Багира

Четверг, 11 23rd

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Наиболее известные забайкальские памятники I тысячелетия до н.э. — плиточные могилы — распространены на очень широкой территории к югу и западу от Забайкалья.

О плиточных могилах восточного Забайкалья

Журнал: Советская археология №1, 1968 год
Рубрика: Публикации
Автор: Ю.С. Гришин

По данным H.H. Дикова, собравшим все опубликованные сведения о них, они занимают почти всю Монголию: с запада на восток — от верховий рек Кобдо до оз. Далай-Нор и с севера на юг от Байкала до Гобийской пустыни1. Кроме того, он отмечает и другие, очевидно, обособленные районы их распространения на юге (в предгорьях Нань-Шаня, в Суйюане к северу от Хуанхэ и, вероятно, даже в Тибете) и на севере (в прибайкальских степях)2. Таким образом, Забайкалье и в особенности его восточная часть, отделённая от западной труднопроходимым Яблоновым хребтом, является крайней северо-восточной областью их распространения.
К сожалению, памятники этого типа ещё довольно слабо изучены в археологическом отношении. Хотя в Забайкалье раскопано около 250 плиточных могил, но вследствие ограбленности (за отдельными редкими исключениями) материалы, происходящие из них, известны в сравнительно небольшом количестве. В Монгольской Народной Республике количество раскопанных плиточных могил также очень невелико, хотя в последнее время их исследования начинают вызывать все больший интерес у монгольских археологов3.
В Восточном Забайкалье до 50-х годов были известны сведения приблизительно только о 40 раскопанных плиточных могилах, в Западном — около 160, лишь небольшая часть из них была издана4. Здесь были найдены очень редкие золотые и медно-бронзовые изделия, близкие по форме к карасукско-тагарским из Минусинской котловины (ножи, скобчатые обоймы, украшения), а также какие-то отдельные железные перержавевшие предметы и отпечаток железной пряжки на куске глины. Кроме того, в некоторых случаях были обнаружены фрагменты керамики, сердоликовые и «костяные» бусы и каменные изделия явно энеолитического облика: дисковидное скребло глазковского типа и нефритовое кольцо. Если некоторые из них и известны пока только из плиточных могил Восточного Забайкалья, то поскольку отмечаются в них лишь в единичных случаях, нет оснований делать какие-либо заключения о принадлежности их только к восточнозабайкальским памятникам этого типа. Особенности восточнозабайкальских плиточных могил, в отличие от западнозабайкальских, уже отмечались исследователями. Они касались только их расположения, устройства и положения покойника в них. H.H. Диковым было отмечено несколько таких особенностей5: 1) они в основном располагаются цепочками или рядами, нередко параллельными, вытянутыми с севера яа юг, в то время как западнозабайкальские большей частью образуют беспорядочные скопления или же в зависимости от конфигурации местности опоясывают склоны возвышенностей;
________
1 H.H. Диков. Бронзовый век Забайкалья. Улан-Удэ, 1958, стр. 25.
2 Там же, стр. 25.
3 Н. Сэр-Оджав. Археологические исследования в Монгольской Народной Республике. Монгольский археологический сборник.М., 1962, стр. 8.
4 Н.Н. Диков. Ук. соч., прилож. 2, стр. 94-103.
5 Там же, стр. 26, 28, 31, 32.

