Багира

Среда, 08 23rd

Последнее обновлениеСр, 23 Авг 2017 1am

В 1960 и 1962 гг. нами были проведены новые раскопки известного Армиёвского могильника (в Пензенской обл.) V-VI вв.

Боевое оружие и снаряжение из могильников армиёвского типа

Журнал: Советская археология №1, 1968 год
Рубрика: Публикации
Автор: M.P. Полесских

Раскопки 108 погребений, с одной стороны, подтвердили основные выводы первооткрывателя этого могильника П.С. Рыкова1, с другой — дали новый ценный материал, освещающий материальную культуру и быт мордвы мокши в начальный период её этнического формирования. К армиёвскому типу относятся и 94 поздних погребения в составе Селиксенского могильника, датирующиеся VI-VII вв.2
Среди множества вещей из Армиёвского могильника особое значение имеют предметы вооружения и снаряжения, найденные в большом количестве и свидетельствующие о сильной военной организации у древнейшей мокши в середине I тысячелетия.
При раскопках этого могильника нами найдено 10 мечей, а всего, с двумя мечами из раскопок П.С. Рыкова, там было найдено 12 мечей!
Таким образом, мечи из Армиёвского могильника делятся на два типа: 1) двулезвийные, 2) с однолезвийной полосой и напущенной перекладиной удлиненно-овальной формы (рис. 1, 2). Исходной формой первого типа являются мечи позднесарматского времени. Аналогий можно привести много, из них ближайшие территориально — мечи из Сусловского3, Новиковского4 и Калиновского5 могильников; из курганов Южного Приуралья6. Характерна деталь меча из погр. №191: напущенное перекрестие, состоящее из двух соединённых по концам пластинок. Двулезвийные мечи с подобным перекрестием можно считать переходной формой — от сарматских мечей без перекладины к однолезвийным мечам раннего средневековья. Мечи с похожей перекладиной, без навершия, встречаются в сарматских памятниках Нижнего Поволжья7 и в Прикамье8. Большое сходство с армиевскими имеет меч (обоюдоострый, с перекладиной), хранящийся в фондах Керченского музея (1961 г.) и датирующийся по комплексу сопровождающих предметов III-IV вв. Такой же меч найден в некрополе в Фанагории9. Находки мечей подобных форм подтверждают вывод, сделанный Н.Я. Мерпертом, о том что сарматский обоюдоострый меч дал начало однолезвииному мечу10.
________
1 П.С. Рыков. Культура древних финнов в районе р. Узы. Саратов, 1930. Коллекции из 128 погребений хранятся в Саратовском музее краеведения, инв. №766.
2 Предварительная датировка Младшего Селиксенского могильника VIII в. не подтвердилась M. P Полесских. Могильник «армиёвского типа» в Пензенской области. КСИИМК, XXXV, 1954.
3 А. Кушева Материалы для изучения культуры Сусловского могильника Нижне-Волжское общество краеведения, 35, ч. 1, Саратов, 1926, стр. 25, табл I, II.
4 Шилов. Калиновский курганный могильник. МИА, 60, 1959, стр. 493, 498.
5 Железный век Башкирии, МИА, 58, 1957, стр 55 57
6 Смирнов — Сарматские погребения Южного Приуралья. КСИИМК, XXII, 1948, стр 86.
7 И.В. Синицын. Археологические исследования заволжского отряда (1951-1959). МИА, 60, стр. 150.
8 В.Ф. Генинг. Удмуртская археологическая экспедиция. КСИИМК, 74, 1950, стр. 95.
9 Н.И. Сокольский. Боспорскпе мечи. МИА, 33, 1954, стр. 163.
10 Н.Я. Mерперт. Из истории оружия племён Восточной Европы в раннем средневековье. CA, XXIII, 1955, стр. 163.

