Багира

Среда, 07 26th

Последнее обновлениеВт, 25 Июль 2017 9pm

Иудейская война 66 г. историками изображается только как нациоиальное восстание евреев против Рима. Поэтому, хотя движение было окончательно разгромлено только в 73 г., концом в восстания обычно считают 70 год — год разрушения Иерусалима — и говорят о восстании 66-70 гг. По той же причине руководство восстнием приписывается фарисеям, и крайним крылом повстанцев считают зелотов. Эта трактовка иудейского восстания проникнута националистическим духом и обнаруживает влияние раввинской литературы, которая по вполне понятным причинам выставляет рвение к вере — единственной движущей причиной восстания.

Социальная революция в Иудее в 66-73 гг.

Журнал: Вестник древней истории, №1, 1937 год
Автор: А.Б. Ранович

Большинство буржуазных историков, в особенности же еврейские богословы и националисты, объявляют фарисеев друзьями народа, носителями его идеалов, защитниками его национальной самобытности и политической свободы. К этой богословской точке зрения примыкает и К. Каутский, называющий фарисеев «представителями народной массы»1.
Сторонники этого взгляда ссылаются на слова Иосифа Флавия («Anliqu.», XVIII, 1.3) о влиянии, которым пользовались фарисеи в народе. Но ещё Ю. Вельтгаузен правильно указал, что делать отсюда вывод о демократических убеждениях: фарисеев — всё равно, что объявить средневековых монахов и клир демократами, ведь и они были весьма популярны и пользовались громадным влиянием на массы2. «Демократичность» фарисеев ясно сказывается в поведении и учении.
Самый термин фарисеи — евр. perusim, отдалённые, обособленные — свидетельствует о том, что они отгораживались от массы, считали несовместимым общение с ней.

________
1 К. Каутский — Присхождение христианства. М. 1930, стр. 243.
2 J. Welthausen — Die Pharisaer und die Sadducaer. Hanuower? S. 20.

Другим названием для фарисеев chaber (товарищ), и весьма правдоподобно предположение Ш. Юнга, что наименование perusim дали им люди из простонародья,
выражая этим свою враждебность к спесивым «учёным», «мудрецам», толкователям «закона» и его блюстителям. На почве учительства хаберов строжайше соблюдать ритуальную чистоту разрабатывается система запретов, свидетельствующая о глубочайшем призрении этих «представителей народной массы» к простонародью, ам-гаарец.
Презрение к ам-гаарец — крестьянам, ремесленникам, торговцам (как бы вообще и за людей не считались), вполне отчётливо выражено у Иисуса Сираха (XXXVIII, 25-33). Но хаберы, считавшие себя солью земли, пошли гораздо дальше Сираха. Ам-гаарец для него нечто ритуально нечистое, от которого надо держаться подальше. Платье ам-гаарец — мидрас (источник осквернения) для фарисеев. «Кто берёт на себя быть хабером, не должен продавать ам-гаарец ни влажного, ни сухого, не должен покупать у него мучного, не должен ходить к нему в гости, ни принимать его у себя в его платье» (Demai, II, 3). «Жена хабера может одолжать у жены ам-гаареца сито и решето, может помогать ей просевать, молоть и встряхивать, но лишь только в муку влита вода1, как всякая помощь жене ам-гаарец прекращается, ибо не позволяется помогать грешникам. Впрочем, и первое дозволено только для поддержания мира» (Gitl., V, 9=Sebiit, V, 9). «Шесть вещей сказали ам-гаарец: им не дают свидетельства и не принимают их свидетельства, не открывают им тайны, не назначают их опекунами над вратами, не назначают их наблюдателями над кружкой благотворительности, не составляют с ними компании в дороге. А некоторые говорят также, что об их потерях не делают объявления». «Пусть всегда человек продаст всё, что есть у него, возбмёт в жены дочь талмид-хахама; не нашёл он дочери талмид-хахама, пусть возьмёт дочь великих мира сего; не нашёл дочери великих мира, пусть возьмёт дочь главарей синагоги; не нашёл дочери главарей синагоги, пусть возьмёт дочь казначеев благотворительности; не нашёл дочери казначеев благотворительности, пусть возьмёт дочь учителей маленьких детей, но пусть не берет дочери ам-гаарец, ибо они — мерзость, их жены — гады, а об их дочерях сказано: «проклят, кто ляжет со скотом» (Второз., XXVII, 31).
Сказал р. Элеазар: ам-гаарец разрешается убить даже в судный день выпавишй в субботу… Сказал р. Иохаиан: ам-гаарец можно ободрать, как рыбу» (ib.).
Не удивительно, что при всём почтении, которое внушали фарисеи талмид-хахамы массам, находившимся во власти религиозного дурмана ам-гаарец питали к этим ханжам жгучую ненависть. Об этом свидетельствуют сами фарисеи. «Р. Элеазар говорит: если бы мы им (ам-гаарсц) не нужны были для деловых отношений, они бы нас убили».