2) наиболее крупные по-размерам могилы и могилы с высокими угловыми камнями наиболее часто» встречаются в Восточном Забайкалье; 3) фигурных могил (т.е. с вогнутыми стенками и плоской насыпью) здесь не обнаружено; 4) в восточноза-байкальоких могилах отсутствуют поперечные перегородки, в то время как они изредка встречаются в западнозабайкальских и, наконец, 5) вытянутое на спине положение покойников не является типичным для них, поскольку был зафиксирован только один случай обнаружения скелета в полусидячем, скорченном положении.
Не со всеми из этих особенностей можно в настоящее время согласиться, тем более что некоторые из них основаны на единичных фактах.
После значительных работ, проведённых в Восточном Забайкалье двумя экспедициями под руководством С.В. Киселёва6 и А.П. Окладникова в 50-х и начале 60-х годов, общее количество раскопанных плиточных могил увеличилось здесь приблизительно вдвое и составляет в настоящее время свыше 80. Существенно возросло и количество материалов, происходящих из них, в особенности керамики. Благодаря этим последним исследованиям начинают намечаться и некоторые новые их особенности,, отличные от западнозабайкальских плиточных могил.
Плиточные могилы Восточного Забайкалья, так же как и западнозабайкальские, занимают в основном степные районы южной части Читинской области и располагаются чаще всего у крупных и мелких рек и речушек, а также у озёр, т.е. близ источников воды (некоторые из них сейчас уже пересохли). Наибольшее их сосредоточение наблюдается в междуречье Аги и Онона, в то время как в других районах они встречаются значительно реже7. Наряду с высокими местами они нередко располагаются и в долинах рек. Были зафиксированы даже случаи их нахождения в долине Онона у самых его протоков, так что во время большого подъёма воды они могут затопляться в настоящее время. Довольно редко встречаются одиночные могилы, как правило же, известны могильники в виде отдельных цепочек, нередко параллельных в несколько рядов, вытянутых с севера на юг, из которых некоторые могилы иногда выступают в стороны. Сами же могилы почти всегда вытянуты с запада на восток, часто с небольшими отклонениями, причём возле восточной стороны некоторых из них находятся так называемые сторожевые камни, т.е. каменные столбы или плиты8. Вопреки мнению H.H. Дикова, некоторые из них имеют поперечные перегородки (могильники у райцентра Дульдурга и в долине р. Онона между с. Усть-Лиски и совхозом «Большевик»)9. В отдельных местах с большими выходами на поверхность скального камня наблюдаются скопления нескольких десятков групп плиточных могил, образующих гигантские кладбища.
________
6 Л.А. Евтюхова и H.H. Терехова. Плиточные могплы Кондуйской долины. Сб. «Новое в советской археологии».М., 1965.
7 Интересно отметить, что на значительном участке левого берега Аргуни, обследованном в 1961 г. Ононским отрядом Монгольской археологической экспедиции и расположенном недалеко от г. Забайкальска и далее вниз по течению приблизительно на 150 км, не было обнаружено плиточных могил. Возможно, на самой Аргуни или хотя бы части её в течение длительного времени жили какие-то племена, основу хозяйства которых составляло рыболовство. Во всяком случае об этом как будто свидетельствуют материалы с открытой здесь стоянки на высоком мысу у дер. Дурой. Из культурного слоя, хорошо прослеживающегося здесь в стенках старых окопов, и со дна их были собраны фрагменты толстостенных заштрихованных сосудов сравнительно позднего облика и каменный инвентарь, обычный по формам для забайкальских стоянок эпохи неолита и бронзового века, совместно с находками только рыбьих костей и раковин.
8 В Агинской степи недалеко от Кункура нами обнаружен могильник из пяти могил, вытянутых цепочкой с севера на юг, и параллельного им ряда «сторожевых камней».
9 Ю.С. Гришин. Древние памятники среднего течения р. Онона. Монгольский археологический сборник, стр. 95-96.

Плиточная могила
Рис. 1. Плиточная могила с подпорками для угловых камней (р. Онон, Малый Батор)

Такое скопление было обнаружено на берегу Онона на горе Малый Батор, где находятся большие выветренные скальные выступы, один из которых напоминает по форме гигантскую чашу и известен у местного населения как святилище, называемое «чашей Чингиз-Хана»10. В западной части этой горы, где находился наиболее крупный скальный выступ, имеющий в результате выветривания в значительной мере плитчатое строение, были произведены в 1960 г. раскопки 19 плиточных могил. Камень для их сооружения брали отсюда же, причём интересно отметить, что одна из могил с каменными столбами по углам, располагающаяся почти у самого скального выступа, была обставлена наиболее крупными плитами, так что на каждую сторону приходилось по одной большой плите. Все могилы, раскопанные здесь, как обычно обставленные по краям стоящими на ребре плитами, имели четырехугольно-подпрямоугольную форму, нередко с более высокими угловыми камнями. Их внутреннее устройство было также обычным для могил этого типа: заполнение состояло из смешанных камней и плиток разных размеров, идущих до самого дна или же до горизонтального плитчатого покрытия над могилой, на дне которой иногда делалось специальное углубление для покойника. Лишь в одном случае заполнение могилы состояло только из земли без камней и плит. Вкопанные на ребро боковые плиты часто достигали дна могилы: высокие угловые камни иногда имели боковые упоры (рис. 1). В одной из могил, в центре у самого дна, было обнаружено скопление угольков, но среди них жженых костей не было. Остатки костяков, сохранившихся в анатомическом порядке, были обнаружены в трёх случаях. Погребённые лежали головой на восток, частично с небольшим отклонением. В двух случаях погребённый лежал в вытянутом положении на спине и лишь в одном случае — на правом боку. Интересно отметить, что в одной из раскопанных плиточных могил, имеющей своеобразную зубчатую форму плит (с заострением кверху), покойник лежал в углубленной в материк овальной ямке на подсыпке из земли. В одном случае рядом с покойником были обнаружены остатки сопровождавшей его пищи — кости барана. Вследствие разграбленности могил, сохранившийся в них инвентарь очень невелик (рис. 2, 1-5).
________
10 Ю.С. Гришин. Ук. соч., стр. 96-97.

