Багира

Пятница, 06 23rd

Последнее обновлениеПт, 23 Июнь 2017 3am

О легендарной Финикии мы знаем очень мало. Но и этого достаточно, чтобы понять — древние жители восточного побережья Средиземного моря изобрели алфавит, усовершенствовали кораблестроение, проложили маршруты до самых пределов известного в их эпоху мира…

Нация банкиров и мореходов

Журнал: Загадки истории №10, 2012 год
Рубрика: Исчезнувшие цивилизации
Автор: Ирина Ерофеева

Жители Финикии придумали алфавит и первыми добрались до Америки!

Финикийский царь

Фото: Финикия в древностиОткрытие Финикии началось с 1860 года, когда в Ливан приехал известный историк Эрнест Ренан. Он занялся раскопками, которые спустя пятьдесят лет продолжил египтолог Пьер Монтэ. В течение трёх лет Монтэ и его помощники открыли девять крупных захоронений, из которых археологи извлекли сокровища, позволившие приоткрыть завесу тайны.

По следам библейских текстов

Финикийские города существовали с небольшими перерывами почти сорок столетий подряд, начиная с IV тысячелетия до н.э. Естественно, что их архаические названия дают представление об окружающей природе. Тир, к примеру, это «скала», Сидон — «рыбное место». Библ происходит от греческого названия египетского папируса (его отсюда вывозили), Берит (современный Бейрут), вероятно, от слова «союз», и так далее. Всего археологи насчитывают полтора десятка поселений — и больших, и совсем незначительных, похожих, скорее, на деревни.
Их прославленные обитатели принадлежали к западным семитам и называли себя ханаанеями, а свою родину — Ханааном, «страной пурпура».
Греки дали этому народу другое имя — финикийцы, что значит «красноватые», или «смуглые».
Хребты Ливанских гор не только защищали приморские города от захватчиков, но и отделяли их друг от друга. Вероятно, поэтому за всю историю они так и не создали полноценного единого государства. Каждый город, большой или маленький, был независимым, управлялся собственным царём.
Именно финикийцы начали строить из ливанского кедра корабли нового типа, способные совершать дальние плавания. Их суда были не плоскодонными, а килевыми, что сильно увеличивало скорость. Мачта несла прямой парус на двух реях. Вдоль бортов в один ряд располагались гребцы, а на корме крепились два мощных весла, которые использовались для поворота судна. Длина такого судна достигала 30 метров, экипаж состоял из 20-30 человек.
После X века до нашей эры у финикийцев появились специальные боевые суда. Они были легче торговых, но длиннее и выше — гребцы располагались на двух палубах для большей скорости. Финикийские суда были лучшими на Древнем Востоке, из них состоял флот Ассирии, Вавилона, Персидской империи.
Финикийские мореплаватели вели торговлю со многими странами. Во II тысячелетии до н.э. В Библе и других городах начали производить множество ремесленных изделий — золотые и серебряные фигурки, керамику, а также стекло. Финикийцы первыми научились делать из стекла украшения, посуду и даже зеркала.
Неудивительно, что эти товары заполнили весь тогдашний мир — они встречались от Британии до Индии.
Ремесленники города Тир специализировались на производстве пурпурных тканей. Тирский пурпур ценился на вес золота — для изготовления одного фунта ярко-красной, не блекнущей с годами краски требовались десятки тысяч раковин.
Вначале продавцы и покупатели обменивали товары на глаз, по взаимному согласию.
Потом в употребление вошли ценовые эквиваленты — слитки серебра, золота или меди. А после появления первых монет финикийские города переняли обычай их чеканки. Монеты получили название сиклей, или шекелей.
Постепенно финикийцы занялись продажей не только своих товаров, но и выступали в качестве посредников. Так, они перепродавали медь с Кипра, серебро из Испании, олово с далёких Британских островов. Даже из Индии купцы привозили слоновую кость.
В поисках новых рынков сбыта и пополнения запасов они смело устремлялись в неизвестность. В VI веке их флотилия проплыла вдоль западного берега Африки до самой Гвинеи. Некоторые купцы совершили вояж к северу от Европы, до самого «застывшего моря». Считают, что финикийцы вполне могли побывать и в Америке. Во всяком случае, в Новом Свете действительно неоднократно находили финикийские надписи. Вообще вопрос об конкретных маршрутах остаётся туманным. Во многом эта неясность объясняется тем, что свои навигационные карты они считали секретнейшими документами государственного значения.

