Багира

Пятница, 07 21st

Последнее обновлениеСр, 19 Июль 2017 6pm

Вопрос о времени освоения металлургии железа на Среднем Енисее является дискуссионным.

Из истории освоения металлургии железа на Среднем Енисее

Журнал: Советская археология №1, 1968 год
Рубрика: Статьи
Автор: M.A. Дэвлет

Его решение затрудняется тем обстоятельством, что в тагарских погребальных комплексах железные вещи, как правило, отсутствуют вплоть до тагаро-таштыкского переходного этапа. Положение С.В. Киселёва о том, что железо, выдержав упорную борьбу с бронзой, с начала второй стадии тагарской культуры медленно, но неуклонно вступало в свои права1 в настоящее время оспаривается Н.Л. Членовой. Она пишет: «Достоверно не известно, умели ли тагарские люди сами изготовлять железные вещи»2. Констатируя факт, что в Минусинской котловине имеется ряд железных предметов тагарского времени, известных из случайных находок (кинжалы и чеканы), Н.Л. Членова замечает, что, судя по форме и технике изготовления, они скорее всего импортные. «Таштыкцы победили тагарцев, — пишет она, — по всей вероятности, потому, что владели железом, прежде всего железным оружием, преимущества которого перед бронзовым неоспоримы»3. Она полагает, что железо не получило хоть сколько-нибудь широкого распространения в Минусинской котловине вплоть до II и I вв. до н.э. В связи с необычайным богатством Минусинской котловины медью, у местного населения не было особого стимула искать какой-то другой металл. «Таким образом, сыграв столь положительную роль в развитии карасукской и ранне-тагарской культуры, медные запасы Минусинского края в дальнейшем явились тормозом в развитии тагарской культуры, причиной её отставания от соседних культур Алтая, Тувы, Казахстана, уже в V в. до н.э. начавших производство железных орудий»4.
Почти полное отсутствие олова в Хакасско-Минусинской котловине наводит Н.Л. Членову на мысль об импорте его из Восточного Казахстана, где известны Калбинское и Нарымское оловянные месторождения5. Если согласиться с этим предположением, то становится очевидным, что тагарские племена в воспроизводстве оружия должны были зависеть от соседей, что неминуемо подрывало бы их боевую мощь6. Надо полагать, желание устранить неожиданные затруднения с подвозом олова, всегда возможные при столь дальних перевозках, — достаточный стимул для освоения нового металла.
________
1 С.В. Киселёв. Древняя история Южной Сибири.М., 1951, стр. 193, 319; Ю.С. Гришин. Производство в тагарскую эпоху. МИ А, 90, 1960, стр. 180-181.
2 Н.Л. Членова. Тагарская культура на Енисее. Материалы по древней истории Сибири. Улан-Удэ, 1964, стр. 287.
3 Там же, стр. 308.
4 Там же, стр. 287, 288.
5 Там же, стр. 285.
6 Кандидат геолого-минералогических наук Л.В. Громов предполагает, что в древности олово добывалось непосредственно в Хакасско-Минусинской котловине или в окружающих её горах. По его мнению, геологическое строение и геохимическая история Кузнецкого Алатау и Саян весьма благоприятны для нахождения здесь коренных оловорудных месторождений.Л.В. Громов. Историческое исследование на службу поиску полезных ископаемых. Уч, зап. Хакас. НИИЯЛИ, VIII, 1960, стр. 26.