Это — обломок, по-видимому, от створки литейной формочки из очень мягкого камня, сердоликовые бусины (цилиндрическая, биконическая и боченковидная), а также пастовые цилиндрические бусины. Пастовые цилиндрические и сердоликовые цилиндрическая и биконическая бусы совершенно аналогичны бусам, найденным в западнозабайкальских плиточных могилах11. Кроме того, в вышеописанной плиточной могиле с костяком на подсыпке были обнаружены многочисленные фрагменты, судя по венчикам, от двух сосудов (рис. 3). Наличие среди них фрагмента с характерными расходящимися стенками, некоторые фрагменты от ножек свидетельствуют о том, что по крайней мере один из них являлся триподом.

Погребальный инвентарь
Рис. 2. Погребальный инвентарь из плиточных могил, раскопанных на горе Малый Батор (1-5) и у дер. Будалан (6): 1 — мог. №12; г — мог. №17; 3 — мог. №13; 4 — мог. №16; 5 — мог. №10; 6 — могила в 1 км к востоку от дер. Будалан.

Этот факт весьма примечателен. По данным А.П. Окладникова, специально изучавшего триподы Забайкалья и определившего время их бытования здесь с конца II тысячелетия до V- IV вв. до н.э.12, можно заключить, что в западнозабайкальских плиточных могилах зафиксирован только один случай обнаружения трипода, в то время как в восточноза-байкальских — семь. Учитывая данный случай, а также находку трипода в 1959 г. при раскопках плиточной могилы в пади Карымской у дер. Усть-Иля на Ононе13, мы можем говорить уже о девяти экземплярах. И это несмотря на то, что общее количество плиточных могил, раскопанных в Восточном Забайкалье, намного меньше, чем в Западном. При этом и общее число случаев обнаружения триподов в Восточном Забайкалье, считая последние находки14, возросло почти вдвое по сравнению с данными, приведёнными в 1959 г. А.П. Окладниковым15, и составляет в настоящее время не менее 25, а в Западном Забайкалье — только 18. По-видимому, более широко триподы были распространены в Восточном Забайкалье.
Бытующее объяснение распространения триподов в Забайкалье как результат связей с Китаем не позволяет понять, почему же всё-таки местными племенами была воспринята столь широко только эта своеобразная форма посуды.
________
11 Г.П. Сосновский. Плиточные могилы Забайкалья. Тр. ОПКЭ, 1, Л., 1941, рис. 16, 6-8; Л.А. Евтюхова и H.H. Терехова. Ук. соч., стр. 245.
12 А.П. Окладников. Триподы за Байкалом. CA, 1959, 3, стр. 126.
13 Ю.С. Гришин. Ук. соч., стр. 89.
14 Во время работ Ононского отряда Монгольской археологической экспедиции в Восточном Забайкалье в 1958-1961 гг. было девять случаев находок триподов. О двух-трёх случаях их находок в районах, примыкающих к Онону, в 1964 г. было сообщено мне геологом Шамсутдиновым.
15 А.П. Окладников. Ук. соч., стр. 124, рис. 7.

