Багира

Пятница, 07 28th

Последнее обновлениеЧт, 27 Июль 2017 11pm

Этот античный герой и злодей появился на свет ровно две тысячи лет назад — 31 августа 12 года. По одним сведениям, это произошло в Риме, по другим — в военном лагере, а по разысканиям современного ему историка Светония — в Анции. Отцом новорождённого был знаменитый консул Рима Германик, который всю свою жизнь провёл в многочисленных войнах…

Безумец во власти

Журнал: Загадки истории №15, 2012 год
Рубрика: Злодеи
Автор: Андрей Васильев

Римского императора Калигулу боялись больше, чем уважали!

Фото: император КалигулаЕдва мальчик стал на ноги, отец стал брать его с собой в военные походы. Так что все его детство прошло среди солдат. Его даже одевали соответствующим образом, а вместо солдатской обуви, носившей название калиги, ему сшили маленькие калигулы. Именно эта детская обувь и дала ему прозвище, под которым он вошёл во всемирную историю, — Калигула.

Сын отравленного?

На самом же деле его полное имя звучало Гай Юлий Цезарь Август Германик. Впрочем, высшей властью он обладал совсем недолго — три года десять месяцев и восемь дней. Недолго он и прожил — всего двадцать девять лет.
После смерти Августа римским императором был провозглашён дядя Германика Тиберий. Консул в этот момент находился со своим войском в далёкой Германии. Легионеры отказались признавать «Либерия, и Германику, отцу Калигулы, стоило огромных усилий убедить их в том, что он не стремится к императорской власти.
Вскоре началась другая война, и легионы Германика отправились на восток — в Антиохию. Там он и умер в возрасте тридцати четырёх лет, оставив сиротами троих девочек — Агриппину, Друзиллу, Ливиллу, и троих мальчиков — Нерона, Друха и Гая.
Поговаривали, что смерть Германика была неестественной: его тело распухло, покрылось синими пятнами, а изо рта шла белая пена. Будущий император Гай Калигула слухам верил. Тем более что сразу после смерти отца Сенат, рассмотрев обвинение Тиберия, признал его братьев врагами государства. Убийцей отца он считал императора Тиберия. Но до времени старался свои подозрения скрывать.

Воспитание чувств

После смерти отца юный Гай жил сначала вместе с матерью, а потом, когда Тиберий сослал Агриппину, у своей прабабки Ливии Августы, а после её смерти — у бабки Антонии.
Антония пыталась заниматься воспитанием юноши, но Калигула был отроком неуправляемым. Он предпочитал заниматься тем, что ему интересно. Больше всего его интересовали сексуальные игры и разные виды смерти, а совсем не науки. Когда ему исполнилось девятнадцать лет (возраст римского совершеннолетия), Тиберий вспомнил о Гае и приказал ему приехать на Капри.
Там, в мраморном дворце, император доживал остаток лет. Гай повиновался и вёл себя в этом дворце так кротко и покорно, что удивил Тиберия своим смирением. Но полностью старик ему не доверял: о буйном нраве Калигулы ему было хорошо известно. Тем не менее император одобрил женитьбу Гая на знатной римлянке Юнии Клавдилле.
Но брак оказался недолгим: через год Юния умерла во время родов. Почти сразу же Гай нашёл ей замену — жену начальника преторианской когорты Макрона Эннию Невию. Этой женщине Калигула даже дал расписку, что обещает на ней жениться после достижения императорской власти. Вместе с Макроном Гай составил заговор и стал травить старого императора ядами. Яды действовали не так быстро, как хотелось Калигуле. Смерть Тиберия была ускорена при помощи подушки: Гай собственными руками прижал её к лицу императора, а когда подушка не помогла, сдавил его шею и держал её, пока Тиберий не задохнулся. Так главный враг семьи Германика был устранён. Калигулу провозгласили императором. Народ, любивший Германика и не любивший Тиберия, ликовал.

А был ли мальчик?