________
1 Тесто по талмудистским поззрениям, «восприимчиво» к нечистоте больше, чем мука.

«Велика ненависть ам-гаарец к талмид-хахамам — больше чем ненависть, которою язычники ненавидят израильтян». «Р. Акиба» говорит: когда я был ам-гаарец1, я говорил: если бы мне попался учёный (фарисей), я бы укусил его, как осел. Сказали ему ученики рабби, скажи: «как собака». Он сказал им: тот кусает и ломает при этом кость, а эта кусает, но не ломает кости» (Pesach., 49 b).
Как же фарисеи вели себя во время восстания? Несомненно, религиозный фанатизм толкал и фарисейски настроенные элементы на путь восстания против римлян, и среди агитаторов, призывавших к оружию, попадались, надо полагать, и рядовые фарисеи. Но руководители фарисеев, забыв свой вековечный спор с садукеями, объединились с ними для совместного подавления восстания которое грозило превратиться в революцию. «Ввиду серьёзного и опасного характера движения представители властей, перносвященники и знатнейшие фарисеи собрались вместе для совещания о положении дел. Решено было попытаться урезонить недовольных добрыми словами (Jos. F1.-Bell, hid., II, 13,3). Фарисеи, столь ревниво оберегавшие свою святость, поступились по этому случаю своими принципами и стали доказывать законность принесения жертвы за императора и приёма храмом даров от язычников. А когда восстание всё-таки началось, и повстанцы «заставили перейти на свою сторону находившихся ещё в городе римских друзей», коалиция из саддукеев, фарисеев и римских ставленников умышленно назначила полководцами для ведения войны таких людей, которые способны были только провалить дело. В числе их оказался и Иосиф Флавий, который продал порученное ему дело и перешёл на сторону римлян. Зато в полководцы вовсе не попал фактический вождь восстания Элеазар бен Симон, а один из инициаторов восстания Элеазар бен Анания был удалён из Иерусалима под благовидным предлогом назначения на пост военачальника незначительной провинции Идумеи («Bell, i II, 20, 3).
Когда положением овладели фанатичпые «ревнители» — зелоты, а сикарии, занявшие укреплённую позицию в Иерусалиме, пустили восстание в гражданскую войну, все силы реакции, в том числе и фарисеи, объединились. «Влиятельнейшие мужи» во главе со знатным фарисеем, одним из столпов талмуда Симоном бен Гамлии зажигали народ в Собраниях и в речах, обращённых к отдельным лицам и побуждали их наказать, наконец, губителей свободы и очистить святилище от кровопийц. И самые уважаемые из первосвященников Иосиф, сын Гамалы, и Анан, сын Анана, открыто упрекали и в бездеятельности и подстрекали его против зелотов» («Bell. iud. 3,10). Иоханан бен Заккай, которого еврейские националисты и богословы до сих пор превозносят, как величайший «светоч Израиля» сыграл, согласно талмудическим преданиям (Gill. 56а. Л : di R. Nalhan, IV), роль шпиона и предателя и бежал тайком из осаждённого города в лагерь Тита.

