полуострова 89, Западной Подолии90, а также в памятниках скифского времени Северного Причерноморья и Кавказа 91, не говоря о многочисленных примерах распространения этого знака в более поздних памятниках.
________
63 J.G. Frazer. Ztota galaz. Warszawa, 1962, стр. 378, 391 (цитирую по польскому переводу).
64 Ch. Daramberg et E. Saglio. Dictionaire des antiquités grecques et romaines, I. Paris, 1877, pnc. 259; G. Perrot et Ch. С hi p i e z. Ук. соч., III, рис 568.
65 G. Реrrоtet Ch. Сhipiez. Ук. соч., III, рис. 25.
66 М.I. Вязьмiтiна. Золота Балка. Київ, 1962, стр. 212.
67 M. Hoernes. Ук. соч., рис. 26.
68 D. Веrсiu. Ук. соч., рис. 4.
69 H. Sсh1iemann. Ук. соч., рис. 10-17, 24, 43, 46 и др.
70 Там же, рис. 196, 202, 230.
71 Там же, рис. 284, 338.
72 G. Реrrоtet Ch. Сhipiez. Ук. соч., VI, 1894, рис. 300.
73 L. Keller. Dit heillige Zahalen. Leipzig, 1906; O. Jaremias. Ук. соч., стр. 146-148.
74 A. Jаremias. Ук. соч., стр. 148.
75 Б.А. Тураев. Ук. соч., II, стр. 17.
76 M. Hoernes, О. Menghin. Ук. соч., рис. 1 на стр. 65.
77 Там же, рис. 1 на стр. 323.
78 Там же, рис. 1 на стр. 237.
79 H. Sсh1iemаnn. Ук. соч., рис. 280, 451, 478 и др.
80 G. Реrrоtet Ch. Сhipiez. Ук. соч., III, рис. 497, 602.
81 Там же, VI, рис. 537, 545.
82 G. Masperо. Ук. соч., рис. 303, 304. 33 Там же, рис. 328.
84 W. Ridge way. The Early Age of Grèce. Cambridge, 1931, I, рис. 97.
85 M. Wanke 1. Bilder aus der Märischen Schweiz und ihrer Vergangenheit. Wien, 1882, стр. 407; А. Т о сi k. Ук. соч., рис. 29, 3; 31; M. Zapotocky. Bylanské kostrové hroby na Dolnim Poohri. PA, LV, 1, 1964, рис. 2, 26.
86 W. Ridgeway. The Early Age…, рис. 73; M. Hoernes. Goldfunde aus der Hallstattperiode…, рис. 66, 67, 69, 73.
87 M. Hoernes. Ук. соч., рис. 36, 38; L. Martоn, AÉ, XXIX, 1909, стр. 409; A. Szaraz. AË, XI, 1891, стр. 321.
88 A. Filimon. Le dépôt en bronze de Suseni. «Dacia». I, 1924, рис, на стр. 357; M. Рус у. Ук. соч., рис. 4, 18.
89 W. Ridgewау. Ук. соч., рис. 78.
90 W. Рrzybys1awski. Skarb brazowy znaleziony na prawym brzegu Dniestru pod Unizem. «Teka Konserwatorska», I, Lwôw, 1892, стр. 30-39.
91 В.А. Iллiыська. Сюфська вузда, рис. 7, 1; 10; 12, 1; 13, 2; 15, 6; се же. Про скiфскi навершники. «Археолопя», XV, 1963, рис. 1, 7, 11; 2, 9, 11.

Содержание его хорошо раскрывают изображения солнца на пряслицах из I и II Трои, состоящие из круга с точкой в центре, окружённого лучами из коротких поперечных линий92. Ближайшие аналогии упомянутому орнаменту михалковских диадем известны на Кипре93 и из Микен94, несколько более отдалённые — из Гальштатского могильника95.