Мнению об импортном характере железных изделий тагарского времени и о столь значительном отставании Хакаоско-Минусинской котловины в деле освоения железа противоречит ряд фактов. Ниже мы попытаемся обосновать неправомерность отнесения всей тагарской культуры к эпохе бронзы, как это имеет место в «Материалах по древней истории Сибири»7, где глава «Тагарская культура на Енисее» помещена в разделе «Бронзовый век».
Из всеобщей истории первобытной культуры мы знаем, что длительный период отделяет первое случайное получение мягкого железа от времени сознательного овладения древними мастерами нелёгким металлургическим производством. Железо медленно завоевывало своё место, потому что первое железо было мягче бронзы, и требовалось время для накопления опыта плавки металла8.
Широкие и планомерные полевые исследования последних лет Красноярской археологической экспедиции под руководством М.П. Грязнова привели к неожиданному открытию: древнее население Хакасско-Минусинской котловины познакомилось с железом ещё на заре бронзового века. Как показали работы Карасукского отряда в 1964 г., уже в афанасьевскую эпоху железо на Среднем Енисее было известно и использовалось, как и в странах древней цивилизации, для декоративных целей. Драгоценные металлы: золото, серебро и железо — шли на изготовление украшений. Из золота и серебра люди афанасьевской культуры делали серьги, из железа изготовляли обоймицы «браслета» из кожи или другого мягкого материала, обшитого белыми аргиллитовыми пуговками-бляшками9. В лаборатории ЛОИА был произведён спектральный анализ железной обоймицы, показавший, что состав железа, из которого она иготовлена, близок к метеоритному10. Разумеется, в то.время никакого металлургического значения железо иметь не могло. В погребениях, относящихся к последующим эпохам, вплоть до позднетагарского времени, железные изделия пока не найдены.
О постепенном распространении металлургии железа в местной тагарской среде, о длительном его сосуществовании с бронзой свидетельствует обилие предметов тагарского времени, изготовленных из двух металлов, среди которых не только оружие (кинжалы, чеканы), но и орудия труда (ножи). Нам известен 21 кинжал, в том числе девять экземпляров бронзово-железных: клинок бронзовый, рукоять железная (рис. 1), семь железно-бронзовых: клинок железный, рукоять бронзовая (рис. 2) и пять железных с перекрестьем, покрытым тонким бронзовым листом п. Эта серия кинжалов очень показательна для начального периода замены одного металла другим. Типология биметаллических кинжалов за исключением двух-трёх экземпляров, возможно импортных, повторяет типологию бронзовых дредшествующего времени.
________
7 Материалы по древней истории Сибири. Улан-Удэ, 1964.
8 Е.И. Крупнов. Древняя история Северного Кавказа.М., 1960, стр. 8, 322; Б.А. Колчин. Техника обработки металла в Древней Руси.М., 1953, стр. 20-23; С.С. Черников. Загадка золотого кургана.М., 1965, стр. 42; С.И. Вайнштейн. Тува в эпоху первобытнообщинного строя. История Тувы, I, M., 1964, стр. 24; Я.И. Сунчугашев. Горное дело и выплавка металлов в древней Туве (канд, дис), М., 1964, Архив ИА АН СССР, Р-2, д. 6, 1922, стр. 165; Л.Р. Кызласов. Этапы древней истории Тувы. ВМУ, 4, 1958, стр. 75.
9 Афанасьева гора, мог. 26, раек.М.П. Грязнова в 1964 г. Отчёт о раскопках Карасукского отряда в 1964 г. Архив ИА, Р-1, №2955, стр. 16-17.
10 Там же, стр. 31.
11 Н.Л. Членова сообщает о 15 биметаллических кинжалах, которые она рассматривает как результат связей с западными и южными районами.Н.Л. Членова. Происхождение и ранняя история племён тагарской культуры.М., 1967 стр. 22-23.

Бронзово-железные кинжалы
Рис. 1. Бронзово-железные кинжалы. 1 — Батени, ГЭ, №1343-1; 2 — место находки неизвестно, ГЭ, №5531-338; 3 — Мальцева, MM, M 6788; 4 — Абаканское, ГЭ, №1124-16; 5 — Изых, ММ, инв. №нет; 6 — Ти-суль, ГИМ, №4939; 7 — Бирское, ГИМ, №4939; 8 — Иджа, ММ, №1210