Краткие данные об армиевских мечах

№ п/п

Погреб. №

Ритуал

Описание меча

Размеры

1

182

Трупосожжение

Меч короткий, обоюдоострый, наличие перекладины не вы­яснено; ребра жесткости нет

Длина — 68 см, дл, поло­сы 56,5 см; наиб, ши­рина полосы — 39 мм

2

191

Трупоположение

Меч обоюдоострый с напущен­ной перекладиной овально-удлинённой формы; ребра жесткости нет

Длина — 88,5 см, дл, по­лосы — 75 см; наиб, ширина 43 мм

3

133

Трупосожжение

Меч однолезвийный с напущен­ной перекладиной той же формы. Рукоять на конце имеет выступ под прямым уг­лом; сохранился шпенёк

Длина — 62,5 см, дл, по­лосы — 53,5 см; шири­на полосы у перекла­дины — 32 мм, в 10 см от острия — 28 мм

4

148

Трупоположение

Меч такой же формы

Длина — 76 см, дл, полосы — 64 см; ширина у перекладины — 31 мм, в 10 см от острия — 20 мм

5

150

Трупосожжение

Меч такой же формы, перекла­дина не сохранилась, относи­тельно широкая рукоять (20 мм)

Длина—76,5 см, дл, по­лосы — 68,5 см; шири­на у перекладины 30 мм; в 10 см от ост­рия — 23 мм

6

153

Трупосожжение

Меч такой же формы

Длина — 78,5 см, дл, по­лосы — 70,5 см; шири­на у перекладины — 29 мм, в 10 см от ост­рия — 25 мм

7

177

Женское,

трупоположение

Меч такой же формы, с тщательно обработанной полосой

Длина — 80,5 см, дл, полосы — 70 см; шири­на у перекладины — 33 мм, в 10 см от ост­рия — 24 мм.

8

178

Трупосожжение

Меч такой же формы, сохрани­лись металлические части ножен

Длина — 67 см, дл, поло­сы — 57 см; ширина у перекладины—31 мм, в 10 см от острия —

28 мм

202

Трупоположение

Меч такой же формы, с тщательно обработанной полосой, на рукояти сохранился шпенёк.

Длина —79 см, дл, полосы — 60 см; ширина у перекладины—30 мм, в 10 см от острия — 215 мм

10

206

Трупосожжение

Меч такой же формы, но более узкой полосой; перекладина — напущенное кольцо удли­нённо-овальной формы (не сохранилась)

Длина — 79,1 см, дл, полосы — 69 см; шири­на у перекладины — 25 мм, в 10 см от ост­рия — 21 мм

11

33

Трупоположение

Меч такой же формы, перекла­дина вышла из гнезда и при­кипела к рукояти под ост­рым углом

Длина — 65 см, дл, поло­сы — 55 см; наиболь­шая ширина полосы — 35 мм

12

72

Трупоположение

Меч такой же формы, перекла­дина, если была, не сохрани­лась, сохранилась часть полосы

Длина оставшейся час­ти полосы — 57 см, наибольшая ее шири­на — 35 мм

Примечание. Мечи из погр. № 33 и 72 находятся в Саратовском музее краеведения.