Вторую группу вещей из Михалковских кладов составляют пять браслетов, из которых особого внимания заслуживает ажурный браслет, состоящий из двух горизонтальных полос и расположенных между ними девяти равносторонних крестов, прилегающих друг к другу горизонтальными сторонами. Пространство между крестами не заполнено металлом. Концы браслета раздвоены и завиты в бараньи рожки (рис. 4, 11). Следующий тип представляют два браслета из полукруглой в сечении золотой полосы с завитыми в бараньи рожки концами. У основания рожек расположено по одной круглой выпуклости (рис. 4, 8). Четвёртый браслет близок описанным (рис. 4, 10). На его концах у основания рожек расположено по три выступа в виде столбиков с полукруглыми головками. Аналогично оформлены концы браслета из Гайду-Шобошло (Венгрия)96. Пятый михалковский браслет из второго клада, попавший в частные руки, не орнаментирован. Он изготовлен из массивного круглого в сечении прута с ровно срезанными, далеко заходящими друг на друга концами (рис. 4, 12).
Третью группу вещей из Михалкова составляют бляхи с петельчатыми ушками на обратной стороне, изготовленные из листового золота. Одна из них представляет неорнаментированный конусовидный диск с одной вогнутой поверхностью97. Выпуклая средняя часть второй бляхи орнаментирована пятью крестообразно расположенными круглыми выпуклостями и окружена широким ровным ободком, украшенным вдоль края крупным жемчужным орнаментом (рис. 5, 1). Крестообразное расположение круглых солярных знаков встречаем на пряслицах и глиняных шаровидных изделиях из I и II Трои98.
Три бляхи имеют центральную выпуклость, окружённую двумя концентрическими кругами из мелких оттиснутых изнутри точек (рис. 5, 4-6). Выпуклая поверхность шестой бляхи украшена круглыми выпуклостями с рельефными ободками, образующими мотив равностороннего креста. Пространство между вертикальными и горизонтальными сторонами креста заполнено аналогичными знаками (рис. 5, 3).
Особый интерес представляет седьмая бляха в виде четырёх крестообразно расположенных лепестков и грушевидного вертикального выступа в центре (рис. 5, 2). Бляха, очевидно, изображает чашечку цветка с отогнутыми лепестками и пестиком. Лепестки украшены выпуклыми полосками, имитирующими тычинки. На двух лепестках концы тычинок крючкообразно загнуты, а между ними расположен ряд штампованных кружочков.
________
92 H. Sсh1iemann. Ук. соч., рис. 280, 284, 338 и др.
93 G. Реrrоtet Ch. Сhipiez. Ук. соч., III, рис. 602.
94 M. Hoernes, O. Menghin. Ук. соч., рис, на стр. 385; G. Perrоtet Ch. Chipiez. Ук. соч., VI, рис. 537.
95 M. Hoernes. Goldfunde aus der Hallstattperiode…, рис. 73.
96 J. Hampe1. AÉ, XVIII, 1898, рис, на стр. 52.
97 К. Hadaсzek. Ук. соч., табл. VI, 1.
98 H. Sсh1iemann. Ук. соч., рис. 280, 478.

Верх пестика украшен круглой выпуклостью, обведенной двумя концентрическими рельефными кругами. Некоторая стилизация изделия затрудняет точное определение цветка, изображением которого оно являлось. Несмотря на это, можно попытаться разгадать его значение. Наиболее близким нашему украшению по форме и отличительным признаком является цветок жёлтой кувшинки, состоящий, однако, из пяти лепестков. Форма чашечки, лепестков, пестика и тычинок кувшинковых очень близка к их воспроизведению на бляхе из Михалкова. Интересно, что в народной медицине жёлтая кувшинка считается лекарственным растением. Народное название этого растения «одолень» означает, по определению В. Даля, «приворотную траву, зелье ворожейное». Можно напомнить, что принадлежащий к семейству кувшинковых лотос в Древнем Египте считался священным цветком, из которого, согласно древнему мифу, родился бог солнца Амон. Связь кувшинковых с солнцем, заключающаяся в их свойстве раскрывать и закрывать чашечку в зависимости от солнечного света, видимо, давно обратила на себя внимание древних египтян. Распространённый в Азии и Юго-Восточной Европе индийский лотос считается также священным цветком в Индии и целебным растением в Китае.