Наиболее ранние биметаллические кинжалы, надо полагать, бронзово-железные, так как у них железо употребляется лишь для декоративных, целей: из него сделаны рукояти. Очевидно, создатели бронзово-железные кинжалов, из которых шесть экземпляров с изображениями грифонов, ещё не знали преимуществ нового металла, не оценили его прочности и твёрдости, а рассматривали железо лишь как красивый и ценный материал. Вряд ли прав Ю.С. Гришин, высказавший мнение, что железо при создании этой серии кинжалов заменяло высоко ценившуюся бронзу и медь12. Представляется более вероятным, что новый светлый материал применялся для украшения и кинжалы с железными рукоятями являлись, если уместно так выразиться, «модными» изделиями.
Кинжалы с железным клинком и бронзовой рукоятью появляются, как нам представляется, позднее, чем рассмотренные бронзово-железные. Они также имеют свои бронзовые прототипы или же занимают промежуточное положение между бронзовыми и железными образцами. Интересная особенность двух экземпляров железно-бронзовых кинжалов заключается в том, что их железные в основе рукояти по краям окованы бронзовой пластинкой точно так же, как позднее оковывались железной пластинкой края железных дисковых кинжалов.
Известны чеканы с бронзовой втулкой и железным остриём и обушком С.В. Киселёв справедливо полагал, что это «современники» биметаллических кинжалов13.
Среди тагарских древностей есть не только биметаллические кинжалы и чеканы, но и ножи, у которых ручки бронзовые, а лезвия железные. Они имеют обычные тагарские формы: одноиетельные и кольчатые (рис. 3). Ножи этих типов сосуществовали, доказательством чему, в частности, служит имеющийся среди случайных находок интересный комплекс: тождественные по форме биметаллическим, но изготовленные из бронзы ножи, однопетельный и кольчатый, в древности надетые на одно общее кольцо с двумя шильями. Подобные ножи составляют обычный инвентарь погребений тагарской культуры. У всех пяти биметаллических ножей клинок железный, а ручка бронзовая, что также, по всей вероятности, было вызвано экономией ценного светлого металла. Как известно, именно оружие наиболее чутко реагирует на все технические нововведения, поэтому создание биметаллических ножей представляется возможным отнести к более позднему периоду, чем изготовление оружия.
________
12 Ю.С. Гришин. Производство в тагарскую эпоху, стр. 181.
13 С.В. Киселёв. Древняя история Южной Сибири, стр. 194, 274, 275.

Железно-бронзовые кинжалы
Рис. 2. Железно-бронзовые кинжалы. 1 — Байкалово, ГЭ, W» 5531-336; 2 — Белык, ГЭ, M 5531-335; 3 — Ладейская стоянка, ККМ, №111-29; 4 — Сибирь, ГИМ, №39165; 5 — Кавказское, ММ, инв. № нет; 6 — Устиново, ГЭ, №5531-377; 7 — Минусинский край, МИМК ТГУ, №3175

Обстоятельство, что не только предметы вооружения, но и повседневные орудия труда тагарское население начало делать из железа, свидетельствует о более широком распространении нового металла и показывает его освоение местным населением.
Кроме того, против мнения Н.Л. Членовой об импортном характере биметаллических кинжалов говорит тот факт, что на территории Казахстана и Памира14, которые она рассматривает в качестве возможных мест их, изготовления, а также в соседней Туве, находки изделий из двух металлов единичны, в то время как в Хакасско-Минусинской котловине их более двадцати. К тому же кинжалы Казахстана и Памира отличны по форме от минусинских.
Всё сказанное позволяет заключить, что формы биметаллического оружия и орудий, во всяком случае в подавляющем большинстве, не заносились извне, а развивались на местной почве. Серии биметаллических изделий наглядно иллюстрируют собой происходивший здесь на заре железного века процесс постепенного превращения бронзового оружия и орудий труда в железные15.
________
14 Б.А. Литвинский. Археологические открытия на Восточном Памире и проблема связей между Средней Азией, Китаем в Индией в древности. XXV Международный конгресс востоковедов. Доклады делегации СССР, М., 1960, рис. 1-17, 18; рис. 2-12; его же. Раскопки могильника на Восточном Памире в 1959 г. Тр. ИИ АН ТаджССР, XXXI, Душанбе, 1961, стр. 58.
15 Е.И. Крупнов. Археологические исследования в Кабардинской АССР в 1948 г. Уч, зап. Кабард. НИИ, V, Нальчик, 1950, стр. 263; его же. Древняя история Северного Кавказа, стр. 201-203; А.И. Тереножкин. Среднее Поднепровье в начале железного века. CA, 1957, 2, стр. 55; К.Ф. Смирнов. Вооружение савроматов.М., 1961, стр. 11; А.И. Шкурко. Скифский кинжал из Днепропетровского музея. Историко-археологический сборник.М., 1962, стр. 100; О.А. Даниелян. Железные мечи с бронзовыми рукоятками из грунтовых погребений Мингечаура. Сб. «Археологические исследования в Азербайджане». Баку, 1965, стр. 59.

Далее о непрерывном и естественном процессе развития форм, о длительном сосуществовании и соперничестве двух металлов говорит значительное количество тождественных по форме образцов бронзовых и железных предметов. Обратившись к рассмотрению серий железного оружия и орудий труда, мы можем проследить преемственность форм от соответствующих бронзовых и тем самым установить местное происхождение этих серий16.

