Багира

Среда, 08 23rd

Последнее обновлениеСр, 23 Авг 2017 1am

В 1964 г. при раскопках стоянки у с. Щербеть Куйбышевского района Татарской АССР на левом берегу Камы от А.И. Демакова мы получили пять железных топоров, найденных в зоне Куйбышевского водохранилища.

Новый памятник предболгарского времени на Нижней Каме

Журнал: Советская археология №1, 1968 год
Рубрика: Заметки
Автор: П.Н. Старостин

При обследовании места находок зафиксированы остатки большого разрушенного селища, названного нами Щербетским островным. Оно расположено в 5,5 км к северо-западу от села, на краю падлутовой террасы левого берега р. Бездны, левого притока Камы. Селище затоплено Куйбышевским морем, и лишь в период спада воды между островами выступает грива шириной около 120 м. На ней на площади 420×110 м собран большой подъёмный материал и выявлены остатки древних жилых и хозяйственных построек.
Культурный слой селища полностью смыт, в красной материковой глине видны заполненные культурным слоем ямы. Выявлено более 50 круглых, овальной и подчетырёхугольной формы ям, расположенных бессистемно. Средние размеры их устий 1×0,9 м. На пестроцветной разжиженной поверхности заполнения ям, найдены фрагменты глиняной посуды, кости животных. Ямы не вскрывались. Скорей всего большинство их хозяйственного назначения.
На восточной окраине селища обнаружены две подквадратные с округлыми углами ямы размером 3×5 м, расположенные на расстоянии 20 м одна от другой и ориентированные стенками по странам света. На поверхности их тёмного коричневатого суглинистого заполнения были найдены обломки глиняной посуды, кости животных. Эти ямы, вероятно, остатки жилищ-полуземлянок.
В центральной части селища, на площади 15×8 м, собрано много обломков глиняных отлакированных тиглей (рис. 2, 9), льячек, а также куски бронзового шлака. Здесь же найдены 87 бронзовых трёхгранных в сечении слитков. Длина их 18,5 см, их вес от 88 до 111 г. Эти находки позволяют предполагать о наличии на поселении меднолитейной мастерской.
Среди орудий труда, собранных на селище, есть обломок наральника (рис. 1, 10), выкованноич) из цельного куска железа; восемь железных кос с отогнутыми пятками (рис. 2, 12) и железные двузвеньевые удила. Последние по форме подразделяются на удила с круглыми кольцами, удила с подтреутольными кольцами (рис. 1, 8) и удила со стержневидными пса-лиями (рис. 1, 9).
Примечательны 26 железных кругообушковых топоров длиной 18-22 см. У 21 топора сильно вытянутые пропорции и узкий проух (рис. 1, 12). Рассматриваемые топоры сходны по форме и размерам с топорами из Балымерского «Шолома», Именьковского городища2, а также с топором из Болгар3 и наиболее характерны для Нижнего Прикамья. Пять остальных топоров (рис. 1, 11), отличающихся большей массивностью, принадлежат к общераспространенным типам.
Из других орудий труда отметим железные ножи с короткими и плоскими черешками (рис. 1, 7), слесарное зубило (рис. 1, 6), обломок напильника (рис. 1, 5) и бронзовый пинцет (рис. 1, 4), согнутый из пластины с расплющенными концами.

Вещи с поселения
Рис. 1. Вещи с поселения. 1 — наконечник копья; 2 — шило; 3 — наконечник стрелы; 4 — пинцет; 5. — напильник; б — зубило; 7 — нож; 8, 9 — удила; 10 — ральник; и, 12 — топоры (3 — кость, 4 — бронза; 1, 2, 5-12 — железо)