Однолезвийные мечи-палаши Армиёвского могильника различаются между собой размерами (сравнительно в небольших пределах) и, возможно, качеством обработки11.
Мечи №7 и 9 отличаются гладкой поверхностью полос, у которых сохранилась ровность и острота лезвий. К особенностям конструкции надо отнести прямизну утолщенного края полос, их малую ширину и относительно небольшую длину.
В течение V-VII вв. подобные мечи распространились среди многих племён Восточной Европы и, по определению Н.Я. Мерперта, являлись переходной формой от меча к сабле12. Однолезвийные мечи с незначительной кривизной полосы оказались устойчивой формы. Они сохранились на вооружении местных племён и в последующую историческую эпоху.Н.Я. Мерперт, пользуясь данными по первой группе погребения Борисовского могильника, относит появление однолезвийного меча к IV-V вв.,13 что в общем согласуется с находками в пензенских могильниках.
По данным А.А. Спицына, в Борковском могильнике было найдено пять однолезвийных мечей (погр. №41, 54, 63, 71, 101)14. В комплексах вещей из этих погребений были такие предметы, как круглая бляха с крышкой, гривна с коробочкой, крупные кольцевые застёжки с выпущенными завертками. Это соответствует по времени позднему этапу Армиёвского могильника. Другим хорошим аналогом может служить однолезвийный меч, фрагменты которого найдены в кургане с трупосожжением у г. Покровска, датирующийся IV-V вв.15. В комплексах этих находок есть вещи, близко напоминающие пензенский инвентарь, таковы трапециевидные подвески, бронзовые мундштуки удил (Ново-Григорьевка), наконечники стрел. Здесь уместно отметить и совпадение ритуала, имея в виду, что половина ар-миевских погребений с мечами происходит из погребений с обрядом трупосожжений (новые раскопки)16.

Мечи из Армиёвского могильника
Рис. 1. Мечи из Армиёвского могильника. 1 (№7) — погр. №177; 2 (№2) — погр. №191; 3 (№1) — погр. N5 182; 4 (№6) — погр. №153

________
11 Меч №3 (А-133) был подвергнут металлографическому исследованию. Шлиф изготовлен на поперечном сечении клинка. Микроструктура состоит из зёрен феррита. В сечении шлифа зерна феррита перерезаны по различным кристаллографическим плоскостям. На макрошлифе видна коррозия; неметаллических включений не наблюдается (рис. 3).
12 Н.Я. Мерперт. О генезисе салтовской культуры. КСИИМК, XXXVI, 1951: стр. 29; А.В. Арциховский. Основы археологии, М., 1955, стр. 195.
13 Н.Я. Mерперт. Ук. соч.
14 А.А. Спицын. Древности бассейнов рек Оки и Камы. MAP, 25, СПб., 1901, стр. 32, 41, 79-81, 85, табл. XII.
15 Т.М. Минаева. Погребения с сожжением близ Покровска. Уч, зап. СГУ, VI. Саратов, 1927, стр. 92, табл. 1.
16 Приведём описание одного из 14 трупосожженений, встреченных в обоих рассматриваемых могильниках — А-133. «Могильная яма, размером 2,15×0,6 м, глубиной 1,08 м, имела подпрямоугольную форму, вертикальные стенки, прямое дно. Остатки от сожжения покойника — груда кальцинированных костей — находились в центре могилы. Погребение повторяет традиционный обряд трупоположения: умерший символически был положен в вытянутом положении, головой на юг. Кремация совершалась за пределами могилы. Положение вещей отражает этот символический ритуал. Наконечник копья — «в головах», нож — «у правого бока», остатки наборного пояса — на месте пояса, меч однолезвииныи — «у левого бока», горшок и набор для высекания огня — «в ногах». Погребение мужское».
Нельзя не провести параллели между армиевскими мечами из Верхне-Салтовского могильника, в котором найдено 12 сабель, ещё во многом напоминающих мечи. Особенно показательна сабля из раскопок С.А. Семёнова-Зуссера (камера №3, 1948 г.); её полоса почти прямая, перекладина по виду одинакова с перекладинами ар-миевских мечей17. Такая же, со слабой кривизной, сабля найдена нами в новых раскопках могильника мокши VIII-IX вв. у пос. Красный Восток (Пензенская обл.) в погр. №10. Длина сабли 90 см. С остатками деревянных ножен сохранились две крупные скобы. Сабля эта, по-видимому, имеет салтовское происхождение, о чём говорят другие специфически салтовские вещи, встреченные в этом могильнике. В Армиевском могильнике совершенно отсутствуют стремена, и уже это одно указывает на хронологическое различие сопоставляемых памятников.
Мечи, как отмечает А.П. Смирнов, не были продуктом местного производства, а поступали от южных соседей путём обмена18. Судя по составу инвентаря пензенских могильников, можно полагать, что исходными экспортёрами могли быть два торгующих центра — на Северном Кавказе и в Крыму. О первом из них напоминает состав большей части военной экипировки из обоих могильников и, как было отмечено выше, многие женские украшения. Вещи из погр. №А-191 повторяют крымские древности: меч, поясной набор из пряжек со своеобразным рисунком и т-образных застёжек, браслет с орнаментированными концами и др.19
________
17 Длина сабли 85 см, полосы — 76 см, ширина полосы — 28 мм, по Н.Я. Meрперт. Из истории оружия…, стр. 131, 137.
18 А.П. Смирнов. Волжские Булгары, Тр. ГИМ, XIX, 1951, стр. 19, 20.
19 Н.И. Репников. Некоторые могильники крымских готов. ИАК, 19 СПб 1906, табл. V, 4, стр. 54-72, табл. IX, 5.