Железно-бронзовые ножи
Рис. 3. Железно-бронзовые ножи. 1 — Минусинский край, ММ, M 600; 2 — место находки неизвестно, ГИМ, инв. М5 нет; 3 — Минусинский край, ММ, JSft 601; 4 — Калы, ММ, №594

Сравнительно неоолыпое количество железных вещей тагарского времени находит объяснение, если принять во внимание условия их поступления в музеи. Прежде всего следует учитывать обстоятельства формирования коллекций из случайных находок. Археологические собрания минусинских древностей были составлены в подавляющем большинстве в последней трети прошлого века, когда в Сибирь хлынула волна русских крестьян-переселенцев. Идя за плугом, пахарь извлекал из земли каждую попавшуюся ему на пути древнюю вещь, которую, как было известно, он мог сбыть скупщикам, уполномоченным богатых коллекционеров, или же продать или пожертвовать в Минусинский музей. Железные вещи, помимо того, что они были менее древними, чем бронзовые изделия, имели более простые формы и были сравнительно худшей сохранности и поэтому редко привлекали внимание коллекционеров, а следовательно, и крестьян, собиравших их для продажи. Частных собирателей интересовали по преимуществу причудливые предметы из прекрасной золотистой бронзы, почти не подверженной губительному воздействию времени. В значительной массе железные вещи поступали в качестве пожертвований в Минусинский музеи. Ныне, в эпоху тракторов и комбайнов, мелкие металлические изделия из случайных находок ускользают от внимания земледельцев и значительно реже поступают в музеи. В период освоения целинных и залежных земель, когда распахивались в Хакасско-Минусинской котловине тысячи гектаров, коллекции музеев пополнились, в основном, такими крупными предметами из случайных находок, как котлы. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в коллекциях столичных музеев железные предметы, происходящие из случайных находок, относительно немногочисленны.
В последующие за татарской эпохой два тысячелетия, время безраздельного господства железа, Хакасско-Минусинская котловина не пустовала: здесь обитало густое таштыкское население, затем сложилось мощное государство енисейских кыргызов, жили предки хакасов. Все они пользовались железными ножами и прочими железными предметами. И тем не менее в силу указанных обстоятельств даже в собрании Минусинского музея, где сосредоточена большая часть железных вещей окружающей территории, количество изделий из бронзы значительно превышает число железных. Соответственно этому, бронзовых кинжалов тагарского времени в музейных собраниях сотни, а железных десятки экземпляров.
________
16 Н.Л. Членова относит к тагарскому времени 16 экземпляров железных кинжалов.Н.Л. Членова. Происхождение и ранняя история племён…, стр. 21-22.