Оружие с Щербетьского островного селища представлено тремя костяными наконечниками стрел с подромбпческпм в сечении пером (рис. 1, 3) и железным втульчатым дротиком с шипами у основания пера (рис. 1,1).
Интересен фрагмент костяного гребня (рис. 2, 11), украшенного конскими головками.
Многочисленны фрагменты глиняной лепной плоскодонной посуды. По характеру примесей в тесте и обработке поверхности вся керамика подразделяется на две группы. Фрагменты первой группы (85% общего количества фрагментов) с примесью крупнозернистого ыамота с песком и неровной бугристой поверхностью. Фрагменты второй группы (15% общего количества фрагментов) с примесью песка, гладкой, а иногда и подло-щенной поверхностью.
Судя по фрагментам, сосуды с селища — горшки сравнительно высоких пропорций с выпуклыми боками. Диаметры горла основной массы сосудов в пределах от 6-8 до 40-42 см, но наибольшее количество составляют сосуды с диаметром горла от 16 до 26 см. По форме шеек горшки могут быть подразделены на сосуды с подцилиндрическими шейками (рис. 3, 1-3), сосуды с блоковидными шейками (рис. 3, 5-7), сосуды с шейками в виде усечённого конуса (рис. 3, 8), сосуды с шейками в виде раструба (рис. 3, 4). В количественном отношении преобладают сосуды первого типа (45%), меньше (32%) сосудов второго типа и очень немного сосудов третьего (18%) и четвёртого (5%) типов.

Находки с поселения
Рис. 2. Вещи с поселения. 1-3 — пряжки; 4, 7 — привески; 5 — сюльгама; 6,8 — пряслица; 9 — тигель; 10 — фигурка; 11 — гребень; 12 — серп (1, 5, 12 — железо; 2, з, 4, 7 — бронза; 6, 8, 9, 10 — глина; 11 — кость)

Большинство сосудов не орнаментировано, лишь некоторые венчики (5%) украшены по срезу края косой насечкой, вдавлениями подтреуголь-иой лопаточки, а также ямками на переходе к плечикам.
По форме, примесям в тесте и орнаментации керамика Щербетьского островного селища близка керамике таких памятников Нижней Камы, как Бабий Бугор, Балымерокий «Шолом», Именьковское городище, Балымер-ское селище, Рождественское селище, а также материалам поселений Верхней Суры и поселений в районе города Уфы, исследованных в последние годы4.
На селище найдено также около двухсот пряслиц, преимущественно усеченно-биконической формы с острым ребром (рис. 2, 6-8) из серой хорошо (промешанной глины и глиняная миниатюрная фигурка животного (рис. 2, 10).