Почему тогда не были восприняты другие формы посуды, хотя фрагменты типично китайской сероглиняной керамики с веревочно-штриховым орнаментом иногда встречаются на стоянках эпохи бронзы в Восточном Забайкалье16. В Китае трип оды были связаны с земледельческим культом17, тогда как в Забайкалье в эпоху бронзы жили племена, основу хозяйства которых составляло скотоводство. Состав стада населения, оставившего плиточные могилы, судя по находкам в них костей животных, главным образом лошади и овцы, свидетельствует о подвижном образе его жизни18. Приходится предполагать, что сама форма триподов, в основном типа «ли» (с тремя большими полыми ножками-резервуарами) и отчасти типа «дин» (на трёх сплошных ножках) была воспринята как наиболее удобная для быстрого приготовления пищи благодаря большой поверхности нагрева с небольшими затратами топлива, что могло иметь большое значение в степных условиях, где, надо полагать, в значительной степени ощущался недостаток топлива. Показательна в этом отношении находка А.П. Окладниковым на древнем стойбище трипода типа «ли» со следами нагара от пищи на его внутренней поверхности19. Вполне возможно, что после широкого распространения триподов в быту они в дальнейшем могли стать культовыми сосудами у забайкальского населения20.

Обломки сосудов
Рис. 3. Обломки сосудов из плиточной мог. №6 на горе Малый Батор

Значительный интерес представляет и орнаментация сосудов из вышеописанной плиточной могилы на горе Малый Батор (рис. 3). В ней были найдены обломки по крайней мере от двух сосудов с частично заштрихованной поверхностью. Они были украшены в верхней части у венчика либо наклонными оттисками широкозубого гребенчатого штампа, либо горизонтальными рядами скобчатых насечек, заканчивающихся сплошь углублёнными ступенчатыми оттисками штампа, также расположенными в одном горизонтальном ряду под ними. Горизонтальные ряды оттисков такого штампа имеются также на некоторых фрагментах стенок. Иногда стенки украшены вертикальными рядами углубленных насечек, а также валиковыми налепами с попарными углублёнными широкими рассечками. Большинство из отмеченных орнаментов находит себе аналогии в орнаментике керамики Забайкалья ещё эпохи неолита и ранней бронзы21. Особенно много сходства с материалами из раскопанной нами в Восточном Забайкалье стоянки у дер.
________
16 Ю.С. Гришин. Ук. соч., рис. 23, 6, 10 и рис. 36, 20, 21.
17 А.П. Окладников. Ук. соч., стр. 130-131.
18 Н.Н. Диков. Ук. соч., стр. 58.
19 А.П. Окладников. Ук. соч., стр. 117.
20 Там же, стр. 130-131.
21 А.П. Окладников. Археологические исследования в Бурят-Монголии. ИАН СССР, сер. ист. и филос., VIII, 5, М., 1951, рис. 2.