Четвёртую группу вещей из Михалкова составляют восемь аркообразных фибул. Их пластинчатые ножки имеют полукруглые или прямоугольные вырезы с боков и разделены по вертикали на две половины выпуклой линией. На проволочной спинке три бусины. Проволока между ножкой и бусинами и после них делает по одному спиральному обороту и переходит в иглу фибулы. Михалковские фибулы представлены четырьмя разновидностями. К первой из них относятся фибулы, ножки которых украшены четырьмя солярными знаками в виде круглых выпуклостей, окружённых рельефным ободком. Бусины, украшающие спинки фибул, состоят каждая из шести спаянных в местах соприкосновения конических колпачков, из которых верхние и нижние срезаны и продырявлены проходящей через них проволокой (рис. 5, 9, 10). Кроме круглых солярных знаков и бусин, воспроизводящих в плане форму равностороннего креста, особого внимания заслуживают ножки фибул, близкие по форме к бронзовым подвескам из Румынии, Венгрии и Чехословакии99, что указывает также на определённую символику этого изображения.
Вторую разновидность составляют фибулы, спинки которых украшены бусинами, состоящими из четырёх соединённых в местах соприкосновения дисков, изображающих солярный знак (окружённую ободком выпуклость). К дискам снизу и сверху прикреплены небольшие колпачки в виде усечённого конуса, составляющие основание бусин (рис. 5, 7).
К третьей разновидности относится небольшая фибула, ножка которой украшена двойной линией из наколов, образующих ромб с расходящимися от него двумя косыми линиями. Бусины на спинке фибулы состоят из шести конических колпачков (рис. 5,11).
Четвёртую разновидность составляет небольшая фибула с полукруглыми боковыми вырезами на ножке, украшенной четырьмя солярными знаками в виде равностороннего креста с круглой выпуклостью в центре, Крайние бусины на спинке фибулы состоят из четырёх дисков с круглыми солярными знаками. Тремя такими же знаками украшена средняя крупная луновидная бусина (рис. 5, 8). Аналогии двум последним разновидностям михалковских фибул известны из могильника у Киш-Косег в Венгрии100.
________
99 М. Русу. Ук. соч., рис. 3, 10. 11; Z. Fiedler. К vyznamu zâvësek s prohnu-tymi stënami. PA, XLIV, 2, 1953, стр. 329-339, рис. 1-3.
100 M. Hoernes. Prähistorische Miszellen. WPZ, IV, 1917, стр. 41 рис. 9,

Особую группу вещей составляют четыре зооморфных фибулы, представляющие два тщга стилизованных изображений животных. К первому относится одна фибула, изображающая фигуру коня с обёрнутой назад головой, открытым ртом, поднятым хвостом и слегка согнутыми в коленях ногами. На ногах, челюстях, ушах и хвосте — продольные выпуклости, обведенные, как и весь контур животного, линией из точек. Концы челюстей условно отогнуты. На внутренней стороне фибулы находилась игла, отломанная до поступления фибулы в музей. Фибула украшена девятью солярными знаками: в средней части тела животного находится равносторонний крест, а на шее, на месте глаза, на корпусе и на колене задней ноги — тройные солярные знаки (рис. 1, 2).