Мечи Армиёвского могильника
Рис. 2. Мечи из Армиёвского могильника. 1 (№5) — погр. №150; 2 (№9) — погр. №202; 3 (№10) — погр. №206; 4 (№8) — погр. 178; 5(№4) — погр. №148

Арматура мечей. От деревянных ножен мечей из армиевских погребений сохранились остатки оковок в виде бесформенных железных пластинок. В двух погребениях — №177 и 178 — металлические части ножен сохранили их форму (рис. 4, 3, 4). Ножны из погр. №177 имели две но-жевидные пластины-обоймы (одна — верхняя — с двумя шпеньками для скрепления с планкой ножен, другая — нижняя, несколько меньшего размера, — с тремя шпеньками), наконечник в виде сквозной муфты со склёпанными краями и шпеньком для прикрепления к ножнам.

Микроструктура армиёвского меча
Рис. 3. Микроструктура армиёвского меча из погр. №133

Остаётся невыясненным способ крепления верхнего конца ножен20. Аналогичное наконечнику ножен устройство имеет наконечник рукояти меча. Это овальное в разрезе кольцо длиной 32 мм с сохранившимся сквозным шпеньком (рис. 4, 1). Судя по наконечнику, рукоять, очевидно, деревянная, имела округлую в сечении форму и толщину 23×15 мм.
Ножны из погр. №178 имеют: 1) оковку в виде трёх пластинчатых скоб — верхней с расширением средней части и двух нижних меньшего размера, 2) наконечник размером 82×28 мм в виде плоского футляра со щелевидным отверстием на одном конце (рис. 4, 5). В этом погребении встречено пластинчатое кольцо в виде муфты размером 24×24 мм (возможно, металлическая часть эфеса меча). Оковки, подобные описанной, можно встретить в публикациях, посвящённых Салтовскому могильнику.
Мы не будем подробно описывать наконечники копий и стрел, найденных в Армиеве в двадцати, а в Селиксе в семи погребениях, так как они имеют общераспространенные для того времени форму и величину. Типично перо копья подтреугольной формы со слабо выраженным ребром жёсткости.
________
20 Представление об этом даёт рисунок меча с эфесом и двумя наконечниками ножен, опубликованный В.Ф. Генингом. В.Ф. Генинг. Удмуртская археологическая экспедиция…, стр. 95.

Часто при одном погребении мы находили по два копья, при этом совершенно одинаковых, иногда копьё сопровождалось другим оружием: копьё и бронебойный наконечник-дротик найдены в Младшей Селиксе, в погр. №128. Наконечники стрел во множестве сопровождают погребения армиевских воинов (в Младшем Селиксенском могильнике стрелы — единичные находки). В большинстве случаев это трёхперые наконечники, повторяющие сармато-аланские образцы, реже — листовидные железные и единично — костяные.