Будалан на Ононе, по основному инвентарю синхронной серовско-китойским и глаэковским забайкальским памятникам типа Улан-Хады и Шилкинской пещеры22. Но в отличие от обычно тонкостенных сосудов с мелкозернистыми примесями из этой стоянки, рассмотренная посуда из плиточных могил имеет более толстые стенки; в глине много крупнозернистых примесей. Очень немногочисленная по находкам другая известная по публикациям керамика из плиточных могил Восточного Забайкалья, в основном триподы, также часто сохраняет ранние типы орнаментов. Кроме уже описанных, можно указать и другие: параллельные ряды горизонтальных углубленных желобков, оттиски прямоугольно-гребенчатого и дугообразного гребенчато-пунктирного штампа, а также налепные выступы, рассеченные широкими насечками23. Они также в основном имеют аналогии среди керамики стоянки у дер. Будалан и отчасти в материалах стоянки Улан-Хада на Байкале24. По-видимому, в Восточном Забайкалье пс сравнению с Западным более устойчиво на протяжении всего бронзового века удерживаются ранние черты орнаментации, так как, на западнозабайкальской керамике из плиточных могил, известной в гораздо большем количестве, они отмечаются лишь в отдельных случаях и то почти всегда только в виде эттисков гребенчатого штампа25. На разрушенных обычно восточно-забайкальских стоянках среди подъёмного материала эпохи бронзы и раннего железа также известны находки фрагментов сосудов с описанной орнаментацией, в том числе и от триподов26.
Интересная плиточная могила была раскопана в 1961 г. в 1 км к востоку от дер. Будалан. Она была одиночной и располагалась на вершине обрывистой к берегу Онона сопки, причём ориентированная продольной осью с северо-запада на юго-восток она была обставлена небольшими камнями ограды. Её заполнение состояло из суглинка и камней. Обнаруженные здесь остатки костяка, сохранившегося в анатомическом порядке, располагались по диагонали могилы, головой к востоку. При этом покойник лежал вытянуто на спине, что вместе с другими уже отмеченными случаями не подтверждает мнения H.H. Дикова о нетипичности такого групоположения для восточнозабайкальских плиточных могил (см, выше). Вдоль правой бедренной кости костяка и под ней был обнаружен целый ряд тонких плоских дисковидных бусин, очень напоминающих по форме известные раковинные бусы из прибайкальских глазковских погребений27 (рис. 2, 6).
Мы не будем останавливаться на характеристике других 12 плиточных могил, раскопанных в том же году близ дер. Будалан, так как они по устройству и расположению не отличаются от основной массы описанных. Следует лишь обратить внимание на те могилы, которые в чем-то дополняют наши представления о памятниках этого типа. Вместе с тем необходимо отметить и могилы, сохранившие, несмотря на ограбление, кое-что из инвентаря.
Небольшой могильник из четырёх могил, расположенный в затопляемой части долины Онона (во время большого подъёма воды в реке), дал только несколько мелких неорнаментированных обломков стенок тёмно-серого сосуда и челюсть жеребёнка, найденные совместно в одной из могил. Большое зольное пятно было зафиксировано в другой могиле этого же могильника, у восточной её стороны, но никаких остатков жженых костей там не было.
________
22 Л.П. Хлобыстин, Многослойное поселение Улан-Хада на Байкале. КСИА АН СССР, 97, 1964; А.П. Окладников. Шилкинская пещера-памятник древней культуры верховьев Амура. МИА, 86, 1960.
23 А.П. Окладников. Триподы за Байкалом, стр. 117-119, рис. 2.
24 Л.П. Хлобыстин. Ук. соч., рис. 8.
25 Н. Ы. Диков. Ук. соч., табл. XII-XIII.
26 Ю.С. Гришин. Ук. соч., стр. 79, 98, 108, рис. 23, 36.
27 А.П. Окладников. Неолит и бронзовый век Прибайкалья. МИА, 43, 1955, рис. 73, 2, 4.

Интересные наблюдения были сделаны при исследованиях плиточных могил близ северо-восточной окраины дер. Будалан, на месте упомянутой стоянки. Три могилы располагались на поверхности почвы в один ряд, с севера на юг; средняя могила (№2) несколько выступала из него к западу. Вместе с соседней, южной могилой (№3) она была ориентирована с запада — северо-запада на восток — юго-восток, в то время как северная (№-1) совместно с обнаруженной при вскрытии слоя стоянки ещё одной могилой (№4) (или же просто значительной по глубине каменной выкладкой у южной её стороны)28 — строго на восток. Обращает на себя внимание и различие между ними в строительном материале: плиты ограды мог. №1 и 4 преимущественно гранитные, снаружи серовато-красноватой и тёмной окраски, а для устройства мог. №2 и 3 были использованы плиты синевато-серого сланца. По-видимому, первоначально были сооружены две последние могилы (№2 и 3), так как сваленная угловая плита мог. №2 была в некоторой части перекрыта камнями примыкающей к ней с северо-восточной стороны мог. №4. В мог. №1 отдельные плиты ограды сланцевые, они, по-видимому, были использованы здесь уже после выброса их из соседних разграбленных плиточных могил.
Вскрытие значительной площади стоянки к западу от этих плиточных могил позволило выявить ряд каменных плиток, отходящих от северо-западного угла мог. №2, с небольшими промежутками между ними. Часть из них ещё оставалась врытой стоймя на ребре, но большая часть, видимо, упала. Они тянулись в западном направлении, с некоторым отклонением к югу, на расстояние около 18 ж и пересекали остатки одного из очагов стоянки, так что возможность связи их с последней очень маловероятна. Вполне возможно даже, что они направлялись не к углу плиточной мог. №2, а судя по общему направлению ряда, — к мог. №4, которая, как уже отмечалось, могла быть просто каменной выкладкой, тем более что в ней не прослеживалось обычной для всех остальных могил этой группы специальной ямки, углубленной для покойника ниже уровня могилы. Известно, что в более позднее время, в VII-IX вв., в Южной Сибири и Монголии у тюрков существовал обычай: от поминальных памятников, расположенных вблизи курганов, или же от самих могил нередко отходили вереницы вертикально врытых в землю камней — «балбалов», поставленных по количеству убитых покойником Ерагов.Л.А. Евтюхова предположила, что этот обычай может оказаться и более древним29. Не исключена возможность, что такое же назначение имел в данном случае и отмеченный ряд камней и что, следовательно, зародился такой обычай ещё в эпоху плиточных могил в степях Забайкалья и Монголии.
В заполнении рассматриваемых могил на территории Будаланской стоянки (относящейся, как уже отмечалось выше, ко времени позднего неолита и ранней бронзы), а также среди грабительских выбросов вокруг них были обнаружены отдельные находки: оббитое орудие из гальки типа скребла, нуклеусы, пластины и др., не отличающиеся от другого инвентаря со стоянки. Лишь в мог. №1 была найдена цилиндрическая красноватая сердоликовая бусина, обычная для памятников этого типа, в частности аналогичная по форме одной из обнаруженных на горе Малый Батор при наших раскопках плиточных могил (рис. 2, 3). Кроме того, в мог. №1 и 2 были найдены отдельные мелкие кусочки древесного угля.
Материалы, полученные при исследовании описанных нами плиточных могил в Восточном Забайкалье, не вносят, к сожалению, никаких новых данных, способствующих уточнению их датировки.
________
28 Плиточная могила совместно с каменной выкладкой той же ориентировки была зафиксирована нами при раскопках в 1959 г. у дер. Усть-Иля на Ононе. Ю.С. Гришин. Поселения эпохи бронзы и раннего железа на Ононе. ВИСДВ, стр. 317-319.
29 Л.А. Евтюхова. Каменные изваяния южной Сибири и Монголии. МИА, 24, 1952, стр. 114-116.