Глиняные фигурки коней относятся к обычным находкам на поселениях голиградского типа. Два фрагмента таких фигурок найдены на поселениях у сел Лисичники101 и Федоровка (рис. 3. 8) Тернопольской области. Две почти целые фигурки происходят из поселения у с. Городница Ивано-Франковской области (рис. 3, 9, 10). Аналогичные находки известны из раннескифских памятников Поднвпровья102 и Молдавии103 и галыптатского поселения Лехинца де Муреш в Румынии104. Бронзовые фигурки коня широко распространены в галыптатских цамятниках Средней Европы. Из Галыитатского могильника, например, известна фибула в виде фигурки коня, украшенной у основания шеи и на крупе круглыми солярными знаками105. Из могильника у Киш-Косег происходят две бронзовые подвески в виде фигурок коня и такая же фибула106. Бронзовая галыптатская фигурка коня была найдена у с. Пересопница Ровенской области107. Многочисленные аналогии этой находке известны в Северной Италии108. Связь изображения коня с культом солнца неоднократно отмечалась в археологической литературе109. Общеизвестны изображения древнегреческой квадриги бога Гелиоса или фракийского конного божества — так называемого фракийского или дунайского всадника. Глиняная фигурка всадника была найдена в погребении III-IV вв. у с. Городница Ивано-Франковской области110. Девять солярных знаков, украшающих фибулу из Михалкова, также подтверждают связь этого изображения с культом солнца. Конь был также атрибутом неразделимо связанной с солнечным божеством великой богини Матери, что также отмечалось в археологической литературе111.
Второй тип зооморфных фибул представлен тремя экземплярами, схематически изображающими животное с раскрытой пастыо, длинным языком, стоящими ушами, опущенным вниз хвостом. Конец хвоста и концы челюстей отогнуты назад. Внешняя поверхность фибул украшена прикреплёнными к ним заклёпками крестообразными и тройными солярными знаками, а также медальонами из двух концентрических рельефных линий с равносторонним крестом в центре, вокруг которого как бы вращаются три утиные головки.
________
101 I.К. Свешнiков. Ук. соч., стр. 53.
102 М.Ю. Брайчевский. Работы на Пастерском городище в 1949 г. КСИИМК, XXXVI, 1951, рис. 44; I.В. Фабрiцiус. Тясминська експедищя 1947 р. АП, IV, 1952, табл. I, 1, 2; М.Я. Рудинський. Мачухська експедищя шституту археологи (1946). АП, II, 1949, табл. III, 1-3, 5.
103 А.И. Meлюкова. Памятники скифского времени лесостепного Среднего Поднестровья. МИА, 64, 1959, стр. 84, стр. 28; О.H. Mельниковская. Археологические разведки на поселении у с. Цахнауцы. КСИИМК, 56, 1954, рис. 36, 3.
104 К. Hоredt. Hallstättische Tierfrguren aus Lechinta de Mures. «Dacia», VII, 1963, стр. 529, рис. 2, 2.
105 W. Ridgeway. Ук. соч., рис. 73.
106 M. Hoernes. Ук. соч., рис. 8, 9.
107 A. Szlankôwna. Kilka importow staroitalskich i zachodnioeuropejskich z Poludniowo — Wschodniej Polski i Ukrainy. «Swiatowit», XVII, 1938, стр. 293-295, рис. 1.
108 A. Szlankôwna. Ук. соч., стр. 294, примеч. 3-5.
109 В.А. Iллiнська. Про скiфськi навершники, стр. 55, 56; М.I. Вязьмiтiна. Ук. соч., стр. 211-212.
110 W. Przybyslawski. Poszukiwania archeologiczne w Horodnicy nad Dniestrem, dokonane w roku 1877. ZWAK, II, 1878, стр. 56, табл. III, С, 1.
111 M.I. Вязьмiтiна. Ук. соч., стр. 212.

На фибулах изображены, видимо, фигуры бегущих собак. Они различаются по размеру, количеству медальонов и солярных знаков. У самой крупной из них внутренние края челюстей украшены косой насечкой, имитирующей зубы. Конец верхней челюсти обломан (рис. 1, 6). Две другие фибулы меньшего размера. Они различаются незначительными деталями в контуре животного и размещении солярных знаков (рис. 1, 4, 7).
Точные аналогии михалковским фибулам неизвестны. Близким к михалковскому изображению животного с раскрытой пастью и круглыми солярными знаками на теле является бронзовая позолоченная пластинка из клада у Далиа в Славонии112. Отдалённой аналогией являются фигуры четырёх собак на золотой пластинке доэллинистического времени из Кипра113. По стилю михалковские изображения собак близки к фигуре свиньи на костяной рукоятке ножа из Трои II, характеризующейся такой же трактовкой согнутых и вытянутых вперёд ног животного и острыми выступами на его хребте114. Изображение собаки, как священного животного богини плодородия Иштар, часто встречается в вавилонских древностях, где богиня обычно изображена сидящей или стоящей на собаке115. В этом плане очень интересна роль собаки, сопутствующей богине воскрешающей мёртвого Таммуза и, таким образом, способствующей ежегодному воскресению природы.