Представляется очевидным, что количество бронзовых и железных предметов в музейных коллекциях может не соответствовать их реальному соотношению в тагарском обществе.
Рассмотрение соотношения количества однотипных бронзовых и железных кинжалов наводит на мысль, что чем значительнее относительное преобладание железных образцов над аналогичными боонзовыми, тем они моложе. Ряд железных кинжалов не находит себе бронзовых прототипов. В то же время аналогии им известны в сарматском мире. Это наиболее поздние из кинжалов Хакасско-Минусинской котловины.
Среди железных кинжалов, подражающих формой бронзовым, прежде всего следует отметить кинжалы с навершием в виде голов хищных птиц, обращённых друг к другу клювами, так называемые «грифоновые», затем с кольчатым и овально-кольчатым навершием и прямым перекрестием, кинжалы, аналогичные вышеуказанным, но имеющие прорезную рукоять, кинжалы с антенновидным навершием и др.
Особенно интересна группа железных Трифоновых (15 экз.), отражающая затянувшийся на Среднем Енисее процесс перехода от бронзы к железу. В большинстве случаев они делались в точности по бронзовым образцам. Их производство представляло весьма сложный процесс. Если бронзовые отливались часто по уже имеющимся образцам, то железные выковывались. Изготовление навершии в виде тщательно исполненных голов птиц требовало большого мастерства и опыта и тем не менее некоторые железные кинжалы превосходят бронзовые по качеству разработки деталей. Со временем производство железных кинжалов начало упрощаться. Перекрестие древние мастера делали отдельно, а затем сваривали с самим кинжалом или прикрепляли путём насадки. Формы кинжалов становятся более лаконичными и незатейливыми. Однако типологическая трансформация ещё не коснулась Трифоновых кинжалов, тщательно подражающих бронзовым прототипам, она распространилась на более поздние группы железных кинжалов. Бронзовые грифоновые кинжалы несколько более многочисленны, чем железные (22 экз.).
О дате Трифоновых кинжалов можно судить по многочисленным аналогиям в скифском и савроматском мире и на Алтае. Скифские параллели довольно отдаленны17, к тому же головы грифонов не были характерным мотивом украшений навершии скифских мечей. Здесь известны всего три меча, навершия которых оформлены как головы птиц или грифонов18. Из них надёжно датируется первой половиной V в. до н.э. лишь меч из кургана №401 в с. Журавка, остальные экземпляры хронологическому определению не поддаются. Имеются бронзовые и железные мечи с подобными навершиями среди ананьинских древностей19. Сибирские изображения парных головок хищных птиц очень близки савроматским. Поразительное сходство навершии кинжалов из Южной Сибири и бронзовой пряжки VI-V вв. до н.э. из Ново-Кумакского могильника20 справедливо отмечал К.Ф. Смирнов. Меч с Трифоновым навершием из кургана №7 могильника у с. Сара относится к рубежу VI-V вв. до н.э.21 Имеется бронзовый крыловидноэфесовый кинжал, украшенный на навершии двумя головками грифонов, и среди древностей пазырыкской эпохи Алтая22.
________
17 А.И. Mелюкова. Вооружение скифов. САИ, Д1-4, М., 1964, табл. 20, 13, 14. 18 Там же, стр. 55.
19 А.В. Збруева. История населения Прикамья в ананьинскую эпоху. МИА, 30, 1952, табл. XXXII, 8, 15.
20 К.Ф. Смирнов. Савроматы, М.. 1964, стр. 220; М.Г. Mошкова. Ново-Кумакский курганный могильник близ г. Орска. МИА, 115, 1962, стр. 222-226.
21 К.Ф. Смирнов. Савроматы, стр. 328, рис. 35 А-1.
22 С.В. Киселёв. Древняя история Южной Сибири, табл. XXX, 11. О датировке пазырыкской эпохи Алтая: С.И. Руденко. Культура населения Центрального Алтая в скифское время. М. — Л., 1960, стр. 162-172; 335-341; К.Ф. Смирнов. Савроматы, стр. 279.

В районе Ордоса парные головки грифонов имеются на навершиях ножей23 и кинжалов24, происходящих из случайных находок и плохо поддающихся датировке. Останавливаясь на приводимых в работе Боровки «Scythian Art» трёх экземплярах Трифоновых кинжалов, М. Лёр указывал на отсутствие тождественных форм сибирских и монголо-китайских кинжалов с Трифоновыми навершиями25.
Среди железных кинжалов, подражающих по форме бронзовым, имеются два экземпляра с кольчатым и овально-кольчатым наверпшем, непрорезной плоской рукоятью и прямым, в одном случае, в другом, — слегка изогнутым под тупым углом перекрестием26 (рис. 4, 5, 6). Они близки по форме бронзовым кинжалам с навершием в виде кольца, иногда уплощённого. Рукоять у бронзовых кинжалов, в отличие от железных, часто рубчатая, перекрестие крыловидное (рис. 4, 1-3). Все бронзовые кинжалы данной группы, как и железные, происходят из случайных находок, за исключением одного миниатюрного27 (рис. 4, 4). В раннетагарское время также встречаются кинжалы с кольчатыми навершиями, но они по форме клинка, сужающегося к перекрестию, по форме перекрестия и рукояти существенно отличаются от рассматриваемых нами. Известен ещё один железный кинжал с навершием в виде кольца, происходящий из случайных находок28, не имеющий аналогий в бронзе и относящийся к более позднему времени, чем предыдущие два, — вероятно, к таштык-ской культуре (рис. 4,7). Округлая в сечении, расширяющаяся к середине рукоять, узкий вытянутый треугольный клинок говорят о том, что если этот кинжал и не привозной с запада, то, во всяком случае, он изготовлен по сарматскому образцу. В пользу местного изготовления говорят небольшие размеры кинжала.