Основные типы сосудов с поселения
Рис. 3. Основные типы сосудов с поселения

Из украшений и принадлежностей костюма отметим бронзовую пирамидальную подвеску с ушком (рис. 2, 4) — украшение, нередко встречающееся в мерянских и мордовских могильниках III-VIII вв.5; бронзовую кольцевую литую подвеску с «наплывами» (рис. 2, 7), близкую находкам ггз погребений бахмутинской культуры6, Турбасллнских курганов7, Кошибеевского могильника8, Корчейского городища9 и ряда других памятников, характерную для VI-VIII вв. бронзовую В-образную пряжку с неподвижным подтреугольным щитком с округлыми выступами (рис. 2, 2), аналогичную пряжкам из погребений могильников Северного Кавказа10, а также Бирского могильника11, бытующую в V-VII вв. и железную В-образную пряжку (рис. 2, 5), встречающуюся, как правило, в комплексах того же времени.
На основании приведённых аналогий дата селища может быть определена временем III-VIII вв.
По характеру материала Щербетское островное селище близко кругу многочисленных памятников Нижней Камы и прилегающих районов Волги, выявленных преимущественно в последние годы. В интерпретации их культурной и этнической принадлежности у исследователей нет единого мнения. Некоторые из них свяеывают данные памятники с племенами городецкой культуры, расселившимися в середине I тысячелетия по левобережью Волги12. По мнению других, эти памятники следует выделять в именьковскую культуру, носители которой (тюркоязычные племена) проникли из районов Сибири в эпоху великого переселения народов13.
При решении этих спорных проблем материалы Щербетского островного селища будут представлять несомненную ценность.
________
1 Б Б. Жиромский. Древнеродопое святилище «Шолом». МИА, 61, 1958, стр. 440, рис. 9, 1.
2 Н.Ф. Калинин и А.X. Халиков. Именьковское городище. МИА, 80, 1960, стр. 245, рис. 7. 2.
3 Хранится в Гос, музее ТАССР, инв. №16170.
4 З.А. Акчурина, А.М. Ефимова, А.П. Смирнов, О.С. Хованская. Исследование города Болгара. КСИИМК, XXVII, 1949, стр. 150; Б.Б. Жиромский. Ук. соч., стр. 445; Н.Ф. Калинин, А.X. Xаликов. Ук. соч., стр. 241, 242; А.М. Ефимова. Городецкое селище и болгарское городище у с. Балымеры Татарской АССР. МИА, 111, 1962, стр. 29-31; В.Ф. Генинг. В.Е. Стоянов, Т.А. Хлебникова, И.С. Вайнер, Е.П. Казаков, Р.К. Валеев. Археологические памятники у села Рождествено. Казань, 1962, стр. 21-25; П.Д. Степанов. Памятники угорско-мадьярских (венгерских) племён в Среднем Поволжье. Сб. «Археология и этнография Башкирии», II, Уфа, 1964; Г.Н. Матюшин. Археологические исследования в окрестностях города Уфы. ВАУ, 2, Свердловск, 1962, стр. 63, 64; П.Ф. Ищериков. H.A. Mажитов. Городище Уфа П. Сб. «Археология и этнография Башкирии», I, Уфа, 1962.
5 А.А. Спицын. Древности бассейнов рек Оки и Камы. MAP, 25, 1901, табл. VI, 25; П.П. Иванов. Материалы по истории мордвы VIII-XI вв. Моршанск, 1958, табл. XXIV, 9; А.Е. Алихова. Серповский могильник. Сб. «Из древней и средневековой истории мордовского народа», Саранск, 1959, табл. 50, 13а; М.Ф. Жиганов. Старший Кужендеевский могильник в долине р. Тёша. CA, 1959, 1, стр. 220, рис. 2.
6 Коллекции БИЛЛИ АН СССР, инв. №60/494, 60/383.
7 H.A. Mажитов. Курганный могильник в деревне Ново-Турбаслы. Башкирский археологический сборник. Уфа, 1959, стр. 121, табл. II, 17, 18.
8 А.А. Спицын. Ук. соч., табл. VII, 10.
9 А.А. Спицын. Древности камской чуди по коллекции Теплоуховых. MAP, 26, 1902, табл. III, 19.
10 Т.М. Минаева. Могильник Байтал-Чапкан. Материалы по изучению Ставропольского края, 2-3, Ставрополь, 1950, рис. 24, б; В.А. Кузнецов. Аланские племена Северного Кавказа. МНА, 106, 1962, рис. 25, 7.
11 Коллекции БИЯ ЛИ АН СССР, инв. №60/353.
12 Н.Ф. Калинин и А.X. Халиков. Итоги археологических работ 1945-1952 гг. Тр. Казанского ФАН СССР, сер, гуманит, н., Казань, 1954, стр. 56; Б.Б. Жиромский. Ук. соч., стр. 449, 450; А.М. Ефимова. Ук. соч., стр. 26-33; А.П. Смирнов, Н.В. Трубникова. Городецкая культура. САИ, Д-1-14, стр. 27, 28.
13 В.Ф. Генинг. К вопросу о продвижении сибирского населения в Западное Приуралье в I тысячелетии. Сб. «Вопросы истории Сибири и Дальнего Востока», Новосибирск, 1961.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Археология и раскопки Новый памятник предболгарского времени на Нижней Каме