Простые римляне, особенно военные, ожидали, что Гай унаследовал лучшие черты и таланты отца. Многие ещё помнили маленького мальчика в солдатской одежде, которого отец всюду возил вместе с собой.
Тогда, в день объявления Тиберия императором, только угроза увезти маленького Гая из военного лагеря в Рим мгновенно остановила начинавшийся мятеж. Калигула знал об этих к нему симпатиях, он ими легко воспользовался. Сначала он освободил всех осуждённых и вернул из ссылки всех сосланных, затем велел принести на римский форум все доносные листы и собственноручно их сжёг, а сочинения опальных историков, которые Тиберий уничтожил, приказал разыскать и впредь сохранять, потому что история только тогда будет достоверной, когда не пропадёт ни один голос очевидца.
Он, было, даже отменил торговлю должностями и хотел вернуть Риму народные собрания и выборы должностных лиц, но это нововведение возмутило богатых сограждан. Сенат вынужденно повиновался Калигуле, хотя поговаривали, что император выпустил на свободу душегубов, а щедрые выплаты за сгоревшее или утраченное имущество, на которые он не скупился, могут разорить римскую казну.
Сенат немного побунтовал, но император пообещал привести на заседание Сената своего любимого коня, который, то даже построил мост через залив в четыре километра длиной между Байями и Путеолами и проехал по нему в расписной одежде и с золотым щитом.
В довершение всего император провозгласил себя как он объявил, куда разумнее крючкотворов-сенаторов. И сановные мужи смирились. Они велели изготовить золотой щит, посвящённый Калигуле.
Ежегодно в день объявления его императором процессия из сенаторов и детей, одетых в праздничное платье, должна была вносить этот щит на Капитолий, прославляя мудрость и добродетельность Калигулы.
Император обожал театральные жесты. Своё правление он обставил многочисленными сценическими эффектами. То устраивал гладиаторские бои с бесплатным угощением для зрителей, то возводил прекрасные здания, живым богом. У статуи Зевса, привезённой из Греции, он приказал снять голову и заменить её изображением собственного лика. А затем и вовсе построил храм, посвящённый самому себе!

Любовь и смерть

Но самое прекрасное, что давала императорская власть, — возможность безнаказанно удовлетворять самые смелые сексуальные фантазии.
Слухи об извращенных развлечениях Калигулы смущали даже тех, кто так его любил. Официально у молодого императора было четыре жены: в 33-34 году рано ушедшая из жизни Юния Клавдилла, затем с 38 по 41 год поочередно — Ливия Орестилла, Лоллия Паулина и Милония Цезония. Обязательств, данных Эннии Невии, он так и не исполнил. Напротив, ходили слухи, что Эннию и Макрона умертвили по приказу императора. Женщину — за то, что имела расписку Калигулы, мужчину — за то, что участвовал в убийстве Тиберия. Император вполне открыто волочился за римлянками, замужними и незамужними. Ему приписывали особые отношения с собственными сёстрами. Друзиллу он якобы развратил ещё в подростковом возрасте, а потом выдал замуж и тут же забрал у мужа, сделав своей наложницей.
На пирах он присматривался к симпатичным дамам и назначал им постельную аудиенцию. Вторую жену, Ливию Орестиллу, он присмотрел на её собственной свадьбе и сразу же отобрал для себя, третью жену, Лоллию Паулину, развёл с мужем, а последнюю жену, Милонию, имевшую от предыдущего брака трёх дочерей, назвал своей супругой только после рождения ребёнка.
По рассказам, дочь Милонии, Юлия Друзилла, была младенцем с садистскими наклонностями. Едва научившись ходить, она кусала и царапала других детей до крови. Император любил цитировать слова из трагедии Акция «Актей»: «Пусть ненавидят, лишь бы боялись».
Он верил, что власть можно удержать, только вселяя страх. Эта вера была следствием собственного опыта: сначала власть шла к нему в руки легко, благодаря народной любви, потом появились первые недовольные, их требовалось обезвредить, то есть казнить или выслать, как поступали властители и до него. Но казнённых становилось всё больше. Недовольных казнями — тоже. Всплыли старые слухи, что молодой Гай наблюдал с наслаждением за работой пыточных мастеров. Римские граждане больше не чувствовали себя защищёнными.
Накануне февральских календ, когда Калигула со спутниками остановился посмотреть на выписанных из Азии мальчиков-актёров. Кассий Херея и Корнелий Сабин подняли его на мечи, а другие заговорщики с криками «Бей его ещё!» бросились на императора.
Мертвеющими губами Калигула шептал: «Я ещё жив». У него начались судороги. Только после тридцати ударов клинками знаменитый император затих навсегда.