________
1 Акиба (нриблиз. 50-130 гг.) — крупнейший таннай, был низкого происхождения и выбился в верхи фарисейства уже в зрелом возрасте.

Фарисеи вели себя также, как их предшественники хасидеи во время маккавейского восстания: почуяв, что восстание грозит превратиться в народную революцию, они без колебаний перешли на сторону язычников, «врагов Ягве и осквернителей храма». Когда дело дошло до классовых битв, деление в лагере восставших пошло не по религиозному принципу, и партии образовались по признаку классовому.
Бывшие чиновники, богатые рабовладельцы и торговцы, ростовщики, первосвященники и с ними всё жречество, фарисеи — руководители синдериона и главари синагог, все те «себялюбивые мерзавцы», по выражению Энгельса, которые так или иначе приспособились к римскому гнёту и даже извлекали из него выгоду для себя, — все
они объеденились в одну «партию мира». Им не было интереса: тяжесть римского ига они перекладывали на плечи трудящихся, а римские гарнизоны служили для них защитой против недовольства масс.
Другую партию, составлявшую ядро восстания, образовали зелоты.
По тем разрозненным и искажённым данным, которые приводит личный враг зелотов Иосиф Флавий, зелоты вербовались из среды мелких торговцев, ремесленников и крестьян, которые разорялись и собственными ростовщиками, и римскими грабителями, но особенно чувствительно всегда реагировали на ничем не завуалированное римское иго. Эти разорённые элементы неспособны были к организованным выступлениям и не могли выработать себе ясную политическую программу. Их смутные политические настроения получали религиозное выражение. Зелоты смотрели на себя, как на ревнителей веры; они праведники умирали во имя бога, и только уже в процессе самого восстания они почувствовали, что им с первосвященниками, придворной челядью и богачами не по пути. Но их ослеплял религиозный фанатизм, ранее возгоревшаяся во время осады Иерусалима гражданская война помогла им осознать свои классовые цели и задачи.
Но была и третья партия, которую Иосиф не удостаивает названия класса или «партии», а презрительно называет поножовщиками, сикариями (от sica — кинжал). Историки, следуя Иосифу, совершенно не считаются с сикариями как политической группировкой, видя в них только кучку беспринципных террористов или даже просто уголовный элемент среди зелотов. Между тем, даже у Иосифа мы имеем достаточно данных, позволяющих видеть в сикариях революционеров, сражавшихся не только против Рима, но и против классового гнёта «собственных» эксплоататоров. По описанию Иосифа, сикарии — просто закалыватели, хотя свои жертвы они выбирали не случайно; «первым кто таким образом был заколот, был первосвященник1 Ионатан».
Но такой характеристике сикариев резко противоречит та оценка, которую сам же Иосиф даёт им в другом месте. В речах, которые он вкладывает в уста вождя сикариев Элеазара («Bell. iud.»,VH,8,6-7), «тиран» и «злодей», как он его обычно называет, выступает в качестве великого героя, для которого интересы его дела, честь и доблесть выше всего, выше жизни.