Арматура мечей из Армиёвского могильника
Рис. 4. Арматура мечей из Армиёвского могильника. 1, 2 — наконечники эфеса и ножен; 3, 4 — скобы ножен; 5 — наконечник ножен (1-3 — погр. №177; 4, 5 — погр. №178)

Портупеи, наборные украшения. В женском погр. №177 вместе с мечом найден наборный пояс-портупея. Приведём описание этого весьма своеобразного погребения женщины-воина.
Костяк лежал в узкой яме подтреугольной формы на глубине 1,4 м. По углам ямы заметны ямки от столбиков. Положение умершей — вытянутое, на спине, головой на юго-запад, руки — полусогнуты, предплечья находились на месте живота. При погребении обнаружены: глиняный сосуд в форме крынки, стоявший в изголовье; височные подвески с грузиком и спиралькой; кольцевые застёжки — россыпью; гривна с напущенными бусами (бусы красные, настовые); накосник из спиралей и бутыльчатых подвесок; браслеты и перстни — бронзовые; два копья (в изголовье); трёхперые наконечники стрел, следы лука; меч (на левом боку), портупейный наборный пояс; набор для высекания огня; удила (в ногах). Основу портупеи составляет кожаный ремень (60×3 см) с искусно выполненным украшением, состоящим из четырёх продольных рядов мелких прорезей, перпендикулярных полосе ремня (рис. 5, 1). В каждом ряду прорезей в длину ремня продето по паре тонких бронзовых проволок. Подобная техника украшения кожаных изделий бытует и поныне, но археологические аналогии мне не известны. На ремень-основу наклёпаны продолговатые выпуклые бронзовые бляшки, имеющие по две рельефные полоски в середине и округло-выпуклые концы. Бляшки были приклёпаны двумя шпеньками к ремню, при этом на обратной стороне шпеньки удерживались квадратными бронзовыми шайбочками. На одном конце ремня укреплена железная овальная пряжка с квадратной бронзовой обоймой, окаймленной мелкими насечками; на другом конце — бронзовый пластинчатый наконечник. Наборные бляшки, подобные описанным, встречались в раскопках мерянских21, мещерских22 могильников.

Поясные наборы
Рис. 5. Поясные наборы. 1 — портупейный ремень; 2-4, 6 — наборы поясных ремней; 5 — часть портупеи; 7 — пряжка (1-5, 7 — Армиевский могильник; 6 — Младший Селиксенский могильник)

Поясные ремни с набором продолговатых бляшек известны по раскопкам Борковского23 и Поломского24 могильников. Все названные памятники датируются серединой I тысячелетия. Пряжка портупейного пояса с квадратной обоймой повторяет образцы пряжек из Борковского25 и Холуйского26 могильников. Все эти пряжки (как, очевидно, и рассматриваемый пояс) имеют аланское северокавказское происхождение, где пряжки разных форм представлены в комплексах. Таковы, например, пряжки с квадратной орнаментированной обоймой, с фигурной подтреугольной обоймой из Аланского могильника у с. Гжигит, экспонируемые в Нальчикском краеведческом музее.
Набор бронзовых фигурных бляшек найден в погр. №А-226 (пол захоронения не определён).
________
21 Е.И. Горюнова. Этническая история Волто-Окского междуречья. МИА, 94, 1961, стр. 123.
22 В.А. Городцов. Дубровический финский могильник. Рязань, 1925, стр. 14, 15.
23 А.А. Спицын. Ук. соч., табл. XVI, 10.
24 В.Ф. Генинг. Археологические памятники Удмуртии. Ижевск, 1958, стр. 97.
25 А.А. Спицын. Ук. соч., табл. XXII, 1.
26 Е.И. Горгонова. Ук. соч., стр. 123, рис. 57.