Связь михалковских фибул с культом солнца подтверждена покрывающими их солярными знаками. Среди них особого внимания заслуживают медальоны с изображением утиных головок, размещённых вокруг крестообразного солярного знака. Следы культа водоплавающих птиц, в частности уток, засвидетельствованы в целом ряде галыптатских культур Средней Европы, откуда этот культ проникал также в Северное Причерноморье116.В.А. Ильинская рассматривает изображения водоплавающих птиц па скифских навершиях как стоящие в непосредственной связи с культом солнца. Кроме известной солнечной колесницы с впряженными в неё фигурами трёх уток, происходящей из местности Дупляя в Югославии117, и бронзовой колесницы с 12 стилизованными фигурками водоплавающих птиц из Венгрии118, эта связь подтверждается такими находками, как фибула из Киш-Косег, ножка которой украшена солярными знаками и головками уток119, бронзовые бляхи, подвески и сосуды из Венгрии с изображениями водоплавающих птиц и солярных знаков120. Изображения голов лебедей по сторонам солярного знака украшают один из бронзовых котлов из клада у с. Кунисовцы Ивано-Франковской области121. Бронзовые подвески из клада у с. Вицынь Львовской области и из с. Кудринцы Тернопольской области состоят из трёх соединённых друг с другом колец и прикреплённых к крайним кольцам изогнутых бронзовых прутьев с утиными головками на концах (рис. 3, 1,3). К среднему кольцу из Вицыня, прикреплён бронзовый стержень с круглым солярным знаком на конце.
________
112 Eber I. Jahreshefte der österreichischen archeologischen Institut. XI, 1908. pnc. 115.
113 R. Dussaud. Les civilisations préhelleniques dans le bassin de la mer Egée. Paris, 1914, рис. 21.
114 H. Sсhliemann. Troja. Leipzig, 1884, рис. 40.
115 A. Jaremias. Ук. соч., рис. 164.
116 В.А. Iллiнська. Про скiфскi навершники…, стр. 56, 57, рис. 7.
117 D. Воskоviс. Quelques observations sur le char cultuel de Dupljaja. «Archaeologia Jugoslavica», III, Beograd, 1959, стр. 41.
118 J. Hampe1. Alterthümer…, табл. LVIII, 2.
119 M. Hоernes. Prähistorische Miszellen…, рис. 8.
120 J. Hampe1. A bronzkor…, III, табл. CCXV, i; его же. Alterthümer…, табл. LXIII, 4; LXV, 3.
121 W. Przybys1awsкi. Skrab brazowy…

Подвески в виде колец с подвешенными к ним утиными головками известны в Трансильвании, а к одной из них прикреплено двойное изображение солярного знака того же типа, что и на подвеске из Вицыня122.
Галыитатские изображения водоплавающих птиц были также, видимо, связаны с культом воды — составной частью культа растительности и плодородия. Известно, что богиня плодородия всюду была также богиней утренней росы и воды123, без которой невозможно существование растительности. Траурные празднества в честь хтонического божества Адониса в Восточном Средиземноморье заканчивались сбрасыванием егс изображения в реку или море. Празднества в честь Кибелы также заканчивались омовением водой изображения богини и воза, на котором её везли124. Эти обычаи имели характер магического.приёма, рассчитанного на обеспечение влагой растительности. Поэтому, возможно, не случайно упомянутая подвеска из с. Кудринцы была выловлена со дна р. Збруч.
Следующую группу вещей из Михалковских кладов составляют свыше 2000 золотых бусин. Некоторые из них с интересующей нас точки зрения не представляют интереса, символика других пока не поддаётся расшифровке125. Рассмотрим следующие типы бусин, заслуживающие особого внимания.