________
1 Вернее — бывший первосвященник (36-37 гг.).

Иосиф отдаёт себе отчёт в том, чт, сикарии не просто разбойники; в одном месте он определённо говорит о «мятеже сикариев», как о самостоятельном движении («Bell. iud.-. VII. 10,1). Не укрылись от Иосифа и классовые противоречия внутри еврейского парода, на почве которых разгоралась гражданская война: «Все наперерывно старались перещеголять друг друга в нечестивых поступках перед богом и в несправедливостях против ближних. Сильные — угнетали простой народ, а масса стремилась извести сильных; те жаждали власти, а эти — насилий и ограбления зажиточных» («Bell. iud.». VII, 8.1).
Классовое лицо сикариев становится ясным из дел их. Ворвавшись в верхнюю часть города, они «сожгли дом первосвященника Анании, а также дворцы Агриппы и Вереники; вслед за тем они перенеси: огонь в здание архива, для того, чтобы как можно скорее уничтожить долговые докумеиты и сделать невозможным взыскание долгов. Этим они имели в виду привлечь массу должников на свою сторону и восстановить бедных против состоятельных» («Bell. iud.» V, 17,» 6).
В то же время выступил некий Манаим (Менахем). Захватив со своим отрядом Иерусалим, Манаим и его сторонники сожгли дворец, вытащили бывшего первосвященника из водопровода царского дворца, где он скрывался, и убили его вместе с его братом Езекией (II. 17,8-9). «В Акраватском округе Симон бар Гиора набрал массу недовольных и производил разбойничьи набеги, в которых не только грабил дома богатых людей, но и совершал насилия над их личностью (II, 22,2). Впоследствии Симон, присоединившийся было к партизанам, занимавшим крепость Масаду, «расстался с ними, отправился с горы, через вестников обещая рабам свободу, а свободным вознаграждение, и таким образом собрал вокруг себя негодяев со всех сторон. Имея уже сильную шайку, он грабил деревни в горах, но когда, чем дальше — всё больше стекалось к нему людей, он отважился спуститься в долину. Теперь он стал страшным и для городов. Многие из знатных, привлекаемые его могуществом и счастливыми успехами его предприятий, стекались к нему на свою гибель, так что в его войске, кроме рабов и разбойников, было также немало граждан…» (IV, 9, 3-4).
Повстанцы-сикарии, вербовавшиеся из среды рабов и закабалённой долгами бедноты, не довольствовались казнью особо ненавистных эксплоататоров и уничтожением долговых обязательств; они стремились к ниспровержению существующего строя. «После того как эти нечестивцы закололи первосвященников для того, конечно, чтобы не осталось ни следа благочестия, они уничтожили также вконец все, что ещё уцелело от общественного порядка, и доставили полное торжество беззаконию» (VII, 8, 1). В своей последовательности они решили внести революцию и в организацию церкви; они отвергли принцип наследственности сана первосвященника.

________
1 Анания — прославившийся своей алчностью — был первосвященником в 47-59 гг., но он пользовался значительным влиянием и в то время.

Правда, первосвященники не раз получали свой пост за взятку сирийскому наместнику или римскому прокуратору, а со времени Ирода они, как правило, назначались. Но всё же они назначались из среды нескольких определённых семейств, и принцип наследственности теоретически признавался.
Но «разбойники» решили установить здесь принцип демократии и избирать первосвященника по жребию. «Случайно жребий выпал на… Фаннию, сына Самуила, из деревни Афты. Он не только не был достоин носить звание первосвященника, но был настолько неразвит, что ни имел даже представления о значении первосвященника» (IV, 3). Этот Фанния, вернее Пинхас, был вообще последним первосвященником, так как вскоре храм был уничтожен навсегда.
Что сикарии представляли собою самостоятельное политическое движение, имеются и другие свидетельства, помимо Иосифа Флавия. В «Деян. ап.», XXI, 38, тысяченачальник говорит Павлу: «Не ты ли тот египтянин, который перед сими днями произвёл возмущение и вывел в пустыню четыре тысячи человек разбойников?». В греческом
оригинале здесь сказано σιχαρίων, тогда как во всех других случаях в новозаветных текстах «разбойник» передаётся обычным словом ληστής.
Особый интерес представляют упоминания сикариев в Мишне, так как здесь можно уловить следы аграрной революции, произведённой сикариями.
Память о сикариях в эпоху редактирования Мишниы (начало III в.) затёрлась. За исключением одного мимолётного замечания, что жители Иерусалима прятали смоквы в воде «из-за сикариев» (Machs., I, 6),
Мишна применяет вместо «сикарий» своеобразный термин «сикариконы» представляющий собой греческую форму, образованную из лат. sicarius. Но замечательно, что sikarikon, этимологически означающее усечённое понятие (например «объединение сикариев»), в Мишне означает не только «законоположения, связанные с сикариями», но
и отдельного человека, сикария.
Сообщения Мишны показывают, что сикария отличали от разбойника: «Возношения, десятины и пожертвования вора, разбойника, насильника действительны только в том случае, если владельцы предметов не заявляют на них претензий. Возношения, десятины
и пожертвования сикарикон действительны» (Tos. Terum, I, 6). Сикарикон в Мишне — незаконный или не вполне законный владелец земли и вместе с тем — раввинское законодательство о таких владельцах. «По той же причине не приносят первин: фермер, арендатор, сикарикон и похититель, ибо сказано: лучшие первинки твоей земли» (Bikk., ср. II, 3). Очевидно, сикарикон с точки зрения талмуда — неполноценный владелец. Это обстоятельство вызвало необходимость в изменении особых законоположений «сикарикон». «В Иудее не было сикарикон до военных убийств1. Со времени военных убийств в ней действовал сикарикон. Как это понимать? Если поле куплено сначала у сикарикон, затем у владельца, то купля недействительна, а если куплено сначала у владельца, а затем у сикарикон, то купля действительна.

