Багира

Пятница, 06 23rd

Последнее обновлениеПт, 23 Июнь 2017 3am

При раскопках Мингечаурского грунтового могильника эпохи бронзы в 1947 г. была исследована могила (погр. №77), в которой наряду с предметами вооружения и глиняными сосудами находились остатки двух комплектов конской узды с орнаментированными роговыми псалиями и костяными бляхами.

Две узды из Мингечаура

Журнал: Советская археология №1, 1968 год
Рубрика: Заметки
Автор: А.И. Мелентьев

Рядом с псалиями и бляхами располагались истлевшие фрагменты кожи и деревянные пластинки. Мингечаурский комплекс — первая в Закавказье находка конской узды раннего евразийского степного типа. К сожалению, эти предметы неоднократно опубликованы в археологической литературе как «комплекс музыкальных инструментов, состоящий из четырёх костяных флейт»1 или же как парная «двойная флейта», а остатки кожи и фрагменты деревянных пластинок как «остатки барабана»2.
Уздечные наборы Мингечаура выделяются среди известных форм аналогичного типа единообразием и чистотой отделки костяных деталей. Обе нары цсалиев исполнены в единой манере и украшены одинажквым орнаментом (рис. 1, 5-7). На внешней поверхности псалиев нарезаны кольце-ные пояски ромбовидного геометрического узора, нижний конец стержня окаймлен узкой полосой из двух параллельных линий с зигзагом между ними. Отличаются они лишь по длине стержней, что, возможно, обусловлено характером материала. Большая по размеру пара (длина стержней 15,3 и 14,8 см) сделана из второго и третьего отростков оленьего рога, один из псалиев другой пары — из первого отростка. Расположение сквозных отверстий двуллоскостное. Концевые отверстия проделаны в плоскости изгиба стержня, срединное, слегка смещенное к нижнему широкому концу, — перпендикулярно к ним. Диаметр отверстий 7-9 мм. На второй паре, насколько можно судить по описанию, центральное отверстие овальной формы и большего размера.
Костяные бляхи представляют собой плоский диск диаметром 5,2 см, толщиной 0,43 см; в центре его отверстия для штифта. Лицевые стороны блях покрыты различными композициями солярного узора. Бляхи скреплялись с ременным оголовьем при помощи штифта — небольшого костяного стержня с двумя кноповидными шляпками на концах.
________
1 Г.М. Асланов, В.М. Ваидов, Г.И. Ионов. Древний Мингечаур. Баку, 1959, стр. 58, рис. 38, 40 и 41; приложение, стр. 171; С.И. Казиев. Археологически& раскопки в Мингечауре. Сб. «Материальная культура Азербайджана», I, Баку, 1949, стр. 29, рис. 29.
2 Г.М. Асланов. О музыкальных инструментах древнего Азербайджана. CAt 1981, 2, стр. 236-238, рис. 2 на стр. 237.
Все публикации сопровождались лишь односторонним рисунком внешнего вида предметов. Только этим, по-видимому, и можно объяснить, что редактор книги «Древний Мингечаур» А.А. Иессен не обратил внимания на ошибочное определенна комплекса. Предпосылкой к пересмотру назначения этих предметов послужило устное замечание заведующего сектором инструментоведения Института истории музыки, театра и кинематографии К.А. Верткова, отметившего странную конструкцию флейт, необычную для инструментов этого типа. Раньше нас к правильному определению этого комплекса пришёл А.И. Тереножкин. См. А.И. Тереножкин. Предскифский период на Днепровском Правобережье. Киев, 1961, сноска 53 на стр. 495.