Кинжалы овально-кольчатым навершием
Рис. 4. Кинжалы с кольчатым или овально-кольчатым навершием и непрорезной рукоятью. Бронзовые: 1 — Минусинский край, ММ, №12541; 2 — Перово, ГЭ. №1293-21; 3 — Красноярск, ККМ, №485; 4 — между Ачинском и Айдашинской пещерой, раскопки Проскурякова 1899 г., ГИМ, №40212. Железные: 5 — окрестности Минусинска, ГЭ, №5531-347; 6 — на р. Юсе, Божьем озере и В. Кие. Место находки неизвестно. ГЭ, №1123-105; 7 — Бейское, ГЭ. №5531-351

________
23 M. Lоеhr. Ordos Daggers and Knives. Second part: Knives. «Artibus Asiae», XIV, 1-2, Ascona, 1951, табл. VIII, 53.
24 Eго же. Ordos Daggers and Knives. First part: Daggers, «Artibus Asiae», XII, 1-2, Ascona, 1949, табл. IV, 13.
25 Eго ж е. Chinese Bronse Age Weapons. Michigan, 1956, стр. 190.
26 Окрестности Минусинска, ГЭ, инв. №5531-347; на р. Юсе, Божьем оз, и В. Кие, ГЭ, инв. №1123-105.
27 Между Ачинском и Айдашинской пещерой, раек. Проскурякова в 1899 г. ГИМ, инв. №40212.
28 Бейское, ГЭ, инв. №5531-351.

Мечи с кольцевидным навершием и прямым перекрестием появляются в конце III-II вв. до н.э. среди прохоровского оружия, на следующей средне-сарматской стадии развития они становятся ведущей формой мечей29.
Более многочисленна группа железных кинжалов, аналогичных вышеописанным, но имеющих прорезную рукоять (рис. 5). Часты случаи, когда в центре кольчатое навершие бывает сдавлено и имеет форму овала. Железньйс кинжалов (22 экз.) вдвое больше, чем бронзовых. Очевидно, кинжалы с овально-кольчатым или кольчатым навершием и прорезной рукоятью более поздние, чем с ыепрорезной плоской рукоятью. Такой вывод можно сделать не только на основании статистики соотношения количества бронзовых и железных экземпляров, но и по форме перекрестий бронзовых кинжалов, на которой отразилось влияние железных. Бронзовые кинжалы имеют узкие перекрестия крыловидные или прямые, сближающие их с железными образцами. У железных перекрестия всегда прямые, лишь у одного крыловидное30. Рассмотрение таблицы приводит к выводу, что железные кинжалы имеют свои местные бронзовые прототипы.
Аналогии бронзовым кинжалам с прорезной рукоятью имеются в Северном Китае в районе Ордоса. Это кинжал с овально-кольчатым навершием и прямым перекрестием31, кинжал с таким же навершием и очень узким, опускающимся вниз под тупым углом перекрестием, слабо выступающим за пределы клинка32; кинжал с пластинчатым овальным навершием и крыловидным перекрестием33. Макс Лёр, описывая второй из перечисленных выше кинжалов, подчеркнул его близость кинжалам этого типа из Минусинской котловины и отметил, что на данном этапе датировать его трудно.М. Лёр ссылался на Г. Мерхарта, полагавшего, что подобные кинжалы одновременны Трифоновым или относятся к более позднему времени34.
Дисковые железные кинжалы (22 экз.), также ведут своё происхождение от бронзовых. Бронзовые прототипы железных дисковых кинжалов развились в свою очередь из так называемых крестовых, явившихся прямыми предшественниками дисковых, на что указывает ряд переходных форм. Интересно также отметить, что дисковый имеется среди биметаллических кинжалов (рис. 2,3). Рукояти дисковых кинжалов плоские, лишь в одном случае рукоять округлая, перекрестия насадные, иногда они отсутствуют. По большей части края рукоятей и дисков окованы железной пластиной, подобно тому, как бронзой окованы железные рукояти некоторых биметаллических кинжалов. Количество кинжалов из железа в несколько раз превышает число бронзовых. Это обстоятельство, а также то, что железные образцы никогда не имеют крыловидных перекрестий, позволяет считать железные дисковые кинжалы одними из наиболее поздних. Этот тип кинжалов сугубо местный, не встречается за пределами Хакасско-Минусинской котловины. Очень отдалённая аналогия дисковым кинжалам есть в Скифии35. Вероятнее всего, совпадение в форме навершия случайно, тем более, что навершие скифского меча вместе с обкладкой рукояти и перекрестием, почти не выходящим за пределы клинка, было вырезано из кости. То же можно сказать и о северокитайском кинжале36, форма перекрестия которого не имеет аналогий на территории Хакасско-Минусинской котловины.
Наряду с предметами вооружения имеются железные ножи, копирующие бронзовые образцы.
________
29 М.Г. Mошкова. Памятники прохоровской культуры. САИ, Д, 1-10.М., 1963, стр. 34; табл. 19, 23-27.
30 Место находки неизвестно, МИМК ТГУ, инв. №6272-701.
31 N. Еgami, S. Mizunо. Inner Mongolia and the Region of the Great Wall. «Archaeologia Orientalis».В., сер. I, Tokyo and Kyoto, 1935, Corpus II, рис. 31.
32 M. Lоehr. Ordos Daggers and Knives. First, part: табл. VI, 19.
33 M. Lоеhr. Chinese Bronze, табл. XXXVI, 90.
34 Там же, стр. 189.
35 А.И. Mелюкова. Вооружение скифов, табл. 18, 9, стр. 51.
36 N. Egami, S. Mizunо. Ук. соч., рис. 37.

