Багира

Воскресенье, 07 23rd

Последнее обновлениеВс, 23 Июль 2017 3am

Во Франции это племя традиционно относят к древним кельтам. В Германии так же традиционно — к древним германцам. В Риме этнической принадлежностью этого народа особо не интересовались. Для римлян амброны были просто варварами. Варварами, которых нужно укрощать и уничтожать. Но это было нелегко.

Гроза вечного города

Журнал: Загадки истории №22, июнь 2017 года
Рубрика: Исчезнувшие цивилизации
Автор: Михаил Ромашко

Германское племя амбронов считалось непобедимым!

Фото: племя амброновДля современных учёных происхождение племени амбронов — настоящая головная боль. Римские и греческие авторы — Страбон, Плутарх, Ливии, Евтроний — рассказывают о нём очень скупо. Было, мол, такое племя, называющее себя амбронами. Появилось на исторической сцене во II веке до нашей эры. По обычаям несколько напоминало галлов (так в Риме именовали кельтов). Но очень дружило с германцами. Осело в Гельвеции — на территории современного бернского кантона в Швейцарии. Вошло в коалицию с тевтонами, кимврами, тигуринами, тугенами, гельветами. Тевтоны и кимвры были германскими племенами, тигурины, тугены и гельветы — кельтскими.

Северяне или нет?

Галлами называют амбронов многие французские исследователи. Они находят общий корень «амб» в названиях амбронов и кельтских племён амбьенов и амбарров. «Амб» в этом случае означает дословно «по обе стороны» (реки или границы).
Однако Плутарх считал, что в Гельвецию амброны пришли с севера — из области, именуемой Зюдерзее, отделённой от побережья Северного моря узкой полосой островов и намывных земель. Морские воды, попавшие в ловушку, образовывали там относительно пресный залив, который римляне называли озером Флево. По берегам залива и жили амброны. Теперь на этой территории расположены Нидерланды. Родина амбронов сильно страдала от наводнений, так что, не выдержав борьбы со стихией, они решили переселиться.
Существовали и другие версии, откуда могли прийти амброны. Одна из них предполагала, что на юг они двинулись с датского острова Фемерн, который на протяжении истории сменил целый ряд названий: Фемера, Фимбрия, Кимбрия, Имбра. Современные исследователи, разделяющие эту точку зрения, вообще считают существование амбронов своего рода мифом. По их мнению, появление этого этнонима связано с проблемами транслитерации римлянами варварских языков. Беглецы с Имбры (или, как произносили римляне, — амбры, умбры) стали называться не имбряне, а амброны. Хотя на самом-то деле это хорошо известное Риму древнегерманское племя кимвров.
Против этой версии выступают итальянские исследователи, которые помещают родину амбронов в Умбрии (Италия). Так амброны становятся умбрами, а то и вовсе одним из лигурийских племён. Относящие амбронов к лигурийцам ссылаются опять-таки на показания Плутарха. Древнегреческий писатель сообщал, что во время битвы лигурийцы выкрикивали клич «Амброн!», а собственно амброны дружным хором им отвечали, как будто были сородичами. Большинство учёных этой итальянской версии не разделяют и склоняются всё же к северным корням. Тем более что кроме Имбры в том же Северном море, в нижней Фрисландии, имеется также островок Амрум, или, в другой транскрипции, Амбрум. А древние англы и саксы называли ребёнка словом «умброр».
К сожалению, сами амброны не оставили ни единой зацепки, чтобы решить вопрос об их этническом происхождении раз и навсегда. Римляне уничтожили это племя подчистую. И осталось от амбронов только имя да латинское прозвище распутника и негодяя — «амбро». Однако были в истории этого сгинувшего народца славные битвы. И внушали амброны Риму вполне понятный страх.

