Багира

Четверг, 06 29th

Последнее обновлениеВт, 27 Июнь 2017 11pm

При всей глубине уважения, которое скифы питали к своим вождям, было одно преступление, за которое они жестоко карали даже царей и «принцев крови». Причём убивали венценосных особ их же родные и близкие. Сегодня поведение скифской аристократии, возможно, показалось бы чудовищным, но ведь речь, судя по всему, шла не о чем-нибудь, а о выживании целого народа.

Смерть в степи

Журнал: Загадки истории №25, июнь 2017 года
Рубрика: Исчезнувшие цивилизации
Автор: Вячеслав Бурда

За что скифы убивали своих царей и философов?

Фото: скифыДревнегреческое общество очень часто называют «демократическим». На самом деле устройство эллинского социума с демократией в её современном понимании имело мало общего. Греки нещадно эксплуатировали своих рабов (составлявших в определённые периоды большую часть населения их городов), которых попросту не считали людьми. А также были самыми настоящими расистами. Большой демократ и вольнодумец Аристотель писал, что «варвар и раб по природе своей понятия тождественные». А так как к варварам, по мнению эллинов, относились все «не греки», можете представить, как обитатели Афин, Спарты или Фив относились ко всем соседним народам. А заодно задумайтесь, что должен был сделать «варвар» для того, чтобы заслужить признание столь высокомерной публики. Добиться этого получалось буквально у единиц. И одним из таких гениев был скиф Анахарсис…

Варварский мудрец

Родился Анахарсис примерно в 605 году до нашей эры, в семье скифского царя Гнура и гречанки. Для получения образования скифского царевича отправили в Элладу. В учёбе аристократ из причерноморских степей преуспел. Да ещё как! Анахарсис был признан одним из величайших мудрецов своего времени, дружил с афинским законодателем Солоном, посещал легендарного царя Лидии Креза.
Древние авторы приписывали ему изобретение якоря, а также некоторые усовершенствования гончарного дела и мореплавания. До наших дней дошло около 50 афоризмов, автором которых считается Анахарсис. Это якобы именно он сказал: «Беда голове от языка» и «В Элладе слова говорят умные люди, а вопросы решают — глупые». О его жизни писали Геродот, Диоген Лаэртский и Диодор Сицилийский.
В XVII веке знаменитый русский иконописец Фёдор Зубов изобразил на стенах храма московского Новоспасского монастыря Анахарсиса наряду с Аристотелем, Платоном и другими великими мудрецами, которых относили к предшественникам христианства. В общем, личностью Анахарсис был незаурядной, и земляки могли им гордиться. Однако дома достижений великого философа не оценили, и он погиб от руки собственного брата, ставшего к этому времени царём Скифии.
Геродот рассказывает, как, возвращаясь домой из Греции, Анахарсис посетил город Кизик, находящийся в проливах, ведущих в Чёрное море. Там как раз отмечали праздник Кибелы, Матери Богов. Деревянные греческие суда того времени были не самым надёжным транспортом, и путешествия по Чёрному морю считались достаточно опасными. Поэтому Анахарсис, разделявший греческие верования, дал Матери Богов обет — в случае благополучного возвращения домой принести ей жертву по кизикенскому обряду.
Преодолев море, скифский принц-философ не забыл о своём обещании и отправился благодарить богиню в Гилею — лесистую местность в низовьях Днепра (возможно, на современной Кинбурнской косе). Там Анахарсис обвешался изображениями Кибелы и принялся бить в медные тарелки. За этим занятием его и застал один из подданных его брата Савлия, бывшего на тот момент царём. Скиф немедленно доложил Савлию о странном поведении принца, и царь застрелил брата из лука… Почитания чужих богов скифы не простили.

