Багира

Пятница, 07 28th

Последнее обновлениеЧт, 27 Июль 2017 11pm

В опубликованной в журнале «Советская археология» статье П.А. Раппопорта1 высказывается мнение о принадлежности оборонительной системы древнерусского города Плеснеска к скифскому времени.

К вопросу о Плеснеске

Журнал: Советская археология №1, 1968 год
Рубрика: Критика и библиография
Автор: М.П. Кучера

Доказательством этому служат для автора блыпие размеры Плеснеского городища, некоторые особенности планировки его оборонительной системы и наличие на нём находок скифского времени. Далее в статье на примере Плеснеского городища ставится вопрос об отнесении к скифскому времени целого ряда других городищ, культурная принадлежность которых ещё не выяснена. У меня, как занимавшегося исследованием древнего Плеснеска2, имеется ряд замечаний и соображений по данному вопросу.
Прежде всего следует отметить, что Плеснеское городище состоит из двух топографических частей — верхней и нижней.П.А. Раппопорт рассматривает в статье

План Илеснеского городища
План Илеснеского городища: 1 — валы; 2 — курганный могильник

и помещает план лишь верхней части, утверждая, что вторую, нижнюю часть «вряд ли можно считать неотъемлемой частью этого археологического комплекса»3. На самом деле это не так. Обе части городища в фортификационном отношении не отделимы друг от друга. Оборонительная линия нижней части (подол), охватывающая верхнюю часть с востока, юга и запада, составляет одно целое с внешней оборонительной линией верхней части с севера (рисунок). В целом эта линия в обеих топографических частях образует внешнюю границу городища. На значительном протяжении она состоит из естественных преград (обрывов, оврагов), а там, где их нет, — из вала со рвом, хорошо сохранившихся на облесенных участках. Нижняя часть в древнерусское время была интенсивно заселена. В хозяйственном отношении она выгодно отличалась от верхней части наличием ручья, а также нахождением в разных местах двух родников. Не только в оборонительном, но и в хозяйственном отношении нижняя часть являлась неотъемлемым компонентом верхней части.
________
1 П.А. Раппопорт. К вопросу о Плеснеске. CA, 1965, 4, стр. 92-103.
2 М.П. Кучера. Раскопки городища Плеснеск. КСИА, 4, 1955, стр. 16, 17; его ж е. Древнiй Плiнеськ. ВАН УРСР, 7, Киïв, 1959, стр. 30-34; его же. Основнi етапи розвитку стародавнього Плкнеська. МДАПВ, 2, Киïв, 1959, стр. 132-145; его же. Древний Плеснеск. Автореф, канд. дис. Киев, 1960; его же. «Плеснеск» «Слова о полку Игореве» и древнерусский город Плеснеск. КСИА, 9, 1960, стр. ИЗ — 116; его же. Древнiй Плiнеськ. АП, XII, Киïв, 1962.
3 П.А. Раппопорт. Ук. соч., стр. 92.