1) Бусины, состоящие каждая из шести конических колпачков, образующих в плане мотив равностороннего креста (рис. 4, 1). Они аналогичны описанным выше бусинам на спинках фибул (рис. 5, 9, 10).
2) Две одинаковые бусины, состоящие из низкого цилиндра с тремя расположенными на его боках выступами, аналогичными по форме сторонам тройного солярного знака, который представляют собой эти бусины (рис. 4, 2). Аналогии описанным бусинам на Северном Кавказе указал ещё М. Гернес126.
3) 16 бусин разной величины, состоящих каждая из трехгранной трубочки с припаянными к ней тремя полуовальными пластинами. Круглые, воронковидно расширяющиеся концы трубочек, украшены кольцевыми нарезами (рис. 4, 4).
4) Три бпконические бусины, состоящие из двух полушарий, на которых расположено по три оттиснутых изнутри ступенчатых концентрических круга (рис. 4, 3).В.А. Ильинская рассматривает щитки со ступенчатым расположением концентрических кругов на раннескифских навершиях как изображение солнечного диска127. К подобной группе находок относятся две бронзовые бляхи из Голиградского клада, представляющие собой круглые ступенчатые щитки с подвижным ажурным шариком в центре (рис. 3, 11, 12). Близкие аналогии этим шарикам встречаем на раннескифских навершиях128, а бляхи со ступенчатым расположением концентрических кругов происходят из местности Мишка в Трансильвании129.
5) Две бусины (биконическая и шаровидная), состоящие из двух спаянных вдоль краёв частей, орнаментированных сканью: напаянные витые золотые проволочки на обеих половинках бусин образуют мотив соединённых спиралей (рис. 4, 7). Солярный знак в виде спирали, настолько распространённый мотив орнамента в разных культурах, начиная с эпохи неолита, что нет необходимости перечислять аналогии орнаменту этих бусин.
________
122 М. Русу. Ук. соч., рис. 1, 21, 24.
123 W.H. Rоsсhеr. Ук. соч., I, стр. 330, 390, 650.
124 J.G. Frazеr. Ук. соч., стр. 295, 311.
125 К. Hadасzеk. Ук. соч., табл. XII, 2-4, XIII, 4-9.
126 M. Hoernes. Goldfunde…, рис. 54, 55.
127 В.А. Iллiнська. Про скiфскi навершники, рис. 3, 2; 10, 1, стр. 59.
128 Там же, рис. 1, 2, 3, 11-13; 2, 1.
129 M. Pусу. Ук. соч., рис. 4, 9, 10.

Из всех многочисленных аналогий можно остановиться на одной, близкой по технике выполнения этого орнамента: объединённые спирали, украшающие золотой диск из Микен, выполнены техникой скани из золотых проволочек130.
6) Три бусины (две биконические и одна шаровидная), отличающиеся от предыдущих мотивом орнамента: их половинки украшены сканью из витых проволочек, образующих зигзаг (рис. 4, 6). Аналогичный орнамент встречаем на фаянсовых изделиях из Кносского дворца131, а также на вазе из гробницы №520 в Микенах132.
Шейная гривна из Михалкова ш и сохранившиеся в фрагментиро-ванном состоянии наручи (пластинки из листового золота с поперечной гофрировкой134) с точки зрения символики, видимо, не представляют интереса. Эти украшения являлись, очевидно, дополнением к парадному облачению собственника Михалковских кладов. Хранящаяся в Венском музее золотая пирамидальная додвеска из Михалкова не издана. Это затрудняет выяснение её символики.
Два навершия рукояток кинжалов состояли из двух соединённых поперечным стержнем полушарий с круглым углублением в центре, прикреплённых к ним снизу трапециевидных пластин с полукруглыми вырезами в их нижней части и кружков, расположенных над полушариями и занимающих по отношению к ним поперечное положение. На поверхности кружков напаяны спирали из проволоки. Края трапециевидной пластинки утолщены и украшены косой насечкой. Внутри боковых углублений в полушариях расположены равносторонние кресты (рис. 4, 9). Аналогией описанному предмету является золотое навершие из клада у Далиа, состоящее также из украшенных крестообразными солярными знаками двух соединённых друг с другом частей135.