1 По мнению комментаторов, имеются л виду репрессии при Тите.

Такова первая мишна; последующий бет-дин установил: купивший у сикарикон отдаёт хозяину четверть. Когда? Если он сам (т.е. владелец) не в состоянии купить; если же он в состоянии сам купить, он имеет преимущество перед всеми людьми. Рабби собрал суд и было решено: если имущество находилось во владении сикариона 12 месяцев, то первый купивший приобретает на него право, но отдаёт владельцу четверть» (Gitt., V, 6). «В Иудее не действует сикарикон в целях заселения страны. К чему это относится? К убитым до войны и во время войны… В Галилее всегда действовал сикарикон (Tos. Gitt., V, l). Независимо от содержания законодательства «сикарикон» в эпоху составления Мншны, из этих довольно туманных текстов можно сделать один вывод: Мишна знает категорию землевладельцев, получивших свою землю от прежнего владельца путём насилия (например в результате конфискации имущества убитого во время восстания). Авторы Мишны полагают, что если такой «сикарикон» продаёт свой участок, покупатель должен частично удовлетворить и прежнего «законного» владельца. Но обозначение такого незаконного владельца искажённым термином «сикарикон» и связь закикона положений «сикарикон» с «военными убийствами» и «убитыми во время войны» показывает, что здесь сохранилось смутное, искажённое временем воспоминание о сикариях, которые захватывали и раздавали земли богатых землевладельцев. После подавления восстания оказалось, надо полагать, немало владельцев, получивших землю из рук сикариев, и раввинам приходилось разбирать связанные с этим тяжбы. Так возник термин «сикарикон», который сохранился в последующем талмудическом законодательстве, хотя исторические обстоятельства, вызвавшие к жизни законоположения «сикарикон», были уже забыты.
Приведённые данные, при правильном их использовании, свидетельствуют, что сикарии отнюдь не были «кинжальщиками». Мы имем здесь революционное движение крестьян, рабов и городской бедноты которое противостоит не только фарисеям, но и зелотам. В то время как зелоты стремились только к свержению римского ига и никаких политических или социальных реформ не выдвигали, сикарии вели на практике борьбу против своих классовых врагов и стремились к политическому и социальному перевороту. Раздоры между зелотами и умеренной партией были вызваны тем, что зелоты вполне основательно не доверяли своим «союзникам», которые взяли на себя руководство восстанием специально для того, чтобы привести его к поражению; сикариев резко отделяла от прочих группировок смутная, искажённая религиозными и националистическими идеями, но революциоиная программа. Поэтому окончание «иудейской войны» против Рима в 70 г. не означало ещё прекращения борьбы сикариями. Ядро их вплоть до 73 г. упорно продолжало борьбу. А когда последняя крепость сикариев — Масада — пала, остатки их пробрались в Александрию и стали там поднимать угнетённых на восстание. Но александрийское еврейское купечество по своей инициативе приняло меры к подавлению движения, и последние остатки сикариев были преданы пыткам и казни.