Багира

Четверг, 11 23rd

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Все знают Цицерона как оратора. Тут он, что ни говори, добился больших успехов, и само его имя стало нарицательным. Но Цицерон считал себя прежде всего политиком. Он искал народной любви и, конечно же, власти. Честолюбие и сгубило его.

Булавка в языке

Журнал: Загадки истории №35, август 2017 года
Рубрика: Власть
Автор: Глеб Сташков

Цицерона погубило чрезмерное честолюбие

Фото: ЦицеронЦицерону не повезло. Он жил в неподходящее время. Разные нехорошие люди — Сулла, Помпеи, Цезарь, Антоний, Октавиан — стремились к единоличной власти. И безжалостно расправлялись со своими соперниками.

Борец с коррупцией

Все они опирались на преданные им войска. Рим шёл к империи, а Цицерон жил республиканским прошлым.
Он верил в силу слова и в народную любовь. Увы, любовь народа переменчива и склонна к измене почище любого сердца красавицы. А слово бессильно, когда говорят мечи и копья.
Ещё в молодости Цицерон поучаствовал в войне. Но лавров на военном поприще не снискал. Он был трусоват. Для римлянина это не просто недостаток. Это клеймо.
Правда, не отличившись храбростью на поле боя, Цицерон проявил смелость в делах политических. Он защищал от обвинений некоего Росция, на которого ополчился всесильный диктатор Сулла.
Цицерон выиграл процесс. Но с Суллой шутки плохи. Цицерон знал об этом, поэтому предпочёл, не почивая на лаврах, отправиться в добровольное изгнание.
Это была первая, но не последняя ссылка. Опальный Цицерон неплохо проводил время в Греции, где совершенствовал своё ораторское искусство, а заодно изучал науки. По словам историка Плутарха, когда Цицерон вернулся из Греции в Рим, над ним все смеялись. Он «часто слышал за спиною: «Грек!», «Учёный!» — самые обычные и распространённые среди римской черни бранные слова». Как видим, учёных в Риме не сильно уважали. Наверное, и платили мало. Как у нас — по остаточному принципу.
Однако Цицерон помаленьку начал делать карьеру. Его избрали квестором и отправили на Сицилию. Квесторы отвечали за финансы и хозяйство. Обычно они безбожно воровали. Цицерон всех удивил. Он — честный чиновник. И даже борец с коррупцией, хоть и на провинциальном уровне. Это вызывало уважение. Но Цицерону мешало тщеславие. Из-за которого он, великий насмешник, частенько сам превращался в посмешище.
Скажем, возвращается Цицерон из Сицилии в Рим. Он уверен, что все в Риме знают о его сицилийских антикоррупционных подвигах. И спрашивает своего дружка: как, мол, граждане судят о моих поступках? «Погоди-ка, Цицерон, а где же ты был в последнее время?» — говорит дружок. И Цицерон, как пишет Плутарх, «сразу же совершенно пал духом, ибо понял, что молва о нём потерялась в городе, словно канула в безбрежное море».

«Отец отечества»

Но отставной квестор не сдался. Он выступал защитником в судах и сразу же затмил всех конкурентов. А потом стал консулом. Это высшая должность в Риме. В то время там бесчинствовал Катилина. Он устроил заговор. Хотел захватить власть.
«Человек дерзких и широких замыслов и коварного нрава, — так говорит Плутарх про Катилину. — …Его обвиняли в том, что он лишил девства собственную дочь и убил родного брата».
Впрочем, историки считают, что историю про брата Плутарх выдумал. По поводу дочери историки ничего не говорят.
На самом деле Плутарх судил о Катилине по речам Цицерона. А речи были красивые. «О temporal О mores!» — восклицал Цицерон. Это он по-латыни. А по-нашему: «О времена! О нравы!» Цицерон произносил речи облачённым в панцирь. Дескать, ему грозит опасность. Катилина хочет его убить.
Оно, конечно, Катилина состряпал заговор. Но Цицерон раздул его до невероятных размеров. Уверял, что никогда ещё Риму не грозила такая опасность. Сторонников Катилины Цицерон изображал исчадиями ада. Говорил, что они питаются человечьим мясом.
Видимо, римляне были доверчивым народом. Они поверили во все сказки Цицерона. Заговор был разоблачён. Катилина бежал, а четверых заговорщиков казнили. Причём незаконно. А Цицерона провозгласили «отцом отечества» — впервые в римской истории. И он возгордился. Разважничался. И каждому встречному объяснял, что он, дескать, Цицерон, «отец отечества», а не чёрт собачий.
Как пишет Плутарх: «…он без конца восхвалял самого себя. Ни сенату, ни народу, ни судьям не удавалось собраться и разойтись, не выслушав ещё раз старой песни про Ка-тилину».
В принципе, Цицерона можно понять. Тогда не было ни телевидения, ни радио, ни даже газет. И пиарщиков не было. И если ты сам себя не восхваляешь, то никто другой этим не займётся. Вот Цицерону и приходилось пиариться своими силами. Он, конечно, изрядно перегнул палку. И всем надоел. Его отправили в очередное изгнание. И сожгли его дом в Риме, а заодно и загородные жилища.
Из изгнания он вернулся и даже послужил наместником в Киликии, но карьера больше не складывалась. У народа появились новые кумиры — Помпеи и Цезарь. К сожалению, эти кумиры не ладили между собой. Цицерон пытался их помирить. Неудачно. Тогда бывший «отец отечества» решил сделать выбор. И попал пальцем в небо — сделал ставку на Помпея. Впрочем, Цицерон успел вовремя его предать. И пойти на поклон к Цезарю.
По римским меркам, Цезарь — человек великодушный. Он простил Цицерона. Тем более что тот всячески лебезил перед диктатором. Раньше Цицерон восхвалял только себя, теперь переключился на Цезаря.