В состав первого Михалковского клада входила одна золотая чаша с отогнутым венчиком, вогнутым дном и выпуклыми стенками, на которых имеются девять оттиснутых изнутри овалов (рис. 1, 5). Близкая аналогия этому предмету известна из античного города Олимпия в Греции136. Две помятых и одна фрагментированная без орнамента чаши из листового золота входили в состав второго клада и попали в частные руки137.
Анализ вещей из Михалкова позволил нам установить, что форма и орнамент этих украшений имеют символический характер и связаны с культом солнечного божества и богини плодородия. К многократно повторяющимся на этих вещах солярным знакам относятся изображения равностороннего креста с кругом в центре, тройного знака, круглой выпуклости с рельефными концентрическими ободками, круга с точкой в центре, ступенчатого расположения концентрических кругов и мотива попарно соединённых спиралей. Самые ранние аналогии им находим на Древнем Востоке. Равносторонний крест с бараньими рогами на первой диадеме и бараньи рога на четырёх браслетах — обстоятельство, сближающее рассматриваемые символы также с религиозными представлениями Древнего Востока.
С культом богини плодородия связаны знаки полумесяца на первой диадеме и изображения коня и собаки на фибулах — священных животных богини. Солярные знаки на фибулах подчёркивают культ солнечного божества. Знак лунного божества на диадеме близок к символике финикийских религий.
________
130 G. Реrrоtet Ch. Сhipiez. Ук. соч., VI, рис. 540.
131 R. Dussaud. Ук. соч., рис. 42.
132 A.J. Waсе. Chamber tombs at Mycenae. «Archaeologia», LXXXII, Oxford 1932, табл. XVI, 14.
133 К. Hadасzek. Ук. соч., табл. X, 3.
134 W. Przybys1awski. Dwa ziote skarby…, рис. 3, 7.
135 M. Ebert. Ук. соч., стр. 259, рис. 114.
136 J.В. Bury, S.A. Cook, F.E. Adсосk. The Cambridge Ancient History. Cambridge, 1927, рис, на стр. 274.
137 W. Рrzуbуs1awski. Ук. соч., рис. 4, 5, 8, И.

Особую группу символов и вещей из Михалкова следует рассматривать как связанную с культом солнца и воды — составной частью культа богини плодородия и божества растительности. Сюда относятся изображения утиных головок на зооморфных фибулах и бляха, представляющая цветок кувшинки. Таким образом, анализ вещей из Михалкова позволяет предположить существование у населения Западной Подолии в начале железного века характерных для всех земледельческих племён культов солнца, богини плодородия и божества растительности.
Многократное повторение отдельных элементов орнамента вещей из Михалкова на памятниках Карпато-Дунайского района, золотые клады из Венгрии и Славонии (Фокору, Далиа), характерный для Карпато-Дунайского района и соседней части Балканского полуострова культ водоплавающей птицы исключают возможность предположения, что вещи Михалковских кладов являются привозными из Восточного Средиземноморья. Они, видимо, сделаны мастерами Карпато-Дунайского района.
Аналогии символике вещей из Михалкова в религиях Древнего Востока отнюдь не свидетельствуют о распространении в Западной Подолии культа Ваала, Иштар, Танит или Таммуза — Аттиса — Адониса. В этом вопросе мы не можем согласиться с польским исследователем С. Якубовским, рассматривавшим лицевые урны раннежелезного периода как доказательство существования в низовьях Вислы финикийских торговых факторий и распространения среди их населения культа Иштар138. Эту концепцию опровергает прежде всего полное отсутствие археологических доказательств существования таких факторий.