Древнерусские города с укреплённой нижней частью хорошо известны на тех же галицко-волынских землях. Так, во Владимире нижняя часть была укреплена валами, охватывавшими значительный участок р. Луг вместе с её притоками4. В древнем Галиче вокруг верхней части сохранилось несколько валов, защищавших с открытой стороны нижнее течение притока р. Лухвы — Мозолевого потока5. Древний Червень, занимавший отдельные изолированные возвышения в пойме рек Гучвы и Синюхи, также был защищён окружным валом, отрезок которого длиной 1,5 км, сохранился на облесенном участке на значительном расстоянии от центральной укреплённой части города6. Ту же самую планировку, с включением в состав укреплённой части значительных отрезков ручьёв и рек, имели Белз7 и Теребовль8.
Приведённые аналогии говорят о том, что наличие укреплений в нижней части Плеснеска не является чем-то случайным. Наоборот, эта черта типична и для других галицко-волынских городов, располагавшихся вблизи долин с ручьями или в поймах рек и включавших в ограждённую территорию не только верхнюю часть, но и нижнюю. Отличие Плеснеского городища состоит в том, что укреплению его нижней части в большей мере способствовали естественные преграды, которые лишь дополнялись искусственными заграждениями. Хорошо известно, что включение в черту городищ участков, обеспеченных водой, было характерным для скифского времени. Однако непонятно, почему от этого должны были отказываться славяне в древнерусское время. Ради сокращения протяжённости оборонительных рубежей в случае нападения противника? Нам кажется, что для древнерусского времени следует различать в системе организации обороны город и крепость. На небольших городищах, строившихся преимущественно в стратегических целях и располагавших ограниченным контингентом защитников, на первый план выдвигалась задача наиболее рациональной организации обороны. В городах же с различным составом населения на первый план выдвигались хозяйственные интересы, которым были подчинены интересы обороны. Крепости или феодальные замки строились по заранее продуманному плану. Оборонительная система городов складывалась постепенно, по мере роста населения и с учётом его разнообразных хозяйственных нужд. Несомненно, что в решении вопросов обороны города, так же как и в строительстве оборонительных рубежей и их защите, принимало непосредственное участие само население города. Этим и определяется различие в планировке укреплений городов от планировки обычных городищ.
Верхняя площадь Плеснеского городища делится на северо-западную и юго-восточную части. Первая из них защищена отдельным валом со рвом. Вторую, основную часть городища, пересекают с запада на восток семь оборонительных линий, состоящих из валов со рвами.П.А. Раппопорт считает возможным относить к древнерусскому времени лишь две крайние южные оборонительные линии и называет в соответствии с этим крайнюю мысовую площадку детинцем, а примыкающую к ней с севера вторую — окольным городом. Допустим, что действительно укрепления только этих двух площадок относятся к древнерусскому времени. Но как же тогда назвать третью с севера площадку, заселенность которой в древнерусское время признаёт сам П.А. Раппопорт?9 Ведь она защищена самым большим на городище, хорошо сохранившимся валом (пусть даже скифским) и в период древней Руси так или иначе составляла изолированную часть городской территории. Термины «детинец», «окольный град» весьма условны, и этими частями не ограничивалась территория древнерусских городов. Центр древнего Киева состоял из «города Владимира», «города Ярослава» и третьей части с Михайловским монастырём, название которой нам неизвестно10. В древнем Чернигове летопись упоминает «детинец», «донешний град», «окольный град», «предгородье».Б.А. Рыбаков отмечает, что, бесспорно, приурочить летописные термины к известным частям черниговских укреплений вряд ли возможно11. Во Владимире на Клязьме H.H. Воронин выделяет такие укреплённые части: «Мономахов город», «Новый город», «посад» и «детинец»12. В большей степени остаётся неясным социальный характер отдельных частей древнерусского города. С этой трудностью мы сталкиваемся и в Плеснеске13.
________
4 О.О. Ратич. Древньоруськi археологiчнi памъятки на територii захiдних областей УРСР. Киïв, 1957, рис. 7.
5 Я. Пастернак. Старий Галич. Кракiв — Львiв, рис. 18.
6 К. Jazdzewski. Ogôlne wiadomosci о Czermnie — Czerwienu. АР, IV, 1, Warszawa — Wroclaw, 1959, стр. 77, 81.
7 О.О. Patич. Ук. соч., рис. 2.
8Там же, рис. 10.
9 П.А. Раппопорт. Ук. соч., стр. 96.
10 История Киева, т. I, Киев, 1963, см. план на стр. 53.
11 Б.А. Рыбаков. Древности Чернигова. МИА, 11, 1949, стр. 13.
12 Н.Н. Воронин. Оборонительные сооружения Владимира XII в. МИА, 11, стр. 204.
13 В Плеснеске, например, облицовочные керамические плитки, происходящие, очевидно, из жилищ феодальной знати, найдены во всех трёх южных укреплённых частях (М.П. Кучера. Древнш Шпснеськ, АЛ, стр. 26, 27, 51, 53; его же. Основш етапи…, стр. 141).

