Багира

Среда, 07 26th

Последнее обновлениеВт, 25 Июль 2017 9pm

«Джеронимо!!!» — начиная со времён Второй мировой войны, именно с этим криком американские десантники выпрыгивают из самолёта, чтобы по приземлении устремиться в бой на противника. Исторический парадокс заключается в том, что они призывают вовсе не святого Иеронима (в лат. транскрипции — Джеронимо), а, вероятно, самого упорного и свирепого из врагов, с которыми сталкивалась американская армия…

«Джеронимо!!!» — имя битвы

Журнал: Загадки истории №13, 2012 год
Рубрика: Легенды минувших лет
Автор: Дмитрий Митюрин

Американский десант идёт в бои с именем врага на устах!

Фото: индеец ДжеронимоРечь идёт о вожде апачей-чирикауа, получившем при рождении имя Гуяхле, в переводе означающее «Тот, кто зевает». Возможно, появившийся на свет в 1829 году мальчик действительно выделялся повышенной сонливостью, но его последующая наполненная событиями жизнь это опровергает.

Бесстрашные апачи

Чирикауа были одной из родовых групп не слишком многочисленного племени апачей. Их численность в 1850-х гг. едва ли превышала 8 тысяч человек. Проживали они на территориях Нью-Мексико и Аризоны по обе стороны американо-мексиканской границы.
К 22 годам Гуяхле обзавёлся женой и тремя детьми и был, в общем-то, ничем не выделяющимся воином.
5 марта 1851 года Гуяхле и другие воины отправились в Ханое, а по возвращении нашли своё селение разорённым, всех женщин и детей — убитыми. Эта карательная акция была совершена отрядом из 400 человек под командованием полковника Карраско.
Оплакивая семью, Гуяхле услышал голос, окликнувший его четыре раза, а затем произнесший: «Ни одно ружьё не убьёт тебя. Я отведу пули из ружей мексиканцев, в них останется лишь порох. И я направлю твои стрелы».
На следующий день индейцы атаковали карателей и, несмотря на неравенство сил, одержали победу. Им помогла жажда мести. В какой-то момент по Гуяхле буквально в упор дали залп из ружей, но ни одна пуля не причинила ему видимого вреда. «Джеронимо!!!» — возопили мексиканцы, взывая к святому, праздник которого отмечался в день этой битвы. Апачам имя запомнилось, и с тех пор оно закрепилось за их предводителем.

Первый среди равных

Впрочем, называть Джеронимо предводителем или вождём в привычном для западного человека смысле этого слова можно лишь с большой натяжкой. Он руководил воинами в бою, его слово было решающим во время похода, но в остальное время его голос значил не больше, чем голос любого другого апача.
Среди чирикауа гораздо большей известностью пользовался Мангас Колорадас, заключивший союз с другой племенной группой — чоконенами, возглавляемыми Кочисом.
Собрав около 250 воинов, два вождя начали борьбу с американцами, наступавшими на индейские земли с севера. Решающая битва произошла в 1862 году и была апачами проиграна.
Мангас Колорадас попытался начать переговоры, но его предательски схватили и после жестоких пыток обезглавили. Кочис продолжал борьбу до 1872 года, когда признал поражение, согласившись отправиться со своим племенем в резервацию.
Там же оказался и Джеронимо, находившийся долгое время в тени Кочиса. Места, отведённые для чирикауа, были сравнительно неплохими, индейцев снабжали продуктами и не допекали особым контролем. Считалось, что таким образом американское правительство рассчитывается за отобранные у краснокожих земли. Однако затем в Вашингтоне решили, что индейцам живётся слишком вольготно. Чирикауа решили переселить в более суровую резервацию Сан-Карлос, что Джеронимо категорически не понравилось.
Примерно с сотней человек он перешёл на вольное положение, но через несколько месяцев — весной 1877 года — вступил в переговоры с новым комиссаром по делам апачей Уильямом Кламом.
Надежда выторговать для соплеменников более приличные условия быстро рухнула: во время встречи в городке Ойо Калиенте индейцы оказались блокированы отрядом из 80 головорезов. Оказавшись под прицелом дюжины ружей, Джеронимо покорно дал надеть на себя наручники и оказался в Сан-Карлосе. Многие из его спутников, попав в плен, умерли от внезапно разразившейся эпидемии оспы, вполне возможно спровоцированной раздачей заражённых одеял (янки не раз прибегали к подобному трюку). Однако вождь, просидев два месяца в цепях, всё-таки выжил.