Кинжалы с прорезной рукоятью
Рис. 5. Кинжалы с кольчатым или овально-кольчатым навершием и прорезной рукоятью. Бронзовые: 1 — Минусинский край, ММ, №933; 2 — место находки неизвестно, ГЭ, №5531-311; 3 — Минусинский уезд, ГИМ, №49439; 4 — место находки неизвестно; ГЭ. №5531-312; 5 — место находки неизвестно, ГЭ, №5531-313; в — Минусинский уезд, ГИМ, №49439; 7 — Часто-островская вол., ГЭ, N1 5531-310. Железные: 8 — место находки неизвестно, МИМК ТГУ, №6272-701; 9 — Минусинские степи (?), ГЭ, №1670-10; 10 — место находки неизвестно, ГЭ, №5531-343; 11 — Енисейская губ., ККМ, №120-63; 12 — в 5 гм от Минусинска, ГЭ, №5531-342; 13 — Быстрая, ГЭ, №1293-185; 14 — место находки неизвестно, ГЭ, №1126-198

Прежде всего здесь следует указать на кольчатые ножи. Ю.С. Гришин относит к тагарской культуре 137 кольчатых ножей, а также копытные, ажурные, дырчатые, петельные, крючковые. В самом конце тагарской эпохи появляются черешковые ножи, которые бытуют в таштыкскую эпоху37.
На местное изготовление железных кинжалов указывает наличие в позднетагарских курганах бронзовых миниатюр, воспроизводящих образцы натуральных размеров. Начиная со второй стадии тагарской культуры, в могилы кладут не сами металлические предметы, не вещи, употреблявшиеся в быту, а их бронзовые копии, сначала уменьшенных, а затем и миниатюрных размеров. Первоначально миниатюры точно и правильно копируют крупные вещи, затем становятся все более схематичными, детали их искажаются, но всё же по ним мы можем судить о соответствующих формах нормальных размеров. Некоторые миниатюрные кинжалы воспроизводят в бронзе формы кинжалов, известные только по железным образцам (например, волютовые кинжалы известны лишь железные).
Г. Мерхарт отмечал связь антенных и грифоновых кинжалов38. А. Сальмони писал, что на всей территории распространения грифоновых кинжалов головы грифонов заменялись простыми антенными39.М. Лёр присоединился к мнению предыдущих исследователей, полагавших, что волютовые кинжалы развились из грифоновых40, и останавливался на специфических особенностях минусинских и северокитайских образцов. Рассматривая кинжал с антенным навершием, М. Лёр отмечал, что форма лезвия ордосских кинжалов отличается от минусинских: нет широких треугольных лезвий и ярко выраженных рёбер на них41.
Наличие в погребальном инвентаре позднетагарского кургана дискового кинжала позволило Ю.С. Гришину значительную часть железных дисковых кинжалов отнести к тагарской эпохе42. До сих пор в татарских курганах железных кинжалов обычных размеров не находили.
Отсутствие в погребениях предметов вооружения из железа вплоть до тагаро-таштыкского переходного этапа объясняется глубокой и устойчивой традицией. На основании изучения погребальных памятников Северного Кавказа Е.И. Крупнов пришёл к выводу, что отсутствие в могилах железных вещей далеко не всегда является показателем ранней датировки могил43. Этот вывод целиком распространяется и на памятники раннего железного века Среднего Енисея.
Миниатюрные кинжалы, выкованные из железа, найдены в курганах третьей стадии44 и среди случайных находок. Как справедливо отмечал С.В. Киселёв, изготовление даже миниатюрных изображений из железа является показателем его полной победы над бронзой на Среднем Енисее45.
В кургане у станции Камышта, раскопанном А.Н. Липским в 1949 г., наряду с бронзовыми ножами нормальных и уменьшенных размеров, миниатюрным проушным чеканом, двумя медалевидными зеркалами, каменным оселком, обломком бронзового псалия (?), сосудами плоскодонными и на поддонах был найден железный нож, сильно разложившийся46. К сожалению, мы не имеем рисунка или описания этого ножа, но представляет интерес уже сам факт его находки в кургане второй стадии. Железная лировидная пряжка с неподвижным шпеньком обнаружена А.Н. Липским на площадке Есинской МТС в кургане второй стадии47. Лировидные железные пряжки известны на сырском этапе таштыкской культуры, но сходство между ними лишь в лировидной форме рамки. У таштыкских лировидных пряжек подвижной язычок находится со стороны щитка, у тагарской неподвижный шпенек расположен со стороны передней округло-выгнутой части рамки48. Аналогичная по форме есинской бронзовая пряжка, оформленная в виде свернувшейся змеи, известна среди ордос-ской художественной бронзы49.
К концу тагарской эпохи появляются формы железного оружия и орудий труда, которые характерны только для железа и не встречаются в бронзе (железные мечи, кинжалы, аналогичные сарматским, чеканы, черешковые ножи и, возможно, петельные, железные топоры, сходные с современными). Один такой топор был описан Л.Р. Кызласовым, 11 обнаружил А.Н. Липский в тагарском погребении у посёлка Аскыровка.