Древнейшая мысовая часть Плеснеска, площадью 0,35 га (так называемый «Оленин парк»), по-видимому, являлась первоначальным детинцем. В XII-XIII вв., когда Плеснеск стал городом, детинец должен был находиться во второй укреплённой части. Этому соответствуют её размеры и центральное положение среди остальных укреплений. Третью к северу часть можно назвать посадом. Остальные северные части образовывали, возможно, предградье. Такая интерпретация основных частей Плеснеска, при всей её ус-ювности, должна быть ближе к истине14. Некоторое соответствие Плеснескому городищу можно найти в городище древнего Галича, центральная территория которого также делилась на три части, условно именуемые «Золотым током», детинцем (или епископской частью) и окольным (кромным) городом15.
П.А. Раппопорт, не отрицая принадлежности двух южных площадок в верхней части Плеснеского городища к древнерусскому времени, что подтверждается данными исследования их укреплений, считает возможным предполагать, что вал в южной мысовой части — «Оленином парке» «насыпан поверх остатков оборонительных сооружений скифского времени; об этом говорит наличие в основании вала каких-то каменных конструкций, не характерных для древнерусских валов»16. В этой связи отметим, что указанные конструкции представляют собой сложенные из камней стены с развалпвшейся верхней частью. Они связаны с сооружением, по всей видимости башни, остатки которой в виде обугленного дерева, золы, сильно пережженной глины открыты между ними17. Эти конструкции находятся отнюдь не в основании вала, как утверждает П.А. Раппопорт. Во время раскопок они были обнаружены уже на глубине 30-60 см от современной поверхности вала18. Достаточно взглянуть на чертёж кладок в статье, на которую ссылается П.А. Раппопорт, чтобы убедиться в этом19. В руинах пожарища, в особенности среди скопления пережженной глины, над которой возвышаются каменные кладкп, найдено много обломков древнерусских сосудов20, что никак не увязывается с представлением о скифском происхождении «каменных конструкций». При этом вместе с пожаром предполагаемой башни обгорели н камни кладки. Желание П.А. Раппопорта указать на присутствие в валу «Олениного парка» конструкций скифского времени вполне понятно, если учесть естественную конфигурацию этой части, в плане выделенной от остального плато. Из предпосылки о скифском происхождении Плеснеского городища логически вытекает, что эту часть необходимо было в первую очередь укрепить. В противном случае возникают необъяснимые трудности при датировке городища в целом.
Внутренний вал второй площадки (детинца) также подвергался исследованиям. Оп сооружён в один прпем п по довольно многочисленным вещевым находкам относится к древнерусскому времени21. С такой датировкой соглашается и П.А. Раппопорт22. Однако в связи с этим валом возникают возражения против датировки городища скифским временем. Указанный вал насыпан в чрезвычайно выгодном месте — на перешейке в суженной части плато по внутреннему краю неширокой ложбины в виде балкп, искусственно превращённой в глубокий ров. По форме и размерам площадка детинца очень удобна для устройства на ней отдельной укреплённой части; она имеет, к тому же, значительно более высокие обрывистые края по сравнению с территорией к северу от неё. Учитывая эти естественные особенности, а также местоположение площадки детинца среди других частей — с одной стороны, и отсутствие на ней укреплений скифского времени — с другой, трудно понять, почему в таком случае в скифское время понадобилось сооружать более северные валы.
П.А. Раппопорт считает, что северный наружный вал городища в древнерусское время «был заброшен и не играл роли укреплённой линии»23, поскольку древнерусский курганный могильник распространяется к югу от него на территорию самого городища. Если так рассуждать, то следует признать, что к моменту сооружения могильника были заброшены и другие северные валы, в частности, два крайних вала в юго-восточной части городища и вал северо-западной части, куда первоначально распространялись южные пределы могильника24.
________
14 М.П. Кучера. Древнiй Плiснеськ. АП, стр. 18, 31; его же. Основнi етапи…, стр. 140.
15 В.Й. Довженок. Вiйськова справа в Киiвський Русi. Киïв, 1950, стр. 55: M.К. Каргер. Основные итоги раскопок древнего Галича в 1955 г. КСИА АН СССР, 81, 1960, стр. 62.
16 П.А. Раппопорт. Ук. соч., стр. 96.
17 М.П. Кучера. Древнш Плшнеськ. АП, стр. 16, 17.
18 Там же, стр. 16.
19 I.Д. Старчук. Розкопки на городищi Плiснесько в 1949 г., АП, V, Киïв, 1955, стр. 32, рис. 1.
20 М.П. Кучера. Древнiй Плiснеськ. АП, стр. 17.
21 I. Старчук. Розкопки на городищi Плiснесько. АП, 1, 1949, Киïв, стр. 77; М.П. Кучера. Древнiй Плiснеськ. АП, стр. 16.
22 П.А. Раппопорт. Ук. соч., стр. 96.
23 Там же, стр. 95.
24 М.П. Кучера. Древнiй Плiснеськ. АП, стр. 17, 19.