Верхняя, наружная шляпка моделирована в виде многолепестковой выпуклой розетки (рис. 1, 1, 2, 3, 4)3.
Остановимся на одной конструктивной детали псалиев — двухплоскостном расположении отверстий. В евразийских степях псалии этого типа (IV тип по К.Ф. Смирнову) представлены фрагментом его с поселения у Постникова оврага в Поволжье и обломками псалиев с Чустского и Далъверзинского поселений эпохи бронзы в Фергане. Четвёртый экземпляр пс алия с аналогичным расположением отверстий найден в Забайкалье.К.Ф. Смирнов датирует этот тип псалиев рубежом II — 1 тысячелетий до н.э.4.
Мингечаурские псалии находят определённые аналогии в венгерских материалах. По принципу расположения отверстий они сопоставляются с I типом псалии раннего галыптата (период А.В.). А. Можолич отмечает чётко выраженный западный характер этого типа5. Как правило, псалии этой формы не имеют орнаментации. При сопоставлении по элементам и системе орнамента мингечаурских предметов устанавливаются параллели с более архаичными формами роговых псалиев бронзовой эпохи — типом Фюзашабонь и Тосег6. Дата Мингечаурского комплекса определяется и по другим предметам инвентаря из могилы №77, которую исследователи памятника относят ко второй, относительно поздней группе погребений грунтового могильника. На основе сравнительного анализа находок этой группы, в основном по многочисленной серии керамики, имеющей аналогии с материалами памятников эпохи поздней бронзы Закавказья, в том числе из могильника «Редкий лагерь», устанавливают время этой группы XI-IX вв. до н.э.7. Ещё одна хронологическая параллель с группой синхронных памятников Закавказья устанавливается по предметам вооружения. Бронзовый кинжал с ажурным навершием8 типологически соотносится с аналогичной формы кинжалом из погр. №11 у Норатуса и серией кинжалов из погребений могильника «Редкий лагерь»9.

Роговые предметы от узд
Рис. 1. Роговые предметы от двух узд из погребения №77 в Мингечауре. 1-3 — бляхи, 4 — штифт, 5-7 — псалии

________
3 Точное количество блях и штифтов нам неизвестно. Предположительное число блях — шесть экземпляров.
4 К.Ф. Смирнов. О древних всадниках Поволжско-Уральских степей. CA, 1961, 1, стр. 64-65, рис. 9, 3; В.И. Спришевский. Чустское поселение эпохи бронзы (раскопки 1954 г.). КСИИМК, 71, рис. 27, 3, стр. 92, 94; Ю.А. Заднепровский, Древнеземледельческие культуры Ферганы. МИ А, 118, 1962, стр. 35, рис. 15; Г.П. Сосновский. Плиточные могилы Забайкалья. Тр. ОИПК ГЭ, I, 1941, стр. 304, рис. 15, 1.
f A. Mozsolics. Mors en bois de cerf sur le territoire du Bassin des Carpates. AAB, III, 1-4, Budapest, 1953, стр. 86-89, НО, рис. 23-26, табл. XV, 1-5.
6 A. Mоzsо1iсs. Ук. соч., стр. 70-80, рис. 1, 2, 4, 9, 11, 12.
7 Г.M. Асланов, В.М. Ваидов, Г.И. Ионов. Ук. соч., стр. 119.
8 Г.М. Асланов. Ук. соч., стр. 238, рис. 3.
9 А.А. Мартиросян. Армения в эпоху бронзы и раннего железа. Ереван, 1964, стр. 196-198, табл. XX, 20.

Последними исследованиями по эпохе поздней бронзы и раннего железа Закавказья время этой группы памятников значительно уточнено. В монографии А.А. Мартиросяна дата комплекса «Редкий лагерь» определяется более узким хронологическим периодом — конец X — IX в. до н.э.10. Несмотря на наличие отдельных архаических черт у азербайджанских уздечек, мы склонны принять для Мингечаурского комплекса эту более позднюю дату.

Изображение узды
Рис. 2. Изображение узды на рельефе Ашшурбанипала (668-629 гг. до н.э.)

Крупные костяные бляхи, сходные по общему облику с мингечаурскими, известны по единичной находке в погребении срубной культуры близ с. Иловатка в Поволжье и. Лицевые стороны как поволжских, так и азербайджанских блях украшены резным солярным орнаментом. Конструктивное различие их состоит в способе скрепления бляхи с ременным оголовьем. В валиках на оборотной стороне более массивных поволжских блях вырезаны прямоугольные отверстия — распределители ремней. Тонкие мин-гечаурские бляхи скреплялись с ременной основой при помощи штифта.
При определении места и назначения поволжских блях в уздечном наборе К.Ф. Смирнов обратился к передневосточным аналогиям — ассирийским рельефам VIII-VII вв. до н.э. и, в частности, к изображению охотничьей сцены на рельефе Ашшурбанипала (668-629 гг. до н.э.) (рис.2). Изображённые на рельефе уздечные бляхи и, что заслуживает особого внимания, роговые псалии обнаруживают удивительную близость с мин-гечаурской находкой. Особенно похожи псалии, совпадающие не только по форме и расположению отверстий, но и чрезвычайно близкие по характеру и деталям орнамента.
________
10 Там же, стр. 201.
11 К.Ф. Смирнов. О погребениях с конями и трупосожжениями эпохи бронзы в Нижнем Поволжье. CA, XXVIII, 1957, стр. 217, рис. 4; его же. Курганы у сел Иловатка и Политотдельское Сталинградской области. МИА, 60, 1959, стр. 227-228, рис. 9, 3, 4; его же. О древних всадниках…, стр. 68, рис. 13,1.