Это — одинаковые бляшки с четырьмя симметричными, загнутыми в виде рожков концами, с двумя шпеньками на обороте (рис. 5, За). В памятниках второй половины I тысячелетия на территории Волго-Окского междуречья аналогичные бляшки единично встречались, например, в Борковском27 и Хотимльском28 (мерянском) могильниках. Возможно, такие фигурные бляшки связаны своим происхождением с древними культурами Северного Кавказа29.
В наборе из погр. №А-116 была ещё одна бронзовая бляшка иного образца — прямоугольная рельефная пластинка с двумя зооморфными выступами (рис. 5, 3). Очень похожая бляшка с «птичьими головами» (отдельная находка в Борковском могильнике) опубликована А.А. Спицыным30. Богатый серебряный набор портупейного пояса найден в мужском погребении с мечом — №А-191 (рис. 5, 2). В составе его — поясная пряжка с овальным приемником; три пряжки для пристегивания к поясу ремней, удерживающих меч, одинаковые с поясной, но меньших размеров и имеющие обойму щитовидной формы; т-образная портупейная застёжка с прямоугольным основанием и двумя отверстиями; поясные бляшки, из которых одна прямоугольная, две подпрямоугольные, одна щитовидная, — первые три с отверстиями; наконечник узкого ремня и небольшая пряж-на к нему; две трехлепестковые бляшки. Весь набор отличается массивностью и тщательностью отделки. Типом прямоугольных бляшек и особенно форм т-образной застёжки он в какой-то мере отличается от северокавказских поясных наборов типа борисовского, совпадая в то же время с наборами из так называемых готских могильников, в частности могильника «Суук-Су»31, датированного медными византийскими монетами V-VI вв. Однако в то же время (и несколько позднее) в крымских могильниках и склепах — Инкерман II, Бакла, Керчь — бытовали поясные наборы, ничем не отличающиеся от борисовских. Поэтому замеченную выше разницу в форме отдельных бляшек и застёжек, очевидно, следует отнести за счёт разных мест их изготовления, а может быть, и за счёт известного хронологического несовпадения.
Значительно более скромными наборами поясных бляшек сопровождались другие погребения Армиёвского могильника. Здесь фигурируют железные бляшки, то продолговатые с вогнутыми или прямыми краями (А-170, 206), то с четырьмя рожками, как будто подражающие медным фигурным бляшкам (А-33, 49, 89, 170, 213) (рис. 5, 4). Подобные железные или бронзовые бляшки известны в литературе по Борковскому32 и Холуйскому33 могильникам, где они входят в комплексы вещей VI-VII вв.
Интересен пояс из мужского погр. №132, происходящий из новых раскопок Армиёвского могильника. Широкий кожаный ремень украшен мелкими грибовидными бляшками-рядами по три штуки (рис. 5, 5). Совершенно такой же пояс найден в аланском поселении Архон 34 (Северная Осетия). Найдены подобные бляшки и в Младшем Селиксенском могильнике. В нем наборные украшения поясов уже полностью напоминают наборы из северокавказских могильников. Так, в погр. №С-38 находился богатый поясной набор аланского типа, состоящий из двенадцати бронзовых предметов, куда входят пряжка с овально-вогнутым приемником и округлой обоймицей, две портупейные (т-образные) застёжки с фигурным отверстием, щитовидные и удлиненно-щитовидные с дырочками. Обращают на себя внимание бляшки, у одной из которых прорези явно воспроизводят черты человеческого лица (рис. 5, 6).
________
27 А.А. Спицын. Ук. соч., табл. XVI, 11.
28 Е.И. Горюнова. Ук. соч., стр. 121.
29 П.Г. Акритас. Вновь открытые подземные склепы в Баксанском ущелье. Уч, зап. Каб. ВНИИ, XI, Нальчик, 1957, стр. 410; чрезвычайно похожий на пензенский портупейный экземпляр или боевой наборный пояс экспонируется в краеведческом музее Сухуми, в вырезке кремированного погребения воина из Цебельдинского некрополя, раскопки M.M. Транша.
30 А.А. Спицын. Ук. соч., стр. 42, табл. XIV, 18.
31 Н.И. Репников. Ук. соч., табл. V, 10, 14; X, 27.
32 А.А. Спицын. Ук. соч., табл. XII, 22.
33 Там же, табл. XVI, 10.
34 Орджоникидзевский краеведческий музей, экспозиция, инв. №3609.