Предатель Филолог

А потом Цезаря убили. Скорее всего, Цицерон, друживший с Брутом, сочувствовал заговорщикам. Но они «относились к недоверием и к его натуре, всегда бедной отвагою, и к годам, в которые даже самые сильные натуры лишаются прежней храбрости». В общем, в число заговорщиков его не взяли — боялись, что из любви к красноречию он проболтается.
Когда Цезаря убили, народ собрался и решал, что делать. Цицерон толкнул речь в защиту убийц. Но Марк Антоний вынес окровавленную одежду Цезаря. Народ возбудился, «вспыхнул неистовой яростью и ринулся искать заговорщиков» и «поджигать их дома». Цицерон не убедил народ. Его больше не слушали. Sic transit gloria mundi. Так проходит земная слава.
А Цицерон продолжал болтать. Он произносил гневные речи против Марка Антония. Защищал республику, хотя прекрасно понимал, что она своё отжила — вопрос лишь в том, кто именно сделается единоличным правителем. Цицерон хотел, чтобы им стал Октавиан. Который молод неопытен и вообще не производит впечатление особо выдающегося человека. В Цицероне вновь взыграло честолюбие. Он надеется, что сможет влиять на Октавиана. Что этот юноша, родившийся в тот год, когда Цицерон уже был консулом, станет послушным орудием в его руках.
Вообще говоря, Цицерон сделал правильный выбор, поддержав Октавиана, а не Антония. Но он слегка поторопился. Не просчитал ситуацию. Октавиан ещё окончательно не поссорился с Антонием.
Антоний, Октавиан и Лепид составили триумвират. А заодно составили список осуждённых на смерть. Антоний и Лепид требовали включить туда Цицерона. Октавиан два дня отстаивал Цицерона, «а на третий сдался и выдал его врагам».
Цицерон пытался бежать. Но как-то неуверенно пытался. То бежал, то возвращался. Наконец его положили на носилки и понесли к морю. Пока Цицерона несли, в его имение пришли палачи. И Цицерона выдал «какой-то юнец, по имени Филолог». Этот юнец был рабом брата Цицерона. Брат отпустил его на волю, а Цицерон дал ему «благородное воспитание и образование». И такая неблагодарность! Филолог шепнул палачам, что Цицерона понесли к морю.
Бедного Цицерона настигли. Он «сам вытянул шею навстречу мечу, и Геренний перерезал ему горло. Так он погиб на шестьдесят четвёртом году жизни». Говорят, голову Цицерона доставили Антонию, и жена Антония втыкала в язык мертвеца булавки. Показывая, что из всех органов Цицерона её больше всего не устраивал его язык.
Но и Филолог ничего не выиграл от предательства. В общем-то, даже проиграл. Его выдали Помпонии, жене брата Цицерона. Того самого брата, рабом которого когда-то был Филолог. Помпония подвергла Филолога страшным пыткам, «среди которых была и такая: он отрезал по кусочкам собственное мясо, жарил и ел». Наверное, тут Плутарх присочинил, но всё равно неприятно.
Самое интересное, что и Антоний ничего не выиграл. Проиграли все. Выиграл только неяркий, беспринципный, но спокойный и бесстрастный Октавиан.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Древний мир Булавка в языке