От грамоты до финансов

Для упрощения учёта товаров финикийцы изобрели алфавит, который постепенно вытеснил другие текстовые системы, так как был не в пример им удобен, несмотря на то, что среди 22 его знаков не нашлось места гласным, которые только потом догадались обозначать особыми символами или заменять похожими по звучанию согласными.
Как бы то ни было, значение этого алфавита переоценить невозможно — замена сотен иероглифов двумя десятками букв намного облегчила усвоение грамоты.
Финикийский алфавит положил начало грамоте подавляющего большинства народов мира. От него произошли еврейская, арамейская и арабская письменности, так и не обзаведшиеся гласными и направленные по древнему обычаю справа налево. С другой стороны, его уже в IX веке до н.э. усвоили греки, которые изменили направление чтения и добавили гласные, как этого настоятельно «требовал» их язык. От греческого алфавита произошли, в свою очередь, латинский, славянский, грузинский и армянский. Все они обязаны своим существованием какому-то неведомому жрецу или торговцу из Библа или Сидона. Кто знает, возможно, не будь его, наши школьники до сих пор заучивали бы вместо букв сотни сложных иероглифов.
Банкиры вначале выступали в ролях обычных ростовщиков, которые выдавали ссуды на определённый срок под проценты. Потом перешли к более сложным операциям — давали купцам кредиты на отдельные коммерческие операции, принимали и выдавали вклады и проводили безналичные расчёты между разными городами (для этого использовались кожаные чеки с печатями того или иного финансового учреждения). Финикийские чеки, правда, до нас не дошли, но их описания встречаются в античных сочинёниях.
В X веке до н.э. правитель Тира Хирам вступил в союз с иудейским царём Соломоном и помог ему возвести дворец и величественный храм в Иерусалиме. За это царь Соломон позволил им участвовать в торговле с легендарной страной Офир, которая находилась то ли в Африке, то ли в Южной Аравии. Первая экспедиция привезла 420 талантов золота, то есть больше тонны. Финикийцы и израильтяне создали «совместное предприятие» по выплавке меди, которая частью отправлялась в Офир для обмена на другие металлы. Обе страны тесно сотрудничали до VII века до н.э., пока левантийские города вместе с Израилем и Иудеей не стали жертвами завоевателей — ассирийцев.
К 610 году до н.э. Ассирия была уничтожена, а Финикии пришлось противостоять новому захватчику — вавилонянину Навуходоносору II, который дважды осаждал Тир, но так и не смог взять город. Но утерянные за время «ассирийского плена» и прочих напастей позиции в морской торговле прочно заняли греки и карфагеняне.

Приговоренная к упадку

В период персидского владычества финикийские города впервые объединились в союз. Это случилось в IV веке до н.э., когда жители Тира, Сидона и Арвада выбрали своим центром старое поселение, назвав его Триполи. К тому времени городами формально по-прежнему правили цари, но на деле власть перешла к богатейшим торговцам и банкирам. В громадной Персидской державе финикийцы начали выходить из повиновения монарха.
В 350 году до н.э. они подняли восстание. За это царь Артаксеркс III дотла разорил Сидон, истребив 40 тысяч его жителей. А затем пришёл последний завоеватель — Александр Македонский, который в 332 году до н.э. разрушил Тир. Островной город сопротивлялся непобедимому полководцу целых семь месяцев. Тогда царь велел насыпать к нему дамбу от материка, таким образом превратив его в полуостров.
В конце концов стены рухнули под ударами греческих таранов и ядрами катапульт. Почти 10 тысяч тирцев погибли в бою или были распяты победителем на крестах, а остальные жители обращены в рабство. И хотя после этой жестокой расправы город всё-таки возродился, он уже не вернул себе прежнего значения.
После смерти Александра Финикия стала яблоком раздора для его преемников. Последние остатки самостоятельности Тир и Сидон утратили при римлянах. На месте «варварских» строений возвели храмы, дворцы и ипподромы греко-римского образца. А с приходом ислама финикийская культура окончательно прекратила существование.