Создаётся впечатление, что псалии ассирийского рельефа — копия мингечаурского прототипа. Нет сомнения, что уздечные наборы — мингечаурский и ассирийские — исполнены в единой устойчивой традиции. Весьма вероятно, что и обнаруженные в Мингечауре рядом с бляхами и нсалиями «остатки барабана» (деревянные пластинки и фрагменты кожи) представляли некогда пышное наголовное убранство коней и узду.
На роговые псалии рельефа Ашшурбанипала ранее обратил внимание Г. Потратц. Отмечая обособленность этой формы псалиев (V тип по Г. Потратцу) от общей линии развития передневосточных типов, он объясняет их появление как результат контакта ассирийцев с мидийцами и скифами12. Этот вывод получил подтверждение в работе К.Ф. Смирнова, который, систематизировав восточноевропейские находки, пришёл к заключению о несомненной связи этого типа ассирийских псалиев с восточноевропейскими формами конца эпохи бронзы13.
Следует отметить, что оба исследователя сопоставляют ассирийские роговые псалии, изображённые на рельефе Ашшурбанипала, с трехдырча-тыми псалиями более позднего типа, е завершающей формой костяных и роговых псалиев евразийских степей (Г. Потратц ссылается на находку из Кишкесег — II тип Галыптатской эпохи по А. Можолич; V (жиркоклеевский) тип по К.Ф. Смирнову14). Прямое тождество мингечаурской находки и ассирийского изображения не оставляет ныне сомнения, что узда с мягкими удилами и роговыми псалиями была заимствована ассирийцами у своих ближайших северных соседей задолго до появления в Закавказье скифской конницы. Мингечаурская находка является несомненным свидетельством связей скотоводческих племён Закавказья с населением евразийских степей на рубеже II-I тысячелетий до н.э. Весьма вероятно поэтому, что путь через Дербентские ворота был освоен степняками-скотоводами ещё в эпоху бронзы, за несколько веков до легендарных походов киммерийцев и скифов в Переднюю Азию.
Примечателен и факт положения в могилу двух уздечных наборов. Такое соотношение наводит на предположение о принадлежности их парной упряжке лошадей. Если правильна наша реконструкция остатков деревянных пластинок и фрагментов кожи как наголовного украшения «начельника» и «наносника», то мингечаурские уздечные наборы с орнаментированными псалиями и бляхами выглядели не менее пышно, чем богатая сбруя коней знаменитого рельефа.
Ранее, основываясь на находке чётного комплекса костяных псалиев и деоднократных парных погребениях лошадей в курганах Поволжья, мы поддержали мнение, о бесспорном, на наш взагляд, использовании лошади в колесничной или повозочной запряжке на степных просторах Евразии в конце эпохи бронзы15. Мингечаурская находка — ещё один штрих в сложной картине начального этапа применения лошади в транспорте и военном деле.
________
12 Н. Роtratz. Die Pferdegebisse des Zwischenstromländischen Raumes. Archiv für Orientalforschung, XIV, 1/2, Berlin, 1941, стр. 99.
13 К.Ф. Смирнов. О древних всадниках…, стр. 68.
14 Н. Роtratz. Ук. соч., стр. 99; A. Mоzsо1iсs. Ук. соч., стр. 110, табл. XV, 12, рис. 29; К.Ф. Смирнов. О древних всадниках…, стр. 72, рис. 12.
15 А Н Мелентьев. О некоторых деталях конской упряжи киммерийского времени. КСИА АН СССР, 112, 1966.