Однако все эти валы прекрасно сохранились. На внешнем склоне второго вала в юго-восточной части городища заметна на поверхности облицовка из больших каменных плит. В сохранившейся части могильника нет ни одного случая нарушения курганами вала или его рва. Имеются основания полагать, что не курганы насыпаны на городище, а, наоборот, валы сооружены на могильнике. Курганы в южной части могильника датируются IX-X вв. Северные валы городища в пределах древнерусского времени могли быть сооружены лишь в XII-XIII вв. (в период феодальных войн по воссоединению галицко-волынских земель25), т.е. на уже заброшенной к тому времени части могильника. Это подтверждается и раскопками вала северо-западной части городища, в насыпи которого находилось много пережжённых обломков керамики IX-Х — вв., происходящих из разрушенных курганов с трупосожжениями26.
Случаи сооружения валов на территории могильников для древнерусского времени достаточно известны.
Незначительное количество древнерусских находок в пределах северных валов Плеснеского городища также не может служить бесспорным доказательством его принадлежности к скифскому времени. Подобный случай имеет место на городище Старой Рязани, где раскопками обнаружены большие участки, лишённые следов застройки27. Отсутствует древнерусский культурный слой и на довольно значительной части посада Белгородского городища28.
О синхронности различных частей Плеснеского городища говорят некоторые детали их оборонительных сооружений. Кроме основных фронтальных валов, на городище имеют место очень незначительной величины (около 0,5 м высотой, 1,5-2 м шириной) боковые валы, которые обрамляют обрывистые края площадок. Эти валы сохранились в «Оленином парке» (по южному краю), на детинце (по юго-восточному краю), в северо-западной части городища (по западному, частично южному и восточному краям) и в предградье (по западному краю у второго и третьего с напольной стороны внутренних валов и отчасти по южному краю оврага у второго вала).
На детинце под внутренним склоном бокового вала открыто полуземляночное жилище XI в.29, т.е. этот вал сооружён одновременно с основным валом, непосредственным продолжением которого он является. В «Оленином парке» боковой вал также не мог возникнуть раньше основного вала датирующегося древнерусским временем. То же самое следует сказать и в отношении северо-западной части городища, где основной вал сооружён в период существования города. По аналогии с приведёнными фактами можно утверждать, что и боковые валы предградья относятся к древнерусскому времени, а вместе с ними должны быть отнесены к этому же времени и два основных вала, непосредственно связанных с боковыми валами. Во всяком случае, наличие определённого типа боковых валов в различных частях городища свидетельствует о том, что все эти части, оборонительная система которых строилась по одному и тому же принципу, относятся к одной исторической эпохе.
Аналогичного типа боковые валы, как остатки вспомогательных заграждений на второстепенных направлениях, сохранились, очевидно, по краям плато на Галичском городище, судя по его плану30.
При рассмотрении хронологии Плеснеского городища нельзя не указать на наличие на нём курганообразных насыпей, на которых находились в своё время, очевидно, башни31. Они хорошо сохранились на конце бокового вала на детинце, на западном краю предградья, на двух смежных концах бокового вала в северо-западной части городища и у въезда перед внешним валом городища. Нахождение этих сооружений в различных частях городища, подобно боковым валам, также говорит в пользу рассмотрения всего городища как единого оборонительного комплекса. Аналогичные курганообразные насыпи, которые принято считать остатками башен, хорошо сохранились на городище древнего Галича32.
Основным аргументом против датировки Плеснеского городища древнерусским временем служат для П.А. Раппопорта его большие размеры33.
________
25 М.П. Кучера. Древнiй Плiснеськ. АП, стр. 19; его же. Основнi етапи…, стр. 139, 144.
26 М.П. Кучера. Древнiй Плiснеськ. АП, стр. 17.
27 А.Л. Mонгайт. Старая Рязань. МИА, 49, 1955, стр. 32.
28 Наблюдения В.И. Довженка, М.П. Кучеры, В.Д. Дяденко за хозяйственными траншеями по благоустройству с. Белгородки в 1964 г.
29 В жилище находился целый горшок с клеймом в виде знака Владимира Святославича. М.П. Кучера. Древнiй Плiснеськ, АП, стр. 16; его же. Керамiка древнього Плiснеська, «Археолотя», XII, Киïв, 1961, стр. 148.
30 Я. Пастернак. Ук. соч., рис. 18.
31 М.П. Кучера. Древнш Плкнеськ. АП, стр. 19.
32 В.Й. Довженок. Ук. соч., стр. 55, 56; М.Н. Тихомиров. Древнерусские города.М., 1956, стр. 239.
33 П.А. Раппопорт. Ук. соч., стр. 92, 95, 96.