Жертва Вакха

Другой известной жертвой скифского культурного патриотизма стал царь Скил в V веке до нашей эры. Он был сыном царя Ариапифа и эллинки из Истрии. С детства он умел разговаривать, читать и писать по-гречески. В отличие от Анахарсиса, Скил не отправился учиться в Грецию. Его отца убил царь соседнего племени агафирсов, и Скил оказался наследником престола.
Стать вождём одного из самых могущественных народов своего времени — казалось бы, что ещё в жизни надо? Но Скил думал иначе. От матери он унаследовал любовь ко всему греческому. Однако скифский царь должен был вести такой же образ жизни, как и его воины. Скил нашёл элегантное решение своей проблемы.
Со скифским миром был тесно связан город-государство Ольвия, земли которого раскинулись вдоль берегов Днепровского и Бугского лиманов. Его порт был перевалочной базой, через которую осуществлялась торговля между северопричерноморскими народами и греками. Нуждаясь в сильных союзниках, ольвиополиты то платили дань, то делали богатые подарки степным воинам.
Скил, делая вид, что занимается дипломатической работой, зачастил в Ольвию. Он построил себе в греческом городе шикарный дворец и, оставляя своё войско за городскими стенами, месяцами вёл образ жизни богатого эллина. Но всё тайное рано или поздно становится явным. В один прекрасный день Скипу оказалось мало греческого дома, греческой одежды, греческих собеседников и жены-гречанки. Он решил принять участие в прославлении Вакха. Или, как бы мы сказали сегодня, — в вакханалии.
Греки не могли упустить такой прекрасный случай «уколоть» своих гордых соседей, постоянно насмехавшихся над эллинскими привычками и обрядами. Кто-то из ольвиополитов привёл в одну из городских башен скифских аристократов и предложил им с её высоты полюбоваться своим царём, находившемся в «вакхическом исступлении». Суровые воины были вне себя от гнева. Когда войско узнало о том, чем глава скифского государства занимается в Ольвии, оно взбунтовалось.
Скил был свергнут, а царём вместо него стал его брат Октамасад. Испугавшись гнева бывших подданных, Скил сбежал во Фракию, где царём был их с Октамасадом дядя Ситалк. Однако злость скифов на бывшего вождя была так сильна, что они двинулись войной на соседей. На Дунае их встретила фракийская армия. Ситалк решил не жертвовать жизнями своих солдат из-за семейных «разборок». Он предложил вернуть блудного брата в обмен на возвращение фракийцам брата самого Ситалка, прятавшегося у скифов. Октамасад предложение принял, и возвращенному «в семью» Скилу прямо на берегах Дуная отрубили голову…

Национальная идея

Почему скифы так жестоко обошлись с Анахарсисом и Скилом? Можно ли было их назвать закоренелыми ретроградами, отвергающими всё чужое? Да вроде бы нет. Они спокойно брали в жёны понравившихся гречанок, пили греческое вино. Заказывали у греческих мастеров оружие, украшения и посуду, выполненные с учётом скифских эстетических предпочтений — в стиле, который мы сегодня называем «звериным». Получается, сама идея использования чужого опыта отвращения у них не вызывала: Да и будь скифы такими консерваторами, никто бы не отправил Анахарсиса учиться в Грецию. Так что претензии к Скилу и Анахарсису были куда более конкретны…
Всё указывает на то, что ещё до нашей эры скифы чётко научились различать материальные и духовные заимствования. Получая от соседей полезные технологии и удобные вещи, они стремились оставаться самими собой, поддерживая репутацию самых свирепых воинов евразийской степи. Выросшие на жестоких воинских идеалах юноши были скромны в своих потребностях, выносливы и способны наводить ужас на своих врагов. Они снимали скальпы, украшали кожей убитых врагов свои гориты (деревянные футляры для луков и стрел), пили человеческую кровь и отбивали у окружающих желание с собой связываться.
Греческая любовь к комфорту и изнеженность были им строго противопоказаны. Человек, поживший в мраморном дворце и повалявший дурака на праздниках в честь Вакха, терял способность неделями спать и есть в седле, умирая за курганы на могилах предков. Поживший торговлей и возделыванием оливковых рощ не мог уже существовать вечной войной в бесконечной степи…
Столетия спустя, когда скифы всё-таки примут эллинистическую культуру, они утратят свой воинский задор. После чего, не желая воевать со своими воинственными сородичами сарматами, сбегут из причерноморских степей и «запрутся» в Крыму, чтобы выращивать хлеб и торговать. А потом — и вовсе исчезнут во тьме веков.
Казнь Анахарсиса и Скила кажется нам, современным гуманным людям, совершенно диким способом решать культурные и политические споры. Но, возможно, у скифов просто не было другого выхода и им нужно было срочно отбить у других соплеменников желание следовать примеру эллинизированных вождей?