Если в настоящее время хорошо аргументирована конечная дата их существования в Забайкалье III-II вв. до н.э., то относительно начальной даты между исследователями имеются большие расхождения. В своё время Г.П. Сосновский датировал их с VI по II в. до н.э.30. После него H.H. Диков несколько углубил эту датировку до VIII-VII вв. до н.э.31, a вслед за тем А.П. Окладников ещё более значительно удревнил её, допустив даже возможность существования некоторых из них во второй половине II тысячелетия до н.э.32.
При этом оба последних исследователя включили в число плиточных могил и так называемые гробничные погребения, особо выделенные Г.П. Сосновским лишь только по наличию в них изделий карасукских форм33. Хотя имеющиеся сведения об устройстве этих малочисленных погребений очень скудны, судя по ним, не исключено, что они являются наиболее ранним типом плиточных могил. Но и в этом случае кажется пока более предпочтительным не углублять их датировку за пределы I тысячелетия до н.э. Ведь изделия карасукского и даже более раннего глазков-ского типа встречаются иногда совместно в одном и том же погребении с изделиями более позднего раннетагарского типа34. При этом сейчас среди изделий карасукского типа из гробничных захоронений (обоюдоострые шилья, спирально-проволочные кольца и др.) нельзя выделить ни одной формы, которая бы определённо свидетельствовала о ранней их дате, предложенной А.П. Окладниковым. Нож с навершием в виде головы барана, на который ссылается этот исследователь35, также скорее всего позднекарасукский, так как он украшен на рукояти рядом последовательных вертикальных фигур, т.е. совершенно так же, как и целый ряд медно-бронзовых ножей уже тагарских форм, происходящих из ближайших областей Монголии, Ордоса и Суйюани36.
Лишь только дальнейшие широкие исследования плиточных могил по всей обширной территории их распространения помогут уточнить датировку этих интересных памятников.
________
30 Г.П. Сосновский. Ук. соч., стр. 308.
31 Н.Н. Диков. Ук. соч., стр. 42.
32 А.П. Окладников. Триподы за Байкалом, стр. 126.
33 Г.П. Сосновский. К истории добычи олова на востоке СССР. ПИМК, 9-10, 1933, стр. 16.
34 Н.Н. Диков. Ук. соч., стр. 37-38.
35 А.П. Окладников. Триподы за Байкалом, стр. 126.
36 Н.Н. Диков. Ук. соч., табл. XVIII, 13-17. Целую группу монгольских ножей тагарского типа с подобными изображениями демонстрировал В.В. Волков на докладе в секторе неолита и бронзы 13 марта 1965 г.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Археология и раскопки О плиточных могилах восточного Забайкалья