Трудно также поверить в возможность распространения среди племён, живших первобытнообщинным строем, религий развитых рабовладельческих государств древнего Востока. Не следует, однако, забывать, что в основе этих религий лежал общий и понятный для всех земледельческих племён культ солнца, плодородия и растительности. Этой древнейшей общностью можно объяснить широкое распространение древневосточной религиозной символики, проникавшей в весьма отдалённые от Средиземноморья районы благодаря разнообразным межплеменным связям.С. Фольтини привёл многочисленные доказательства связей Трансильва-нии с Микенами и Афинами и высказал предположение, что причиной этих связей были естественные богатства Трансильвании, снабжавшей Древнюю Грецию медью, золотом и серебром139. В Западной Подолии и соседних с ней районах эти связи прослеживаются с очень древних времён. С самого начала изучения трипольских памятников археологи обратили внимание на связи этой культуры с древними культурами Средиземноморья и Малой Азии. И хотя причины этих связей отдельными исследователями объяснялись по-разному, факт их существования не подлежит сомнению и находит подтверждение в ряде новых находок140. Особенно важны связи трипольских племён и населения Восточного Средиземноморья в области религиозных представлений и обычаев. К наиболее известным находкам в Западной Подолии и соседних с ней районах вещей средиземноморского происхождения относятся египетские настовые бусы из кургана начала бронзового века у с. Колпец Львовской области141, протоэтрусский шлем из с. Кременная Хмельницкой области142, известный Бессарабский клад из с. Бородино на Днестре, упоминавшаяся выше бронзовая фигурка коня из с. Пересопница Ровенской области, бусы из стеклянной массы египетского или сирийского происхождения и ожерелья из раковин каури с берегов Индийского океана или с островов восточной части Средиземного моря, найденные в ряде погребений высоцкой культуры143.
Магический характер украшений из Михалкова позволяет предположить, что они употреблялись во время каких-то магических действий или празднеств, связанных с культом солнца и плодородия.
Часть вещей из Михалкова (пастовые, янтарная, стеклянная и отдельные золотые бусины, шейная гривна, браслет с заложенными друг на друга концами и коническая бляха) не имеет символического характера и представляет собой обычные для раннежелезного периода типы украшений. Ценный металл, из которого они изготовлены, позволяет предположить, что они составляли часть богатства, накопленного племенным вождём. Это подтверждается также фактом находки во втором кладе мотка золотой проволоки и слитка золота с неровной поверхностью весом 150 г. 144. Очевидно, в кладах собственник соединил свои ценности бытового характера с предметами культового обихода. Предположение, что он владел обеими группами этих вещей, представляется вполне правдоподобным, особенно если учесть совмещение функций вождя и верховного жреца, часто наблюдающееся у ряда первобытных племён и древних народов145. Исключительный характер и ценность вещей Михалковских кладов146, возможно, указывает на существование в начале железного века в окрестностях современного с. Михалкова племенного культового центра голиградской группы культуры фракийского галыптата.
________
138 S. Jakubowski. Kult Isztary a popielnice twarzowe. Krakow, 1937.
139 S. Fol tiny. Mycenae and Transilvania. Commercial and Cultural Interrelations during the Central European Middle Bronze Age. «Hungarian Quarterly», 3-4, New York, 1962, стр. 133-140; его же. Athens and the East Hallstatt Region: Cultural Interrelations at the Dawn of the Iron Age. AJA, 63, 3, 1961, стр. 283-297.
140 Г.П. Сергеев. Раннетрипольский клад у с. Карбуна. CA, 1963, 1, стр. 135-151.
141 L. Коzłоwski. Ук. соч., табл. XIV, 1.
142 W. Antoniewicz. Protoetruski helm brazowy, znaleziony w Krzemiennej na Podolu. «Wiadomosci numizmatyczno-archeologiczne», VIII, 10-12, 1919, стр. 127-131.
143 В.И. Канпвец. Памятники высоцкого типа как исторический источник. Автореф, канд, дис. Киев, 1953, стр. 11.
144 W. Рrzybys1awski. Ук. соч., рис. 10, В.
145 J.G. Frazеr. Lectures on the Early History of the Kingship. London, 1905, стр. 60-88.
146 Общий вес известных золотых вещей из Михалковских кладов превышал 7 кг.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Археология и раскопки О символике вещей Михалковских кладов