По этой причине он исключает из городища нижнюю часть и считает скифской почти всю верхнюю часть, относя к древнерусскому времени лишь две укреплённые мысовые площадки общей площадью около 4 га34. Однако при сравнении размеров Плеснеского городища с другими древнерусскими городищами следовало бы указать размеры его заселённой площади, которые довольно внушительны. Нижняя часть была заселена на всем протяжении, кроме крутых склонов плато и долины по краям ручья. В верхней части, насколько можно судить по отсутствию подъёмного материала, оставалась незаселенной лишь северная окраина. Северо-западная часть городища была заселена по краю со стороны нижней части. Общие размеры заселённой площади составляют около 50 га в нижней части и около 40 га в верхней. Эти цифры действительно превышают приводимые П.А. Раппопортом размеры древнерусских городищ. Но таковы факты. Можно ли после этого ограничивать укреплённую часть Плеснеска четырьмя гектарами? Бесспорно, что нет, если даже признать городище скифским. В хозяйственном отношении верхняя часть городища не совсем удобна. Она расположена вдали от воды, оборонительные линии валов и рвов препятствовали передвижению и затрудняли выход за пределы городища. Тем не менее северные валы хорошо сохранились до наших дней, т.е. в древнерусский период они, несомненно, имели оборонительное значение. Именно благодаря наличию укреплений эта часть городища и была заселена в древнерусский период.
В планировке оборонительной системы Плеснеска П.А. Раппопорт указывает на две особенности, характерные для скифского времени: 1) наличие длинного наружного вала, охватывающего обе верхние части городища, и 2) непараллельное со сходящимися концами направление двух валов в предградье35.
Первая особенность действительно характерна для некоторых скифских городищ, состоящих из нескольких мысовых частей и защищённых с напольной стороны общей оборонительной линией. Однако на Плеснеском городище длинный наружный вал охватывает не только верхние части. Как уже отмечалось, он является непосредственным продолжением укреплений нижней части. Следовательно, если признать, что укрепления в нижней части относятся к древнерусскому времени, то в этой особенности нет ничего необычного.
Вторая особенность, когда два вала соприкасаются концами, встречается в западных областях УССР на целом ряде городищ. Примером могут быть городище стольного города Теребовля36, а также городища у с. Рокитно37 и с. Добростаны38, которые по данным исследований определяются как древнерусские. Наличие валов со сходящимися концами характерно для северо-восточного городища древнего Искоростеня39. На Плеснеском городище, к тому же, на концах одного из этих валов (внутреннем) имеются остатки упоминавшихся выше боковых валов.
Из материалов скифского времени на Плеснеском городище найдена керамика. Она встретилась только на детинце, хотя раскопки производились и в «Оленином парке», и на посаде, и в северо-западной части городища, и в нижней части. На детинце эта керамика составляет доли процента по отношению к древнерусской керамике. Трудно представить, чтобы такое разительное несоответствие в археологическом материале получило обратное отражение в оборонительных сооружениях.
Мы остановились на всех доказательствах, приводимых П.А. Раппопортом в пользу датировки городища скифским временем. Часть из них не подтверждается данными раскопок, а часть вообще не может быть проверена на местном материале.
В своё время мы отмечали, что Плеснеское городище относится к локальному, галицко-волынскому типу древнерусских укреплённых пунктов. В характере этого типа оборонительной системы мы усматривали отражение эпохи феодальных войн по воссоединению галицко-волынских земель, составлявших основное содержание политических отношений в Юго-Западной Руси XII-XIII вв.40
Если же признать, что этот тип планировки укреплений восходит к более древней эпохе, тогда многие летописные червенские города следует рассматривать как возникшие на городищах скифского времени. Возможность такой постановки вопроса не может вызвать сомнений по отношению к рядовым поселениям, однако трудно допустить, чтобы подобный случай имел место в истории стольных городов Галпча, Владимира, Червеня, Теребовля. Исследованиями окружного вала древнего Червеня установлено, что он сооружён в древнерусское время41. Раскопки укреплений древнего Галича42 также не дают оснований сомневаться в их древнерусском происхождении.
________
34 Там же, стр. 96.
35 П.А. Раппопорт. Ук. соч., стр. 95.
36 О.О. Ратич. Ук. соч., рис. 10.
37 А.А. Ратич. Городища Росточья. КСИА, 12. 1962, стр. 87, рис. 1.
38 О.О. Ратич. Городища в сёлах Добростани i Страдч на Львiвщинi. «Археолопя», XX, Киïв, 1966.
39 Научный архив Института археологии АН УССР.
40 Плеснеск был пограничным пунктом Галицкого княжества, расположенным на пути из Волыни на Галич. Именно с военными событиями этого времени связываются и упоминания Плеснеска в письменных источниках. (М.П. Кучера. Древнiй Плiснеськ, АП, стр. 5, 6).
41 К. Jаrdzсwski. Ук. соч., стр. 77.
42 Я. Пастернак. Ук. соч., стр. 167; М.К. Каргер. Ук. соч., стр. 65.