К поясу с левой стороны был подвешен мешочек, содержащий набор для высекания огня, длинная цилиндрическая подвеска, шило, костяной гребешок, наконечник ремня в виде зажима или пинцета, обвитый узким ремешком — концом кожаного ремня. Мешочек скреплялся с поясом при помощи округлой обоймицы. Этот наконечник-зажим, получивший в литературе неправильное название пинцета, по-видимому, имеет кавказское происхождение35, а во второй половине I тысячелетия получил распространение вместе с аланскими наборными вещами среди племён Поволжья36.
Найденные в погр. №С-38 наборные бляшки принадлежали уздечному набору. Из них отметим две соединительные пряжки, налобную (?) фигурную бляшку из белого металла, лёгкий изящный наконечник ремня — тоже из белого металла и, наконец, мелкие строенные лепестковид-ные бляшки (рис. 5, 6). Налобные бляшки, подобные селиксенской, найдены в Молдавии37, в бассейне р. Суры на городище Ош-Пандо38, в Башкирии39, в Крыму40, трёх-четырехлепестковые бляшки известны по находкам на Алтае41, в Подболотьевском могильнике42 и т.д. Соединительные бронзовые пряжки с двумя приемниками ведут своё начало, по-видимому, от савроматских пряжек43.
Укажем также на некоторые отдельные бронзовые пряжки (железные — круглые или овальные — встречаются часто). Для Армиёвского могильника характерны пряжки с хоботовидным язычком (в Селиксе их нет). Интересны небольшие бронзовые пряжки с треугольной обоймой, оформленной по краям округлыми выступами с отверстиями на них — А-8, 48, 168 (рис. 5, 7). Подобные пряжки или обоймы от них есть в коллекций из Инкерманского могильника44, в Суджанском кладе45, в азербайджанском могильнике Хыныслы. Показательно, что в гробнице Хыныслы вместе с пряжкой находился однолезвийный меч-палаш. По найденной здесь серебряной сассанидской монете могильник датируется V-VI вв.46 В Аланском могильнике у с. Гунделен подобные пряжки находятся в комплексе с соединительной уздечной пряжкой, зеркальцами, глазчатыми и полосатыми бусами47.
В погр. №А-186 и в женском погр. №А-198 встретились обрывки кольчуги; в первом случае — обрывок из 80-90 плоских колец диаметром 16-17 мм, во втором — 8 колец диаметром 14 мм.
________
35 Бронзовый пинцетовидный зажим можно видеть в коллекции из могильника Мцхети, нижний ярус, I тысячелетие до н.э., экспозиция Тбилисского исторического музея.
36 И.В. Синицын. Археологические раскопки на территории Нижнего Поволжья. Саратов, 1947, стр. 42.
37 Э.А. Рикман. Могильник первых столетий новой эры у с. Будешты в Молдавии. CA, 1958, 1, стр. 199.
38 Саранский республиканский краеведческий музей, № оп/35.
39 Р.Б. Ахмеров. Уфимские погребения VI-VIII веков нашей эры. КСИИМК, XL, 1951, стр. 132.
40 Коллекции Баклинского могильника, раскопки Е.В. Веймарна. Бахчисарайский музей, инв. №59/1914.
41 С.И. Руденко, А.Н. Глухов. Могильник Кудыргэ на Алтае. МЭ, III, 2, Л., 1927.
42 В.А. Городцов. Археологические исследования в окрестностях г. Мурома в 1910 году. «Древности», 24, М., 1914, погр. №186.
43 К.Ф. Смирнов. Вооружение савроматов, МИА, 101, 1961, табл. 55.
44 Бахчисарайский историко-археологический музей, инв. №5799.
45 Б.А. Рыбаков. Новый суджанский клад антского времени. КСИИМК, XXVII, 1949, стр. 76.
46 Д.А. Халилов. Раскопки на городище Хыныслы, памятнике древней Кавказской Албании. CA, 1962, 1, стр. 218, рис. 6, 12.
47 Республиканский краеведческий музей в г. Нальчике, экспозиция.