Свирепая орда

Римляне рассказывали, что в бою эти дикари орали во всю мощь лёгких: «Амброн! Амброн!». У них был обычай рубить головы своим врагам и превращать их в языческие реликвии. С битвы всадники возвращались с головами, висящими на шеях коней. Часто их прибивали над входом в жилище, чтобы они отгоняли злых духов и приносили хозяину удачу. Также археологи нередко находят языческие храмы со специальными нишами для вражеских голов.
Для превращения свеже-отрезанной головы врага в реликвию её бросали в бочку с кедровым маслом и хорошенько там выдерживали.
Потом вынимали и просушивали. Пропитанная маслом, реликвия приобретала благородный запах и цвет. Она становилась тверда как камень и могла храниться веками. Гниение и плесень её не, брали. Реликвии, разумеется, посвящались богу войны и должны были приносить удачу в бою. А воевали амброны много и часто.
Битва при Норее (или при Норике), произошедшая примерно в 113 году до нашей эры, связана с переселением древних германцев из Ютландии. Возглавил этот поход на юг вождь кимвров Бойориг, к которому по пути присоединились тевтоны и амброны. Когда объединённое германское войско подошло к Альпам, оно захватило дружественный Риму город таврисков Норею (Норик).
В Риме срочно собрали войско, которое возглавил Гней Папирий Карбон. Узнав о приближении римлян, германцы поспешили отступить. Но римский консул решил преследовать варваров. На дороге, по которой отходили германцы, он устроил ловушку. И, как только арьергард войска в неё угодил, приказал перебить всех. Это кимвров, тевтонцев и амбронов возмутило. Они в свою очередь заманили римлян в леса, где легионы не могли как следует развернуться и встать в боевой порядок. Так что варвары их практически всех перебили.
От полного поражения римлян спасла неожиданная гроза с сильным ливнем. Впрочем, спастись удалось немногим. Карбона, вернувшегося в Рим с поражением, ждала ссылка с конфискацией имущества. Не выдержав позора, он предпочёл покончить с собой. А варвары прокатились сметающей всё на своём пути ордой по всей Северной Галлии. Сначала шло войско в 300 тысяч человек. За войском на телегах ехали семьи (старики, женщины, дети). Эта орущая и голодная масса людей разрушала жилища, выволакивала из домов одежду, продукты и уводила скот. А если не хватало еды и скота, то не брезговала ловлей и разделкой врагов на человечину. Но в тот раз до Рима варвары не дошли.

Последняя битва

Следующее столкновение римлян с германцами произошло б октября 105 года до нашей эры и вошло в историю как битва при Араузионе — галльском городке на берегу Роны. Против империи выступили уже известные нам кимвры, тевтоны и амброны, к которым присоединились племена гельветов, тигурнов, маркоманов, херусков.
Римляне отправили на защиту империи две армии. Одной командовал проконсул Квинт Сервилий Цепион, другой — консул Гней Маллий Максим. Военачальники друг друга ненавидели, так что ни о каком согласии и речи не шло. Армии даже встали на разных берегах Роны. Этим воспользовались германцы, напав на один из отрядов. Командира захватили в плен и сожгли живьём. Однако даже это не заставило Максима и Цепиона объединить силы.
Следующим был разгромлен Цепион, который вдруг решил атаковать Бойорига во время переговоров, которые уже вёл с вождём варваров Максим. От римских армий не осталось и следа. По одним сведениям, там погибло 70, по другим — 80 тысяч человек. А Валерий Анциат говорит о 120 тысячах!
С захваченной добычей северяне поступили поистине по-варварски. Одежду они жгли или рвали на части, доспехи крушили и рубили, коней топили и убивали, а людей вешали. Самому источнику несчастья — Цепиону — в этой мясорубке удалось выжить. Он уплыл от врагов на лодке и вернулся в Рим. В отличие от Карбона, он не наложил на себя руки, а продолжил жить в далёкой Смирне — лишённый имущества, семьи и римского гражданства.
Последняя битва, в которой участвовали амброны, произошла в 102 году до нашей эры у галльского городка Аквы Секстиевы, ныне известного как Экс-ан-Прованс. За варварами к тому времени закрепилась слава непобедимых. Римляне очень боялись, что в этот раз они вторгнутся уже не в Галлию или Испанию, а на Апеннины.
Римской армией командовал знаменитый полководец Гай Марий, который только что одержал ряд побед в Африке. Зная повадки врага, он приказал максимально укрепить римский лагерь. Вождю варваров Тевтободу взять его приступом не удалось. Так что завоеватели просто двинулись дальше, на юг. Марий повёл свою армию по следам противника. Так они дошли до Акв Секстиевых, городка с геотермальными источниками, вблизи нынешнего Марселя. Там римляне встали лагерем на холме. За три дня произошло несколько стычек, но варвары не смогли взять римских укреплений. Они потеряли убитыми 150 тысяч человек. 90 тысяч, включая тевтонского вождя, были взяты в плен. Наибольшие потери при этом понесли как раз амброны. Вскоре они и вовсе пропали со страниц истории…