На совершенно недоказанном положении о скифском происхождении Плеснеского городища П.А. Раппопорт ставит вопрос об отделении славянских городищ от городищ эпохи раннего железного века43. При этом автор статьи рассматривает городища, культурная принадлежность которых вообще не выяснена. Ни по размерам, ни по особенностям оборонительных сооружений эти городища ничего общего с Плеснеским городищем не имеют44. Странно, что об особенностях городищ Галича, Владимира, Червеня, Теребовля, Белза, сходство которых с Плеснеским городищем не подлежит сомнению, а в некоторых случаях (Галич, Теребовль) око восходит даже к отдельным деталям в устройстве оборонительных сооружений, П.А. Раппопорт не упоминает ни словом.
Нельзя не — отметить стремление П.А. Раппопорта противопоставить свидетельства письменных источников археологическим данным о Плеснеске45. С этой целью, в частности, он берёт под сомнение достоверность упоминания Плеснеска в «Слове о полку Игореве». В подтверждение своей мысли автор статьи почему-то ссылается на устаревшее издание текста «Слова», в котором попытка толковать «Плеснеск» «Слова» в ином значении (не как древнерусский город) оказалась явно неудачной46. Не удивительно, что при последующих изданиях «Слова о полку Игореве» этот вариант перевода не был принят47.
По частному вопросу, не имеющему непосредственного отношения к происхождению Плеснеского городища, П.А. Раппопорт выражает несогласие с датировкой древнейшего вала Плеснеска концом X в. Он склонен датировать этот вал (с каменными конструкциями в «Оленином парке») серединой или даже концом XI в.48. Безусловно, такая датировка лучше согласуется с представлением о скифском происхождении городища, поскольку этим самым почти на целое столетие сокращается период возможного развития Плеснеска, как укреплённого пункта, в древнерусское время. Однако обратимся к фактам. В горелом слое из руин предполагаемой башни, в 'Особенности среди упоминавшегося выше скопления пережженной глины, находились многочисленные обломки керамики IX- X вв. Целых сосудов здесь не найдено, но, судя по обломкам, эта керамика скорее относится к X в.49. Более точные сведения получены раскопками в «Оленином парке» с внутренней стороны перед палом напротив каменных кладок. Здесь, у подножия вала в 4-5 м перед ним, была открыта полуземлянка×в., засыпанная в верхней части, на глубину 0,6 м, мелким известняковым щебнем, характерным для насыпи вала. Из заполнения полуземлянки слой щебня уходил непосредственно в насыпь вала, а в противоположную сторону он продолжался более тонким слоем ещё на 3-4 м за полуземлянку. Несомненно, что слой щебня по краю площадки «Олениного парка» образовался при устройстве вала. На всем протяжении этот слой является резкой границей, отделяющей керамические фрагменты IX- X в. от керамических фрагментов конца X- XI в.50. Таким образом, верхней датой сооружения вала следует считать конец X в.
При датировке вала следует учитывать и отсутствие среди находок, имеющих прямое или косвенное отношение к решению этого вопроса, керамики XI в. В период бытования этой хронологической группы керамики вал уже существовал. В начале XI в. в Плеснеске уже находились представители военно-феодальной знати, о чём свидетельствует открытие на курганном могильнике шести дружинных погребений, два из которых, парные, выделяются особым богатством инвентаря51. Датировать после всего этого первое укрепление в Плеснеске серединой или концом XI в. невозможно.
Наконец П.А. Раппопорт не согласен с предложенной нами датировкой (VII-VIII вв.) древнейшего этапа в развитии Плеснеска. В качестве доказательства он ссылается на присутствие в комплексах этого времени в основном гончарной керамики, датировка которой VII-VIII вв. якобы «противоречит всем данным о развитии восточнославянской керамики»52. Заметим, что такая точка зрения на развитие восточнославянской керамики ещё не является доказательством. В дофеодальный период истории территория восточных славян была слишком обширной, и изменения в материальной культуре происходили на ней не одновременно.
________
43 П.А. Раппопорт. Ук. соч., стр. 96.
44 Исключение составляет более сложное городище у с. Михнов Хмельницкой области, размеры которого, правда, небольшие (150×300 м), но по плану оно действительно напоминает Плеснеское городище. В данном случае показательно то, что именно это городище, единственное среди всех остальных, имеет, по свидетельству П.А. Раппопорта, культурный слой древнерусского времени (П.А. Раппопорт. Ук. соч., стр. 97).
45 П.А. Раппопорт. Ук. соч., стр. 94.
46 М.П. Кучера. «Плеснеск» «Слова о полку Игореве»…, стр. ИЗ — 116.
47 «Слово о полку Игореве». Поэтические переводы и переложения.М., 1961, стр. 25.
48 П.А. Раппопорт. Ук. соч., стр. 96.
49 М.П. Кучера. Керамшrа древнього Плiснеська, стр. 147, 148.
50 Там же, стр. 148-150.
51 М.П. Кучера. Древнш Плкнеськ. АП, стр. 54, 55
52 П.А. Раппопорт. Ук. соч., стр. 96.