Кольца как будто склёпаны, между собой переплетены. Обрывки, возможно, происходят от двух кольчуг. Кольчужные доспехи появились в Восточной Европе уже в сарматское время48.В.Ф. Генингом в Суворовском и Азелинском могильниках Прикамья, относящихся к V в., найдены обрывки кольчуг в комплексе с боевыми шлемами и мечами (диаметр колечек 6-8 мм)49. Этот же автор упоминает о находках различного вооружения, в том числе кольчуги в Тураевском курганном могильнике с обрядом трупосожжения — III-IV вв.50 Обрывки кольчуги из Борисовского могильника (погр. №134 с остатками сабли и стременами)51 относятся к более позднему времени — VII-VIII вв.
Наши находки частей кольчужной брони в комплексах V-VI вв. совпадают по времени с уфимскими находками кольчужных колечек52. Несомненно, что они не местного происхождения, может быть, являются боевым трофеем.
Таким образом, проникновение на территорию Верхней Суры предметов воинского вооружения и снаряжения, имеющего южное, вероятнее всего аланское, происхождение, относится к V-VI вв., т.е. ко времени, которым датируются многочисленные и совершенно аналогичные находки в Крыму, на Северном Кавказе, на левобережье Сейма53, на Кубани54, в Заволжье, в Башкирии, на средней Оке и т.д. Важно отметить, что в это время древние мокшанские племена находились в орбите культурного воздействия юга, осуществлявшегося, по-видимому, в мирных условиях и посредством торговых связей, о чём красноречиво свидетельствует обилие некоторых женских украшений южного происхождения. В то же время сильная военная организация заставляет предполагать существование военных столкновений, возможно, межплеменных войн.
Не исключено, что в среду древней пензенской мокши могли вселяться сармато-аланы. Например, погр. №191 и 215 (мужское и женское) Ар-миевского могильника, совершенные по местному ритуалу, сильно выделяются иноземным обликом могильного инвентаря, хотя в нем, конечно, есть вещи и чисто местного происхождения.
Другим примером аланского погребения может служить впускное погребение, открытое в кургане у с. Зиновьевки (ныне Пензенской области), исследованном П.С. Рыковым55. Это погребение, имеющее в своём погребальном инвентаре прямые аналогии с Армиевским и Младшим Се-ликсенским могильниками, должно быть датировано не VIII в., как это сделал П.С. Рыков, а VI-VII вв.

48 А.Ф. Медведев. К истории кольчуги в древней Руси. КСИИМК, XLIX, 1953, стр. 27.
49 В.Ф. Генинг. Археологические памятники Удмуртии, стр. 85.
50 В.Ф. Генинг. Тураевский курганный могильник в Нижнем Прикамье. BAY, 2, Свердловск, 1962, стр. 76.
51 В.В. Саханев. Раскопки на Северном Кавказе в 1911-12 годах. ИАК, 56, Прг., 1914, стр. 118, 119, рис. 27 на стр. 145.
62 Р.Б. Ахмеров. Ук. соч., стр. 126.
53 Б.А. Рыбаков. Ук. соч., стр. 85.
54 Т.М. Минаева. Находка близ станицы Преградной, на р. Урупе. КСИИМК, 68, 1957.
55 П.С. Рыков. Позднесарматское погребение близ с. Зиновьевки Саратовской губернии. Саратов, 1926.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Археология и раскопки Боевое оружие и снаряжение из могильников армиёвского типа