Смертельная борьба

В 1881 году Джеронимо с небольшой группой снова бежал из резервации и, обосновавшись в горах Сьерра-Мадре, начал партизанскую войну против американцев и мексиканцев. На апачей отправили целый корпус под командованием генерала Крука, включавший 5 тысяч солдат регулярных войск, несколько сотен апачей-союзников и подразделения мексиканцев.
В результате Крук потерял около тысячи человек (эти жертвы были понесены в результате внезапных нападений индейцев), не нанеся противнику практически никакого урона. И лишь в последний момент судьба ему улыбнулась. Индейцы-союзники обнаружили один из лагерей чирикауа в горах, где убили десяток стариков и женщин и захватили в плен пятерых детей.
Спасая своих людей, Джеронимо опять сдался, чтобы в очередной, третий, но не последний раз отправиться в резервацию.
Со своими людьми он честно пытался приучить соплеменников сеять маис и не ссориться с бледнолицыми. Однако взаимных претензий накопилось немало, и 17 мая 1885 года, после бурного выяснения отношений с очередным комиссаром по делам апачей, Джеронимо в сопровождении 145 мужчин, женщин и детей ушёл в горы…
Этот последний рейд стал легендой. Люди Джеронимо то разделялись на более мелкие группы, то снова объединялись, вдоль и поперёк носясь по просторам Нью-Мексико и Аризоны. Границ для них, естественно, не существовало. Известен эпизод, когда десяток апачей вихрем пронёсся через мексиканский городок. Местные жители легко ранили одного из индейцев, который, упав с коня, спрятался за камнем и вступил в бой с 80 вооружёнными врагами. Удивительно, но бой он выиграл! Убив одиннадцать человек и обратив остальных в бегство, бодрой рысцой индеец догнал своих соплеменников на ближайшем привале.
Если таковы были простые воины, то каков же был их предводитель? Джеронимо умел метко стрелять, ловко скакал на лошади, мог исчезнуть в чистом поле, просто зарывшись в землю, и знал массу других боевых приёмов и хитростей, делавших его неуловимым и неуязвимым. Но самое главное, он обладал молниеносной реакцией, а в бою испытывал чувство остервенения, которое странным образом сочеталось со способностью принимать наиболее оптимальные в данной ситуации решения.
Своими действиями он и его люди, казалось, сжигали за собой все мосты, истребляя не только преследовавших их солдат, но и вырезая под корень семьи мирных фермеров. Газеты пестрели заголовками, сообщавшими о новых жертвах, и хотя многое в этих рассказах было преувеличено, очевидно, что действия отряда индейцев зачастую носили откровенно бандитский характер.
И всё равно — воинское мастерство Джеронимо оказывалось столь впечатляющим, что враги поневоле проникались к нему уважением. Поединок горстки краснокожих против военной машины Соединённых Штатов завораживал, но сам вождь не мог не понимать своей обречённости.
Он встретился с Круком, слову которого, во всяком случае, можно было верить, и попытался доказать, что «никогда не делал ничего дурного беспричинно». Американцы соглашались принять капитуляцию, но без каких-либо условий. Крука сменил генерал Нельсон Майлз, пять месяцев пытавшийся изловить Джеронимо.
В последний, четвёртый раз вождь сдался 4 сентября 1886 года. Индейцев (16 воинов, 12 женщин и 6 детей) посадили в поезд и отправили в военную тюрьму во Флориде, затем в Алабаму. Один из пленных бежал и через всю Америку добрался до Аризоны, где его поймали только несколько лет спустя. Джеронимо с остальными своими спутниками, в конце концов, были поселены в окрестностях форта Силл в Оклахоме, где и сегодня живут их потомки.
Неукротимый вождь стал чем-то вроде живого трофея и частенько участвовал в официальных мероприятиях в качестве наглядного свидетельства того, что даже самые неукротимые из «дикарей», в конце концов, принимают американские ценности.
Скончался Джеронимо в 1909 году от пневмонии, но его легенда, как и положено, продолжала жить своей жизнью. Её распространению способствовали вестерны, во многих из которых он появлялся в качестве злодея, но злодея харизматичного.
В 1940 году после просмотра одной из таких лент солдаты 501-го воздушно-десантного полка как раз и стали использовать имя Джеронимо в качестве боевого клича.