Изображение человека с мечом
Рис. 6. Изображение человека с мечом на Кунинской писанице (по эстампажу А.В. Адрианова)

Косвенным доказательством существования у тагарцев железных мечей служат наскальные изображения (рис. 6). Бронзовые мечи из Хакасско-Минусинской котловины неизвестны. В погребениях тагарской и таш-тыкской эпох железных мечей найдено не было, однако среди случайных находок они имеются, так что изображённые на писаницах мечи могут быть только железными. Наскальные изображения людей с мечами, прикреплёнными к поясу, датируются второй половиной тагарской культуры фигурками оленей с подогнутыми ногами, напоминающими бронзовые бляшки, рисунками птиц с распростёртыми крыльями и повёрнутой в сторону головой, стилистическими особенностями, техникой нанесения изображений, а также такой деталью, как головные уборы или причёски людей на писаницах. Головные уборы людей на Кунинской писанице, где они изображены с мечами, характерны для наскальных рисунков тагарской эпохи.
Итак, значительное количество биметаллических изделий, обилие тождественных по форме бронзовых и железных предметов из случайных находок, наличие в позднетагарских курганах бронзовых миниатюр, воспроизводящих железные образцы натуральных размеров — всё это свидетельствует об освоении металлургии железа тагарскими племенами. Железо на Среднем Енисее появилось не позднее чем в конце V в. до н.э. Первоначально железные изделия копируют бронзовые образцы, но затем вырабатываются специфические формы, свойственные только железным предметам. Выдержав длительную конкуренцию с бронзой, железо окончательно вытесняет её на III стадии, то есть на татаро-таштыкском переходном этапе. В это время оружие и орудия труда делаются из железа.
________
37 Ю.С. Гришин. Производство в татарскую эпоху, стр. 182. 36
38 G. Mеrhаrt. Bronzezeit am Jenissei. Wien, 1926, стр. 164.
39 A. Sа1mоnу. Sino-Siberian Art in the Collection of С.F. Loo. Paris, 1933, стр. 89.
40 M. Lоehr. Ordos Daggers and Knives. First Part…, стр. 190.
41 Там же.
42 Ю.С. Гришин. Производство в тагарскую эпоху, стр. 183.
43 Е.И. Крупнов. Древняя история Северного Кавказа, стр. 175.
44 С.В. Киселёв. Древняя история Южной Сибири, стр. 279.
45 С.В. Киселев. Там же.
46 А.Н. Липский. Археологические раскопки 1949 г. в Хакассии. Архив ИА АН СССР, ф. 1, д. 763, стр. 82.
47 А.Н. Липский. Отчёт об археологических раскопках 1952 г. на площадке Есинской МТС Аскизского района Хакасской области. Архив И А АН СССР, ф. 1, д. 956, стр. 45, табл. 19, 1.
48 Л.Р. Кызласов. Таштыкская эпоха, М., 1960, рис. 8-1.
49 J. G. Andersson. Hunting Magic in the Animal Style. BMFEA, 4, Stockholm, 1932, табл.