Даже в более поздний период в развитии материальной культуры восточных славян не было хронологического шаблона. В северных областях вплоть до IX в. вообще отсутствовала гончарная керамика. На юге она появилась значительно раньше, но когда именно — этот вопрос и должны решать исследователи. Отметим, что в данном случае даже для юга восточнославянской территории не может быть какого-то единого хронологического критерия, поскольку распространённая здесь в дофеодальное время ран-негончарная керамика не была единой в типологическом отношении и восходила к различным генетическим основам.
П.А. Раппопорт не предлагает своей датировки раннегончарной керамики Плеснеска. Наша датировка основывается на местном археологическом материале и на аналогиях53. Наличие в VII-VIII вв. совершенно идентичной керамики на юге Польши, на территории Венгрии и Болгарии не даёт оснований датировать её в Плеснеске более поздним периодом.
Наличие у славян в VII в. гончарной керамики рассматриваемого типа не подлежит сомнению. В период заселения Балкан она у них уже была. Эта керамика очень рано проникла на территорию Венгрии, где встречается в погребениях аварского времени. Отрицать бытование в VII-VIII вв. общеславянского типа ранне-гончарной керамики в юго-западной части восточнославянских земель мы не имеем оснований.
Значение Плеснеска прежде всего состоит в том, что он возник в дофеодальное время и существовал в течение всей древнерусской эпохи, пройдя сложный путь развития от сельского поселения до феодального города. Памятников с подобным хронологическим диапазоном в древней Руси, и в частности на её юго-западных землях, мы знаем немного.
________
53 М.П. Кучера. Гончарная керамика дофеодального времени из раскопок древнего Плеснеска. CA, 1962, 1, стр. 294; его же. Керамiка древнього Плiснеська, стр. 145.